Аська Добрая
Взрослая сказка. Две стороны. Часть 1

Поудобнее перехватив сковороду руками, а она тяжелая, зараза, я приготовилась, было, её использовать, но тут же выронила с грохотом на пол. Раздался треск ломающейся плитки.

Он обернулся.

- Кусь? – сказал кот, севшим от неожиданности голосом, и попытался укусить мышь, которая старалась залезть на его хвост. – Тьфу ты. Ну и гадость.

- Очуметь. – Только и смогла сказать я, чувствуя, что организм решил устроить перезагрузку.

- Ой-ей-ей! Не падай в обморок! Кто мне лапку освободит? – но сознание уже покинуло меня.

Глава пятая, где всё тайное становится еще таинственнее

Болела голова. Её словно сжали в тисках, попеременно закручивая их и отпуская, растягивая удовольствие от мук жертвы. Я приложила немало усилий, чтобы уговорить себя открыть глаз. За зашторенными окнами садилось солнце, а значит, я пролежала в отключке больше пяти часов.

Тут меня кольнула мысль, что, возможно, сейчас утро, а солнце, наоборот, поднимается. И весь кошмар, что я переживала вновь и вновь, когда была без сознания, мне лишь приснился. Открыв второй глаз, я огляделась. Тот факт, что я лежу в своей кровати приободрил меня. С легкой душой я откинула одеяло, чтобы бежать варить кофе, и замерла – на мне была та же, покрытая пеплом, одежда, в которой грохнулась в обморок.

Свесив ноги с дивана, который и служил мне кроватью, я обхватила голову руками и тихо, но очень сочно выругалась. Что делать дальше мне не представлялось.

Прошло уже минут десять, но мне так и не пришла светлая мысль, которая объясняла бы всё происходящее. А так же то, как из всего этого выбраться. В комнате стемнело, когда от приоткрывающейся двери на меня упала полоска света. В проёме показалась знакомая фигура; приглядевшись, я поняла, что это дядька Витя. Радостно взвизгнув, кинулась к нему и обняла, насколько хватило рук – всё-таки он здоровенный мужик.

- Ой, извините. – Спустя пару мгновений, до меня дошло, что я обнимаюсь, грубо говоря, с совершенно незнакомым мне человеком. Отстранившись от него, я уже было раскрыла рот, чтобы поблагодарить дядьку за то, что он оторвался ради меня от дел, перенес мое тельце в кровать и ждал, пока очнусь. Но…

- Как вы вошли в квартиру? – стараясь не срываться на истеричный крик, спросила я.

Дядька почесал затылок и отвел глаза. Больше он не казался мне добродушным, простым мужиком, хотя и произвел такое впечатление при знакомстве.

Молчание затягивалось. Но вот дядька Витя кашлянул и коротко строго сказал:

- Умойся, сходи. Поужинаем, и за чаем поведаю всё, что знаю. – Несмотря на раздираемые меня сомнения, угрозы от него я не ощущала, поэтому послушно протопала в ванную.

Из отражения на меня смотрело осунувшееся, бледное лицо, даже редкие конопушки казались не рыже-веселыми, а уныло-серыми. Тяжело вздохнув, я взяла расческу и попыталась распутать всклоченные волосы, которые рыжей паклей сбились в районе затылка. Я всегда гордилась своими волосами – длинные, кучерявые (не маленькие противные завитушки, а красивые локоны), насыщенного медно-красного оттенка. Вкупе с зелеными, даже с изумрудными по цвету глазами это выглядело шикарно. Хотя большую часть жизни мне приходилось прятать волосы в кулях или наспех накрученных пучках – в детдоме их могли запросто срезать завидующие девчонки.

Закончив с волосами, я приняла решение смыть с себя весь стресс этого дня. Скинув одежду, забылась от происходящего сумасшествия на целых полчаса.

Контрастный душ отлично снимает напряжение и восстанавливает баланс эмоций. Проверено. Я выскочила из душа другим человеком, и хотя все еще ничего не понимала, уже не боялась – чему быть, того не миновать, как говорится. У меня на все случаи жизни припасена фраза: «Всё, что не делается, делается к лучшему». Надо принимать её за истину, как и всегда.

Обернувшись полотенцем, я прошмыгнула обратно в комнату, чтобы одеться. Открыв шкаф, в большом дверном зеркале я критично осмотрела свою фигуру. На ногах и руках начали проявляться свежие синяки, а по всему телу уродливо бледнеют старые шрамы, из-за которых я зимой и летом ношу одинаково закрытую одежду. Никаких платьев и юбок, маек и футболок. В сильную жару приходится туго, но куда деваться. Лара всё время капает мне на мозги, что с такой фигурой прятать её – грех, что именно поэтому у меня все еще нет любящего человека, но скажи я ей причину выбора такого гардероба, станет еще хуже. Начнутся нескончаемые причитания, вопросы, кудахтанье, перемывание косточек. Из двух зол я выбрала меньшее.

Наскоро одевшись, в упадническом, после моих мыслей, настроении, я зашла на кухню. За небольшим столом сидел дядька Витя, рядом, на стуле, развалился кот с перевязанной левой лапкой; в центре стояла сковородка с жареной картошечкой, а вокруг нее в одноразовых тарелках нарезанные соленые огурчики, сало, хлеб, колбаска, и другие гастрономические изыски.

Молча села на единственный свободный стул, почему-то подумав, что, если бы не говорящий кот, мы запросто могли бы быть обычной семьей. Папа, дочь и домашний любимец. После трудового тяжелого дня дружно ужинаем и делимся впечатлениями о прошедшем дне, смеемся и дурачимся, а после идем смотреть любимую телепрограмму. На ночь папа целовал бы меня в лоб и крепко обнимал, а я говорила, как сильно он мне дорог. Кот засыпал бы у меня в объятиях, и вместо кошмаров ко мне приходили красочные добрые сны.

Только реальность такова, что сижу я, сирота, за одним столом с малознакомым мне гражданином, возможно, недоброжелательным, а рядом лежит говорящий, мать его, кот. С которым я, между прочим, спала в одной постели. Брр, меня передернуло.

- Ася, почему ты не кушаешь? Али не по вкусу тебе эта еда? – с набитым ртом спросил дядька. – И чего ты нос повесила? Случилось чего?

Я скептически приподняла бровь. Сегодня и так много приятного произошло, куда уж еще.

Придвинув мне тарелку с дымящейся картошкой, дядька аппетитно захрустел огурчиком, да так, что и у меня слюнки потекли. Фигня фигней, но обед по расписанию. Надо подкрепиться, я на полный желудок лучше информацию принимаю. Да и добрее становлюсь.

Накидав к основному блюду закусок, мои челюсти заработали в ускоренном темпе. Можно сказать, что я не ела весь день – завтрак остался сиротливо лежать в кустах, а потом не до еды мне как-то было.

Уф, вот это я подкрепилась. Подавив зевоту, я посмотрела на моих соседей по столу. Дядька жевать перестал уже давно, сейчас он разливал по кружкам ароматный чай с бергамотом и лимоном, мой любимый. Всегда пара пачек в запасе лежит. Я обратила внимание, что кружек три, хотя нас всего двое.

- Мы ждем еще кого-то? – кивнув на третью кружку, спросила я.

Непонятливым взглядом дядька уставился на меня, но потом хлопнул по лбу и ответил:

- Так это ж непутевому. – Он кивнул на кота, присел на стул и вытянул ноги. – Ну что, теперь можно и лясы поточить.

Глава шестая, полная немыслимого бреда

Сидеть на кухне было неудобно, поэтому, быстренько убрав постельное бельё с дивана, я предложила разместиться в комнате. Кружки с чаем и огромный пакет разнообразных конфет переместились на небольшой кофейный столик; я плюхнулась на пуфик, стоящий напротив дивана, который занял дядька Витя. Последним прихромал из кухни кот.

- Хоть бы донесли, изверги. – Недовольно пробурчал он, пытаясь запрыгнуть на кровать. Несколько попыток не увенчались успехом, после чего дядька сжалился и поднял кота за шкирку. – Шкурку не повреди, здоровяк!

- Куда уж мне, вона, и так плешивый весь. – Дядька Витя ухмыльнулся и положил усатого на диванную подушку. Потом глянул на меня. – Ася, ты чего бледная такая? Кота боишься? Эка невидаль, кот говорящий!

Я отхлебнула чаю, глубоко вздохнула и открыла шоколадную конфету.

- Не оттягивайте разговор. Рассказывайте, что за чертовщина творится?

Дядька Витя повторил мои действия и начал.

- Мы должны были всё это рассказать тебе намного позже. Подготовить тебя морально, обучить хоть чему-то. Но все испоганили ведьмы из свободного ковена. – Он поднял руку, когда увидел, что я уже открываю рот, чтобы переспросить, правильно ли его поняла. – Ты, девка, не перебивай. Все расскажу, так как времени у нас почти нет уже.

Раз в двести лет рождается на одной из смежных реальностей могучий маг. Будь то ведьма или ведьмак – не имеет значения. Но никак до 21-летия нельзя выявить, кто это конкретно, так как магия у него начинает проявляться только в этом возрасте. Одно известно наверняка: рождён этот человек в ночь с 30 апреля на 1 мая. В Вальпургиеву ночь.

Есть и миссия у мага. После обучения становится он во главе ковена Тринадцати ведьм, самого могущественного клана среди всех существующих. Они следят за поведением остальных ведьм и существ, населяющих смежные миры.

Мой отец, Вилард, является сейчас действующим верховным ведьмаком ковена Тринадцати ведьм. Только сильно стар он, болен и немощен, чтобы в полную силу руководить и поддерживать порядок. Свободные ведьмы много раз пытались захватить власть, чтобы устроить хаос, освободить нечисть из-под контроля, чтобы править обычными людьми. Но каждый раз Вилард останавливал их, забирая часть выпущенной темной магии на себя – это и подкосило его раньше времени. Он умирает, верховного мага нет на замену, в мирах уже начинает твориться беспредел.

Дядька Витя остановился, чтобы сделать глоток чаю. Я, переваривая услышанный бред, мягко говоря, офигевала.

- Дико извиняюсь, но причем тут я? – вырвалось у меня.

До этого лежавший молча и притворяющийся ветошью кот клацнул зубами.

- Пораскинь мозгами, девчуля! Стал бы этот здоровяк распинаться перед тобой просто так? Понятно же, что… - тут кот словил нехилого леща от сидевшего рядом дядьки.

- Пасть бы закрыл свою, убогонький. До тебя очередь не дошла еще, сиди, молчи. – Ласково попросил он помятого кота. – Да, забыл сказать тебе. По документам, если смотреть твою дату рождения, выходит, что ты родилась 29 апреля. Только на самом деле на свет появилась ты ровно в полночь с 30 апреля.

Тут я вообще дар речи потеряла, сидела и, как рыба на суше, открывала и закрывала рот, не в силах вымолвить ни слова.

- Я понимаю твое негодование, и спешу ответить на незаданный вопрос. Только давай расскажу по порядку.

В роду у нас от отца к сыну несколько поколений подряд передавалась сила верховного мага. Но на мне это прекратилось – не обладаю я мощью столь огромной, чтоб удержать власть над чудесным миром. Стал тогда мой отец искать, в ком еще течет такая же магически сильная кровь, чтобы, в случае чего, не оставить нас без присмотра.

Много лет прошло, пока он не наткнулся на твоих родителей. Жили они в лесной глуши, тайком от любопытных глаз – в твоей матери была частица от верховных магов, но совсем слабая. Мы несколько лет поддерживали отношения с ними, прежде чем она сообщила нам, что ждет ребенка. Когда ты родилась, мы с Вилардом забрали тебя, чтобы провести ритуал, освятить в источнике живой воды. Это было тайное место, для обычных магов путь туда был закрыт, поэтому твои родители остались ждать нас дома.

По возвращению, мы обнаружили лишь смерть. Ведьмы из свободных кланов растерзали твою семью, видимо, узнали, что Вилард нашел подходящую кандидатуру на верховное место. На собрании ковена было решено отправить тебя в этот мир, приглядывать за тобой, чтобы не пропустить пробуждение твоих сил. Для твоей безопасности мы…

- Стоп. Стоп. Как звали моих родителей? – я с трудом сдерживала слезы. Этот человек знал моих родителей, видел их, говорил с ними. Десяток эмоций перемешался во мне, словно в миксере.

- Агапея и Севастьян Добролюбы. Твое настоящее имя, данное при рождении – Анисья. Имя Ася дали тебе мы на этой земле, чтобы оградить от порчи. Никому не раскрывай своего настоящего имени.

Дядька рассказывал что-то еще, но я перестала воспринимать его слова. Сердце выпрыгивало у меня из груди от мысли, что родители не отказывались от меня, как вдалбливали мне воспитатели в детском доме. Я погрузилась в бессмысленные мечты, представляя, как они выглядели, как бы прошло мое детство рядом с ними. Но вот первые минуты радости улетучились – я-то все еще сижу в комнате с непонятными личностями, которые вешают мне на уши бредовые россказни. С чего мне верить, что дядька Витя рассказывает правду о моих родителях? Может, он их и знал, но зачем так фантазировать об их гибели? Скорее всего, это был пьяный водитель или пожар, но никак не «свободные ведьмы».

- Ты не веришь мне. – Грустно констатировал факт здоровяк.

- А ты думал, она хлебом-солью твою ахинею встретит? – встрял кот, за что тут же получил легкий щелбан по лбу.

- Ася, не думай, что я рассказываю тебе неправду. Я докажу. – С этими словами он поднял кота. – Это твой фамильяр, познакомься. Магическое существо, привязанное неведомой силой к ведьме, обязанное ей всячески помогать. Он может оборачиваться зверем, наиболее подходящим его натуре.

- Постойте, вы хотите сказать, что вот это не кот? – хмыкнула я. – И чего ж он тогда сидит в этом страшном тельце?

- Его преследовали мороки, те самые, что напали и на тебя. В течение недели после дня рождения могучего мага фамильяр приходит к нему по магическому свету. Этим и хотели воспользоваться ведьмы, они следили за всеми незанятыми фамильярами этого мира. А их не так уж много.

- Ну, так пускай он превратится в человека. Где ваша магия-то?

- Не торопись. Мороки его сильно отделали – регенерация кота недостаточно быстрая, чтобы полностью восстановить тело. А раненый фамильяр не способен к трансформации. Но Вилард передал вот это. – С этими словами дядька достал свободной рукой маленький пузыречек из кармана. – Вытащи пробку и влей коту.

Я взяла в руки пузырек, полный теплой светящейся белым цветом жидкостью. Отковырнув пробку, подошла к коту, который уже открыл рот.

Пару секунд ничего не происходило. Я чувствовала себя ужасно глупо, ведь я немножко поверила в рассказ. Все люди в глубине души верят в чудеса и свою причастность к ним. Вот и я когда-то верила, ждала чуда. И сейчас допустила навязчивую мысль, что все это правда.

Поджав губы, я уже хотела попросить этих двоих покинуть мою квартиру, как вдруг это началось.

Глава седьмая, открывшая мне глаза на нечто отвратительное

Серая шерсть кота начала стремительно чернеть, сгущаясь и отрастая; хвост, успевший за полтора дня срастить под углом, с противным хрустом встал на место; сломанная сегодня лапка восстановилась за считанные мгновения. У меня чуть глаза из орбит не повыпадали. Разинув рот, я смотрела, как кот начал светиться изнутри этим же белым светом, видимо, кольнула догадка, заживают поврежденные внутренние органы.

- Ооо, это божественное чувство. У меня ничего не болит! – Осклабился сразу заматеревший кот. – Ну что, поехали?

Между шерстинками пробежались искры электричества, тельце изогнулось, вытягиваясь спиной вверх, и начало расти.

- Тебе, может, валерьяночки накапать, а? – прошептал дядька Витя, глядя на мою реакцию.

А между тем с тела кота исчезла шерсть, он дорос уже до полуметра в высоту, появились руки, человеческая голова, туловище и… гм.

- Эм, друг, ты б одежду с собой носил, что ли. – Всё волшебство момента спало, когда бывший кот потрусил посреди моей комнаты своим мужским хозяйством. – У меня никакой одежды на тебя нет, даже… зад прикрыть.

Фамильяр, не успев до конца стать человеком, покраснел (вот не вру – цветом как перезрелый томат) и начал уменьшаться обратно. Но пары мгновений хватило, чтобы разглядеть его внешность. Мужчина он был статный, крепко сбитый, мускулистый. Лицо испещрено шрамами, некоторые довольно свежие; квадратный подбородок, ярко выраженные скулы, и завораживающие черные глаза. И, что я успела заметить, средние по длине темные волосы, завязанные в хвост, чертовски походили на его облезлый отросток в обличье кота.

Ухмыльнувшись про себя, я вспомнила еще кое-что важное.

- А как же Олеся? – мысль о том, что я так просто забыла о своей подруге, прожгла меня изнутри. – Ведь она… ведь ей…

Не смогла закончить предложение. Перед глазами всплыло её изгрызенное лицо и сразу замутило.

- Жива твоя Олеся, будь она неладна! – дядька недовольно поджал губы. – Смерти твоей хотела, а ты беспокоишься о ней.

- Вы что несете такое? – подскочила с пуфика я. – Всю жизнь мы вместе были, с детского дома дружили! Да она…

Дядька Витя не дал мне выпустить гнев. Тоже поднявшись, он обхватил меня своими ручищами и поднял до уровня глаз. Его яркие фиолетовые глаза пронизывали меня насквозь, отчего стало жутковато.

- Порой друзья предают нас за спиной. Это жизнь, а в ней всякая напасть случается. – Грустно сказал он. – Я расскажу правду о твоей подруге, хочешь того или нет.

Молчавший до этого кот, пристыженный наготой, не выдержал и едко заметил:

- А ты, здоровяк, всё о предательстве знаешь, не так ли? Уж кто-кто, но ты-то всё-е-е знаешь. – Издевательски протянул он; молниеносно, вот уж не ожидала от такого здоровяка столько прыти, дядька опустил меня на пол и схватил поджавшего хвост кота.

- Коли не знаешь чего-то точно, не вякай попусту. А то, думаешь, раз жив-здоров стал, можно гадости изрыгать? Ты, когда я тебя из мышеловки доставал, чуть ли не ноги лобызать мне порывался. А сейчас, гляньте-ка, расхрабрился. Ну и мерзкий у тебя характер, тьфу!

Откинув кота в угол комнаты, дядька тяжело плюхнулся на диван, отчего его ножки предательски захрустели. Облизнув пересохшие губы, дядька Витя вновь заговорил.

- Олеська твоя – ведьма. С малых лет завербовали её. Обучили некромантии, алхимии, боевой магии, да и всему, что может злобной фурии пригодиться. И стала она по головам своих наставниц идти, прогрызать себе путь наверх, к власти. Вот только дошли слухи до нее, что может она всего лишиться из-за какой-то девчонки, избранной Вилардом. И принялась вынюхивать, что да как.

- Извините, но у вас несостыковка есть. Она всего на пару лет меня старше, когда же ей обучаться было всем «премудростям» вашим ведьмовским? – мне казалось, я отстояла честь подруги, ведь не могла она разорваться пополам. Сколько я себя помню, Леся всегда была вместе со мной в детдоме.

- Время в этом мире идет не так, как в других. Тут проходили секунды, пока она годами корпела над изучением магических фолиантов. Ей уже далеко не двадцать три, дорогая. – Прокряхтел кот, отряхиваясь от пыли: дядька зашвырнул его аккурат под шкаф. – Ты бы хоть иногда там пыль протирала, что ли.

- Ну, допустим, вы правы – Олеська ведьма. Договорились. – Я подняла ладони, признавая поражение. – Но, во-первых, с чего вы взяли, что именно мне выпала столь великая честь стать верховной ведьмой? Никаких магических сил у меня нет. А во-вторых, откуда она узнала бы об этом?

- Фу, ну ты и спросила. Это ж легче легкого. – Опять подал голос фамильяр. – Твоя подруга начала следить за мной, как только я появился в городе. Других мне подобных у вас тут нет, поэтому моё появление означало только одно. Стараясь сбить мороков со следа, я начал петлять по городу, а когда оторвался, побежал к твоему дому, где они и напали на меня. Не убили только потому, что я не успел привести их к тебе. В итоге ты сама и притащила меня сюда.

Я ведь показывала кота Олесе, тогда, во дворе детдома. И то, что мне показалось брезгливостью, вполне могло быть ненавистью. Так что же выходит, я совсем не знала свою лучшую подругу? Не заметила перемены в худшую сторону?

- Зачем она показала мне свою смерть? – бесцветным голосом спросила я, хотя и не хотела знать.

- Планировала психологически тебя сломать. А может, она решила тебя проверить. Мороков видят только те, в ком есть магия. А убить то, чего на самом деле и нет, могут вообще единицы. Вероятно, она инсценировала свою смерть после того, как убедилась в том, кто ты есть.

Дядька всполошился.

- Верно говоришь, кот. Нам надо убираться отсюда, пока она не собрала достаточно тварей. Впереди еще множество дел!

Он подскочил и начал собирать чашки.

- Ася. Ты должна поверить мне, иначе не жить тебе. Попадем к отцу – окажемся в относительной безопасности. Собери только необходимые вещи и выдвигаемся.

Я мимоходом глянула на часы. Мы просидели за чаем всего час, а кот, кстати, так и не притронулся к своему. Запах у чая неприятный, тоже мне, фифа нашлась.

Часто зевая, как это бывает после обильного ужина, горячего напитка и долгих разговоров, я достала свой походный рюкзак. Подарок Лары на этот день рождения. И знает ведь, что походы – это не мое. Ну да сейчас он мне здорово пригодился, так как дорожной сумки у меня нет.

Рассовывая по боковым карманам мелочи, вроде документов, таблеток, денег и немногочисленных украшений, я услышала чей-то вой. Он пробирал до самых костей, заставляя холодеть от ужаса тело. Судорожно сглотнув, я осторожно подошла к окну.

Глава восьмая, в которой друг оказался вдруг и не друг, и не так, а враг

- Охренеть, ребята, мы чаю попили! – Заверещал кот, взобравшийся на штору, и с нее с ужасом смотрящий на темную улицу.

- Что ты видишь?! – подскочил к нам и дядька. – Зверолюды?

- Да, около десятка, обходят дом. Нам отсюда не выбраться, их слишком много. Мы все умрё-ё-ём! – Завыл шерстяной говнюк, что вывело меня из ступора. Но ввело в панику.

- Зачем я с вами связалась? – начала голосить и я, метаясь по комнате. – Меня убьют, да нет, не просто убьют, а растерзают, выгрызут лицо…

Я и дальше продолжала бы стенать, если б мне не прилетел смачный «лещ» от дядьки Вити. Глаза съехались в кучу, потом медленно разъехались обратно, и я пришла в себя. Очень действенно, знаете ли.

- Дядь, я без понятия, кто эти зверолюды, но кот-то, кажется, прав. Мы с ним бесполезны, а вы один против них не выстоите.

- Я знаю. – Просто сказал он. – Но без боя не сдамся и вам не дам. Продолжай собирать вещи, я подумаю, как можно поступить.

Бегая по квартире, я с любовью вспоминала свою жизнь тут, в тишине, размеренности, одиночестве. Какое хорошее время было, сама себе завидую. Так, зубная паста, щетка, расческа. Крем для рук? Тоже в рюкзак. Пробегая мимо столика, я схватила и полупустой пакет конфет, чтобы утрамбовать его с вещами. Очень уж я сладкое люблю.

- Нас с минуты на минуту на фарш пустить могут, а она жратву собирает! Рехнулась совсем? – громче прежнего взвыл кот. – Лучше бы пистолет с серебряными пулями в банке с сахаром хранила!

- Завались, трус! – пнув под зад кота, крикнула я. Спустившись со шторы, тот пытался залезть под диван. Тут неожиданно я вспомнила, что кое-какое оружие у меня все же есть. – У меня есть нож, лезвие которого вылито из серебра. Это может помочь?

Я с надеждой уставилась на дядьку Витю, который сидел на пуфике мрачнее тучи. Пуфик выглядел не лучше, кстати говоря. Под окном снова завыли, на этот раз намного громче, чем в предыдущий. Почему никто не вызовет полицию? А может, самой набрать их?

Рука потянулась к телефону, но её перехватила огромная лапища дядьки.

- Они не помогут. – Да что ж такое? Он что, мысли читает? – Вой зверолюдов для обычных людей звучит как лай бродячих псов, не более. Наши же уши улавливают настоящее звучание, ведь мы, в какой-то степени, в родстве с ними; они – помесь оборотня и древних ведьм.

- Хорош речи толкать, предложи, как нам живыми остаться! – подал голос фамильяр. – Они совсем близко подошли, худо чую.

А что, собственно, мы все панике-то поддались? Сидим в доме, на шестом этаже, в запертой квартире. Просто переждем, пока зверолюдам не надоест нас караулить. Эти мысли я озвучила вслух, обращаясь с дядьке. Но кот опять влез поперек.

- Тебе ж русским языком сказано было, что они ведьмы наполовину. Лестница их задержит ненадолго, потому что ноги у них вывернуты, а там до двери нашей пойдут и заклятьем вынесут её.

Я его спасла, я его и прибью. Надоел краски сгущать, чесслово!

- Нож серебряный – это хорошо, но металл слишком мягкий, вряд ли от него будет толк. – Дядька пожевал губами, о чем-то размышляя. – Неси сюда, надо посмотреть.

Я метнулась к шкафу, в глубине которого, в подарочной упаковке, уже несколько лет лежал нож. Его мне подарила Олеся на моё 18-летие, зная, что я без ума от холодного оружия. Как бы мне не было больно от потери подруги, её подарок может помочь нам выжить. Ну, я надеюсь на это.

Покопавшись в шкафу, я вытащила из него еще один ценный предмет. Его подарил мой тренер по вольной борьбе, когда я решила уйти. Развернув кучу тряпок, я достала мачете. Его рукоять удобно легла в ладонь; она была вручную изготовлена из черного дерева, что делало её очень прочной. Проверив лезвие на наличие ржавчины, и не найдя её, я показала трофеи дядьке Вите.

- Отличный нож! – с восхищением проговорил дядька, вертя его в руках.