Кирилл Мошков
Летняя практика (Особый специалист. Возраст первый)

...За обедом не разговаривали: Легин — потому, что сосредоточенно ел, Снорк и Комба — потому, что подражали Легину.

Когда пепел и остатки обеда были зарыты и разведчики откинулись на спину, чтобы передохнуть перед продолжением пути, Легин сказал:

— Я кое-что вам должен сказать.

Тон его был необычным: так он говорил, когда уточнял боевую задачу или когда наизусть повторял Элвису Тауку ориентиры в ближнем Лесу. Снорк и Комба приподнялись.

— Вы оба знаете, что я — курсант Первого Училища Космофлота. Училище наше небольшое. Три отделения. Я — на отделении астрогренадерской службы. Каждая группа — а всего на курсе семь групп — имеет особую специализацию. Кто-то специализируется по борьбе с планетарным пиратством, кто-то — по киберпреступности, кто-то — по борьбе с терроризмом. Мою специальность вы знаете?

Снорк и Комба помотали головами.

— Я специализируюсь на борьбе с некробиотикой.

Снорк еле слышно свистнул.

Комба опять помотал головой:

— Я не понимаю. Что значит «некробиотика»?

— Нечисть. Нежить, — объяснил Снорк.

— Какая нечисть? — вытаращил глаза Комба. — Разве она бывает?

Легин улыбнулся.

— Нечисти не бывает. А некробиотика — бывает. У вас, у кры, есть сказки про домовых, про водяных, про демонов?

Комба презрительно фыркнул.

— Это у вас, у людей — про демонов. У нас — про подпольного дедушку, про бегунов Поля и про ночных едоков.

— Так, — кивнул Легин. — Ну, скажем, ночные едоки. Кто они и что делают?

— Ну-у... — неуверенно протянул Комба. — Это ж суеверия все. Ну какие еще ночные едоки, в наше-то время? Ну, вроде как ночью они к дому подходят, свистят неслышным свистом, люди к ним прямо спящие выходят, и едоки их, значит, это... едят. Только ведь бабкины сказки это все.

— Кое-что — сказки, — кивнул Легин. — А кое-что — и нет. У каждого человечества есть свои ночные страхи. Большая часть, конечно, суеверия. Но в основе — всегда опыт столкновения с некробиотикой.

Легин приподнялся и глянул на восток, как будто мог увидеть там, вдали, темную тучу, прильнувшую к земле.

— Вам, новоземельцам, повезло, что вы жили прямо под боком у Хозяина Цитадели. Как воробьи возле орлиного гнезда...

— А какое отношение имел Хозяин к некробиотике? — осторожно спросил Снорк.

Легин помолчал.

— А Фродо тебе ничего не рассказывал про Низвержение Хозяина?

Снорк сердито хмыкнул.

— Расскажет он. Как же. Он говорит: я, мол, про это книгу пишу, вот оттуда все и узнаешь.

Легин кивнул.

— Разумно. Но вы-то должны теперь знать — мы в Лесу можем столкнуться с бывшими слугами Хозяина. В общем... начну так: в мире есть вещи, которые трудно назвать иначе, чем сверхъестественными. Это надо просто принять, как данность. Мой Наставник так говорит: ты можешь верить в небесные силы, можешь не верить, у нас свобода совести. Но ты должен знать, что все некробиотическое зло в мире было едино. Что всей нечистью, будем употреблять это слово, управляла единая воля. И что воля эта сгинула. Была низвергнута.

— Низве-ергнута? — вздрогнул Снорк. — Это когда Рыцари? Когда Фродо..?

— Когда Фродо Таук, Роби Кригер, Майк Джервис, Стивен Сатклифф и другие так называемые Рыцари преследовали Хозяина Цитадели по следам его крупнейшего вторжения в историю галактических человечеств и настигли его... — тихо проговорил Легин слова, знакомые каждому школьнику.

... — И этот последний представитель древней, дочеловеческой расы Галактики, обладавший многими свойствами, превосходящими свойства всех известных видов живых существ, и поставивший свои свойства на службу отчаянной и жестокой борьбе с галактической экспансией человечеств... — так же тихо продолжил Комба.

— ...был низвергнут, несмотря на всю силу олицетворяемого им Зла, — закончил Снорк.

— Он и был той единой волей, что управляла некробиотикой, нечистью, — просто пояснил Легин.

— Как... как Люцифер? — полушепотом спросил Снорк.

— Человеческие представления о могущественном Князе Тьмы на чем-то ведь основывались, — сказал Легин, подтягивая поближе свой рюкзак. — Кое-какие деяния Хозяина — а он имел дело с земным человечеством на протяжении пяти тысяч лет, если не больше — родили и эти представления в том числе. — Он расстегнул один из боковых клапанов и стал что-то перебирать и перекладывать там.

Снорк и Комба переглянулись.

— Да ну, не может быть, — сказал наконец Комба. — Там вам, конечно, виднее... Но чтобы Хозяин? И нечисть? Мы тут тыщу лет живем. Стояла себе Цитадель и стояла.

— А может, и так, — неожиданно легко согласился Легин. — Чего мне вас зря пугать? Я просто вам дал общую идею. Элвис же предупреждал, что в Лесу есть бывшие слуги Хозяина. Может, мы с ними столкнемся. Может — нет. Просто ничему не удивляйтесь, ладно?

— Ла-адно... — озадаченно протянул Снорк и опять переглянулся с Комбой.