Глава 3

База ФРЧ, русский сектор

Пробуждение было неприятным. Голова тяжелая, сухость во рту, и ничего не понятно.

Моя сумка с вещами лежит на коленях и ноги заметно затекли под ее весом.

Я пытаюсь протереть руками слезящиеся глаза и понимаю, что моя голова притянута к спинке кресла, на котором я сижу. Хотя руки свободны. Ощупав ленту, фиксирующую голову, я просто сдвигаю ее вверх со лба, чтобы не возиться на ощупь с липучкой, на которую она застегнута.

Осматриваюсь. Я нахожусь в маленькой комнатушке, метр на два, где, кроме моего кресла на колесиках, стоит только маленький столик, а на нем пластиковая бутылка с водой и пакет с одноразовыми стаканами. Окон нет, только дверь.

Я вытаскиваю мобильник, чтобы посмотреть на время. Я спал пять часов. А еще здесь нет мобильной связи, совсем.

Встаю, разминаю ноги, наливаю себе и пью воду. Становится легче. Я понимаю, что мне слишком легко, будто я разом похудел килограммов на десять.

На двери лист формата А4, на нем крупным шрифтом напечатано: «Выходите с вещами, идите направо по коридору, там проведут инструктаж».

Выхожу. Коридор отделан, как в недорогих офисах. На одной стене почти впритык друг к другу расположены двери комнат, их много, несколько десятков, наверное, коридор длинный. На другой стене окна. За окнами день. Хотя должен быть вечер. Я подхожу посмотреть. Окно на первом этаже, выходит во двор, заросший густой травой.

– Проходите направо, там заходите в комнату с открытой дверью и ждите, – подал голос охранник в сером камуфляже и с автоматом, который сидит в левом от меня торце коридора, перед закрытой дверью.

Иду. По дороге захожу в туалет. Потом прохожу через дверь в правом торце коридора, попадаю на площадку, на которую выходит еще три двери. Одна из них открыта.

Внутри стоит стол, за которым сидит полная женщина в сером форменном костюме, напротив нее десяток стульев. Три их них уже заняты незнакомыми мне людьми с сумками.

– Садитесь, еще одного подождем, и я проведу инструктаж, – женщина указывает мне на стулья.

Я сажусь, положив сумку на соседнее сиденье. Рассматриваю окружающих. Из троих мужчин, сидящих рядом со мной, одному лет тридцать-тридцать пять. Он бородат, одет в джинсовые шорты и футболку с красочным принтом, и у него татуировка на всю руку, от плеча до запястья. Двое других моложе, лет по двадцать, похожи на студентов.

Минут через пять в коридоре слышится стук каблуков, и в комнату заходит девушка лет тридцати. Обычная ничем не примечательная девушка, одета в джинсы и короткую футболку, оставляющую открытым живот.

***

Женщина за столом оживилась.

– Начинаем инструктаж.

Все слушатели встрепенулись и обратили свое внимание на нее.

– Вы все подписали контракт на участие в проекте по освоению новой территории. Все что вам обещали со стороны ФРЧ это правда и будет выполняться. Но есть нюансы.

– Нюанс первый. Вы находитесь не на Земле, а в параллельном мире, который мы назвали Проект. Вы могли уже заметить это по тому, что изменилась сила тяжести, здесь она на 8% меньше, чем на Земле. Также немного отличаются давление и содержание кислорода. Следующие пять лет вы проведете здесь и все это время обратно не вернетесь.

Ни хрена себе. Устроился на работу и попал в другой мир. Так только я мог попасть. Хотя нет, не только я, еще 17 миллионов дебилов нашлось, судя по брошюре ФРЧ.

– Потом вам выдадут планшеты, там вы увидите ярлык «История мира», прочитайте подробнее, как все было. Если кратко, наши экологи забрасывали в прошлое этого мира образцы растений и животных с Земли, они расселялись и видоизменялись, в результате Проект заселен живыми организмами, которые совместимы с земными. Некоторые почти не отличаются от земных аналогов, некоторые изменились, некоторых видов совсем нет. Главное что вам нужно знать, – вы можете есть мясо большинства животных и рыб, но и они могут вас есть. С дикими растениями примерно так же, как на Земле, есть ядовитые, есть съедобные. Зато здесь нет комаров, клещей и большинства паразитов. Подробности по животным и растениям будут у вас на планшетах, ярлык «Флора и фауна». В первую очередь изучите раздел опасных животных.

Тетка за столом сделала паузу, продолжила:

– Теперь нюанс номер два. Освоение мира – не главная цель проекта. Пустого пространства и на Земле хватает, это ничего не решает. Наш фонд ведет эксперимент по повышению стабильности человеческого общества. Мы пытаемся убрать с Земли часть людей, обладающих избытком деструктивной энергии, в надежде, что это позволит снизить уровень бардака в мире. К каким это приводит результатам, я не знаю, но вы должны запомнить главное – вы не герои-первопроходцы, а ссыльные. Примерно как те преступники, которых когда-то вывозили в Австралию или Сибирь. Ваши жизни для ФРЧ не важны, если вы погибнете – нам даже проще. В начале проекта мы посылали сюда заключенных. Потом, чтобы выровнять демографический состав, начали посылать женщин легкого поведения. Затем добавили людей, которые участвовали в радикальных организациях. В последнее время стали отправлять и таких, как вы, потенциальных возмутителей спокойствия, которых выявили через анализ их мнений, высказанных в интернете.

– И что, теперь мы будем жить среди проституток и бандитов? – возмутилась девушка.

– Именно! – повысила голос тетка. – А кое-кто имеет шанс сама стать проституткой в самом ближайшем будущем.

Девушка вскочила. Тетка вытащила из кобуры пистолет и демонстративно передернула затвор.

– Сядьте, милочка! – приказала женщина. – Переселенцы, которые не подчиняются требованиям администрации базы, удаляются за пределы ее территории немедленно. Вы же не хотите оказаться посреди дикого леса с неизвестными вам хищниками, в двадцати километрах от ближайшего жилья, без оружия, в вашей футболке и туфельках? Проще вас сразу пристрелить.

Девушка села. Женщина вздохнула, сняла пистолет с взвода и спрятала его.

– Нюанс номер три. В контракте есть слова о зонах, в которых ФРЧ вам гарантирует безопасность. Таких зон два вида. Первый – эта наша база, и аналогичные базы других секторов. Вы имеет право находиться тут одни сутки, потом вас вывезут в сектор. Русский сектор. Там свои законы и своя власть, мы туда не вмешиваемся. Второй вид зон безопасности – это фактории. Они находятся в каждой деревне. Там вы можете находиться, пока не закончится рабочий день. Внутри нельзя применять оружие и насилие, это гарантируют служащие фактории и системы защиты. Но защищать вас за порогом фактории никто не будет, – тут женщина вздохнула вполне по-человечески, и добавила. – Даже это иногда может спасти вам жизнь. Если вас преследуют, и вы успели забежать в факторию, вы сможете перевязать раны, купить патроны или оружие, связаться с товарищами или просто немного отдохнуть. А еще, когда у вас кончится срок контракта, вам достаточно добраться до фактории или подать запрос через коммуникатор, и вас эвакуируют, даже если вас пытаются удержать.

– Поясните, – поднял я руку. – Кто нас может преследовать и удерживать?

– Вот в этом состоит нюанс номер четыре. Главная опасность в этом мире – не дикие животные, не стихия, а люди. Причем не какие-то бандиты, скрывающиеся в ночи, а люди, имеющие силу и власть. В сущности, большинство национальных секторов живет по праву сильного. Подробности вам сообщат уже там, мы не все знаем о реальных правилах и отношениях. Исходите из того, что переселенцы самостоятельно создали для себя ад. В этом аду есть люди, которые греются у огня, а есть те, кого варят в смоле. По какой-то странной причине те, кто варятся, не хотят попасть в рай, они хотят котел чуть удобнее или занять место тех, кто греется. А те, кто греется, тем более довольны своей жизнью.

– А почему вы не вмешаетесь? – спросил бородач с татуировкой.

– А зачем? Система работает, основные задачи выполняются, зачем что-то менять? К тому же сомнительно, что простой сменой администрации сектора можно чего-то добиться. Если бы большинство переселенцев не принимали такой порядок, администрация не могла бы ими управлять.

Слушатели притихли.

– Еще один нюанс, который вам надо знать. О деньгах. Основной денежной единицей у нас является тройская унция золота, или просто унция. При банковских переводах вы будете заполнять поле «сумма» с точностью до стотысячных. Там поле специально размечено для удобства, разберетесь. Для наличных расчетов есть пластиковые карты разного достоинства. Самая крупная – одна десятая унции, или в просторечье, десятка. Есть сотка – одна сотая унции, а также две и пять соток. Мельче есть купюры в одну милю, две и пять миль. Миля – одна тысячная унции. Для мелких расчетов используются металлические монеты из вольфрама, номиналы – цент, два, пять, десять и двадцать пять центов. Сто центов – это одна миля. С этим вы разберетесь, ничего сложного. Платежи крупных сумм обычно делаются переводом через банкомат.

– Дальше по поводу снабжения. Мы бесплатно выдадим вам набор товаров, необходимых для жизни. Если вы что-то из этого набора утратите, сможете потом получить в фактории, оружие и средства связи восстанавливаются без ограничений, одежду и патроны – только в пределах нормы расхода. Все, что в этот набор не входит, придется покупать. Продукты вы сможете покупать у других переселенцев, которые занимаются охотой или сельским хозяйством. Технику, нестандартное оружие, патроны и многое другое вы можете купить со склада или заказать через факторию по каталогам. Но при этом учитывайте, что стоимость товара с Земли, кроме цены самого товара и комиссии, включает еще и тариф за переправку, а это десятка за килограмм веса. Если вы заказываете внедорожник стоимостью пятьдесят тысяч долларов, то есть около 25 унций, комиссия составит еще 5 унций, и стоимость пересылки, скажем, за две тонны – еще 200 унций. Итого машина, которая там стоит 25, здесь обойдется в 230 унций. Дорогая винтовка, которая там стоит, скажем, 5 унций и весит в комплекте 10 килограммов, тут обойдется в 7 унций, в этом случае разница не такая уж большая.

– А что, действительно пересылка между мирами такая дорогая? – поинтересовался парень с татуировкой.

– Про то мне не ведомо, – развела руками женщина. – Но я думаю, что ФРЧ хочет иметь с этого проекта прибыль, а не убыток, а большая часть денег, которые вам выплачиваются, рано или поздно вернутся в ФРЧ в качестве оплаты товаров с Земли. Точно так же цена принимаемого у переселенцев сырья вряд ли равна той цене, которую ФРЧ получает за него на Земле.

Осмотрев нас, женщина хлопнула ладонями по столу и встала:

– Если вопросов нет, то идемте, я вам покажу факторию, возьмете там средства связи и основной набор, оружие рекомендую взять завтра, когда ознакомитесь с подробной информацией. Набор зимней одежды получите в фактории по месту жительства, когда потребуется. Сейчас тут поздняя весна.

– Есть вопросик, – поднял я руку. – Какова смертность переселенцев?

– В разных секторах по-разному, – попыталась уйти от ответа инструктор.

– Я думаю, что выражу общее мнение, что нас интересуют не разные сектора, а конкретно русский.

Женщина улыбнулась.

– Любите сразу брать быка за яйца? Хорошо. В русском секторе, по статистике, среди мужчин смертность в первый год составляет 30%, за все время контракта – около 60%. Среди женщин смертность в первый год около 15%, за время контракта – 25%.

Мы притихли. Цифры оптимизма не внушали.

***

Инструктор вывела нас во двор и провела к домику с вывеской «Фактория». Внутри, рядом с входом, стоял банкомат.

– Тут вы можете совершать все операции с вашим счетом. Перечислять деньги, как в унциях, так и в земных валютах, снимать и класть наличные. Потом сами разберетесь.

Дальше были входы в два обширных помещения. Над одним висела табличка «Продажа», над другим «Скупка». Мы свернули в «Продажу». Там поперек зала шел массивный прилавок, за ним стоял темноволосый мужчина в сером фартуке и рубашке с закатанными рукавами.

– Привет, Жорж, я привела новых переселенцев за стандартным набором. Оружие потом сами возьмут.

Первой пошла девушка. Жорж спросил ее фамилию, выдал ей большой рюкзак на раме. Быстро начал собирать в него разные свертки и пакеты с полок, установленных за его спиной. Время от времени уточнял размеры, обуви, одежды, даже груди.

– Обратите внимание, – женщина-инструктор показала пальцем на конверт и пару коробок с электроникой. – Тут ваш ID, он похож на банковскую карту. С его помощью вы можете проводить операции через банкомат фактории. Чтобы переселенцы не пытались снимать деньги со счетов убитых, кроме ID для доступа требуется еще и отпечаток ладони. Живой ладони, а то были прецеденты, когда руку отрубали.

Мы вздрогнули.

– Это коммуникатор или просто комм. Он похож на мобильный телефон, разберетесь. С него тоже можно перевести деньги или зайти в местный интернет. Лимит перечислений денег через интернет-банк установлен в размере одной унции. Это сделано, чтобы уменьшить соблазн похищения людей с целью грабежа. Для вывода денег на свой земной счет и платежей в факторию сделано исключение, там ограничений на сумму нет.

– Вот это – ваш планшет. Тут масса полезной информации, возможность мобильной связи и выхода в интернет. Писать на Землю можете с планшета или коммуникатора. Но имейте в виду, если вы попытаетесь нарушить подписку о неразглашении или отправить фото или видео, сначала получите предупреждение, при неоднократных попытках вам отключат возможность писать, а родным сообщат, что вы погибли.

Постепенно мы все получили свои наборы вещей. Рюкзаки оказались довольно тяжелыми. Килограммов пять, может больше, а у нас же еще и свои сумки, и завтра надо будет брать оружие, тоже вес. Таскать все это пешком окажется непросто.

Затем инструктор отвела нашу группу в гостиницу. Очень простенькую гостиницу, с небольшими комнатушками, где помещалась только узкая кровать и тумбочка, а душ и туалет были общие, в коридоре.

– Ужинать и завтракать можете здесь же, в кафе. Тут дорого, все продукты привозные с Земли, но других вариантов нет. Сейчас советую ознакомиться с информацией на планшетах, завтра выберете себе оружие, отъезд в 12-00 по местному времени. Время смотрите на коммуникаторах, земные часы не подходят. Здесь сутки чуть длиннее земных, поэтому в них есть 25-й час, он состоит из 34 минут. Поедете большой группой, с вами будут и другие переселенцы, в том числе заключенные и шлюхи. Не пугайтесь, если встретите их завтра, на базе безопасно. А дальше уже местные научат новичков не создавать проблем.

***

Когда я попал в номер, бросил на пол рюкзак и сумку и развалился на кровати, глядя в потолок. Устал от впечатлений. А еще нужно было немного собраться с мыслями.

Что мы имеем?

Завтра нас выбросят в общество, которое наполовину, а может и больше, состоит из уголовников, причем среди старейших переселенцев, которые наверняка захватили власть и подмяли под себя все ресурсы, уголовников абсолютное большинство.

Что я знаю об уголовниках и их субкультуре? Почти ничего. Или все же что-то знаю?

В разговоре с ними нужно следить за тем, что говоришь. Слово, вырвавшееся на эмоциях, может обойтись очень дорого, так как словесное оскорбление – это нарушение статуса, а статус – это очень важно в их обществе. Это раз. Материться в их адрес крайне не рекомендуется, по той же причине. Это два. Еще у них особое отношение к гомосексуализму. Это все, что я помню из общения со знакомыми, которые реально с ними имели дело.

Еще понятно, что в их обществе есть определенное распределение людей по статусам. Это распределение не сильно отличается от такового в стае крыс.

Один из статусов – парии, опущенные. Он обязательно есть, но по какому признаку в него зачисляют людей, пока не известно. Раньше туда автоматически попадали гомосексуалисты, но сейчас, да еще и в другом мире, это могло измениться. Еще одна обязательная группа – боевое мясо, тоже, в принципе, как у крыс. На вершине, естественно, кучка лидеров. Под ними, кроме бойцов, есть шестерки, прислужники. А самый многочисленный статус – рабочие особи. Мужики. Которых не должны втягивать в разборки за положение между остальными, они как бы вне иерархии.

Какое место у них в обществе будут занимать женщины – загадка. Вроде воры советских времен относились к женщинам с уважением, и даже насильников, попавших в заключение, сразу же опускали. Но с тех пор многое изменилось, и не в лучшую сторону.

Что важно лично для меня? Вести себя аккуратно, не погибнуть и не попасть в отверженные. Потому что исправить это будет уже нельзя. А дальше будет видно. Бороться за место в уголовной иерархии мне точно не стоит, не мое это. Лидеры должны, как в любой социальной группе, быть вменяемыми людьми, но общаться мне придется не с ними, а с бойцами и шестерками. А с ними я общего языка точно не найду.

Что мне делать сейчас?

Варианты – или пройти в кафе и там пообщаться с кем-то, или посмотреть информацию, проверить выданные вещи и поужинать бутербродами, которые до сих пор лежат в сумке.

Общаться, сейчас, с другими переселенцами смысла особого нет. Только если попытаться в стаю сбиться, но польза от этого сомнительна. Надеяться, что мы сейчас соберем группку из нескольких человек и сможет оказать какое-то сопротивление сплоченной иерархии местных – глупо. Общаться с сотрудниками базы? Даже если они захотят, они тоже не очень знают, судя по всему, как живут переселенцы.

Значит, читаю информацию и жую бутерброды.

***

Но сначала ревизия рюкзака. Чем меня снабдил ФРЧ?

Пара качественных высоких ботинок, летних, с вентиляцией. Пара кроссовок, из синтетических материалов, но сделаны они неплохо. Пара сандалий, дешевых, но скопированных с удобной модели одной из хороших фирм.

Одежда – трое брюк, с виду из хлопка, две куртки, одна тонкая, другая из более толстой ткани. Вся одежда оранжевого цвета. Прелесть какая, а если охотиться или, не дай бог, воевать? Придется покупать камуфляж.

Белье, несколько футболок утилитарного серого цвета. Полотенца два, набор умывальных принадлежностей. Кепка, тоже оранжевая. Небольшая аптечка. Нож складной, с набором всяких штучек. Нож в ножнах, узкий, средней длины, с ухватистой обрезиненной рукоятью, можно колбасу порезать, можно человеку в печень вогнать. Или кролика освежевать.

Теперь техника. Коммуникатор. Вскрыл коробочку, достал, поставил заряжаться. Планшет. Вскрываю коробку, и что я вижу? На задней стороне аппарата находится солнечная батарея. Впрочем, зарядки для розетки и автомобиля тоже есть в комплекте. Примерил планшет к рюкзаку, и, как по волшебству, он подошел по размеру к прозрачному карману на верхнем клапане. Значит, если двигаться вне города и без машины, можно его туда положить батареей кверху, и после дневного перехода на какое-то время заряда хватит. Поставил планшет на зарядку. Включил.

На экране нашлось несколько ярлыков, это описание истории мира, база данных по фауне и флоре. Из софта установлены карта с функциями навигатора, интернет-браузер, программка для связи: видео, голосовой и печатными сообщениями. Еще почта с возможностью подключения земных ящиков, интернет-банк, интернет-магазин фактории.

***

Я начал читать с истории мира.

Группа ученых, финансировавшаяся из частных источников, разработала теоретические основы и технологию перехода в параллельные миры.

Чушь какая-то. Если бы кто-то разработал это, сначала бы вышел доклад, понятный всего десятку человек во всем мире. Потом ученые рангом пожиже начали бы делать доклады и писать статьи о своих успехах и перспективах, рекламируя тему, чтобы привлечь финансирование. Потом это выплеснулось бы в искаженном виде в бульварную прессу. И только лет через двадцать все довели бы до технической реализации. Причем первая установка имела бы размер с Московскую область и потребляла энергию небольшой электростанции.

Читаю дальше.

При переходе между мирами возможен выбор точки назначения не только в пространстве, но и во времени. Единственное требование – в границах каждого мира не может создаваться логических петель. Мы можем отправить сегодня человека в прошлое параллельного мира, он там проживет год и сможет вернуться к нам через минуту после своего отправления, или в любой другой момент будущего нашего мира. Но он не может появиться у нас раньше, чем отправлялся.

Разумно.

Кроме того, нельзя отправлять что-либо в прошлое мира, если в нем находятся люди. Потому что информация или объект, отправленный в прошлое, меняет настоящее мира и его предыдущая версия распадается, захватывая с собой тех, кто в ней находился.

Поэтому при создании биосферы мира Проект было совершено много посылок в прошлое образцов земных растений и животных. Но сейчас, когда в Проекте уже находятся люди, два мира поддерживаются в синхронизированном времени, переходы в прошлое или будущее не проводятся.

Сначала Проект был засеян образцами земных водорослей. Затем моллюсков и рыб. Потом дошла очередь до сухопутных растений, насекомых, земноводных, пресмыкающихся и, наконец, млекопитающих. Точки, куда направлялись образцы, примерно соответствовали земной хронологии эволюции.

Стоп, стоп, стоп… Раз точки соответствовали земным срокам, значит, мы берем время возникновения млекопитающих, например. И туда посылаем кошечек. И мышечек. И они там жрут друг друга и всех остальных, размножаются и заселяют мир. Но в это время там уже есть виды, которые могли бы стать прародителями млекопитающих, и они во что-то развиваются, порождая своих собственных кошечек. А наши кошечки, уже прошедшие путь эволюции, вытесняют менее развитых местных конкурентов, получают еще сотню миллионов лет для развития и захвата свободных экологических ниш, и порождают суперкошек, которые будут гораздо успешнее наших современных образцов. Или, осваивая пустую нишу, превратятся, например, в подобие тюленей. Вот ведь какую путаницу они натворили. Как они еще здесь человека разумного не вырастили из кошек или мышек.

Значит, среди животных здесь могут оказаться виды, которые намного превосходят земные. Например, быстрее или выносливее, или прячутся лучше. Или умнее. В последние сотни тысяч лет эволюция шла в сторону повышения ловкости и ума, этого и следует ожидать.

***

С историей проекта понятно, теперь местные животные.

Раздел опасных животных в нашем секторе.

Красный уровень опасности. Самые частые причины смерти от животных.

Самый опасный – лесной кот. Выглядит примерно как ягуар или леопард, только расцветка другая, скорее как у рыси. Вес до ста пятидесяти килограммов. На людей и крупных копытных нападает сверху, с веток деревьев, где садится в засаду над тропами. На мелкую дичь может и из кустов броситься. Старается схватить за шею и сломать ее или перекусить позвонки. Или прокусывает добыче череп. Нападает на человека, даже если не голоден. Осторожен и хитер.

Второй по рейтингу – дикий свин. Похож на крупного земного дикого кабана. Нападает на любой движущийся объект при приближении к его семье. Был бы в желтом списке, но из-за защитной окраски свинов часто не замечают, пока не зайдут в их зону агрессии. Длина торчащих вперед и вверх бивней до полуметра. Вес самца до тонны. Может напасть на автомобиль, как правило, автомобиль после этого не подлежит ремонту. Всеяден, в основном питается плодами, клубнями и прочей растительной пищей, не брезгует мясом и падалью.

Номер третий – длиннолапый медведь, или просто длиннолап. Зверь всеядный, но часто охотится, в отличие от свина, который специально за мясом не бегает, просто ест то, что найдет или случайно убьет. Выглядит длиннолап, как тощий плюшевый медведь на очень длинных лапах. Высота в холке около двух метров, вес до двухсот килограммов. При атаке захватывает жертву когтями передних лап и загрызает ее. Подкрадывается к жертве на расстояние броска, прячась в кустах.

Номер четвертый – бурый медведь. Почти не отличается от гризли. Вес до 800 килограммов. Может напасть, чтобы съесть, или если почувствует агрессию, или доказывая свой статус самого сильного на своей территории. А может не напасть, и чаще не нападает.

Номер пятый – медвежий лев. Вес до половины тонны, похож на льва с мордой медведя. Хищник, при виде жертвы подходит к ней, когда та начинает убегать, преследует, если догоняет – убивает ударом передних лап в десятиметровом прыжке.

Номер шестой – волки. От земных почти не отличаются, хотя произошли от собак. Опасны зимой, стаей, летом на людей не нападают. А зимой, в отличие от земных, нападают.

Номер седьмой – тигр. Обычный такой тигр весом до 350 кг, только рыжий цвет менее яркий.

Розовый уровень опасности. Опасны, но встречаются в наших землях редко: сумчатый медведь, большая росомаха, хищная косуля, гигантская ласка, саблезубый тигр.

Желтый уровень опасности. Если не приближаться, не тронут, а если разозлить, то убьют: лось, гигантский олень, бизон, тур, лесной мамонт, колючник. Колючник – большой, два метра в холке, зверь, похожий на помесь дикобраза и гигантской крысы. А мамонт похож на не очень большого лохматого слона, на самом деле это и есть потомок индийского слона, к настоящим мамонтам он отношения не имеет.

Делаю перерыв, выпиваю еще чашку холодного зеленого чая из своей бутылки, захваченной еще с Земли.

***

Что тут еще интересного? Карта исследованной области мира.

Наша база находится в центре русского сектора. Рядом, километрах в двадцати, населенный пункт, обозначенный, как «Замок». Всплывающая подсказка показывает, что в нем около двадцати тысяч постоянных жителей. Замок стоит на берегу реки, река называется Восточная, течет с севера на юг. Вокруг Базы равномерно расположены деревни. Навожу на одну из них курсор, всплывает информация – Забубенка, постоянное население 2523 человека. На другой деревушке всплывает – Форпост, 634 населения. Населенные пунктами расположены вокруг Базы равномерно, пятью неровными кругами. Присмотревшись, понимаю, что населенные пункты почти везде расположены в центрах шестиугольных сот, на равном расстоянии друг от друга. Расстояние это – двадцать километров. Всего это заселенное пятно занимает круг диаметром километров двести. В первом шестиугольнике вокруг Базы шесть населенных пунктов, во втором ряду – двенадцать, в третьем – 18, четвертом – 24, пятый ряд заполнен только частично. Вокруг русского сектора пустое пространство.

Уменьшаю масштаб карты, на экране появляются другие сектора. Они устроены так же, только размерами отличаются, количеством деревень. Между соседними секторами есть полосы пустого пространства, километров по сто. С русским сектором на севере и на востоке никто не граничит, там неосвоенная местность, узкая полоска еще отображается на карте, а дальше идет серая заливка, местность не исследована.

Южнее Русской Базы находится База Украина, еще ниже – Турция.

От нас на запад идут тройками другие базы. В первой тройке Северная Европа, Восточная Европа, Аравия. За ними – Британия, Германия, Италия. Дальше Франция, Испания, Евромигранты. Еще дальше, на берегу океана, Демократы, Цветные, Республиканцы.

Навожу курсор на «Евромигранты», там открывается длинная подсказка. Оказывается, европейские переселенцы, среди которых в последнее десятилетие большинство составляли мусульманские иммигранты из стран от Афганистана до Марокко, раскололись по расовому признаку, почти во всех секторах начались вооруженные конфликты. Черные попыталась насиловать и грабить белых, белые вспомнили, кто был хозяином земного шара, организовались, сначала уничтожили агрессивных черных, а потом выживших загнали в трудовые лагеря, фактически взяли в рабство, время от времени устраивая им чистки. После чего ФРЧ решил прекратить геноцид и начал разделять поток по цвету кожи – белых на базу соответствующей страны, а мусульман – отдельно. Теперь мусульмане сами убивают друг друга, а иногда собираются в походы на белых.

По поводу последней тройки подсказка сообщила, что поток переселенцев из США из-за неустранимых противоречий, приведших к гражданской войне, пришлось разделить на три базы.

На базу Аравия прибывают переселенцы из арабских нефтяных монархий, вступивших в бурный и печальный период своей истории.

Раз переселенцы из других стран, даже таких буйных, как Ливия или Афганистан, или таких населенных, как Китай и Индия, не представлены, значит ФРЧ безразлично, что там происходит. В понятие «Человечество» ФРЧ включает далеко не все население Земли.

Я отвлекся от чтения.

Через стенку слышатся голоса. Мужской голос и женский смех. С той стороны поселился парень с татуировкой, похоже, он за ужином нашел общий язык с девушкой из нашей группы. Вскоре голоса сменяются характерными стонами и скрипом кровати. Звукоизоляция вообще никакая. Ну, лишь бы на здоровье.

Только вот догадывается ли парень, что тут не Земля, тут, если хочешь иметь девушку, не достаточно угостить ее коктейлем? Надо будет ее защищать от посягательств других самцов. А мы сейчас и себя защитить не сможем, если возникнут проблемы.

Перед сном я подключил к своему местному номеру земные почтовые ящики, указав пароли к ним. Затем написал ничего не значащее письмо жене: «Доехал, все хорошо, поцелуй от меня дочек». Ответа не стал ждать, нас предупредили, что обмен почтой идет с задержкой, дважды в сутки.

***

Утром я проверил содержимое своего счета. На нем оказалась зачислена одна унция. Похоже, нам выплатили то ли аванс, то ли подъемные. Это было очень кстати, я хотел сделать небольшие покупки.

Проверил почту. От жены еще ничего не было, в ящик упали только обычные рассылки новостей. Запоздало подумал, что стоило бы от них отписаться перед отъездом, но кто ж знал, что меня закинет в другой мир?

После завтрака я пошел в факторию.

– Вы за оружием? Какое хотите? – спросил продавец.

– Огласите весь список, пожалуйста.

– В бесплатном списке на нашей базе оружие, взятое со складов советской армии. Автоматы Калашникова в разных вариантах, СВД, пистолеты Макарова, можно РПК взять. Есть и более старые образцы, но если вы не разбираетесь в этом, не стоит усложнять себе жизнь этой экзотикой. Винтовки и пулеметы калибра 12.5 продаются за деньги и разрешены только для закупки поселениями. Калибры больше 12.5, гранатометы, мины, гранаты, приборы бесшумной стрельбы и бесшумное оружие, приборы ночного видения, взрывчатка и средства подрыва, системы видеонаблюдения и охранные, БПЛА – все это запрещено к ввозу, даже за деньги. Гонка вооружений нам тут не нужна. Впрочем, если люди хотят убивать друг друга, они и дубинами отлично справляются. Все, что есть в наличии на складе, можно посмотреть в нашем интернет-магазине. Все остальное, если не подпадает под запреты, можно заказать, в том числе по каталогам любого земного интернет-магазина. Срок доставки обычно около двух недель, он зависит от товара.

– Сейчас мне СВД и ПМ. И я хотел бы дополнительно купить патроны к ним и камуфляжную одежду. И ремень трехточечный.

Камуфляж я купил, потому что ходить в земных вещах может оказаться не практичным. А ходить в оранжевой робе мне почему-то не хотелось. Что-то мне подсказывало, что одежда – важная деталь при определении статуса человека. Так это сейчас на Земле, так это было триста лет назад, и в Древнем Египте тоже было именно так. С тех пор, как появилась одежда, она – показатель статуса. А когда ее не было, показателем статуса были перья в прическе или татуировки. Человек еще не умел работать с металлом, а уже отличал тех, кто имеет привилегированное положение. Не удивлюсь, если тут кто-то начал клепать золотые корпуса для коммов. Тяга человека к статусным предметам неискоренима.

После оплаты я уточнил, сколько патронов полагается бесплатно, оказалось – всего по десять в месяц для СВД и ПМ. Предполагается, что для самообороны этого достаточно, а остальное – за деньги. Зато новую винтовку можно брать хоть каждый день, достаточно заявить, что старая вышла из строя или утеряна. Также можно брать в фактории новые коммуникаторы и планшеты. Из-за этого планшеты и оружие, входящее в бесплатный список, среди поселенцев ничего не стоят, их не имеет смысла красть или отбирать. Собственно, ради этого так и сделали, чтобы не создавать соблазна для грабежей.

Почему именно такое оружие я выбрал?

Думаю, подсознательно я могу себя представить в роли охотника, стреляющего из засады, но никак не в роли героического героя, который в составе подразделения штурмует вражеские окопы, поливая очередями все вокруг.

При этом я умею стрелять из длинноствольного оружия.

Впервые я взял в руки пневматическую винтовку еще в первых классах школы. Тогда недалеко от нашего дома стоял автобус, переделанный в тир. С простенькими пневматическими винтовками, жестяными мишенями в форме каруселей и уточек, которые при попадании в черный кружок начинали вертеться или переворачивались. Для детей, которые еще не доставали до прилавка, была приготовлена специальная скамеечка, и по цене три копейки за пульку можно было ощутить себя бойцом. Потом этот тир исчез, зато такую же винтовку мне подарили на день рождения. Годам к пятнадцати я стрелял из нее навскидку, используя вместо мишеней куски толстой проволоки, подвешенные на гвоздиках. Когда в школе, а потом и на военных сборах, были зачеты по стрельбе, оказалось, что я действительно хорошо стреляю.

На практике мое умение стрелять подтвердилось и во время поездок на охоту. Отец меня вытаскивал охотиться на уток. Сначала долго ждешь, потом один раз стреляешь, потом лазишь в камышах, по колено в грязи, в поисках утки. Затем повторяешь эти операции еще несколько раз. Потом долго потрошишь и готовишь добычу. Потом все радуются и пьют самогон.

Понятно, что стрельба на большое расстояние требует других навыков, учета баллистики, но это я буду осваивать по мере надобности. Пособия по стрельбе и тренировкам есть в местном интернете, а чтобы учесть поправки, особой гениальности не требуется, достаточно использовать баллистический калькулятор. Главное – не оказаться в положении, когда нужно стрелять издалека, а условия сложные. Большая поперечная скорость цели или ветер сильный, скажем.

С пистолетом у меня особых талантов не проявилось, из него я разве что в стену попаду, но иметь короткое оружие нужно иметь в любом случае. Может, я его год не буду использовать, а потом оно спасет мне жизнь.

Почему я взял не автомат? В принципе, если охотиться в лесу или для самообороны, может, стоило бы взять короткий карабин с открытым прицелом или АКМ. И за кусты не так цепляется, и развернуться можно быстрее при неожиданном нападении, и расстояния в лесу оптики не требуют, а вот обзор получается лучше. Но есть у меня предчувствие, что стрелять придется не только по животным. А в перестрелке с человеком преимущество в дальности и точности стрельбы – это серьезный аргумент.

Впрочем, карабин и автомат я потом тоже возьму, в фактории по месту жительства. Может, даже пулемет. Почему не взять, если бесплатно дают?

***

Перед отъездом с Базы я упаковал все свои вещи в рюкзак.

Задумался, во что одеться. Встречают по одежке, и это точно не должна быть оранжевая роба. Значит, или земная одежда, или камуфляж. Земной одеждой тут тоже никого не удивишь, большинство переселенцев оденутся именно так. Пусть у меня будет камуфляж.

За час до отъезда спустился в кафе перекусить. Цены там, конечно, были конские. Полноценный обед обошелся бы дороже, чем в пафосном московском ресторане. Поэтому я взял только суп и кофе с плюшкой. Есть у меня предчувствие, что там, куда нас скоро отвезут, можно будет пообедать в разы дешевле. Не может обычный обед в общепите стоить сумму, почти равную дневному доходу человека.

В кафе увидел сладкую парочку из моей группы, татуированного парня и девушку с голым животиком. Махнул им рукой, но подходить не стал. Не похоже было, что им интересно мое общество.

Еще там увидел группу коротко стриженых мужчин с характерными татуировками на суставах пальцев и прочих местах. Заключенные, очевидно. Половина из них нарядилась в оранжевое, остальные были в потрепанных джинсах или мятых спортивных штанах. Многие надели серые бесплатные футболки. Вели они себя тихо.

К моменту отъезда с Базы во дворе собралась разношерстая толпа, человек пятьдесят.

Примерно треть составляли женщины. Большинство из них были одеты в джинсы или шорты, с объемными сумками, почти все они стояли кучками, бросая вокруг ленивые взгляды, курили и неторопливо болтали. Пара женщин в возрасте стояли поодиночке и настороженно озирались. Тут же присутствовала сладкая парочка из нашей группы.

Заключенные, которых легко было опознать в толпе, тоже составляли около трети всех переселенцев, и тоже собрались группами. Многие из них сидели на корточках и курили.

Остальные были мужчинами от двадцати до пятидесяти, одетыми в обычную летнюю одежду. Кто-то из них общался, но было заметно, что они каждый сам по себе.

Ко времени отправления подали автобус. С виду обычный автобус для междугородних поездок, только дорожный просвет увеличен, чтобы не цеплять дном неровности.

Началась суета, переселенцы начали запихивать свои рюкзаки и сумки в багажники. Изюминку в это действие добавляло то, что все рюкзаки выглядели одинаково. Как они потом собирались искать свое имущество – загадка. Я подумал, потом повязал вокруг лямки носовой платок, чтобы легко было опознать мой рюкзак. Оружие решил взять в салон, пусть будет рядом.

В конце концов, все загрузились. Мне удалось попасть на место у окна.

Последними в автобус вошли двое бойцов в бронежилетах, с касками и автоматами, и мы тронулись. Впереди и сзади автобуса пристроились два броневика с пулеметами.

Когда выезжали с базы, я обратил внимание на ограду и ворота. База была окружена высоким забором из толстой сетки. За ним лежала широкая спираль колючей проволоки, такие я видел на фото американских военных баз, затем шла дорожка для прохода вдоль забора, пустая полоса, заросшая высокой травой, и еще один забор, пониже. Перед ним с наружной стороны стояли таблички «Осторожно, мины». Рядом с воротами находились два поста, по грудь защищенные срубами из бревен и мешками с песком. На постах стояли пулеметы, один крупнокалиберный, второй обычный. Вдоль периметра на расстоянии в пару сотен метров друг от друга стояли вышки, их верхние площадки тоже были сделаны из бревен и оборудованы пулеметами. Вокруг Базы примерно на километр шло пустое пространство, на котором среди густой травы торчали пни, дальше начинался лес.

Дорога по лесной разбитой грунтовке заняла два часа. Лес выглядел вполне обычно, местами преобладали сосны, местами – лиственные деревья. В глаза бросилось, что есть много участков, заросших высокими мощными лиственными деревьями с серой гладкой корой. Я по фото нашел их в справочнике, это оказались буки. Хватало и обычных дубов, берез и кленов, и участков с непроходимым подлеском.

Трижды мы проезжали мимо деревень. Они были окружены заборами со спиралями из колючей проволоки поверху, на въездах стояли посты, такие же, как на Базе, из бревен и мешков с песком, с пулеметами. Деревни были окружены широкими вырубками, превращенными в поля и выпасы.

Наконец, подъехав к очередной деревне, мы въехали в ворота.

Постовые и прохожие мужского пола радостно выкрикивали комплименты дамам, оказавшимся у окна, те улыбались и махали ручками.

Я внимательно смотрел по сторонам.

Вдоль улицы тянулись дворы, огороженные символическими заборами из жердей. За небольшими передними двориками, засаженными кустами и молодыми плодовыми деревьями, стояли бревенчатые дома, крытые тесом. Позади домов были дворы с вспомогательными строениями: банями, курятниками, сараями. Они были сделаны из бревен и досок. Дальше шли длинные огороды. На некоторых из них работали мужчины в оранжевых штанах. Может, это были батраки, а может оранжевые штаны использовались всеми, как рабочая одежда. За огородами были видны другие ряды домов, там тоже проходили улицы.

Доехав по прямой до центра деревни, автобус остановился перед большим двухэтажным домом и открыл дверь.

– Выгружайтесь, – скомандовал заглянувший в дверь автобуса мужчина.