Виктория Романова
Наказание

Я захлебывалась стонами, переходящими в крики. Срывала горло, визжа как последняя сучка. Два оргазма подряд, и он всё ещё во мне. Загоняет свой член с такой силой, что мои колени скользят по простыне, а по комнате разносятся влажно-звонкие шлепки соприкосновения наших тел. Терпкий запах секса заполнил всю комнату. Иногда ко мне пробиваются нотки его одеколона, и я с жадностью втягиваю возбуждающий аромат. У меня нет рук и ног, я одна большая, пульсирующая от наслаждения, вагина. Он долбит меня так неистово, что не помню, кто я и где. Страсть, похоть и дикое желание секса, накрыли резкой волной. Потерялась связь с пространством и временем.

Да, он поставил меня раком, а я была не против. Дрожала от возбуждения, в животе сладко пульсировало в ожидании его члена. Лепестки раскрылись, налились кровью и жаждали его проникновения. Нежно входил в меня, держась руками за мою упругую от занятий фитнесом попку. Останавливался, наклонялся, жадно лапал грудь, гладил спинку. С каждым движением страсти и напора становилось всё больше. Мои сиськи его больше не интересовали. Сейчас он занят моей горячей, влажной, истекающей соками дырочкой.

Он всаживает резче и грубее, шлёпает по заднице, оставляя на ней как подпись отпечатки своей пятерни. Его член такой большой, что ему пришлось взяться за него рукой ограничивая глубину проникновения, иначе меня бы разорвало на две половинки.

— Да! Да! Еще-е-е-е-е! — слышу свой хриплый голос.

Этот самец, под метр девяносто ростом, наматывает мои волосы на кулак, засовывает пальцы мне в рот, продолжая драть меня как распоследнюю шлюху. Пальцы разрывают рот, но боль только сильнее дразнит меня. Мой язык облизывает их с таким же наслаждением, как эскимо знойным летом.

Накатывает очередной оргазм, он уже не такой взрывной как два первых, но всё равно яркий и затяжной. Живот пульсирует, стенки влагалища сокращаются и дрожат. На секунду теряю сознание.

Его движения становятся очень быстрыми, он близок к финалу.