Алексей Зубков
Плохая война

Оглушительно громкий залп из всех стволов. Представьте себе участок улицы в виде вытянутого прямоугольника. Пушки стоят в углах короткой стороны, нацелены примерно на середину противоположной короткой стороны. Проведите диагонали, это зона поражения картечью. Одновременно с пушками пальнули аркебузиры на баррикаде, целясь не в передние ряды, которым и так достанется картечи, а дальше, благо стрелять приходится сверху вниз.

Бежавший первым по центру улицы Патер успел миновать точку пересечения диагоналей за мгновение до выстрела.

Огонь! Картечь и пули почти полностью выкосили первые ряды. Те, кому повезло стоять чуть дальше, вдруг оказались в самом авангарде и обнаружили, что улица перед ними на десять шагов вперед завалена убитыми и умирающими, а чуть дальше, посередине улицы, в шести шагах от баррикады, среди трупов, в пороховом дыму стоит Патер, оглушенный, но живой и невредимый. Справа и слева от священника лежали раненые, сразу за его спиной вповалку громоздились покойники, разорванные в клочья перекрестным огнем почти в упор, а на нем ни царапины.

Патер оглянулся. За ним, насколько было видно в дыму, не осталось никого. Под ногами лежал мертвый знаменосец, знамя в луже крови.

- За мной, грешники!!! Первые трое - сразу в рай! - не может же священник обещать идущим на верную смерть прихожанам какие-то жалкие земные блага. Патер схватил знамя и бросил его за вагенбург. Не дожидаясь остальных, в одиночку при помощи крюка на алебарде легко перемахнул через борт повозки.

В пороховом дыму по ту сторону укрепления аркебузир отпрыгнул от бойницы, арбалетчик, перезарядив оружие, взлетел на его место. Вдруг вместо солдата, занявшего место у бойницы справа, откуда-то сверху появилась фигура в черном. Священник!? Откуда!? Подумать, откуда во время боя падают священники, стрелок не успел. В руках у божьего человека оказалась алебарда на коротком древке, острием которой патер ловко ударил арбалетчика в шею. Обратным движением преподобный с воинственным криком ткнул стрелка сзади подтоком в пах и тут же бросил алебарду в артиллеристов, готовивших к выстрелу левую пушку. Двое аркебузиров повернулись от своих бойниц и выстрелили в духовное лицо почти в упор. Но быстро двигающийся тощий силуэт в развевающейся сутане не ахти какая мишень, поэтому одна из пуль, пробив насквозь сутану под рукавом, попала в Маркуса, не дав ему поднести фитиль к запальному отверстию правой пушки, а вторую аркебузу священник успел перехватить за ложе и отвести в сторону.

Через мгновение, замершая было после последнего смертоносного залпа и нереального зрелища живого и невредимого Патера, стоявшего в дыму среди убитых и раненых, волна швейцарцев с диким ревом сорвалась с места. Даже не пытаясь помочь раненым или хотя бы не наступить на них, вопящая орда мгновенно преодолела последние двадцать шагов, захлестнула вагенбург и обрушилась вниз. Стрелки могли бы сделать ещё один залп в упор, если бы свалившийся с неба поп не смешал им карты, помешав выстрелить обоим пушкам и четверым стрелкам. Из-за него никто не только не выстрелил, а даже не помешал швейцарцам перепрыгнуть через борта повозок.

На повозках завязалась рукопашная с предсказуемым исходом - швейцарцев всё-таки было намного больше. Пара десятков нападающих преодолели высокие борта повозок, но несколько сотен человек, атаковавших колонной, не собирались останавливаться и по очереди перелезать через препятствие. Тяжелые боевые возы, на которых стояли пушки и сражались люди в доспехах, быстро раздвинули в стороны, при этом перевернув один из них.

По команде Маркуса, стоявшие за вагенбургом ландскнехты выставили перед собой пики и атаковали, в несколько быстрых шагов преодолев расстояние до врагов. Стена пик - аргумент, которому надо противопоставить или такую же стену, или испанскую тактику . Швейцарцев отбили обратно на повозки и вот-вот вышибли бы обратно, но тут из жестокой плотной рукопашной схватки на правой стороне вагенбурга, где ещё сопротивлялись последние несколько стрелков во главе с раненым Маркусом, вывалился Патер. Божий человек получил прикладом аркебузы по впалому животу и теперь походил скорее на мертвого, нежели на живого.- Патера убили! - заорали сразу несколько глоток.

Безымянный герой четырнадцатого века, позже вошедший в легенды как Винкельрид , мог бы гордиться такими потомками. Весть о смерти Патера придала швейцарцам второе дыхание. Сразу несколько молодых солдат повисли на вражеских пиках, давая возможность остальным атаковать с алебардами. Лишившись основного преимущества, ландскнехты вынуждены были организованно отступить перед значительно превосходящими силами противника.