Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Детектив, Любовный роман, Юмор » Все дороги ведут в загс
Александра Мадунц: Все дороги ведут в загс
Электронная книга

Все дороги ведут в загс

Автор: Александра Мадунц
Категория: Любовный роман
Жанр: Детектив, Любовный роман, Юмор
Опубликовано: 18-05-2017 в 19:12
Просмотров: 24
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 100 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
В бумажном варианте книга была издана под псевдонимом Александра Авророва.
Вокруг красавицы Майи вечно кипят страсти. И когда в одной компании собрались она сама, два ее бывших мужа, известный политический деятель, готовый бросить ради неё жену, а в придачу и сама жена, преступление кажется неизбежным. Но почему жертвой стал самый неприметный из гостей, которому никто не желал зла?
— Вот и не верь после этого в приметы… — заявил Александр Владимирович, нежно обнимая женщину, которой через месяц предстояло стать его женой.

— Приметы? — удивилась та. — Ты о чем?

— Об этих убийствах, разумеется. Ох, и намучился я с ними!

— Каждый бы намучился, — горячо прокомментировала она. — Никто, кроме тебя, вообще не сумел бы разобраться, настолько все было запутано. А ты разобрался, потому что у тебя талант. Тебе для успеха приметы не нужны.

— Уж не полюбил ли я тебя за редкую проницательность? — улыбнулся майор. — Талант и успех — это как раз обо мне. Не забудь еще про мощный, аналитический ум.

— Скажешь, нет? Впрочем, успокойся. Это я такая честная до регистрации, а после стану называть тебя бездарным неудачником. Мужей принято пилить. Я пока не знаю, зачем, но, наверное, придется.

— Спасибо, что предупредила. Готовлюсь.

— Но я так и не поняла, о каких приметах ты говорил.

Александр Владимирович поднял брови:

— А ты помнишь, сколько вас сидело за столом? Тринадцать. Чертова дюжина. Вообще-то я не суеверный, но это число постоянно вертелось у меня в голове. Я даже стал придумывать, почему такая дюжина называется чертовой. И решил: нормальная дюжина — двенадцать, правильно? Двенадцать нормальных порядочных людей. Но черт посылает туда своего агента, и с ним получается тринадцать. Только никто не знает, кто именно этот агент. Пока его не вычислили, замараны все. Каждый оказывается подозреваемым, одним из чертовой дюжины, понимаешь? Даже ты.

— Ты хочешь сказать, наш брак не будет удачным? Раз мы познакомились через чертову дюжину.

Александр Владимирович в который раз поразился ограниченности женского мышления — в данном случае без раздражения, а даже с некоторым умилением. Ты ей о расследовании, а она тебе о браке! Видимо, подав заявление, ни одна женщина не в силах размышлять о посторонних вещах, и убийства кажутся ей несущественными по сравнению с предстоящей свадьбой. Но вслух он выразился деликатнее:

— Наш брак будет удачным. Когда я приехал, один из вас по вполне понятным причинам был уже вне подозрений. Осталась добротная, честная, уважаемая дюжина. Счастливое число.

Глава 1. Маленькие женские хитрости

— Хочу напомнить тебе, что через неделю первое июня, — заметила Майя, усаживаясь в кресло.

— Ну, раз сегодня двадцать пятое мая, было б странно рассчитывать на что-то другое, — машинально пробормотала Марина, откладывая в сторону толстую пачку студенческих контрольных.

— Боже, и как тебя еще в университете держат с подобной рассеянностью? Да брось скорее эту гадость, глаза испортишь.

— Я бы с радостью бросила, желательно с девятого этажа, но сейчас зачетная неделя. Если затяну с проверкой, у студентов будут проблемы.

— Сами виноваты, в семестре надо было учиться, а не сдавать все в последний момент.

— Ты совершенно права, Майка, но не все ж такие добросовестные ученики, как были мы с тобою. Прости, у меня в это время всегда голова кругом. Так уже через неделю первое июня?

— Дошло, наконец! Да, первое июня. Если забыла, то напоминаю — это день рождения нашего Клуба самодеятельной песни «Аврора», каковой праздник мы когда-то поклялись отмечать до скончания веков. Аминь!

— Ты хочешь сказать, мы устраиваем встречу? — обрадовалась Марина. — Замечательно! У кого? И по сколько скидываемся? Или просто распределим между собою продукты?

— Встречаемся у Светочки Рудиной. В смысле, у Светочки Юрской. Конечно, скидываемся, а не распределяем продукты. Ты же знаешь Свету — она захочет все приготовить сама. Творение наших рук ее драгоценный Юрский сочтет несъедобным, а возможно, даже ядовитым. У него разыграется язва — точнее, он разыграет перед нами представление под названием язва.

— Это да. Удивительно, с чего вдруг Юрский разрешает нам собраться в их квартире? Мне казалось, от вида знакомых жены у него тоже разыгрывается язва. Ему, по-моему, стоило жениться не просто на сироте, а на сироте, проведшей годы до встречи с ним в камере-одиночке.

Майя рассмеялась, затем небрежно пояснила:

— Мне удалось его уговорить. Итак, давай думать, кто должен прийти. Ты, я, Леша, Славик…

— Погоди! — строго прервала ее подруга. — Ты мне зубы-то не заговаривай. Что значит — тебе удалось его уговорить? Ты его недавно видела, что ли?

— Да встретились случайно на фуршете, поболтали пять минут.

Голос звучал невинно — до предела невинно, и Марина насторожилась еще больше.

— Майка, — произнесла она, — мы с тобою слишком давно знакомы, чтобы водить друг друга за нос.

— Это точно, давно. Почти тридцать лет знакомы. По-моему, люди так долго не живут.

— Тридцать лет? Кошмар какой! Так, познакомились мы в первом классе, было нам по семь, а теперь…

— А теперь, дорогая, по тридцать шесть, — с мазохистским удовлетворением поведала Майя. — Ты у нас физик, доцент университета, вот и займись подсчетами.

— Тридцать шесть, а живешь, будто по-прежнему восемнадцать, — вздохнула Марина. — Раньше, увидев пожилую женщину с бантом и в короткой юбке, удивлялась — неужели она не сознает собственной нелепости? Теперь прекрасно понимаю, что не сознает. Не верит в свои годы, и все тут!

— Ну, об этом можешь не беспокоиться. Одеваешься ты по возрасту.

— К счастью, от бантов кое-как уберегаюсь, так что на улице пальцем не показывают, зато что касается внутреннего мироощущения…

Тут она вскинула голову и улыбнулась:

— Майка, не хитри. Сбила-таки меня с мысли! Давай отложим трагическую тему нашего возраста и вернемся к Свете. Надеюсь, ты не собираешься портить ей жизнь?

— Я? — изумленно округлила глаза Майя. — Ты о чем?

— Майка, я ведь не мужчина, — сообщила ей подруга, — со мной эти штуки не пройдут. Не трогай Свету, как человека тебя прошу. Да и зачем тебе такой индюк, как этот Юрский, а? Пусть он теперь богатый и даже знаменитый, но индюком как был, так и остался, правильно? Ты не сможешь этого выносить, я тебя знаю.

— Не то слово, — отставив за ненадобностью наивную гримаску, с искренним отвращением поморщилась Майя. — Впечатление, что он стал не депутатом, а сразу Господом Богом. И был-то самодовольный, но теперь… на телеге не объедешь. Не понимаю, как несчастная Светочка это терпит. Да и вообще убеждена, что скоро он ее бросит.

— Ну… пять лет они все-таки прожили, и неплохо. Она его прямо на руках носит, все ему прощает. Второй такой он не найдет. Глупо ее бросать.

— Можно подумать, мужики способны рассматривать проблему сразу с нескольких сторон. Это прерогатива женщин, а мужчина видит только одну сторону, зато уж прет, словно танк. Приехал парень из Новосибирска в Питер, поступил на юрфак, а по окончании не захотел уезжать. Нашел дуру с огромной квартирой, расписался, прописался…

— Майка, ну, откуда тебе знать? — недовольно возразила Марина. — Может, Света ему понравилась.

— Ему было двадцать пять, а ей тридцать. Неужели хоть одна тридцатилетняя старая дева способна искренне вообразить, будто ею увлекся двадцатипятилетний здоровый парень? Притворяться, что верит в его любовь — другое дело, но и впрямь верить в подобную чушь…

— А по-твоему, мужчина не способен полюбить женщину старше себя? Я знаю сколько угодно контрпримеров. В конце концов, и среди твоих поклонников есть совсем юнцы. Помнишь, который пел полночи под твоим окном романсы? Сколько ему лет?

— Не сравнивай, — немного смягчившись от приятного воспоминания, покачала головой Майя. — Этот дурачок видит во мне женщину-вамп, притягательность которой именно в ее опытности. А Светочка была типичной и откровенной старой девой. Согласись, что питающие склонность к девам выберут деву молодую.

— По крайней мере, Света убеждена, что у нее брак по любви, — уклончиво прокомментировала Марина, и сама предполагающая, что Юрский женился отнюдь не бескорыстно.

— Вот именно! Давно пора раскрыть ей глаза.

— Зачем?

— Что зачем?

— Раскрывать глаза. Даже если ты права и Юрский просто ее использует, Света гораздо счастливее, чем была бы в одиночестве.

— Кто бы поучал! — вскинула брови Майя. — Сама вон не была замужем и не собираешься, а особо несчастной не выглядишь.

— Все люди разные. Светочка создана для семейной жизни, это очевидно. А другой возможности выйти замуж у нее не было и, скорее всего, не будет. Если ей удается считать своего мужа ангелом во плоти и с восторгом исполнять его капризы, за нее можно лишь порадоваться.

— Ты полагаешь, прятать голову в песок — разумная тактика?

— По крайней мере, пять лет она давала хорошие плоды.

— Да, но теперь ситуация переменилась. Я уже пыталась тебе объяснить. Юрский женился ради квартиры, а сейчас он достаточно крепко стоит на ногах, чтобы купить себе их хоть полдюжины. Да, в конце концов, еще и оттяпать половину Светиных хором — с него станется. Он депутат, юрисконсульт при каких-то там комитетах… Светочка ему больше не нужна. И он, бедняга, уверен, что любая другая будет обхаживать его не хуже, стоит лишь поманить пальцем.

— Погоди! — встрепенулась Марина, пристально взглянув на собеседницу. — Говори честно… ты что, собралась за него замуж?

— Нашла дуру! — фыркнула Майя. — Я наконец-то развязалась с третьим мужем и вовсе не собираюсь вешать себе на шею четвертого.

— Ну, вот. Значит, не трогай, пожалуйста, Юрского. Пусть Света поживет спокойно.

— Да? А ты не находишь, что, раз уж он все равно рано или поздно ее бросит, открыть Светочке на него глаза будет делом благим? Чтобы удар был не слишком неожиданным и болезненным.

— Ты взрослый человек, и я не имею права тебе указывать, — холодно ответила Марина. — Но мне будет очень тошно, если этот удар она получит от тебя.

— Сергей Сергеевич? Как я рада вас слышать! Меня зовут Надежда Юрьевна Павлова, можно Надя. Вы меня, конечно, не помните, хотя нам дважды довелось встречаться.

— Вы хотели поговорить о Майе, — без обиняков прервал журчащую речь Снутко. Голос в трубке раздражал его, был слишком сладок. «Довелось встречаться» — что за выражение? Из позапрошлого века? Но, если речь идет о Майе, привередничать не приходится. Хотя что о ней может знать эта глупая сентиментальная гусыня?

— Разумеется, о Майечке. Я так сокрушаюсь, когда ваш брак распался. Вы были такой чудной парой! Вы, такой мужественный, и она, такая женственная… Я не могла на вас налюбоваться! Вы так подходите друг другу, вы друг для друга созданы!

Вот и верь после этого первому впечатлению! Незнакомая тетка оказалась вполне разумным и проницательным человеком, с которым приятно пообщаться. Правда, вызванные на двенадцать начальники отделов наверняка уже ждут под дверью кабинета, но, в конце концов, он не просто шеф, а хозяин предприятия, так что подождут и не пикнут.

— Как вы сказали? Надежда Юрьевна? Вы — одна из приятельниц Майи, я правильно понял?

— Я — ее давняя знакомая. Вы, наверное, помните… Больше десяти лет назад, еще до встречи с вами, Майя ходила в Клуб самодеятельной песни «Аврора». Через какое-то время клуб распался, но мы до сих пор каждый год собираемся вместе, обычно первого июня. Вы два раза приходили к нам вдвоем с Майечкой, там мы с вами и познакомились.

Сергей Сергеевич напряг память, однако внешность собеседницы представить не удалось. Он действительно был пару раз на этих дурацких посиделках (не отпускать же Майю одну в общество, где есть мужчины), но ни на кого, кроме жены, не обращал внимания. Вообще, что за увлечение для взрослого серьезного человека — самодеятельная песня? Нет, погорланить под гитару на рыбалке или на охоте, пока варится уха и охлаждается водка — самое милое дело, только все нормальные люди понимают, что просто оттягиваются после рабочей недели, и им в голову не приходит изображать из себя артистов. А эти странные типы носятся с песенками, словно дурни с писаной торбой. Вот ни один и не добился ничего в жизни. Трудно представить, чтобы Майя увлеклась кем-то из них! Зачем ей неудачник после такого успешного, благополучного, состоявшегося во всех отношениях мужа? Впрочем… женщины не уходят, пока у них на примете нет нового объекта. А если и уходят, то от пьяницы, или нищего лентяя, или какого-нибудь психа. Поскольку Майя так настойчиво добивалась развода, значит, собирается выйти за другого, пусть до поры и скрывает свои планы. Может, дело в возрасте? Сергею Сергеевичу стукнуло пятьдесят, и, хотя он считал себя покрепче иных мальчишек и регулярно бегал по утрам в парке, вынужден был признать, что существуют на свете юные красавцы, рядом с которыми чисто внешне он выглядит бледновато.

— Клуб самодеятельной песни «Аврора», — вслух произнес Снутко, вздохнув. — Да, помню. Майя что, теперь часто встречается с кем-нибудь из вашего клуба?

— Наверное, с Мариной Лазаревой, — удивленно ответила Надежда Юрьевна. — Они ведь школьные подруги.

— А, Марина… Нет, я про остальных.

— Я не думаю, что часто. Когда-то мы все были дружны, но теперь у каждого своя жизнь, и встречаемся мы раз в году, первого июня.

— Совсем скоро. И у кого?

— У Светочки Юрской. Жены того самого Юрского, адвоката. Вы с ним не знакомы?

Разумеется, про Юрского, который делал последние годы блестящую политическую карьеру, Снутко слышал, однако близкого знакомства с этим краснобаем не жаждал, предпочитая людей менее заметных, зато более влиятельных. Теперь оставалось лишь жалеть. Приятельствовал бы с Юрским, так напросился бы в гости, там встретился с Майей, поговорил в непринужденной обстановке, объяснил, какую ошибку она совершила. Вдруг она уже сейчас готова вернуться, а общения с бывшим мужем избегает из гордости? Ведь загадочнее существа, чем Майя, нет в целом свете!

Практический ум Сергея Сергеевича заработал быстро и четко. Надо найти способ попасть на эту чертову вечеринку! Там Майя вряд ли позволит себе развернуться и уйти, как поступала последнее время. Она будет в хорошем настроении, выпьет, расслабится, и есть надежда, что… Значит, за ближайшие несколько дней требуется вступить в контакт с Юрским. Кажется, кто-то из партнеров имел с ним дело. Говорят, тот парень хваткий, своего не упустит. Значит, стоит ему почувствовать слабину, сразу заломит за услугу немыслимую цену. А Майя — действительно слабина, болезненная точка, и не хотелось бы, чтобы многие об этом знали, тем более столь пронырливый адвокат. Юристы, они еще похуже журналистов. Однако другого варианта нет… или есть? Эта простодушная и сентиментальная женщина, что звонит по телефону… интересно, одна ли она собирается на встречу? Ведь каждый имеет право привести с собою спутника. Предложить ей, что ли, денег за то, чтобы сопровождать ее первого июня? Хотя, пожалуй, прямо сказать неудобно. Еще обидится… на свете полно людей, не вписавшихся в рыночные отношения и не понимающих, что все на свете продается. Лучше сперва осторожно намекнуть.

— Я с Юрским знаком мало. Значит, вы, Надежда Юрьевна, скоро увидитесь с Майей? Завидую. Я бы многое отдал, чтобы оказаться там вместе с вами. Многое, — подчеркнул Сергей Сергеевич.

— Неужели Майечка после развода совсем перестала с вами общаться? — изумилась собеседница. — Все-таки вы четыре года прожили вместе, и я до последнего не верила, что вы действительно расстанетесь. Ох, какая ошибка с ее стороны! Девочка устала от опеки, захотела самостоятельности, не сознавая, что на самом деле ей нужен именно такой сильный мужчина, как вы.

— Вы думаете? — переспросил Снутко со все возрастающей симпатией. — Думаете, она просто захотела попробовать самостоятельности?

— Ну, конечно. Но скоро ей это надоест или даже уже надоело. Ведь очевидно, что она не создана для одиночества.

— Но она никогда не сделает первого шага. Вот если бы мне удалось с ней увидеться…

«Ну, ворочай ты пошустрей мозгами! — сделав многозначительную паузу, мысленно потребовал Сергей Сергеевич. — Самое лучшее, если ты решишь, что сама додумалась позвать меня с собой».

И Надежда Юрьевна действительно, наконец, додумалась.

— А если… — неуверенно произнесла она. — Вы не обидитесь? Я давно в разводе и обычно хожу в гости одна, но могла бы представить вас как своего кавалера. Вы окажетесь рядом с Майечкой, и у вас будет шанс помириться. Я была бы так рада способствовать вашему счастью!

«Нет, денег она не возьмет, — констатировал Снутко. — Но настоящие французские духи я ей принесу. Не туалетную воду, а духи. Она заслужила».

И лишь после того, как милая дама положила трубку, неожиданно задал себе вопрос: а зачем она вообще звонила? Однако настроение было слишком приподнятым, чтобы забивать себе голову пустяками.

Лена внимательно изучила свое отражение в зеркале. Очень даже здорово! Кто-то, возможно, полагает, что красное платье выглядит вызывающе, но это чушь. Мужчинам нравится яркое, и женщинам в глубине души тоже, только они боятся признаться. А Лена не боялась. Она мало чего боялась на свете, разве что одиночества. Господи, кто бы мог подумать, что она, именно она останется одна? Глупая Марина сказала как-то: «Но ведь у тебя есть твоя Ксюша». Как будто это можно сравнивать! Дочка и муж — совершенно разные вещи. Особам вроде Маринки, лишенным темперамента, этого не понять. Вот Лена темпераментом, слава богу, не обижена, поэтому парни всегда вились вокруг нее, словно мухи. Первый раз она вышла замуж, едва окончив школу, и сразу же родила. Теперь Ксюшке пятнадцать, и никто не верит, что у столь молодой женщины такая взрослая дочь. «Конечно, не верит! — вслух произнесла Лена, упоенно повертев бедрами. — Тебе, моя умница, никто не даст тридцати трех. Двадцать пять, и ни годом больше. А фигурка, как у балерины! Тоненькая, словно тростинка».

Она любила беседовать с собственным отражением, то жалуясь ему на жизнь, то делясь радужными планами. На сей раз превалировало второе. Жалоба, собственно говоря, была всего одна. Упоминание фигуры вызвало мысли о Майе, а та способна увести любого мужчину прямо из-под носа. Непонятно, почему. Майя ведь просто-напросто толстуха. Честное слово, увидев ее впервые, Лена так и подумала: «Бедная толстуха! Не видать тебе Лешки, как собственных ушей.» Лешка Вольский — это парень, в которого Майка была когда-то до смерти влюблена. Из-за него она и ходила в Клуб самодеятельной песни «Аврора». Это было давно, двенадцать лет назад. Ну, точно! Лене тогда стукнуло двадцать один, и она почувствовала, что не в силах больше сидеть взаперти, мечась между плитой и стиральной машиной. Ох, и дура она была! Потерять такого мужа… Все подруги обзавидовались: летчик, не пьет, не курит, а в свободное время с дрелью в руках обустраивает квартиру и дачу. Не муж — чистое золото. Лене и самой так сперва казалось, но постепенно навалилась тоска. Хотелось чего-то интересного, необыкновенного. Надеть красивое платье, выйти на люди, может быть, даже в театр или в музей. Честно говоря, против красивых платьев Толик не возражал, зато на люди его не тянуло. Зачем, если всегда есть, чем заняться по дому? А свои детские фантазии жена должна держать при себе, чтобы не позориться перед соседями. Накормлена, одета — чего еще надо? Времени, что ли, свободного слишком много, вот и бесится? Ну, так почаще бы пекла пироги да подобросовестнее убирала. Не оставляла пыль под шкафом или за батареей, а каждый день, как положено, вычищала все углы. Тогда и выветрилась бы дурь из головы.

Короче, начали они с Толиком ругаться. А потом Лена случайно в детской поликлинике познакомилась с одной женщиной, Олей Карповой, так у той тоже был трехлетний ребенок, и это не мешало ей каждую неделю посещать клуб «Аврора» и петь там под гитару песни. Более того! Она посещала его поочередно с мужем. То Игорь поет, а она остается с сыном, то наоборот. Хотя бывало, что они, не желая расставаться, брали довольного мальчика с собой. Лену это поразило в самое сердце. Она попыталась представить себе Толика, опекающего Ксюшу, чтобы дать жене возможность развлечься, и поняла, что жизнь проходит мимо. Но вместо того, чтобы действовать хитростью, как поступила бы сейчас, по молодости лет двинулась напролом. Буду, мол, петь в «Авроре», и ничто меня не остановит! Чем я хуже людей? Вот и допелась до развода. Хотя, между прочим, Толик зря обвинял ее в измене. С Мишкой Лена завела роман уже потом, а первый год невинно блаженствовала оттого, что вырвалась из скучной круговерти домашних дел, попав совершенно в иной мир.

Ох, счастливые были времена! Гитару Лена обожала еще со школы, ее первая любовь, парень из параллельного, так здорово играл… Тогда она и выучила три аккорда, их хватало, чтобы покорять сердца на вечеринках. Но выяснилось, аккордов куда больше, и песен на свете великое множество, поскольку кроме Высоцкого, Токарева и Лозы, есть еще другие авторы-исполнители. Лена столько узнала в этой «Авроре»! Хотя, если честно, больше всего ее привлекала атмосфера. Чаепития в подвальчике, долгие разговоры, лыжные походы зимой и байдарочные летом. Сперва представлялось, что Ксюша будет помехой, но нет! Многие брали с собой в поход детей, и Лена решилась. К той поре она уже не только развелась, но и разменяла с Толиком квартиру, получив комнату в коммуналке, где живет до сих пор. Кстати, она оказалась прирожденной спортсменкой. Мишка, который греб в одной байдарке с нею, не уставал восхищаться ее успехами. Вот тогда-то между ними и завязались близкие отношения, а ничуть не раньше, что бы ни выдумывал первый муж.

Лена вздохнула. Первый муж, второй муж… Но бог любит троицу, так что будем надеяться на лучшее. Мишка, конечно, поначалу производил прекрасное впечатление. Веселый, добрый, щедрый, он так и сыпал анекдотами и становился душой любой компании. Ксюшка его обожала, он отвечал ей тем же. Лена сперва словно на крыльях порхала от счастья, когда снова вышла замуж. Но то, что восхищает со стороны, не всегда приятно в семейной жизни. Если Мишка после премии приглашает «авроровцев» в кафе, они, разумеется, в восторге. Но в силах ли разделить этот восторг жена, которая и без того уже три месяца не платила за квартиру? Мишка был инженером в НИИ и когда-то, похоже, получал неплохо. Однако времена изменились, теперь надо крутиться — а он отказывался. «Я честно и хорошо работаю, — объяснял он, — и не понимаю, почему не имею права в свободное время отдохнуть, а не вкалывать где-то еще. Всех денег не заработаешь, а всей домашней работы не переделаешь вовек. Давай-ка лучше бросим эту чепуху и поедем с тобой за город!» Но Ксюше требовалась одежда, да и самой Лене тоже. В школе тоже вечно какие-то поборы — то на охранника, то на экскурсии. Лена устроилась торговать на вещевой рынок, однако платили ей гроши, времени же приходилось тратить много. А в выходные гоняешься по магазинам в поисках продуктов подешевле, аж ноги гудят. Она уставала и все чаще оставалась дома, когда муж отправлялся в гости. Наверное, она стала немножко нервной. Обидно, когда ты спрашиваешь, что делать с протекшим потолком, или с Ксюшкиной двойкой по сочинению, или с фальшивой купюрой, которую тебе подсунул покупатель и надо возмещать, отдавая свои кровные, а в ответ слышишь: «Не паникуй, все образуется. Женщина не должна забивать себе голову ерундой». Да, не должна — но тогда пусть об этом думает мужчина!

В общем, история повторилась. С Мишкой Лена тоже через какое-то время начала ругаться, а потом он сообщил, что встретил другую женщину, милую и не сварливую. Собрал вещи, нежно поцеловал Лену с Ксюшей на прощание, уверил, что продолжает замечательно к ним относиться, и исчез. Даже на развод подал лишь спустя несколько лет. Ну, дальше у Лены были еще мужчины — как же иначе? — но ничего серьезного. Зато сейчас есть очень и очень перспективный кадр. Что интересно, тоже «авроровец», Славик Петухов. Правда, ему всего тридцать, а Лена предпочитала партнеров старше себя, но это ничего. Вот двенадцать лет назад, когда ей было двадцать один, а ему восемнадцать, их роман смотрелся бы нелепо, а теперь… Лена весело подмигнула своему отражению в зеркале и сообщила: «Ты выглядишь на двадцать пять, просто конфетка. А Славик, он в теле, поэтому ему не дашь меньше его тридцати. Бедная моя девочка, должна же ты наконец удачно выйти замуж! Первого июня все решится».

Тут она нахмурилась. Занявшись сперва воспоминаниями, а затем увлекательными планами на будущее, она забыла о том, с чего начала — о Майе. Нет, она не питала к Майе ненависти, просто удивлялась несправедливости судьбы. Посудите сами! От природы Майка черненькая, потому что грузинка. Ее фамилия Ананиашвили. Жила-была такая черненькая, отнюдь не худенькая, ничем не примечательная девчонка-очкарик. Отучившись на своем языковом факультете, преподавала в школе английский язык, а в свободное время посещала Клуб самодеятельной песни. Ее туда привела подруга, Марина Лазарева, и Майя сразу влюбилась в Лешку Вольского. Губа не дура! Его каждая была бы рада заполучить, он являлся звездой «Авроры». Высокий, красивый, талантливый, уверенный в себе. Майке исполнилось тогда двадцать четыре, а Лешке двадцать шесть, и он с блеском защитил кандидатскую диссертацию по философии. Но не подумайте, что это был занудный ученый, вовсе нет! Ему удавалось все, за что он брался. Именно он вывел «Аврору» на достаточно высокий уровень, чтобы принимать участие в солидных конкурсах. Он имел знакомства в самых престижных кругах, но не чванился этим. Им нельзя было не восхищаться! Девчонки висли на нем, словно гроздья винограда. У Майки не было ни малейших шансов, это ежу было понятно.

И тогда она сделала ход конем — обесцветила волосы и сняла очки. В один прекрасный день в «Авроре» появилась роскошная блондинка с огромными черными глазами и соблазнительными пышными формами. У парней отвисли челюсти, причем Лешка не стал исключением. Майка-таки женила его на себе!

Лена не в силах была этого понять и чувствовала себя одураченной. Она-то куда привлекательнее Майи, крашеной или нет! Или мужчинам обязательно подавай блондинок? Она тоже срочно обесцветилась, однако положительного результата это не принесло. Наоборот — все уверяли, что натуральный вид идет ей больше. А вот Майка почему-то в одночасье превратилась в женщину-вамп, и ей теперь достаточно пошевелить пальцем, чтобы любой потерял голову. Она и пользуется этим на всю катушку, меняя мужей, как перчатки, да еще каждый раз оставаясь в существенном выигрыше. Несомненно, все ее многочисленные связи были из корысти, а не по любви! Лешка, например, организовал банк и пристроил жену туда работать на совершенно фантастический оклад. А работа-то не пыльная — принимать важных гостей. Провести их по городу да в ресторан, и если это иностранцы, так поболтать с ними на их языке. Это тебе не за прилавком стоять, угождая всяким идиотам, — катайся себе в шикарных автомобилях и красуйся перед публикой. Потом Лешкины компаньоны его из банка выжили, да еще разорили. Или он сам в чем-то проштрафился — не разберешь. Только к тому времени Майка успела с ним развестись, получив прекрасную однокомнатную квартиру в центре. Затем она — ее ведь оставили в банке — подцепила там одного американца и укатила в Штаты, но через три года вернулась — говорят, обеспеченная до конца своих дней. А недавно развелась с последним мужем, у которого завод по производству моющих средств, и теперь наверняка нацелена снова кого-то искать. Неужели покусится на Славика, который уже почти, ну, почти сделал предложение Лене? Наверняка покусится!

Правда, подобное опасение несколько противоречило мнению о Майиной корыстности — Славик был программистом, причем лишь недавно стал получать более-менее прилично, и то потому, что Светочка Рудина-Юрская порекомендовала его своему мужу, и тот взял Петухова на работу. Однако Лена, не очень-то ладившая с логикой, беспокойно сдвинула брови. Год назад Майка пришла на встречу в черном и коротком обтягивающем платье, и все мужчины не спускали с нее глаз. Лене удалось приобрести в сэконд-хэнде очень похожее, только красное. Красное ведь куда привлекательнее, правильно? И фигура Лены привлекательнее — стройнее. Но если Майка снова заявится в том, прошлогоднем… не хотелось бы, чтобы кто-нибудь занялся сравнением, особенно Славик. Хотя раньше Майя не обращала на Славика внимания, однако кто может за нее поручиться?

Впрочем, через пару минут Лена сообразила, как избежать опасности, и радостно захлопала в ладоши. Затем отыскала телефонную книжку и набрала номер.

— Майя? Это Лена Бальбух из «Авроры». Слушай, ты собираешься первого к Юрским?

— Привет. Да, собираюсь. А что?

— Да просто… а в чем ты будешь?

— Я еще не решила.

— Да? Слушай, обещай мне, что не придешь в том черном платье.

— В каком? — явно удивилась Майя.

— В котором была в прошлом году. Обещаешь?

После секундной паузы послышался искренний смех, затем собеседница ласково объяснила:

— Леночка, милая, да мне и в голову бы не пришло надеть то же самое, что в прошлый раз. Можешь не беспокоиться. А на кого ты положила глаз?

— Нет, я просто так, — поспешила заверить Лена.

— А, ясно. Славик Петухов? Не думаю, что это хороший вариант.

— Почему еще?

— Он, наверное, с прошлого раза регулярно тебе звонит? Целый год время от времени звонит и жалуется на одиночество?

— Ну… да. Он одинокий и несчастный, потому что ему пока не удалось встретить родственную душу.

— Хочется верить, что и не удастся. Двух подобных душ наш город не выдержит. Но учти! Он звонит не только тебе. Марину он уже допек до последней степени, и меня бы тоже, если б у меня не было определителя номера. Я просто не поднимаю трубку.

Немного расстроенная, но не потерявшая оптимизма, Лена предположила:

— Вам он звонит в надежде на дружеское участие, а мне… мне совсем по-другому. Он рассказывает мне о себе такие вещи, что… ну, их не расскажут, кому попало.

— Неужели он и тебя удостоил истории о том, как недавно пережил период импотенции, а теперь излечился?

— Откуда ты знаешь? — опешила Лена.

— От Марины, разумеется. Правда, она теперь стала сразу отвечать, что ей некогда, и класть трубку. И учти, кроме нас троих, у Славика могут иметься и другие конфидентки. У него явно нелады не только с потенцией, но и с психикой. Кстати, а ты не предлагала ему встретиться?

— Между прочим, предлагал он, а не я.

— Хорошо, он предложил, а ты радостно ответила: «Да». И что? Какова его реакция? Неужто и вправду встретился?

Лена замялась. Дело в том, что в данном аспекте им почему-то не везло. Разумеется, Славик был бы рад увидеться, но у него вечно много дел, и трудно выкроить время (как же он находил время на долгие телефонные беседы, она, разумеется, не задумывалась). А иногда они совсем уже обо всем договаривались, и Лена делала прическу в парикмахерской, и покупала дорогие колготки, но в последний момент у Славика неожиданно что-то приключалось, поэтому свидание приходилось переносить на неопределенный срок. И вот две недели назад наконец свершилось! Нет, к сожалению, свершилось не все, на что можно было рассчитывать. Они несколько часов просидели в кафе «Идеальная чашка» и разошлись каждый в свою сторону. Наверное, Лена сама была виновата? Славик ждал, что она позовет его домой, но там находилась Ксюшка, а комната-то всего одна. В следующий раз надо не церемониться, а просто взять и отвезти дочку к Нельке, которая торгует за соседним прилавком. Ее муж будет ругаться, но ничего страшного, лишь бы не выгнал. Личное счастье, оно в жизни главное. Мало ли, какие у Славика причины, чтобы не приглашать к себе? Хотя живет он в однокомнатной квартире, а родители давно уехали за границу. Потому Лена и не сообразила освободить собственное жилье. Ладно, пускай получился прокол, все равно ясно, что Славик влюблен и первого числа признается, если ему не помешает Майя.

— Лен, ты куда пропала? Не хочешь отвечать? Дело твое. Только не говори потом, что тебя не предупреждали. Бери своего Славика, я его не трону. И Марина, могу поручиться, тоже.

— А Марины я и не боюсь, она против меня не потянет, — честно сообщила Лена. — Я боюсь только тебя. Спасибо, Майка. До встречи.

Глава 2. Долгожданная встреча

Оля и Игорь Карповы ехали к Юрским на собственной машине, и иногда Оле казалось, что на метро было бы быстрее, да и безопаснее. Разумеется, десять лет назад, при покупке, «Жигуль» вызывал куда более приятные эмоции, однако годы никого не красят. Игорь, похоже, с подобным утверждением не согласен. Наоборот — он привязывался к автомобилю все больше и больше, холил его и лелеял, словно это была не куча металла, а постаревшее домашнее животное, выгнать которое — преступление. Например, кот Гришка. Оля не в силах была относиться к «Жугулю» и Гришке одинаково, но мужа не осуждала. Он доволен, и слава богу. В других руках машина давно развалилась бы, а у Игоря еще бегает. Золотые у Игоря руки! Работал бы не инженером, а механиком, обогатился бы в момент. Хотя инженер он не менее хороший, чем механик, и его в институте ценят необыкновенно. Просто оклады бюджетников придуманы государством специально с целью выявить наиболее бескорыстную часть населения. Игорь к ней и принадлежит, хотя, чувствуя ответственность за семью — как-никак, двое детей, — в свободное время халтурит в автосервисе. У Оли иногда просто сердце разрывалось, когда она вспоминала, какой воз он тянет на своем горбу. Ее учительской зарплаты хватало на пару походов в магазин, вот и приходилось вкалывать бедному Игорю. Он не жаловался, не имел такой привычки, но иногда возвращался страшно бледный, а недавно даже потерял сознание. Вот тогда Оля и запретила ему выходить в ночную смену. Ей это удалось с большим трудом, в основном с помощью нехарактерных для нее слез и настойчивого повторения фразы: «Если ты попадешь в больницу с переутомлением, как же мы будем жить?»

Деньги, деньги, чертовы деньги… Почему никогда не удается откладывать — ведь иногда Игорь приносит солидные суммы? Она, Оля, плохая хозяйка. Безалаберная. Сколько раз давала себе слово записывать расходы? Но при одной мысли становится тошно. Постоянно держать в голове дебит-кредит вместо того, чтобы радоваться жизни — ну, не получается! А расплачивается за ее легкомыслие муж. И вот теперь, когда ему представился, наконец, шанс обогатиться, не изнуряя себя, мешает дурацкое и чисто формальное препятствие. Но его можно преодолеть, обстоятельства сложились на редкость удачно!

— Игорь, — настойчиво произнесла Оля, — если ты сам не хочешь поговорить с Юрским, это могу сделать я.

— Не вздумай. Я говорю серьезно! Я уже в том возрасте, когда человек способен позаботиться о себе сам.

— Я тоже так полагала, но теперь сомневаюсь. Смотри, как здорово! Юрский никогда не появлялся на наших встречах, Светочка всегда приходила одна. А сегодня мы, как нарочно, собираемся у них и, конечно, его увидим. Удивительно подходящий случай обратиться к нему с просьбой.

— «Никогда не прости, в особенности у тех, кто сильнее тебя», — процитировал муж.

— Да, но там дальше — «сами предложат и дадут». А этот тип не предложит, можешь не сомневаться!

— Вот именно. Не хочу унижаться перед человеком, которого не уважаю.

— Ты ведь с ним не знаком. Может, очень достойный человек.

— Не верю, чтобы в наши времена достойный человек мог сделать политическую карьеру. Юрский, как, впрочем, и его партия, сутяга и краснобай. Вечно они судятся по мелочам, чтобы вызвать к себе интерес. А на страну им плевать.

— Да какое тебе дело до его отношения к стране? — возмутилась Оля. — Важно то, что он может тебе помочь. Партия, видите ли, не устраивает! Так тебе же в нее вступать не предлагают.

— Давай прекратим этот бесполезный разговор. Все равно никто никого не убедит. Я решил твердо. А деньги… заработаю столько, сколько нужно.

— Перестань! Ты и так на пределе. Ладно, обойдемся. Да и хватает нам, честное слово! Не знаю, с чего это меня вдруг повело. Просто обидно, что такой шанс будет упущен…

Оля глянула в напряженное лицо Игоря и срочно сменила тему.

— Посмотрим, наконец, на Светочку в домашней обстановке. Вот тебе классический пример чеховской Душечки! Она прямо-таки растворилась в муже. Никаких собственных интересов у нее, похоже, не осталось.

— Здоровье, — улыбнулся Игорь. — У нее две темы для бесед — Юрский и здоровье.

— Это да. Хотя, если б она нас совсем выбросила из головы, то не приходила бы на встречи и тем более не позвала сегодня к себе.

— Она-то ладно, а вот чего ради на это согласился Юрский?

«Чтобы дать нам шанс», — подумала Оля, однако смолчала.

Светочка озабоченно изучала сервированный к приходу гостей стол.

— Вовочка, ты запомнил? — уточнила она. — Вот это, в голубой вазочке, тебе лучше не есть. И, конечно, маринованные огурчики. Ни в коем случае!

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей