Ал Коруд
Коммуникатор

Глава первая.

Судьба злодейка, или не совался бы ты, добрый молодец, куда попало

Перекресток

Девятый месяц 26 года Новоземельского летоисчисления. Северная трасса. Семьсот километров к западу от Порто-Франко.

Машину слегка тряхнуло, в этих краях такое дело вполне обыденное явление. Дороги, конечно, уже не просто направления, но грунтовка грунтовкой. Только в более густонаселенной местности появляется некое подобие приличного грейдера. Ну, а сейчас-то я нахожусь на Северной трассе, и до ближайшего крупного города Порто-Франко по ней ехать почти семьсот километров. По местным меркам полтора два пути. Так что пока обойдемся грунтовкой, для нас, русских, это вообще дело привычное. Наоборот, стандартный ровный асфальт на дороге в нашей стране явление необычное, так что и привыкать нефих. Хотя, какая к черту наша страна? Это вообще и планета то не наша, а может, и Галактика. Никто еще здесь, на Новой Земле, точного ответа на этот вопрос так и не дал. Местного ученого люда хватает только на некие глубокомысленные размышления. Да и серьезных ученых тут, в общем-то, кот наплакал, я частенько сам себе кот ученый. Видов десять из местной фауны открыл и даже название дал. Есть о чем подумать и чем гордиться!

Ну, а в дальней дороге думается вообще замечательно, ничто особо от этого полезного действа не отвлекает. Глаза прямиком нацелились на серую от пыли ленточку трассы, слегка примятую колесами тяжелых грузовозов. Руки спокойно себе лежат на баранке автомобиля, правая нога аккуратно давит на педаль газа, ну а тормозить здесь требуется редко. Если только какая большая зверушка вздумает дорожное полотно перебежать.

Северная Трасса на своей восточной половине, после Меридианного хребта проходит, в целом, по пустынной местности, больше напоминающей земные саванны, так что отлично во все стороны просматривается. Скорость не более шестидесяти камэ в час, чтобы не трясло на неровностях, только изредка на спрямленных участках добавляю до восьмидесяти. Хорошо хоть иду сейчас не в караване, вся пыль остается за мной, можно даже окно чуть приоткрыть и наслаждаться ветерком, а то кондер барахлит, салонный фильтр, видать, забился.

А сейчас и по сторонам смотреть особо не на что: конец сухого сезона, вся саванна высохла неимоверно. Растущий островками кустарник давно потерял свои жесткие, прутовидные листья, а местное подобие

саксаула их и вовсе не имеет, колючка и есть колючка. Животина также свалила отсюда, куда подальше. А фауна, надо признаться, на этой планетке будь здоров; всяческих тварей: бегающих, прыгающих и ползущих, одна другой страшней хватает. Этакая смесь Кайнозоя с Мезозоем, местечковая эволюция оказалась весьма горазда выкрутасами. Да и двуногие твари с нехорошими намерениями по пути иногда попадаются. Это вам не тут, говаривал "в точку" один из наших бывших премьеров.

Именно по этой причине справа от меня, на специальной подставке закреплен автомат, прозванный в народе "Ксюхой", сиречь АКСУ, то есть укороченный вариант Калашникова, и к нему сразу пристегнут сдвоенный магазин. На висящей на сиденье облегченной РПСке в подсумках еще четыре полностью набитых магазина, а на бедре, в тактической открытой кобуре скромно пристроен пистолет Walther PP. Хотя против местного зверья эту хлопушку лучше даже и не доставать. Для этого хорошего дела сверху, над дверью, прикреплен серьезный такой дробовичок 12-го калибра "Ремингтон", набитый "специальными патронами". Это, которые на крупных зверюшек, оружие, так сказать, "последнего шанса". Я имел в виду, конечно же, последнего шанса для зверя. Вот только не надо считать меня отъявленным милитаристом, для новоземельских реалий я снаряжен, как истинный денди.

На этой планете каждый член общества отвечает сам за себя и, если хватает сил и совести, то и за соседа. Сопли вытирать никто никому не обязан. Боишься жить вольно - вали в городишко типа Порто-Франко, достаточно спокойную зону, находящуюся под ответственностью Ордена. А вообще народ сюда как раз и валит за жизнью, полной приключений. Прямо Земля Обетованная для всевозможных авантюристов и проходимцев. Отсюда и конфликты между уже сложившимися в группы и общины людьми и безмерно свободолюбивыми личностями. Они, конечно, и на той стороне, "за ленточкой" случаются, но здесь проходят более жестко, и даже можно сказать, кроваво. Как в былинные времена.

Из-за этого и на местных дорогах не всегда бывает безопасно. Но мне сейчас деваться некуда: время рандеву назначено, а подходящей колонны в нужную сторону как-то не попалось. Вот и пришлось с заправочного форта с утра пораньше когти единолично рвать. Ага. Вон, уже виднеется впереди та каменистая гряда, куда я три битых часа упорно спешу. Такая уж у меня работа здесь, на Новой Земле, искать и находить информацию и, соответственно, знающих ее людей. Получается у меня это вроде неплохо, поэтому я и есть Коммуникатор.

Вдалеке, в знойном мареве заурядного для этих краев жаркого дня, смутно угадывались очертания рельефа, а над самой каменистой поверхностью лениво колыхались потоки нагретого воздуха. Временами было даже не очень понятно, видишь ли ты реальное изображение или это просто очередной мираж? Наглазники бинокля совершенно взмокли от пота, и я опустил его на грудь. Саванна, прерия, или как там ее правильно называть на этой Земле, к концу местного девятого месяца совершенно выгорела. Трава превратилась в нечто иссохшее, бумагообразное, под ногами только камень и пыль. Жаркий сезон этого полушария планеты подходил к концу и окружающая меня местность стала безводным, раскаленным пятачком земли, откуда практически исчезла вся жизнь.

Я в очередной раз оглянулся по сторонам - пусто! И зачем этот чертов Маркес выбрал именно такое гиблое местечко для рандеву? Хотя, если взглянуть с другой стороны: моя машина встала как раз на самой вершине невысокой гряды, между ребристых останцев, и достаточно малозаметна, а с этой точки относительно плоская степь отлично просматривается во все стороны. Всяческие горы и плоскогорья расположены намного западнее по Северной трассе, у Меридианного хребта. Черт, до чего же все латиносы не отличаются пунктуальностью! И в том, да и в этом мире. Люди они, конечно, веселые, но не самые обязательные.

Палящее немилосердно новоземельское светило повисло на самом верху и, если бы не широкополая панама и солнцезащитные очки, то я бы наверняка спекся и ослеп. Глянул на часы - скоро полдень, а он здесь в пятнадцать часов, все вокруг дальше еще больше раскаляется. Чертова жара! За эти почти два года, проведенные на Новой Земле, я так к ней и не привык, впрочем, как и большинство местных русских. Хотя какие к лешему два года? По местным меркам это же меньше полутора. Здесь вообще все не как у людей: число дней в месяце, количество часов в сутках. Вот уже и сам путаюсь, эта жара на мозги действует.

Губы совершенно спеклись, в горле как будто песком надраили, пришлось доставать с пояса флягу с двойной стенкой и приложится к напитку. Тоник с последнего заправочного форта был весьма неплох, на каких-то местных ароматных травках. Но все равно, сейчас бы он сильно уступил настоящему квасу из холодильника! Что ж поделать, иметь сей девайс в машине для меня пока непозволительная роскошь. Так что строго два больших глотка, и фляга отправляется обратно на пояс. На мне сейчас поверх армированной рубашки висела облегченная РПСка, так сказать, "на выход": пояс, пара ремней и несколько подсумков. Более продвинутая "патрульная" лежит в машине рядом с ручником. Ходить в полной сбруе по жаре - та еще морока.

Я еще раз обозрел окрестности в побитый временем, но все такой же зоркий цейсовский бинокль. Пусто! Даже местное зверье свалило поближе к местному Рейну, который течет севернее этой трассы, где-то в двухстах километрах отсюда. Кстати, чуть дальше по дороге в ту сторону как раз имеется отворотка. Мдя, что-то торчать на этом каменистом гребне становится не очень уютно. Не Рио-де-Жанейро ни разу. Но что поделать, моя работа не предусматривает уютного офиса, бывали места и намного хуже. Например, бандитский притон в Нью-Рино, ни одну из рож его завсегдатаев не взялся бы снимать даже такой любитель трешака, как Квентин Тарантино.

Утренний кофе начал противно давить на мочевой пузырь, и я отошел за огромный зализанный ветром камень, невесть как попавший на вершину гребня. Вот ведь б...ть! Тело на странное цыканье среагировало быстрее сознания. И пока прыгнувшая на меня с камня ящерица летела ко мне, в руке острой молнией сверкнул длинный нож, больше напоминающий мачете. Желтоватое порождение местной эволюции в полметра длиной, с зеленым перепончатым гребнем по всему телу, и вдобавок обладающее чрезвычайно зубастой пастью, на землю падало уже в виде двух расчлененных частей. Вот ведь тварь! Видимо, я неосторожно запилил на ее территорию. Две желто-зеленые половинки еще дергались в пыли, а я уже вытирал пот со лба.

Фу, свезло! Никогда по прошлой жизни не замечал за собой такой реакции, но здесь она мне не раз жизнь спасла. Может, это какие внутренние механизмы в организме с места сдвинулись? Или вспомнились два года из отрочества, проведенные в секции фехтования? Да молодеческие забавы с реконструкторами? Не знаю, каким образом все вместе уж сложилось, но на Новой Земле умение моментально выхватывать нож и рубить прямо на лету мне не раз пригодилось.

Я, к стыду своему, мастерством стрельбы особо не отличаюсь, хоть честно отслужил полтора года в Со ... тьфу, уже в российской армии. По этой же причине и выбор именно русского оружия был предопределен заранее. Я ж Калаш с закрытыми глазами разберу и соберу, как любой бывший советский школьник! Ну, а сама "Ксюха" досталась мне в виде трофея, было как-то дело в местной Италии. На ней уже стояла передняя рукоятка и коллиматор, преобразуя обычную ментовскую пукалку в нечто весьма милитаристски продвинутое.

Оружие, кстати, вполне себе приемистое, годится для всякого случая, висит сейчас себе на правом боку, не мешает, захотел - развернул приклад или так, "от бедра", короткими очередями, от длинных этот недоавтомат попросту задирает, и палишь тогда в небо. И вот, как ни странно, но именно в таком положении от бедра я на небольшой дистанции и попадаю точно в цель. Может оттого, что давно занимаюсь фоторепортажем и точно угадываю "кадр" для стрельбы? Фотосъемка серией спортивных событий чем-то схожа со стрельбой из огнестрела. А вот с нормальным оружием типа Калашей сотой серии через обычный прицел мой предел попаданий - метров пятьдесят, на сотку уже мажу. Ну не снайпер я ни разу!

Ну что, где же ты, мой ненаглядный Маркес? Я еще раз со всем вниманием обозрел саванные просторы в бинокль и ушел к машине. Нет ничего хуже, чем ждать да догонять, поэтому займусь-ка я лучше самым полезным для нервов занятием: переснаряжу магазины для РПК. Эти-то давно забиты, пусть пружина передохнет. Я еще раз глотнул тоника и подошел к двери автомобиля. Задние сиденья на моем "Патруле" были убраны уже по эту сторону Ворот. И правого бока получившегося весьма объемным багажника установлен дополнительный бак для соляры, а с другой - для технической воды. Вот и сейчас я приоткрыл его кран и слегка намочил бандану, обтерев сначала шею и лицо, а затем ее саму повязав под панаму. Немножко охолонусь, пока руки работают. Мысли сами собой побежали, как говорится, взад, нахлынули воспоминания.

Сюда, в этот странный для землян новый мир, который даже находится непонятно где, вообще-то народ по разным причинам бежит. Кому-то жизнь уже не мила, кто-то по привычке ищет на свою тощую задницу всяческих затейливых приключений, а кто-то просто авантюрист-прожигатель жизни. И заметил я вот такую странность, что большую часть пришлого люда с той Земли как будто выпирает. Есть такой процент людей в любом обществе, вот не в ладах они с этим самым обществом. То ли многого от жизни хотят, то ли заложено в них лишнее. Как там у Достоевского: - "Широк человек, надо бы его сузить".

Вот и торкает одних наших сограждан на весьма травматичный, насыщенный до предела адреналином спорт, а других на пойло зеленое или порошок белый. Из самых обезбашенных отщепенцев частенько получаются натуральные гении, из кривокосослепленных - маньяки или великие злодеи. А что делать нам, тем, кому жизнь в "новой Эрефии" или "демократической Европе" обрыдла до крайней невозможности? Вот и кочуют по городам и весям вербовщики Ордена, конторы, которая народ сюда перемещает, заодно выметая чуждый старому миру люд. Два убитых жирных зайца сразу: стравливает там лишний пар и заселяет человеками необъятные просторы новой родины.

Если честно, я поверил в возможность существования Ворот сразу. Проверил, конечно, по своим каналам, попросил подтверждение их заявы от человека, который уже переместился сюда раньше. Все сходилось, как дважды два четыре! Поэтому, когда "вызов" от вербовщиков пришел, я начал спешно собираться. Закончил, наконец, бесконечную волокиту с продажей родительской дачи, занялся покупкой необходимого снаряжения, избавился от излишков фототехники и прочего оборудования.

И самое главное: на удаленных серверах мировой сети уютно разместились весьма интересные для некоторых товарищей файлы. Подкатив к ангару с Московскими Воротами и уже мысленно попрощавшись с Землей, я кинул надежным людям СМСкой пароли от закрытых папок. Ой, что потом там, наверное, началось! Как представлю, так сразу настроение улучшается. Ну, дык, не воруй, не делай людям зла, и не посадят!

Ловлю себя на шальной мысли: а ведь по ту сторону Ворот не одна сыскная контора копытом бьет и меня усиленно ищет. Ох, сколько ботинок стопталось, наверное, у ментовских сыскарей, конторских важняков и удалых ребят в кожаных куртках! Сие обстоятельство мне улыбок дополнительно прибавляет. Так, улыбаясь, я еще раз тщательно просканировал горизонт. В этом мире как-то быстро привыкаешь контролировать вокруг себя все. Иначе ... иначе будут проблемы.

И, похоже, они таки у меня появились. Прошляпил, салага! С западной стороны трассы, на самой границе видимости, показалось легкое пылевое облачко. Странно, на ближайшем форте в мою сторону конвоев не было, а другие в это время дня уже не успевают дойти до Порто-Франко, городка, где я поначалу осел после Ворот. Тот еще клоповник из всевозможного земного сброда, зато там все можно найти и достаточно по местным меркам комфортно.

Так, кто же это может ехать? Местные из Евросоюза не любят ночевать в заправочных фортах, а до ближайшего крупного населенного пункта далековато. Неужели лихие люди? Я сдвинулся к задней дверце и приоткрыл установленный за сиденьями специальный оружейный ящик. Там у меня находится оружие посерьезнее - РПК, это который еще на 7.62, хорошо знакомая по армии штуковина. Пусть его некоторые ругают, но по мне ... не ПК же мне с собой таскать?

Заряжен он, конечно же, баночкой на 75, на планки поставлена оптика ПСО, чтобы встретить, значит, супостата на расстоянии, и патронов при этом не жалеть. На Новой Земле вообще можно купить что угодно из оружия, только экю подавай. Это такая местная валюта с совершенно дурацким средневековым прозвищем. Рядом с пулеметом аккуратно сложена "взрослая" РПСка с двумя запасными банками и пулеметными рожками. Даже не знаю вот, выдержит ли ствол РПК отстрела всех этих патронов сразу? В этом же оружейном ящике, к его боковине, прикреплен очень необычный девайс - гранатомет ГМ-94, вещь не очень законная в некоторых местах даже этого мира. Присмотрел у ребят из ОМОНа местной Москвы. А как уж с ними сторговался, знают о том немногие.

Да, ежмин еть, и здесь есть Москва! И в ней тусит такое же невероятное количество всевозможных уродов! Слово что ли такое знаковое? "Москва!" А ГМ-ка мне понравилась сразу, как увидел ее на полигоне. Попросил у парней пару раз стрельнуть и расстрелял в итоге весь магазин, положив половину гранат прямо в цель. Вот снайпер из меня никакой, а тут прям мастер! Пару раз этот гранатомет мне и моим попутчикам жизнь спас. Не зря я за него туеву хучу денег отдал!

В бинокль уже достаточно отчетливо было видно, что это идет все-таки конвой. Он двигался обычным ходом, здесь больше шестидесяти так и так и не выдашь. Сквозь клубящуюся пыль виднелись грузовые автомобили и машины сопровождения. Вскоре у меня в "Ниссане" зашипела вызовом рация, она была настроена на общепринятую "дорожную" волну. Заметили таки! Голос был с характерным, лязгающим акцентом, и я сразу перешел на немецкий язык, гораздо лучше на нем разговариваю, чем на аглицком Я ведь из тех советских детей, кому не повезло - почему-то в те времена в школах массово заставляли учить немецкий язык. Хорошо, хоть здесь пригодился, активное общение заставило мозги быстро восстановить напрочь забытые школьные навыки.

- Стоящий на гребне автомобиль, назовитесь! Это торговый конвой "Брандербург Ахт". Прием, - залаяла запросом рация.

- Конвой "Брандербург Ахт", это стоящий наверху автомобиль. Вижу вас. Прием.

- Ваш статус? Прием.

- Я резидент Порто-Франко. Прием.

- У вас проблемы? Прием.

- Нет проблем, - я внутренне усмехнулся, - Ожидаю отставшего попутчика. Прием.

Рация замолчала, видимо, конвойщики приняли мою информацию к сведению. В этом мире даже в относительно спокойных областях на трассах существуют многочисленные караваны, идущие под охраной. А уж в неспокойных без усиленной и опытной стражи делать вообще нечего. Такой вот он "свободный мир". Без обязательств, толерантности и гуманизма. Хочешь - ешь, хочешь - пей.

Уже через пятнадцать минут я разглядывал пылящую впереди колонны бронемашину, как будто вынырнувшую сюда из пятидесятых годов, такие здесь в ходу, пусть и устаревшие, но не воевать же им в этой саванне. А вот разбойников гонять самое то! За ней следом шла пара запыленных донельзя пикапов и с десяток тяжелогруженых грузовиков Unimog. Немецкие вездеходы, пользующиеся на Новой Земле огромной популярностью. Замыкал конвой джип с тяжелым пулеметом. Охрана серьезная, а в этих местах вроде как давно спокойно, значит, эти идут издалека. Джип обогнал колонну, вырвался вперед и резво попылил ко мне. Понятно, не очень то они доверяют одинокому путнику, маячащему на самой высокой точке в округе.

Я стоял спокойно, руки на виду, а то мало ли что, народ тут нервный. Кубического вида "Сервал", военная версия знаменитых «Гелендвагенов», остановился в двадцати метрах перед подъемом на гребень, и с нее тут же соскочил худощавый охранник в мешковатом камуфляже растительной раскраски. Такой здесь использует местный Ландвер. Лицо под шлемом типично тевтонское, резаное грубо, белесые брови резко выделяются на фоне загорелой кожи. Пулеметчик же в машине своего места не покинул и внимательно за мной наблюдал, с другой стороны джипа вышел боец с винтовкой G36 и отошел в сторону, не теряя меня из вида. Пацаны, по ходу дела, опытные, на мякине не проведешь. Я состроил самую милую физиономию, на какую был способен, и сразу перешел на немецкий.

- Халло, откуда катим, парни?

- От Конфедератов. Я Тим Болль, веду этот конвой. У вас проблемы, сэр?

Вот ведь прилипчивые англицизмы, попали во все местные языки от американцев. Но теперь хоть понятно появление каравана. Они, скорей всего, стартовали затемно с соседнего заправочного форта, и будут на Рейне как раз к ужину.

- Да нет, просто ожидаю отставшего приятеля.

Худощавый обернулся, озираясь:

- Странное у вас место для встречи.

Недоверчивый черт! Хотя с другой стороны это его работа: никому не верить и не доверять, за это ему и деньги платят.

- Чего тут странного? С этого гребня далеко все просматривается. Мало ли что?

Конвойщик задумчиво кивнул головой и потянулся к рации. Судя по всему, мое объяснение его не очень-то устроило.

- Мартин! Какими судьбами?

От подкатившего к нам пикапа отделилась женская фигура, одетая в обычное для этих мест походное милитари: кепи, тактические штаны и футболка оливкового цвета, на поясе бьется в кобуре слишком тяжелый для женщины пистолет. Светлые глаза на запылившемся лице с любопытством и недоверием уставились прямо на меня.

- Кристина? - вот уж кого я не ожидал встретить на Северной трассе, так это именно эту женщину - А ты-то, что здесь делаешь?

- Возвращаюсь домой. Парни, - она обратилась к конвойщикам, - я его знаю, он Коммуникатор.

- Тогда понятно, - худощавый уже по-дружески протянул мне руку, - То-то я думаю, лицо знакомое! Это ведь ты делал передачу с Клифом Ричардсом?

- Было дело, - улыбнулся я облегченно, а затем задумчиво осмотрелся. Похоже, что Маркеса я сегодня не увижу, - Вы дальше куда?

- Конвой идет до Дюссельдорфа, можешь присоединиться к нам, отворотка уже совсем рядом, хотим добраться домой до темноты.

"Значит, судьба", - облегченно вздохнул я и согласился. Глаза молча стоявшей напротив Кристины неожиданно потеплели, а узкие губы даже собрались в улыбку.

- Вставайте сразу за пикапом фрау Вебер, связь на втором канале, - тут же профессионально отработал Болль и двинулся к "Сервалу".

Цоссен

Девятый месяц 26 года Новоземельского летоисчисления. Территория Евросоюза, Земля Бранденбург, город Цоссен.

- Кофе?

- Не откажусь.

Я привольно разлегся на широкой хозяйской кровати и с удовольствием наблюдал, как Кристина, вставая, накидывала на себя легкий халатик. И я во всех подробностях успеваю рассмотреть ее крепкую, мускулистую задницу, как и вполне стройные, литые ножки. Мне в жизни ни разу еще не попадались по-настоящему красивые немки. Наверное, такие остались только на плакатах времен Третьего Рейха или ушли сниматься в немецкое порно. Хорошо, если тебе попадется хотя бы не крокодил. Кристина Вебер приятно отличалась от общепринятого немецкого канона. Несколько грубоватое, такое типично немецкое личико, смягчалось маленьким, нежным подбородком и красивой формы носом; блондинистые, чуть вьющиеся волосы, голубые, прозрачные до небесной светлоты глаза. У нас, в России на такую даже не всегда оглянешься. Избалованы мы, русские мужики, нашими лучшими в мире женщинами. Ох, как избалованы!

Но вот что не отнимешь - фигура у нее великолепнейшая, спортивная и подтянутая. Ее даже не портили относительно маленькие, как у девочек, груди. Да и я считаю, что стройным девушкам совершенно не нужен третий размер бюста, с возрастом он станет только помехой, особенно после двух - трех родов. Если посмотреть на старые, годов тридцатых, фотографии физкультурниц, то на снимках мы увидим крепкие задницы, литые ноги и вполне нормального размеры груди. Нынешние "модные" размеры, как мне популярно объяснил один врач, появились после того, как мамы этих девочек стали массово использовать гормональные препараты. А сейчас вообще - гламурные дурочки попросту засовывают себе внутрь силикон, рискуя понапрасну своим здоровьем и даже жизнью.

Но подобные извращения, надо признаться, не в наше время и начались. Еще во времена падения Республики в Риме патрицианки, чтобы сохранить красивую форму груди, начали массово отказываться от родов. Ну, а мужики занялись эпиляцией волос на теле. В итоге всего через полтора века в императоры пошли не патриции древних родов, а бородатые варвары с окраин, и надо признаться, у них править получалось вполне успешно. Один Диоклетиан чего стоит! Или великий Траян. Наш "Третий Рим" в начале третьего тысячелетия также горазд на извращенцев и пи...расов. Последних - во всех отношениях!

А вот лично по мне в женском теле гораздо важнее задница, особенно во время секса во всем известной позиции. Когда она упруго отталкивает тебя назад ... Блин, мысли у меня что-то не в ту сторону потекли. Кристина поставила две чашки кофе на поднос и подозрительно скосила глаза на оттопыренную в низу моего живота простыню. Пришлось вскочить с постели и сделать вид, что мне надо срочно отлить. Вот ведь едрен корень! Многие мужики, попавшие сюда, рассказывали, что то ли от местной природы или еды, то ли от перехода через Ворота, перетряхнувшие полностью наши организмы, но признаки восстановления юношеской потенции наблюдали почти все. И я бы не сказал, что это был какой-то плохой признак. Я очень даже за этот самый признак. Ой!

- Твой кофе, - в прозрачных глазах Вебер плескались смешинки.

- Ты помнишь, какой именно я люблю? - самая милая из моих улыбок так и застыла на лице.

- Конечно же: кофе с маленькой порцией сливок, без сахара.

Хоть и принято, что кофий в постель обычно тащит мужчина, но у моей хозяйки все было наоборот. Глотнув горячий напиток, я потянулся к подносу за печеньем, будто бы ненароком засунув ей под халат руку. Ладонь привычно ощутила гладкую поверхность женского бедра, но Кристина тут же отстранилась.

- Не сейчас. Может, вечером, если ... ты еще будешь здесь.

Я задумался, хотя в данный момент напрягать мозги мне очень не хотелось, и в свою очередь спросил:

- А где здесь почта?

- Через два квартала, сразу после аптеки. Это то заведение ты, надеюсь, еще помнишь?

Еще бы не помнить! В прошлый то раз я попал в этот дом без приглашения. Меня попросту втащили с улицы мокрого как цуцик, оставляющего за собой кровавые следы, и уже начавшего прощаться с жизнью. Нельзя в этом мире нарушать правила безопасности, обычный пистолет оказался совершенно бесполезен против рейнской выдры, больше напоминавшей здоровую, зубастую росомаху. Я еще тогда был новичком в этом мире и по глупости попал под начало "мокрого" сезона прямо в дороге, возвращаясь в Порто-Франко по Северной трассе.

Тогда мне пришлось застрять в милом городке Цоссен на целых две недели. Хорошо хоть я тогда успел на последний катер, идущий по Рейну до Нойехафена, а оттуда уже железкой добрался до Порто-Франко. Иначе застрял бы здесь на все три месяца проклятого дождливого периода. И что бы я тут делал, когда все вещи и работа остались в другом городе?

Поэтому я так и тороплю сейчас события, стремясь успеть как можно больше, ведь через месяц небеса планеты разверзнутся, и начнется вселенский потоп со всеми вытекающими. То есть бездорожьем и полным отсутствием внешних контактов. В небольших городках типа этого даже выход на улицу станет смертельно опасным действием. На них в поисках добычи выходят различные животные, в это время года многие из них и потомства зачинают.

Мои размышления прервала Кристина. Она одним легким движением скинула с себя халат и прошагала в сантехнический угол. Как и у многих здесь, ее квартира была сделана в виде студии. Вебер обернулась, чуть сдвинув левую ногу, выгодно обрисовывая округлое бедро:

- С тебя завтрак, а я в душ.

Вот ведь сука! Вот такая она и есть! Зато с ней намного веселее, чем с обычными бюргершами. Обыватели и на Новой Земле потихоньку захватывают жизненное пространство, делая этот мир как-то скучнее. Но делать нечего! Я напялил короткие шорты, нацепил шлепанцы и двинул в противоположный угол студии, заменявший здесь кухню.

Вебер, как истинная немка, была до предела практична. В ее квартире не было места хламу, мебель и домашняя утварь подбирались тщательно и с толком. Темные стены из искусственно состаренного дерева, похожая же по стилю мебель. Пол и потолок, напротив, были светлого оттенка. Кухонька хоть и казалось маленькой, но зато являлась отлично оборудованной. Все расставлено по своим местам, аккуратно и скрупулезно.

Первым делом я заглянул в двухдверный, основательный холодильник, такой ценой никак не меньше тысячи экю. Но он того стоит, в нем даже имеется отдельный отсек для льда, что для местного климата имеет большое значение. В этом мире вообще холодильник и кондиционер - первостатейная вещь в доме! В нижней камере я заметил стандартный набор продуктов.

Ну что ж, погнали! Берем глубокую сковородку, кидаем в нее кусок сливочного масла, режем тонкими ломтиками чеснок, прожариваем его и выкидываем. Нарезанные соломкой овощи кидаем в уже кипящее масло. Вообще-то при таком способе готовке будет полезен китайский Вок, но пока обойдемся тем, что имеем. Под конец добавляем очищенные от кожуры томаты, убавляем газ. Я обычно овощи вообще не солю, вот и сейчас сыпанем-ка мы лучше измельченного имбиря, чуть красного перчика, и добавим несколько капель соевого соуса.

Только не думайте, что такая истинная во всех отношениях немка, как Вебер держит все это у себя дома. Эти специи я как прикупил еще в прошлом сезоне, так они здесь и лежат на полке. Аккуратно раскладываем готовую еду по тарелочкам и сверху кладем по кусочку местного сыра, напоминающего мягкую брынзу. Вуаля!

- Ты бесподобен! Все просто, но очень вкусно! Не думал пойти в повара? - Кристина с отменным аппетитом "добила" тарелку.

- Пойду, потом, на пенсии.

- Не надоело еще мотаться по чужим подушкам?

Хм, а вот глаза у нее сейчас вполне серьезные. Клинья, что ли, подбивает? Баба она, конечно, самостоятельная, но все равно - баба. Я не очень-то верю во все эти эмансипации.

- Думаешь, я смогу прожить здесь хотя бы год? С моей натурой?

Кристина взяла стакан с соком и согласно кивнула головой:

- Ты - не сможешь.

Ага, а вздох-то здесь зачем? Я уставился ей прямо в глаза и спросил в лоб:

- Девочка моя, ты же неплохо знаешь меня, к чему эти разговоры?

- Правильно, ни к чему.

Опять тихий вздох, и глаза в сторону окна отвернула. Так, пошел-ка я по делам, от греха подальше. Знаю я эти бабские штучки!

До почты я так и не дошел. Проигрывая в голове текст телеграммы, не сразу услышал знакомый хриплый голос:

- Буэнос, амиго!

Твою ж дивизию! Маркес собственной персоной! Его навороченный без всякой меры Чероки остановился в начале небольшой площади, обозначавшей центр этого милого городка. И как ведь, стервец, угадал, где я остановлюсь, или ему уже слил кто-то? Городок то маленький!

- Здарова, братело, - приветствовал я латиноса на русский манер и в не самой мажорной интонации. Улыбка на коричневом лице пуэрториканца как-то сразу поблекла, - И где ты, скажи на милость, вчера прошмандылял?

По мелькнувшему в глазах недоумению я понял, что это словечко Маркес как-то резко недопонял и поэтому сразу перевел его на испанский. Так уж получилось, что второй язык, который я в жизни выучил, был именно он. В нашу университетскую общагу на втором курсе подселили несколько самых настоящих кубинцев. Они каким-то макаром на излете советской власти умудрились попасть на учебу в Яруниверситет.

Ребята на поверку оказались боевыми и не очень простыми. После нескольких стычек с местными бакланами, а также общежитских попоек, амигос достаточно плотно влились в наш дружный коллектив. Испанский дался мне на удивление легко, все-таки живое общение очень важно для обучения. И уже здесь, на Новой Земле я достаточно быстро восстановил свои навыки, удивляя заезжих латиносов чисто кубинскими словечками.

Это, кстати, мне не раз помогало в известном на этой планете городе Нью-Рино, местной обители разврата и мафиозных группировок. Кубинские братки слыли в нем людьми популярными, поэтому к русскому парню, говорящему на испанском да еще с кубинским разливом, местные относились с должным пиететом. Мало ли кого он представляет? Русские на Новой Земле и так были в авторитете, их "чисто конкретно" уважали. Патаму шта пацаны резкие, как понос римского легионера.

В итоге в том же Нью-Рино мне удалось познакомиться со многими очень интересными людьми и даже устроиться на неплохую работу. А уж контактов и всевозможных завязок в этом пробитом городишке оказалось поистине море, как впрочем, и всевозможных засад. Но ничто не совершенно! Там, собственно, и началась моя карьера, именно как Коммуникатора. Вернее сказать, эту профессию я и придумал. Креативщик, короче, хренов! Но пока мне надо разобраться с этим кучерявым парнем.

- Где был то сам?

- Да ..., - дальше Маркес ввернул пару крепких словечек и показал на свой не самый подходящий для этого мира транспорт. Бандиты везде одинаковы - понты дороже денег, - Прикинь, прокололи три колеса сразу, а запаска одна. Хорошо, французы навстречу попались, помогли.

- Вот ты чудила, - перешел опять я на русский, а Маркес сразу попросил перевод и весело заржал.

- Чюдилья! Отлично звучит, надо запомнить. Мартин, а я привез твой заказ.

- Хорошо, амиго, - я оглянулся и заметил в конце площади веранду местной пивнухи. Пиво я не очень люблю, но надо же где-то присесть, - Пойдем, поговорим, а своего чудика оставь пока в машине.

Мой пуэрториканец что-то крикнул мрачному громиле, томящемуся за рулем, и тут же попросил объяснить значение еще одного нового для него слова. Парень он, в общем, был неплохой, просто, как и все латиносы, не очень дисциплинированный. Зато энергии хоть отбавляй, да и сообразительный не в меру. Мы с ним как-то сразу поладили. А личностные отношения в моей профессии - вещь первостатейная!

На открытой веранде пивной было прохладно, гулял легкий ветерок, приятно пахло цветами. Ее противоположная, задняя сторона оказалась сплошь засажена цветущими кустами. Вообще климат Новой Земли благоприятствовал профессии садовника, при должном умении весь сухой сезон какое-либо растение цвело или зацветало. Только подбирай варианты!

К нам неспешно подошла толстая официантка и на немецком, но с каким-то славянским акцентом спросила: - Какое пиво будете пить? - Она бросила неприязненный взгляд на ярко, даже можно сказать вычурно, одетого Маркеса. Типичные для путешественника карго-штаны дополнялись на нем раскрашенной "вырвиглаз" рубашкой навыпуск, шелковым шейным платком и кепи с металлическим козырьком, мода такая новая среди "крутых парней" Латинского Союза. Поэтому я решил взять набор заказа на себя.

- Юнге фрау, моему другу светлого пива, а мне Рейнского, также светлого, и туда льда, битте.

Дама кивнула головой и скрылась за стойкой, а я повернулся к Маркесу. Тот молча достал из внутреннего кармана маленький черный шарик и подтолкнул его мне. Гм, скрытая микросдфлешка? А с виду обычный брелок, безделица.

- Что там?

- То, что заказывал, амиго, в полном объеме.

- Грациес, компаньеро.

Как раз нам принесли заказ, и можно было чуть промокнуть горло. Легкий аперитив приятно взбодрил меня, в этом местном вине ощущались легкие мускатные нотки и некоторая фруктовая свежесть. А ведь неплохой виноград начал расти в этих долинах! На северном берегу залива также его выращивают, но там вина получались слишком терпкие и сухие. Климат все-таки отличается.

По деньгам за сделку мы с Маркесом договорились заранее: я отработаю материал и вышлю ему телеграмму с кодом для отделения банка Содружества, где на предъявителя уже лежала энная сумма в местных тугриках. Информация всегда была хорошим товаром, тем более в этом, еще не совсем зашоренном мире.

- Ты куда сейчас? - Маркес не обращал внимания на косые взгляды входящих в пивнуху бюргеров, видать, привык уже.

- Хочу успеть до дождей смотаться в Шанхай.

- Ого! Что-то новенькое?

- Пока не знаю. Так, почву прозондировать, - уклончиво ответил я, пусть латинский засранец первым выложит карты.

- Китайцы - сложная клиентура, все в себе держат, чужакам не доверяют, - пуэрториканец наклонился через столик ближе, - Говорят, ни одна разведка территорий так и не смогла создать там свою шпионскую сеть.

- Они очень консервативны, - согласно кивнул я, - Да и структура их общества выстроена достаточно жестко. Еще со времен Конфуция.

- Но они же вроде, как и вы, коммунизм строили?

- Ага, - усмехнулся я, - у нас его еще называли муравьиным лжесоциализмом. Просто на наши красные стяги натянули свой ханьский менталитет и порядки. Товарищ Сталин, - Маркес при знакомом имени встрепенулся, почему-то латиносы с пиететом относятся к нашему вождю, - говорил, что "товарищ Мао как редиска - снаружи красный, внутри белый".

Маркес громко засмеялся переводу и даже азартно хлопнул ладонями, вызвав настороженную реакцию сидящих в пивнухе местных. Вот скучный народ немцы, может и практичный, и правильный, но до ужаса скучный.

До почты я все-таки добрался, хотелось связаться с одним человеком из Нойехафена, а на выходе из операционного зала меня встретил крупный, лобастый мужик лет пятидесяти. Был он в форменной рубашке, имел квадратную, бульдожью голову и подошел ко мне первым.

- Герр, - звучало как мягкое "херр", что выдавало в нем Осси, немца с востока Германии, - Нестеров, я полицайпрезидент Цоссена Фредерик Холльштайн. Можно вас на пару слов?

- Конечно же, герр полицайпрезидент.