Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Киберпанк » Далекое завтра
Юрий Харитонов: Далекое завтра
Электронная книга

Далекое завтра

Автор: Юрий Харитонов
Категория: Фантастика
Жанр: Киберпанк
Статус: доступно
Опубликовано: 27-07-2022
Просмотров: 144
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 99 руб.   
ОПЛАТИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
XXVI век. Высокотехнологичный город управляется ИИ. Десять миллионов мужчин живут долгие жизни и не подозревают, что в мире существует еще сто подобных городов, которые населяют не только мужчины, но и женщины, так же ни о чем не подозревающие. Оказывается такое разделение обусловлено одной простой мыслью: нет тяги к противоположному полу, нет семьи, нет и детей, нет перенаселения планеты. Люди уже пятьсот лет появляются из пробирки и живут так долго, пока у них не начнет появляться память о прошлых жизнях. Из-за этого система уничтожает их, заменяя на идентичных. И так всегда: именно этим гарантируется вечная жизнь. Тело клонируется, а сознание перекладывается из старого тела. Главный герой, Антон, к семидесяти трем годам «молодости» начинает испытывать тоску и вспоминать странные вещи. Начинает прозревать и оказывается втянут в круговорот событий, открывающий мужчине ужасающую правду о неприглядной стороне и невероятно ужасающей цене бессмертия.
А потом Власов вспомнил тот ужас, который навалился на маленького мальчика во время взрыва атомной станции, что, как и гравитационная сейчас, находилась в центре города. Потом вспомнил встречу с матерью уже после первого воскрешения, и новый оттенок одиночества, когда родная мать не захотела знать сына — считай, предала!
Тогда по настоянию отца десятилетний мальчик охотно ушел в Город, где одиночество не так зудит в душе, ведь снизу около двадцати миллионов людей. Мужчин, женщин, детей — ведь их тогда ещё не разделили по половому признаку. Но Антон ни с кем не общался. Лишь издали наблюдал, как люди живут, радуются, как любят друг друга, заботятся о близких. Испытывают недоступные мальчику чувства. Одиночество слегка отпустило, как и воспоминания о предках — черствых людях с грубым сердцем, не способных не только разглядеть в человеке душу, но и друг в друге. Порой хотелось выброситься с общего балкона, иногда удариться о стенку, а бывало — хотелось пойти и убить и Зои, и Моисея особо мучительно и медленно, чтобы знали, как плохо их ребенку.
Но время шло, и ничего не происходило. Мать не вспоминала, а отец не искал, лишь КИРа навещала с экрана, встроенного в стену комнаты монитора, настояв, чтобы Антон сменил фамилию.
— Так будет проще отгородиться от родителей, затеряться среди обычных людей, — объяснила она.
А потом случилось то, что готовилось годами и о чем Антон знал, поскольку управлял городом в Омске — о планах ИИ в отношении людей. В свои восемнадцать он как маленький мальчик верил, что КИРа не станет претворять чудовищный план в жизнь, но видимо, машина не считала свои действия ужасными, как и этот план. Если он был одобрен Главным, то есть Гафтом, то все пункты должны быть выполнены неумолимо и точно в срок. КИРа только и предупредила парня:
— Завтра после полудня советую не выходить, — заявила она.
— А почему? — удивился Антон.
— Финальная стадия «Разделение», — равнодушно ответил ИИ.
Почему после аварии в Омске Антону не стерли память? Может, технологически еще не могли, а может, и специально оставили? Юноша промучился весь вечер и всю ночь, потому как не мог поверить, что его отец позволит КИРе сделать подобное с людьми. Антон попытался уговорить КИРу связаться с Моисеем, но ИИ то ли не хотела, то ли не могла. Потом она призналась, что Гафт запретил ей связывать с ним сына. Ведь он — Антон, провал всей его жизни… Тогда рано утром Антон побежал по различным инстанциям, чтобы хоть те связали его с Главным, но люди не могли, ведь связь целиком и полностью находилась под управлением КИРы.
И вот, опустив руки и сдавшись, Антон сидел, прислонившись к холодной алюминиевой стене, и больше трех часов ждал часа «Х» на самой оживленной улице города. «Аллее Славы» — ведь в каждом городе есть свои герои, даже в самом молодом. Аллея широким кольцом опоясывала реакторный отсек. На ней разбили мини-сады, фонтаны, множество скамеечек и установили статуи героев — людей, погибших при строительстве Города. Ведь гордость людей основана на победах предков. И чем больше будет памятников, тем сильнее станет вера в истинность пути, по которому следуют люди. В правильность жизни и ее смысла именно в таком виде. И не захочется перемен, ведь строили, тратили силы, нервы, ресурсы, а что — зря? Нет! Герои будут напоминать, что не зря строили! Еще одна шора на глаза!
Гуляющие шли мимо одинокого паренька, прохаживались целыми семьями. Лучи полуденного солнца, благодаря силовому полю вокруг Города, рассеивались и играли на стенах миллионом разноцветных искр. Ничего не предвещало беды, только один юноша знал о приближении чего-то ужасного. И все же, когда это началось, то оказалось столь же неожиданным, как если бы Антон не знал о происходящем.
Буквально в двух метрах шли мужчина с дочерью лет тринадцати. Они мило беседовали и обнимали друг друга. Хотел бы и Антон так же: не торопясь прогуливаться, а слева мама, справа папа… А он, как и эта девочка для своего отца, самый любимый человек на свете. А девочка вдруг споткнулась и начала падать, повиснув на отце всем телом. Мужчина пытался удержать дочь на ногах, но чуть не уронил девочку, поэтому аккуратно положил ее на пол и совершенно не знал, что делать. То голову приподнимет, то за плечи потормошит, а то начинает разжимать закрывающиеся веки.
— Ну же! Родненькая моя! Слава! Не умирай! — почти кричал он, то ощупывая руки в поисках пульса, то прикладывая голову к груди. Но девочка не отвечала. Она вообще никак не реагировала. Она уткнулась пустым взглядом в пространство, а потом, когда голова упала на бок, уставилась на Антона. И паренек не выдержал. Он разрыдался в голос, зарывая лицо в коленках. Мужчина резко поднял голову и зло крикнул:
— Помоги! Что ты сидишь?
А Антон еле выговорил:
— Это бесполезно! Ничем не помочь! Никому!
— Кому «никому»? — не понял незнакомец. Его уже колотила нервная дрожь, а крепко сжатые кулаки дрожали от напряжения.
— Никому не помочь! Все умрут, — прошептал Антон и махнул рукой. Мужчина обернулся. Вокруг творился самый настоящий кошмар. Абсолютно все женщины и девочки замертво падали на пол, а мужчины в панике пытались оживить своих матерей, жен и сестер… И ни у кого ничего не выходило!
— Что ты сказал? — мужчина вновь повернулся к Антону. Он уже не пытался реанимировать дочь. Звонок в диспетчерскую по браслету-интеркому всё время обрывался. Сеть не отвечала. Стало ясно, что никто сейчас не поможет. У всех одна беда.
— Все умрут. Все женщины… — вновь прошептал паренек и как в тумане смотрел на мужчину. Тот прыгнул с места и в считанные секунды оказался рядом с Антоном, схватив его за рубашку, затряс с остервенением загнанного зверя и разъяренного родителя.
— Как умрут? Почему? Откуда ты знаешь? Кто ты такой?
Но Антон не отвечал, слезы выдавили из него все слова, мысли, само умение говорить. Парнишка желал сейчас только одного: умереть с остальными. А мужчина, не дождавшись ответов, готов был предоставить Антону такой шанс. Он ударил раз, потом второй, а затем осыпал градом ударов голову и корпус парнишки, но тот почти не чувствовал боли, а лишь повторял тихо-тихо:
— Убей… убей меня… убей…
— Мам, а я памятник?
Но ему не дали умереть. Другие мужчины оттащили обезумевшего от горя отца, кто-то проводил Антона до комнаты, помог умыться и оставил одного, а в Городе, тем временем, начинался День Великой Скорби. Его будут помнить какое-то время, а потом забудут, словно и не было ничего. КИРа любезно сотрёт произошедшее из памяти мужчин, а также из исторических хроник и баз данных. Женщин в тот день отправят на станцию переработки, а затем вырастят им замену — идентичные копии — и заселят Город в Сочи, а оттуда всех мужчин подобным образом переселят в Атланту, где теперь навсегда останутся только мужчины.
В течение пятидесяти лет Заменщики поменяли всех мужчин в Городе. Пришли, забрали, привели другого, и тот уже не помнил о геноциде женщин. А если ему и рассказывали, то не верил. Так же однажды пришли и за Антоном. После он был и Денисом Князевым, и Виталием Орловым, и еще несколькими людьми. Одно оставалось неизменным — он сам и подкатывающее к пятидесяти-шестидесяти-семидесяти годам желание найти родню, которой, как оказалось, у него почти никогда не было. Казалось, чувство невыразимой тоски навсегда поселилось в нем, заставляя искать родственную душу в мире, где их быть не может по определению, потому что мать с отцом когда-то давно просто бросили его.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей