Виктория Романова
Снегурочки тоже хотят любви

Я подняла голову вверх и поймала на язык снежинку.

Может быть, снежинки – это слёзы Снегурочки? О чём же она плачет? О любви, которой никогда не было? О суженом?

Она никогда не знала нежности любимых рук и губ. Не чувствовала дыхание мужчины на своей шее. Никто не говорил ей на ушко милые глупости, от которых кружится голова и еще ярче горят звёзды. Не слушала биение сердца, положив голову на грудь любимого после волшебства близости, такой яркой и одновременно нежной, что звёздам остаётся только завидовать. Не прижималась к родной спине, просыпаясь, и не тонула в волнах счастья от того, что он рядом и любит её. Не будила его поцелуями и ласками.

Она никогда не узнает, что если провести ноготками по его животу, то бабочки запорхают и в ее тоже.

Её губы шептали: "Я люблю тебя!" – только ветру и бездонной черноте неба.

А снег всё шёл и шёл. Слёзы Снегурочки покрывали землю белым одеялом несбывшихся девичьих грёз. Хорошо, что я не Снегурочка.

***

Привет! Меня зовут Оксана, мне 22, и я иду на каток. Сегодня у меня свидание. Две недели назад я познакомилась с Никитой. Ожидала обычных банальностей из кафешек и кино, но он пригласил меня сначала в музей, потом в картинную галерею, а сегодня на каток. Боже, спасибо тебе, что есть такие парни! А ещё он красавчик и к тому же занимается дзюдо. Милый, скромный мальчик с карими глазами.

Сегодня я обязательно его трахну. Приглашу на чашку чая и изнасилую. Хватит ждать, пока он сделает первый шаг! Я так его хочу, что если он заведёт меня в кусты и предложит поработать ротиком, не откажусь.

Представила, как становлюсь перед ним на колени. Глядя в глаза, расстёгиваю ремень брюк. Расстёгиваю невероятно тугую пуговицу. Тяну вниз зиппер молнии. Чувствую, что он практически перестал дышать. Через ткань выпирает член, ещё минуту назад он не был таким большим. Чуть приспускаю джинсы, иначе член не достать. Оттягиваю вниз резинку боксеров и берусь за разгорячённую плоть рукой, вытаскиваю его из трусов. Никита гладит мои волосы. Но я-то знаю, что через пару секунд его терпение лопнет, и он, взяв меня за волосы, надавит головкой на губы и засунет мне его в рот по самое горло.

Ствол под моей рукой во вздувшихся венах, я даже не могу обхватить его полностью. С удовольствием смотрю на этого гиганта. Головка перед моим лицом напряжена так, что может лопнуть. Никита перестаёт дышать. Раскрываю ротик и обхватываю её губами.

Представила его член во рту так реально, что потекли слюни…

Но он не предложит, мой милый стесняшка. Никита, да что же ты со мной ничего не делаешь?!