Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Юрий Литвиненко: Земля любви
Электронная книга

Земля любви

Автор: Юрий Литвиненко
Категория: Земля лишних
Серия: Земля лишних
Жанр: Боевик, Приключения, Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 21-05-2020
Просмотров: 477
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
.mobi
   
Цена: 147 руб.   
ОПЛАТИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (1)
История о приключениях зрелого мужчины и молодой девушки. Судьба и реалии современного общества вынуждают влюблённых бежать из родного села и искать место, где они смогут скрыться от преследования непорядочных служителей закона. В результате поисков они узнают о другом мире – Новой Земле, переход куда решает все их проблемы. Здесь они находят новых друзей, новую родину. Но для этого им предстоит преодолеть долгий путь, пройти многие испытания.
14 день СЗ

Федеральная трасса М-58. 23.06.2007г.

Вот и закончился мой путь в одиночестве. Впереди на перекрёстке вижу Юрия, стоящего у обочины с двумя сумками у ног. Останавливаюсь, выхожу, хлопаем друг друга по плечам. Больше шести лет не виделись, а он почти не изменился, только седины в волосах и в бороде прибавилось, да стал немного суше. Такого брюшка как у меня у него никогда не было. Кстати, за время поездки оно у меня заметно поубавилось в объёме.
- Ну, привет, пенсионер! – отступил Юрка на шаг назад.
- А кто тебе не давал в армию идти? Тоже давно бы уже на пенсии был, - ответил я по привычке, этот обмен фразами стал у нас почти традицией.
- Поздно пить боржоми. Да и я свободу люблю. А армия, это почти тюрьма.
- Здесь бы я поспорил, но не буду начинать в сто первый раз. Тебя не убедишь. Да и поздно уже об этом. Лучше давай, рассказывай, как сам, а я пока покурю, да и двигать надо. Что стоять?
Юрий рассказал о своих делах за последнее время. Мы с ним созванивались не часто. Он так и оставался холостяком, уже больше десяти лет, после того как пропала его жена. До сих пор так о ней ничего и неизвестно – уехала на курорт, пару раз позвонила, и всё. Пропала. Следствие ничего не дало. На третий день отдыха не пришла на обед, и больше её никто не видел. Вещи все в номере, документы тоже, а о ней до сих пор ни слуху, ни духу. Он уже давно успокоился, и наслаждался радостями холостяцкой жизни. Детей у них не было. Вот и жил он один в трёхкомнатной квартире в центре Благовещенска. Погулять он был не любитель, вот эта вахтовая работа и была для него одним из развлечений, как бы он ни брюзжал. А в перерывах между сменами он ходил в спортзал, ездил отдыхать на природу, когда сам, когда с товарищами. Иногда у него появлялись женщины, но ненадолго. Но ни одна пока не зацепила его настолько, чтобы связать с ней дальнейшую жизнь.
Выслушав все последние новости, большинство из которых мне уже было известно от родителей, я решился рассказать о своей великой проблеме и связанными с ней изменениями в своей жизни.
- Да, ты влип, старина. Попробую поднять своих кунаков, чтобы вам помочь, но ты только на меня не надейся, подключай ещё и сам кого сможешь. На кого надеешься. Не, ну ты дал, молодожён. Сколько помню, у тебя периодически случаются резкие перемены в жизни. Но на этот раз ты сам себя переплюнул. Как же тебя угораздило, под старость лет?
- Сам до сих пор полностью разобраться не могу. Но, как говорили предки, «отступать некуда, за нами Москва».
- Ну да, теперь главное найти для вас оптимальный выход. Давай спешить не будем. Доедем до твоих стариков, а там уже начнём свои связи поднимать. Время у тебя, как я понял, пока терпит.
- Да, как сказать? Неделя точно есть. Вроде и много, но как дела пойдут. Можно и в цейтноте оказаться.
- В любом случае не гони лошадей. Доедем, купим тебе ещё один левый телефон, для местных звонков, и начнём. А пока подумаем. Хотя я ничего кардинального, гарантированно обеспечивающего вашу спокойную жизнь, пока не вижу. Но, будем думать.
Кто же знал в тот момент, что начинать интенсивно думать и искать спешное решение уже новой, намного более страшной и опасной проблемы придётся намного раньше, буквально через какие-то полтора часа. И, по сравнению с этой новой опасностью, моя, занимавшая последнее время все мои мысли, покажется какой-то детской и несущественной.
Мы уже больше часа катили по прямой как стрела федеральной трассе М-58 «Чита – Хабаровск», асфальтированные участки сменялись гравийкой, вокруг строящихся мостов приходилось объезжать по разбитым грунтовкам. Конечно, это не ралли «Париж – Дакар», но и спокойной такую поездку назвать трудно. Строители обещали через три года сделать трассу не хуже лучших европейских автобанов, но пока приходилось довольствоваться тем, что есть, как говорится, «за неимением гербовой, пишем на простой». Всего несколько лет назад здесь и такой дороги не было, что бы попасть на автомобиле с Дальнего Востока в Сибирь, нужно было в Шимановске загонять его на железнодорожную платформу и перевозить, таким образом, до Читы или Чернышевска-Забайкальского, откуда уже можно было опять двигаться своим ходом. И занимало это времени намного больше, чем сейчас, при езде своим ходом.
Тянувшаяся вдоль дороги унылая болотистая равнина с хилыми редкими деревцами, сменилась настоящей тайгой. С каждым километром мы приближались к конечной точке поездки – Екатеринославке, в которой я родился, вырос, и где жили мои родители. От долгого сидения в одном положении спина затекла, всё же УАЗ делали для бездорожья, а не для многодневных поездок через половину России. Когда позвоночник стал ощущаться раскалённым ломом, я остановился в придорожном кармане немного размяться и спокойно покурить. Мы с моим спутником вышли на травку облегчиться, благо на трассе машин и днём почти не было, а к вечеру она вообще как вымерла. Постояли минут десять, дыша свежим воздухом, наполненным запахами дальневосточной тайги, после чего я занял пассажирское место, а Юрий сел за руль, решив дать мне немного отдохнуть. Машин на трассе практически не было, за час нам встретились всего пара встречных фур. Остальное время дорога была абсолютно пустынна. Вдруг, минут через десять после того как мы тронулись после остановки, сзади раздался низкий нарастающий гул. Сначала я подумал, что нас нагоняет какой-то крупный транспорт, но звук был не похож ни на один из знакомых мне. Наклонившись, я заглянул в зеркало заднего вида, и увидел, догоняющий нас вертолёт, который летел над самым полотном дороги. Оно и правильно, зачем карты и навигаторы, если трасса пронзает всю область с севера на юг почти прямой стрелой.
Большая стрекоза пролетела низко над нами, всего метрах на ста высоты, её низкий гул неприятно резанул по ушам. Но, когда винтокрылая машина была уже в километре от нас, с ней начало твориться что-то странное. Она как бы резко затормозила, потом взмыла вверх метров на пятьдесят, рыскнула сначала влево, потом вправо и как будто по крутой наклонной плоскости рухнула куда-то в лес. Донёсся треск, который мы услышали, даже не смотря на шум двигателя нашего УАЗа, и всё стихло. К этому моменту мы уже почти доехали до места на трассе, над которым вертолёт выписывал свои пируэты.
- Вот это да! – воскликнул Юрий, когда я остановился примерно в том месте, над которым вертолёт начал своё падение, - Охренеть! А ведь я, кажется, знаю его, Он сегодня был у нас на прииске. Это московские покровители прилетали за долей малой. Они это два-три раза в год делают. Прииск и так Правительству Москвы принадлежит. Это нормально. Но ещё и какой-то процент отстёгивают российскому криминалу. Всё идёт через Первопрестольную. Зато никаких проблем ни с властью, ни с братвой. Всё поставлено так, что ни один грамм золота мимо не пройдёт, прикарманить даже мелкий самородок, это подписать себе смертный приговор. И так на всех этапах, от промывки, до хранилища в столице, или общака. Причём и власть, и криминал прекрасно уживаются, работают, так сказать, рука об руку, поделив сферы ответственности и получая каждый свою долю. Вот так-то.
- Всё это нормально. Благодарю что просветил. Вопрос в другом – нам то, что делать? Вертолёт упал где-то недалеко. Взрыва не было. Так что в нём, возможно, остались живые люди. Думаю, стоит поискать. Вон и колея с трассы в лес уходит. До заката ещё пара часов, так что, если повезёт, то найдём.
- Ты знаешь, не хотелось бы в это ввязываться. Может оказаться себе дороже. Золото, это не грибы – ягоды. Здесь жизнь ничего не стоит, - задумался Коваль, - но, с другой стороны, и бросить людей, если там живые остались, тоже как-то не по-человечески. В общем, решай, если готов рискнуть, то поехали. Я-то одиночка, мне терять особо нечего. Так что решение за тобой.
- Тогда поехали. Иначе мне до конца жизни сниться будет, что я людей на верную смерть бросил. Как говорится, ввяжемся в бой, а дальше по ситуации, только давай я сам за руль сяду.
Мы поменялись местами, я включил передачу, и аккуратно спустился с трассы на едва заметную лесную дорогу, даже не дорогу, а колею, петляющую между вековыми лиственницами примерно в направлении места падения вертолёта. Подлеска почти не было, деревья росли не часто, поэтому тайга просматривалась неплохо, но мы всё равно потратили больше часа, пока нашли место аварии вертолёта, хотя по прямой от него до трассы было не больше полукилометра. Солнце уже склонилось к верхушкам лиственниц, когда в просвет между деревьями увидели большую поляну, в центре которой блестело затянутое ряской небольшое озерцо, а за ним и заднюю часть МИ-8*, вернее того, что от него осталось. Удар был такой силы, что ствол дерева, смяв сферу кабины, дошёл почти до переборки, отделяющей грузовой отсек. Лопастей не было, оторванный хвост лежал далеко в стороне, стойки шасси подломились, и тело вертолёта лежало на брюхе. В общем, при таком ударе выжить можно только чудом. Чтобы подъехать поближе, пришлось красться у самой кромки леса, ближе было страшновато – у воды могло быть топко, и была вероятность увязнуть так, что не помогла бы и лебёдка, стоящая на переднем бампере. Остановились метрах в тридцати, ближе начинались кочки, и лезть в них было опасно. Подёргавшись взад – вперёд, я развернул «буханку» в обратную сторону, мордой к прорезанной нами колее. Выйдя из машины, закурил, глядя на воткнувшийся в вековую лиственницу корпус вертолёта. Посмотрев вверх, увидел, что над всем этим сомкнулись кроны деревьев, так что, если будут искать с воздуха, то вряд ли найдут быстро.
- Да, похоже, им крупно не повезло, - сказал я, - Ну что, пошли, глянем?
- Идём, - отозвался Юрка.
Подошли к раскрытому зеву боковой двери мёртвой железной стрекозы. С первого взгляда было видно, что мы не ошиблись, спасать здесь было некого. Всё, что было в салоне, теперь лежало у передней переборки. Семь изломанных тел–шесть охранников в чёрной форме какого-то ЧОПа, седьмой, видимо сопровождающий, лысый пожилой мужичок в дорогих джинсах и ветровке, сейчас залитых кровью. Несколько сумок, четыре небольших ящика, содержимое которых не вызывало сомнения – у одного из них сорвало замки, крышка открылась, и внутри в выложенных мягкой тканью ячейках лежали четыре золотых слитка формой напоминающие маленькие крышки гробиков. Небольшие, длиной около тридцати сантиметров и сечением примерно десять на пять, оказались весьма тяжёлыми, когда я взял один из них в руки. На верхней грани, была надпись: 999,9 и ниже 400 XAU, насколько я понял, это означало пробу и массу в тройских унциях, то есть в пересчёте на килограммы получалось больше двенадцати с половиной.
- Да…- присвистнул я, - это ж на сколько лимонов здесь лежит? Я даже подумать боюсь, шестнадцать слитков по четыреста унций, это в килограммах около двухсот получается. Ни хрена себе, два центнера золота. Никогда не интересовался его ценой, надо будет в интернете посмотреть.
- Жора, тормози, - оборвал мои рассуждения Юрка,- успеешь ещё посчитать. Ты лучше подумай, как мы конкретно влипли. Если кто-то из братвы узнает, что мы даже просто это видели, жить нам останется ровно до того момента, как нас вычислят и найдут. И никому не интересны наши благие намерения. Где начинается золото, там кончаются и законы, и человеческие чувства и, в общем-то, здравый смысл. Не важно, возьмём мы что-то отсюда или нет. Хватит того, что мы здесь были. За всем этим такие люди стоят, для которых убрать десяток – другой человек, что водички выпить.
- И что делать, может смотаться по-быстрому? – высказал я первую пришедшую в голову мысль.
- Поздно пить «боржоми», когда почки отвалились. В том, что нас вычислят, я не сомневаюсь ни на секунду, вопрос только во времени.Его у нас в запасе пока достаточно – быстро сюда ни с прииска, ни тем более из Благовещенска не добраться. Сообщить они вряд ли что-то успели, сам видел, авария в считанные секунды произошла, значит, кинутся, когда они вовремя не прилетят. Организовать поиск тоже не пятиминутное дело, а тут ещё ночь на носу, думаю, раньше завтрашнего утра искать не начнут, вокруг на десятки километров ни одной самой завалящей деревни, и к тому же упал он под деревья, с воздуха трудно увидеть. В общем, самый фантастический вариант, что найдут его завтра к вечеру. А потом ещё надо нас вычислить, а это тоже время. Нас никто пока не видел, надо постараться и на дорогу выскочить незаметно. Если получится, то у нас, думаю, минимум трое суток. За это время надо что-нибудь придумать. А поскольку, если до нас доберутся, то мы стопроцентно переходим в категорию трупов, то, предлагаю забрать золото, стволы, что ещё ценного найдём и мотать отсюда. Ни телефоны, никакие-либо документы не брать. Теперь наша главная задача выжить.
И тут его разобрал смех, чуть ли не переходящий в истерику. Я даже забеспокоился, таким я его ещё ни разу не видел за тридцать с лишним лет нашего знакомства.
- Ты что? – с испугом спросил я.
- А ты прикинь, - ещё сквозь смех ответил Коваль, - ты сюда, зачем ехал? Спрятаться, потеряться, исчезнуть для всех. Не успел доехать, а тут ещё одна проблема на тебя свалилась, страшнее первой. Похоже, ты их последнее время притягиваешь как магнит. А сейчас ещё и я с тобой под раздачу попал. Так что я теперь тоже в вашей команде, будем вместе из задницы выбираться.
- Действительно, - согласился я, - только смешного совсем мало. Проблемы только множатся, и одна перекрывает другую. Нона приедет только через неделю, а то и чуть позже. Если нас к тому времени вычислят, то куда ей деваться? Мы договорились, что если связь потеряется, то она всё равно поедет к моим старикам. И не думаю, что успею ей что-то сообщить. В общем, по старой поговорке – из огня, да в полымя.
- Не помирай раньше времени. Разберёмся. Будем решать проблемы по мере их поступления.
- Ага, только поступают они быстрее, чем мы успеваем их решать.
- Всё, успокоились. Сейчас перегружаем всё, что собирались, и на трассу. А думать по дороге будем.
- Хрен с тобой. Стоя на месте точно ничего не решим. Пошли.
Забрались в вертолёт, первым делом схватились за ящики с золотом. Небольшие на вид, они оказались очень увесистыми.
- А что ты хотел? – удивился Юрка, - четыре слитка по двенадцать с лишним килограмм, плюс тара, вот и выходит за пятьдесят килограмм.
- Да, общую массу я сразу прикинул, а сколько в каждом ящике, что-то не сообразил. Слушай, два центнера, это сколько же всё-таки по деньгам получается?
- Вот честно, даже примерно не скажу. Столько лет на прииске отработал, а ценами никогда не интересовался. Потом разберёмся, если выживем, конечно.
- Вот-вот. Если выживем. Ладно, пока забудем, давай продолжать мародёрить. Сейчас трупы ворочать, а я очень это дело не люблю. Противно. Хорошо, что ел уже давно, а то бы уже вывернуло. Но стволы бросать не хочется, да и карманы проверить надо. Если влетим, то без разницы, чего и сколько взяли. А вот если выкрутимся, то жалко будет, если что ценное оставим.
Комок постоянно подкатывался к горлу, но я всё же выдержал.Немного помогали сигареты с ментолом, которыми я дымил непрерывно. Но всё же смесь запахов крови, топлива и, прошу прощения, дерьма заставляли сжиматься в комок желудок и постоянно сглатывать слюну. Но улов того стоил. Через полчаса у машины, на разложенной плащ-палатке, кроме ящиков с золотом лежали шесть автоматов АКМС*, абсолютно новых, видимо со складов ДХ*, подсумки к ним с набитыми магазинами.Шесть ремней, на которых висели кобуры с ПМами*, ещё один пистолет – Кольт М1911А1* правительственная модель, взятая из подмышечной кобуры мужичка, три ножа – два отличных охотничьих из златоустовской стали и нож разведчика НРС-2*. В руке я держал пакет со сваленными в него деньгами разных стран и номиналов.
- Неплохо поживились, - почесал затылок Юрка, - теперь бы всё это ещё и на пользу нам пошло, а не привело к фатальным последствиям. Но, как говорится, снявши голову, по волосам не плачут. Давай грузиться, а то уже почти стемнело.
Мы вытащили часть вещей от передней стенки багажника, уложили на низ ящики с золотом, следом оружие, завёрнутое в одеяла и другие подвернувшиеся тряпки, уже не заботясь об их чистоте. Потом опять завалили всё вещами, укрыли, как и было, брезентовым тентом. Возникшую идею – взять пару пистолетов с собой в салон, я подавил в зародыше. Только больше вероятность попасться ещё в дороге. А если случится самое страшное, то разве что танк нам поможет, да и то ненадолго. В общем, в итоге вернули всё в багажнике в состояние близкое к исходному. С собой взяли только пакет с деньгами. Они, как говорится, не пахнут, хотя в нашем случае, запашок всё же был.
- Ну что, вроде всё, следов не оставили, теперь бы ещё на дорогу удачно выбраться, - сказал Юрий, когда мы захлопнули дверку грузового отсека, - может я за руль? Ты уже больше недели из-за него не вылезал.
- Давай, - согласился я, и когда захлопнул за собой дверку, - поехали.
До трассы добрались быстро, навигатор показывал, где она, да и мы помнили, как ехали сюда. Не выезжая из леса, остановились и потушили фары, заглушили двигатель. Постояв минут пять и, убедившись, что в пределах видимости и слышимости машин нет, снова завелись и Юрка с трудом выскочил на асфальт. Подъёмчик крутой, да ещё и начавший моросить дождик сделал откос скользким. Но нам дождик был только на руку. Выскочив на дорогу, Коваль отключил передний мост и пониженную передачу:
- Ну что, теперь делаем ноги, или в нашем случае лучше сказать «по коробке!»?
- Лучше как Гагарин – «Поехали!». Вот только жрать очень хочется, но надо хотя бы пару часов проехать без остановки, а лучше и подольше.
- Да ладно, можно и на ходу поесть. Дорога не напряжная. Ты залезь ко мне в маленькую сумку. Я когда с посёлка уезжал, то прихватил немного балабасов, и термос с кофе там. Думал, тебя ждать долго придётся.
- Вот это ты молодец, а у меня только сладкое осталось из того, что можно съесть без готовки.
- Цени. И мне тоже дай что-нибудь. Я после месива в вертолёте вроде немного отошёл, теперь тоже засосало под рёбрами.
Минут через двадцать я почувствовал, что жить стало лучше, жить стало веселее, как говорил «отец народов»
- Неплохо, - как бы угадав мои мысли, поддержал Юрий,- аж жить захотелось. Ты бы посчитал, сколько там в пакете. А то интересно, насколько мы разбогатели.
- Ты, смотрю, повеселел.
- А что делать? Уныние тяжкий грех. Да оно и не продуктивно, только мешает думать и адекватно реагировать.
- Когда это ты таким набожным стал? Или просто слов умных нахватался?
- Я как был безбожником, так и остался. Но, от этого грехи никуда не деваются. Им предаются и верующие, и атеисты. А ты зубы не заговаривай, считай, давай.
- Ладно, сейчас назад переберусь, здесь уже темно, а там свет включу, штору задёрну и тебе мешать рулить не буду. Только ты мне скажи, откуда на прииске золото в банковских слитках? Насколько я знаю, у вас на Покровах аффинажной фабрики нет.
- Аффинажной нет, но очистку очень глубокую делают. За сутки до десяти килограмм металла выходит. Золото у нас очень мелкое - извлечь по старинке его невозможно. Сначала, чтобы вскрыть золотинку, руду измельчают. Потом разная химобработка: руду растворяют в специальном растворе, насыщают, делают какую-то десорбцию, электролиз. Только не спрашивай, что всё это обозначает – я просто слов умных нахватался. В общем, в конце металл снова переводят в металлическое состояние и переплавляют. Делают слитки по 14 - 16 килограммов и отправляют в Красноярск на аффинажный завод. Ну а эти, наверное, для понтов под банковские сделали. И проба на них вряд ли реальная выбита, скорее всего, реально пониже будет.
- Понятно. Благодарю за ликбез. Ладно, полез я в салон наши карманные деньги считать, - улыбнулся я.
Минут через двадцать я опять пересел на штурманское место с листом бумаги в руке, на котором делал подсчёты. Сам пакет с деньгами я засунул в коробку с компьютером. Не сказать, что спрятал, но и случайно никто не увидит.
- Ну что там? Не томи, - повернул голову Юрий.
- Что, что, деньги. И очень даже не мало. Даже если не считать золото, нам порядочно перепало. Из карманов не особо много, основной банк в пакете был, который мы из дипломата достали, где ещё какие-то бумаги были. Видимо, касса на все расходы, или какой-то долг забрали. Короче, всего получилось почти шестьдесят тысяч евро, пятьдесят тысяч баксов и рублями почти полтора ляма.
- Ого! Это мне больше десяти лет работать. Всё вместе, если на рубли, то почти пять миллионов получается.
- Примерно так. А ты считать не разучился. Только зачем им столько с собой?
- Кто их знает? Да и по большому счёту, не всё ли равно?
- И действительно. Если бы ими ещё и пользоваться можно было, а так пока это просто бумага.
- Будем надеяться что сможем. Что-нибудь придумаем. Время пока ещё хоть немного, но у нас есть, - успокаивая скорее себя, чем меня сказал Юрий, - мысли никакие не посетили, пока считал?
- Пока только одна в голову пришла – к моим старикам мы сразу не поедем. Проскочим мимо, до той части, в которой я раньше служил. Командир там ещё старый, всё никак на пенсию не уйдёт. Но в этом году его уже точно пенсия ждёт – пятьдесят пять, совсем предельный возраст. Хотя это такой лис, что может и ещё как-то остаться. Не пойму, что его там держит. Сам охотник, рыбак, сидел бы на пенсии, да предавался любимым занятиям.
- Чужая душа – потёмки. Может он жить без армии не может. Ты когда с ним общался крайний раз?
- С месяц назад, и он ни в отпуск, никуда не собирался. Так что должен быть на месте. Часов в семь позвоню, когда поднимется. Сегодня, вроде, рабочий день, так что не должен долго спать. По моим прикидкам мы как раз к тому времени Белогорск проедем. Там час езды останется.
- Ну, давай. Насколько знаю, он толковый мужик. Сам наверх никогда не лез, но связей имеет, дай бог каждому. Решить многое может, и всё через кого-то, сам в стороне остаётся. Что-то типа серого кардинала. Ты меня когда-то с ним знакомил, да и потом несколько раз сталкивались.
- Вот я и говорю, что если раньше о других людях думал, к кому сначала обратиться то теперь, кажется, Табаков оптимальный вариант. Если он не поможет, то придётся к другим обращаться, а это ненужная реклама.
- Конечно. Кстати, время к трём, может покемаришь? Завтра день нелёгкий предстоит. А я тебя в семь разбужу и сам немного потом отдохну.
- А давай, ты прав, только немного снотворного приму. А то меня ещё до сих пор потряхивает.
- Какого снотворного? – удивился Юрий, - когда это ты на таблетки подсел?
- А вот такого, - я достал из бардачка литровую флягу, которую сунул мне при прощании Богдан Каземирович, и плеснул в стакан грамм сто. По машине пошёл манящий аромат настоящего коньяка.
- Пахнет отлично, – потянул носом Коваль, - а не боишься? Спать-то недолго осталось, а там тебе за руль садиться.
- Так я всего сто грамм, они из организма как раз за четыре часа выводятся. Да и сроду на этой трассе по утрам постов не было. Так что рискну.

15 день СЗ

Воинская часть недалеко от с. Екатеринославка, Амурская область. 23.06.2007г.

Сергеевичу дозванивался долго. Ответил он только на третьей попытке. Узнал меня сразу, по голосу, не смотря на незнакомый номер телефона.
- О, Жорик! А я в ванной как раз был, на службу собираюсь. А ты как? И что в такое время? У вас же там второй час ночи.
- Не угадал. У меня, как и у тебя, восьмой час утра. И я планирую где-то через пару часов быть у тебя в гостях. Если не выгонишь, конечно.
- Вот это новость! Как же я тебя выгоню, очень рад буду увидеть. И что заранее не предупредил? Ты, вообще, очень вовремя, у меня вчера проверяющие из штаба были, так сейчас мучаюсь, с кем здоровье поправить не знаю, а в одиночку пить до сих пор не научился.
- Ты не меняешься.
- Да, вроде как уже и поздно. Так что ты так неожиданно появился? На тебя не похоже. Обычно заранее планируешь и предупреждаешь.
- Вот как увидимся, так и расскажу.
- Ну, тогда давай, не прощаемся. Когда подъедешь?
- А давай, к одиннадцати. У тебя сейчас развод, совещание, и мы где-нибудь встанем, перекусим за это время. Всю ночь ехали. В десять заскочим в магазин и к тебе.
- А ты с кем?
- С Юркой Ковалем. Ты его знаешь.
- Знаю, конечно. Только давайте побыстрее. Не надо надомной издеваться. И в магазин можете не заезжать, знаешь же, что у меня всегда всё есть. И вообще, я командир, или потому что?
- Я бы, да не знал. Ладно, тогда поторопимся. До встречи.
- Жду, - в телефоне запищал сигнал отбоя.
- Ну вот, - повернулся я к Юрию, - пока всё нормально. Николай на месте. Он если и не сможет помочь, то уж точно что-нибудь дельное посоветует.
- Будем надеяться.
Старые знакомые ворота КПП, как будто и не прошло почти десять лет после того, как я последний раз выходил из них с приказом об увольнении в кармане. Ничего не изменилось, разве что машины на стоянке другие, а так всё то же самое.
Николай встречал нас уже у ворот с сигаретой в руке. Рядом стоял его неизменный кожаный дипломат. Сколько помню своего бывшего Шефа, столько и этот кейс с ним. Мы вышли из машины, пожали друг другу руки.
- Я тут подумал, что сидеть в душном кабинете в такую погоду? – предложил Николай, - поехали на наше место в карьер. Я уже всех построил, озадачил, и теперь свободен на весь день. Сами справятся.
- Поехали, мы только «за», - за обоих ответил я.
Через десять минут мы уже сидели за столом, который стоял здесь ещё со времён моей службы. Мы же его и вкапывали. Перед нами стоял коньяк, подарок Каземирыча, бутылка рябиновки и ещё одна со спиртом, которую Шеф достал из кейса. Рядом разная закуска, которую мы достали из машины и ещё появившаяся из дипломата Николай.
- Ну, за встречу, - Табаков поднял стакан до половины наполненный желтоватой жидкостью. Он решил начать с дегустации моей рябиновки. Выпил, крякнул, сразу налил ещё. Мы поддерживали, плеская себе грамм по тридцать. Проглотив вторую порцию, Шеф поставил стакан, - ну вот, теперь и жить захотелось. А то эти штабные сволочи вчера совсем меня из строя вывели и сами укатили. Правда, грузили их практически вручную. Ладно, всё как обычно. Теперь ты рассказывай. Что так резко сорвался и так внезапно появился. Чувствую, это ж-ж-ж неспроста.
- Конечно, неспроста, - и я принялся рассказывать, обстоятельно, с самого начала, стараясь ничего не пропустить. Когда я закончил, закончилась и рябиновка, в стаканах уже плескался коньяк.
- Да-а, - протянул Табаков, выдержав паузу после окончания моего монолога, - наговорил столько, что на пару солидных романов хватит.
- Причём, оба неоконченных и, похоже, они вообще ещё в самом начале. Да и финал ни в одном из них не предсказуем, - добавил я, - вот мы и ринулись сначала к тебе. Знаю, что никто из наших друзей и знакомых нам не поможет, если ты не сможешь.
- Ладно, не льсти. Я тоже не всемогущий. Хотя кое-что могу. Но здесь вы зацепили такие силы, что даже мне не по себе. Ты сначала определись, что вы хотите получить в итоге.
- Как что? Решение наших проблем. И жизнь, в которой не надо постоянно ждать, что сейчас зайдут люди в форме и оденут наручники. Или ещё хуже, придут люди без формы и после их ухода все проблемы будут решены, мы получим полный покой, причём, вечный.
- Да, желание укладывается в пару фраз, а его исполнение даже неизвестно во что выльется.
- Ты лучше сразу скажи, сможешь помочь, или нет? Если нет, то нам придётся закопать золото, взять по автомату и уходить в тайгу. Иначе кто-нибудь до нас да доберётся. И можно ставить ставки на то, кто первый, - начал уже нервничать я.
- Я разве сказал нет? Вам нужно решение проблем? Таки оно у меня есть. Причём не одно. Первый вариант долгий, нудный, дорогой, придётся задействовать много людей, и всё равно стопроцентной гарантии он не даст. Вам всё равно придётся жить и оглядываться. Но, есть второй вариант. Он не будет вам стоить практически ни копейки, и из этого мира вы исчезнете настолько надёжно, что найти вас будет невозможно, даже просеяв всю землю через мелкое сито.
- Это что, на Екатеринославку-2 (так называют поселковое кладбище)? Так мы это и сами исполнить можем. И да, затрат всего три патрона. Остаётся только выбрать из чего – из ПМа или АКМСа.
- Ещё круче. На кладбище вас найти очень легко, - улыбнулся Николай, - ты, вроде, фантастику любишь?
- Конечно, в основном её и читаю. И даже сам немного писал.
- Так вот, второй вариант именно из этой области. Теперь слушайте, и не перебивайте. Я предлагаю вам переселиться в совершенно другой мир. Не бойся, не в иной, не в потусторонний, а во вполне реальный. Суть в том, что около тридцати лет назад учёные, по-моему, в Штатах, хотя какая разница, откуда они, открыли проход в другой мир. Не спрашивай, параллельный или просто это другая планета в нашей вселенной, это так никто пока и не определил. Но, факт на лицо, мир этот существует, и постепенно заселяется людьми. Известно о нем не много. Дело в том, что проход в него односторонний. Всем известная система ниппель. В общем, туда, пожалуйста, а оттуда не моги.
- Так откуда известно, что он вообще существует, раз обратной связи нет? – вклинился я в монолог.
- Я же сказал, не перебивай, все узнаешь. Связь, как раз, и есть, но только радио и чертовски дорогая. На нашем узле как раз и стоит аппаратура этой связи. И из-за неё я так долго и не ухожу на пенсию, пока мне не могут подобрать замену. Да и не очень хочется – в финчасти я довольствие получаю, как говорят женщины, «на булавки». Про основной мой доход не знает никто. Даже те, кто со мной работает, не знают, что за аппаратуру обслуживают – новая, жутко секретная аппаратура и всё. Есть краткие инструкции, когда какие кнопки нажимать, простые мнемосхемы. При любой неисправности вызывается специалист. Вот так. Ладно, продолжу. Мир не изучен, люди живут вокруг какого-то огромного залива и что творится за пределами обжитых территорий, ничего не знают. Не до больших исследований там пока, и без этого дел хватает. Климат там чуть ли не Африканский – длинное очень жаркое лето и короткая зима, больше похожая на нашу осень – непрекращающиеся дожди, ветра, температура в пределах пяти – пятнадцати градусов, так что тулупы и валенки там точно не нужны. Люди живут очень рассеяно, но образовались уже подобия государств, созданных по национальному признаку. Дорог практически нет, разве что возле крупных поселений, остальное – направления. Законов тоже почти нет. Что-то вроде Дикого Запада. Владение оружием свободное. Так что ваши стволы там совсем не помешают. Вот вроде и всё, что знаю.
- А как с деньгами? Куда свои девать?
- С деньгами там как раз хорошо, без них плохо, - попытался пошутить Николай, - И чем их больше, тем лучше, как и здесь. И ещё, это не афишируется, но лучше туда ехать с золотом. Можно и с деньгами, но там их меняют по грабительскому курсу.
- А зачем там эти деньги, если их девать некуда, если связь только в обратную сторону только по радио?
- Понятия не имею. С этими вопросами не ко мне. Может, там сами узнаете, если захотите. Так что лучше тратьте наличные здесь. И если на счетах есть, то тоже. Карточки там точно к оплате не принимают. Набирайте всё, что посчитаете нужным, исходя из полученной информации. Машина у вас подходящая, но можете и поменять, вы сейчас богатенькие Буратины.
- Можно на машине? - спросил я.
- Конечно можно. Можешь даже на паровозе, но это уже за отдельную плату. Насколько знаю, габариты ограничиваются размером железнодорожного вагона. Так что, дерзайте. Затаривайтесь и вперёд. Если согласны, конечно. А то согласия от вас я так пока и не услышал.
- Я легко, - сразу ответил Коваль, - хоть сейчас. Я одиночка, мне терять нечего. А тут такие возможности. Хотя, если бы услышал от кого другого, то стал бы думать, кому из нас скорую помощь вызывать.
- Никому. Медицина тут бессильна. А ты что скажешь? – повернулся Шеф ко мне.
- Да, я-то согласен, только я не одиночка. У меня и родители, и дети есть. И ещё ребёнок мой скоро прилетает. До её приезда ещё около недели. А если нас за это время братва вычислит?
- Не думаю. По вашему рассказу это не так просто. Искать могут очень долго. Но, всё равно подстрахуемся. Машину можете оставить в моем боксе, там с ней ничего не случится. А сами пока отдыхайте, готовьтесь, хотя, конечно постарайтесь особо не светиться. Погостите у родителей, ближе к приезду твоей великой любви езжайте в Благовещенск. Встретите её, тогда и договоритесь, когда переходить будете. Если она, конечно, согласится.
- В этом я как раз и не сомневаюсь. Но это ещё несколько дней. И неизвестно как там ещё у неё получится. А потом ещё собираться, готовиться, а нас уже искать будут.
- Похоже у тебя действительно приступ паранойи. Успокойся. У неё когда выпускной?
- Через три дня. И мы хотели ещё подождать пару дней.
- А ты подумай, зачем тянуть? Из-за аттестата? Так там он ей не нужен от слова совсем, как и остальные документы, включая паспорт. Так что звони своему адвокату, пусть договаривается с ней и помогает сюда поскорее переправиться. Кстати, сейчас, по моему разумению, это будет сделать даже легче и с меньшими проблемами. После выпуска контроль за ней наверняка будет строже. А вы начинайте сразу активно готовиться. На том свете отдохнёте. В смысле, в том мире.
- Наверное, ты прав. Сейчас позвоню. Хотя ещё рановато, там только шесть часов утра. Вдруг спит ещё старый лойер. Подожду пару часов. Они погоду не сделают. И кстати где эти твои ворота? Куда нам до них добираться?
- Да никуда. Переход в Благовещенске, на Новотроицком шоссе. Так что добираться никуда не надо. В городе затариваетесь и там же переходите. Перегнать вашу «буханку» поможем. И, если тебя мучает паранойя, подстрахуем до самого перехода. За отдельную плату, конечно.
- Тогда проще. Ладно, давайте поедим нормально, а то за разговорами только пьём. Вся жратва почти нетронута. А там и звонить пора будет.
Возражений не последовало, но предварительно налили ещё по одной. Всё же в горле пересохло. Дальше, за едой, говорили, в общем-то, ни о чем. Больше Николай рассказывал об общих знакомых, кто где, куда уехал, как устроился. Он со многими поддерживал связь после их перевода или ухода на пенсию. Я же контактировал с тремя – четырьмя, с кем дружил со времён службы, да и то от случая к случаю. К моменту, когда все почувствовали, что желудки удовлетворены вниманием к ним, коньяк закончился, и мне пришлось идти ещёза одной рябиновкой. Спирта как-то не хотелось, хоть в своё время он и был нашим главным напитком. Глянул на часы, там, в деревне, шёл уже девятый час утра, можно звонить. Богдан ответил сразу:
- Привет, сосед. Что-то случилось, раз сам звонишь? Добрался до места?
- Привет, Каземирыч. Добрался. А случиться, кое-что случилось. Не по нашей проблеме, но решать придётся всё в комплексе. Одно без другого не решается. В общем, надо чтобы Нона приехала как можно быстрее. Хоть сегодня пусть убегает.
- Что, все так плохо?
- Скорее наоборот. Всё хорошо, решение проблем нашли стопроцентно надёжное. Но, как сам понимаешь, без неё ничего не решится. А чем дольше тянуть, тем больше вероятность прокола. Может лететь в чем есть, с одним паспортом. Про аттестат и выпускной пускай забудет. Нужна только она, и как можно быстрее.
- Заинтриговал. И что же там у тебя такое случилось?
- Богдан, давай так, ты организуй быструю отправку Лисёнка, а я, как встречу её, через день – два позвоню и всё тебе расскажу. А пока я даже телефону не доверяю.
- Хорошо, договорились, Кстати, я уже и сам подумывал звонить тебе, и предлагать немного ускорить события. Тут уже какое-то непонятное движение началось. Тебя уже раза три спрашивали. Сегодня даже участковый заходил, прямо с утра, он меня и поднял. Я впервые его увидел за все время что здесь живу. А вчера вечером Нона звонила. Её сегодня до выпускного вечера в город отправляют к дядьке. И, вроде как, этот дядька вместе со своим шефом собираются на выпускной приехать. Вся школа на ушах стоит, готовится к приезду «высокого гостя». В общем, какие-то нездоровые подвижки. То ли что-то почуяли, толи у старого борова буравчик так зачесался, что он терпеть не может. Пора резко форсировать события. Сейчас я позвоню ей, потом перезвоню тебе.
- Вот, - нажал я кнопку отбоя, - и там не все нормально. Богдан говорит, что началось активное шевеление, и тоже предлагает поторопиться. Чуть позже перезвонит.
- Ну вот, - шеф взял в руку бутылку, - я оказался прав, вам стоит поспешить. Мы, конечно, можем вас страховать и помогать здесь долго. Вопрос – зачем? Если всё можно решить быстро и с минимальным риском. Давайте ещё по одной. А то на природе, да под такую закуску совсем не берет. Уже почти по бутылке выпили.
- Нет, - перевернул я рюмку, - и так сильно расслабились. А это теперь нельзя, пока что-то не решится. Я лучше кофеёк поставлю, и им тебя поддержу.
- Я тоже пас, - поддержал меня Юрий.
- Ну как знаете, - Сергеич опрокинул рюмку и забросил в рот кусок копчёного сала. А я достал из машины походную плитку и поставил на неё ковш с водой. Тут и раздался звонок Богдана.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

Дмитрий, 28-05-2020 в 22:35
Так себе. Картон какой-то. Ну и Лолита за каким-то хреном.