Аким Титов
Книжник

— Миша!

— Да чего!? Ну чего? Бегу я! Бегу! Что случилось!?

— Миша, скорее! Миша!…

Михаил, наконец, выбежал из переплетенного коридорчиками и лестницами маленького замка. Крик слышался снаружи, с заднего двора, где был бассейн. К этому моменту никого не было уже здесь, только вода была встревожена, он подбежал и увидел страшное — они — смысл его жизни, тонут в воде, затянутые тросом.

Недолго думая прыгнул в воду, но сделать ничего не мог, как ни пытался, воздух закончился раз, потом другой, третий; каждое погружение давалось сложнее, но он не мог так просто сдаться, пока не стал захлебываться сам…

… — Книжник! Черт бы тебя…! Тебя с пушки не разбудишь! Просыпайся!

— О-о-о, Фрэнк! Уйди! Нет! Не вздумай лизать мое лицо! Фрэнк!

— Ну, вставай тогда! Я голоден!

— Ох, ну и вредный же ты псина!

— Не забывай, ты меня сам таким выдумал!

— Если бы можно было все изменить…

— Ты что-то сказал? — тон был вызывающим и предельно саркастическим — я могу и вернуться! — пес снова прыгнул на кровать, но хозяина уже там не оказалось. — Все твои шуточки!… — Книжник появился сзади и схватил Фрэнка, стал потрошить его шерсть, тянуть за уши. — Ах! Мерзость! Отпусти, негодяй!

— Ну, все, теперь мы квиты! — Книжник отпустил пса и отправился на кухню. — Ты как, Фрэнки, будешь есть яйца, или всё-таки яиц приготовить?

— Ох, ну как смешно!

— Ну почему смешно? Это разные блюда, одни яйца вареные, другие — жареные. Выбирай!

-О! Тогда, пожалуй, хммм…

— Жареные! Ты будешь жареные!

— Но я же не ответил! Нет! Я не хочу… не буду! Давай вареные!

— Поздно, Фрэнки, опоздал — Книжник показал постановочное огорчение, что не может ни чем помочь и приступил к готовке. Завтрак был уже почти готов, как зазвенели в пещере колокольчики, подвешенные повсюду под потолком.

— Черт! Это же только в нашем мире утро, а там ведь самое веселье, но чего же так рано то? Кто сегодня? Дракула? А может дракон какой-нибудь? Или может тролль из Гарри Поттера?

— Хватит бубнить! Там может персонаж погибает, а ты тут монологи ведешь! Лети, давай!

Книжник испарился, будто его и не было вовсе. А оказался теперь в какой-то неизвестной истории, где вокруг росли только лишь грибы высотой, эдак, в десяток-другой раз повыше него.

— Ага, и что это у нас тут? Вот! Деревушка! А это что? Что-то знакомое уже! — писатель быстро спустился с горы, приблизился к поселению и наконец, заметил нарушителя — Горыныч! Ну, снова ты!

— Книжник! Сколько ты еще мешаться будешь? Я голоден и хочу полакомиться жителями этого гномьего городка!

— А куда мы попали?

— Да книга какая-то иностранная, не знаком пока, но на зуб сейчас попробую кого-нибудь! — Змей взмахнул крыльями и взлетел в воздух, набрал высоту, а потом на небольшой высоте пронесся над разноцветной деревушкой, изрыгая из трех пастей огонь. Дома горели как облитые нефтью, жители — маленькие гномы, больше похожие на гоблинов, пытались спастись, кто-то в грибовом лесу, кто-то под мостиками, которыми были усеяны многочисленные канальчики, а кто-то сидел в подвале, ожидая окончательного сгорания своего дома.

— Эгей, Горыныч! Прекращай книгу портить! Лети к Добрыне, чем же он тебе не угодил?

— Да голодный я, Книжник, хочешь, тебя сожру, к чертям!?

— А, попробуй! — после этих слов змей резко сложил крылья, рухнув вниз и раскрыл, когда повернулся вполоборота и стремительно направился на Книжника, стоящего неподвижно, уже оставалось какое-то мгновение, как рука писателя дернулась, и перед ним возник портал, в который влетел обманутый противник.

— Ну, все, справились, теперь завтракать — произнес свои мысли вслух герой и снова испарился…

… — Что сегодня?

— Горыныч из книжки сбежал, хотел иностранцами полакомиться.

— Съел хоть одного?

— Не успел. И сколько иностранного появилось нынче, заметил? Что не вызов, то с иностранцами, но они ведь чаще в нападении, нарушают, наши мирные, или привыкли уже, а эти… Совсем наглые! Да, и читатель нынче другой совсем…