Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Андрей Загорцев: Капитан 3 ранга Иванов
Электронная книга

Капитан 3 ранга Иванов

Автор: Андрей Загорцев
Категория: Фантастика
Жанр: Альтернативная история, Боевик, Приключения
Опубликовано: 05-11-2016 в 21:51
Просмотров: 2649
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 150 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (5)
Данная книга была переработана из Матроса СпН, когда мыкался по издательствам, и пытался выпустить простого Матроса. Добавлено много новых персонажей, сюжет чуть изменен, действие перенесено на конец шестидесятых, является прологом к «Спецназу 3-й Мировой»

Посвящается морякам-разведчикам рассвета Великой Империи.

Эксклюзивный, нигде ранее не публиковавшийся авторский вариант.
Из тумана, окутывающего вечерние джунгли субтропиков, вынырнуло три неясных фигуры, в свободной одежде размывающей силуэты. Первый идущий огляделся по сторонам, закинул руку за спину и вытащил сумку планшет, достал фонарик с синим светом, развернул карту и начал определятся на местности. Двое остальных заняли позиции для стрельбы лёжа, страхуя напарника. Старший с планшетом наконец-то определил место стояния, поднял голову, посмотрел на звёзды в клочьях тумана и обернулся к джунглям. Подал несколько условных знаков, моргая фонарём. Один за одним, раздвигая папортники, на открытое пространство начали выходить вооруженные люди.

Лейтенант О`Кинли, сбросив рюкзак и закинув винтовку за спину, подсел к сержанту-радисту, разворачивающему станцию. Командир разведывательного отряда - майор Тайвон, уже набирал в шифроблокноте донесение для Центра, изредка подсвечивая себе фонарем. Оглянулся на подошедшего лейтенанта и махнул головой, подзывая к себе.

- Я сэр, - вполголоса представился лейтенант разведчик, приседая рядышком с сидящим по-индейски Тайвоном.

- Ну, как в первый раз?

- Нормально сэр, сложновато но привыкну.

- Готовь доклад о позиционном районе для батареи, по-моему место идеальное. К тому же этот непонятный туман, в котором время скачет как загнанная лошадь.

- А деревушка, которая поблизости, там ведь народу хоть и немного, но лояльных к нам местных там, по-моему, вообще не наблюдается, мы же два дня после визита от партизан уходили, пока в это марево не нырнули.

- Страшного ничего нет, нам даже в плюс, главное - хорошая стартовая площадка между гор, источники воды, есть две неплохих грунтовых дороги для смены позиций, местными уже займутся на следующей неделе.

- Тактика выжженой земли?

- К чему? Нет, просто все оттуда уйдут, для них уже и места в лагере переселенцев есть. В один прекрасный день там окажутся наши южные друзья которых мы уже натаскали. Будет прекрасно замаскированная база снабжения и дополнительная охрана на внешнем периметре. Плюс активисты, работающие под нами, потихоньку развернут свою сеть. Дело нескольких недель лейтенант.

О`Кинли понятливо махнул головой. Радист подал знак и майор отослав лейтенанта пересел к радиостанции.
***

Через три дня

Над седловиной двух небольших гор на очень низкой высоте прошло звено «Ирокезов», нырнули по ландшафту и, облетев небольшую деревушку у подножья, один за одним начали заходить на посадку, высаживая группы военных в черных комбинезонах. Буквально несколько минут и вертолетов как не бывало. Высадившиеся, все как один были азиатами - ни одного белого или чернокожего. Старший группы, самый высокий и широкоплечий, при помощи свистка созвал командиров мелких подразделений. Пересчитал младших командиров, в несколько жестов молча поставил задачу. Южновьетнамские диверсанты, вытянувшись в одну шеренгу, молча засеменили к деревне, закинув автоматы и штурмовые винтовки за спину. Вертолетное звено, освободившееся от десантников, сделало еще один круг и зашла на деревню с западной стороны. Винтокрылые машины выстроившись в карусель открыли огонь по окраинам, связывая боем немногочисленный гарнизон северян и местных партизан. Мирные жители, в основном женщины и дети, молча без криков и лишней суеты начали покидать деревню выдвигаясь на восток, к горам. Дело уже давно привычное, у подножья отрыты перекрыте щели и землянки. Однако никто до места не добрался: вовремя залегшие в высокую траву южновьетнамцы ,хватали всех без разбора, сноровисто связывали, а после обездвиживали ударами в голову. Всех потерявших сознание в том, числе и детей сваливали в одну кучу. Сопровождавших партизан, не успевших опомнится, просто и незатейливо убили ножами. Местный гарнизон еще вел огонь по «Ирокезам», когда диверсанты просочились в деревню и ударили с тыла. В течении тридцати минут бой был полностью закончен. Командир подразделения южновьетнамцев выпустил поочередно в воздух две ракеты. Из-за вершин гор, тяжело гудя винтами, медленно выплыли три громадных конвертоплана «Сикорского» в сопровождении «ганшипов». Из первого, подсевшего так же молча и без излишней суеты, начали выбегать вьетнамцы в простой крестьянской одежде с тюками, несколько десятков женщин и детей и сразу уходить в сторону деревни, подбадриваемые командами оцепивших посадочную площадку диверсантов. Высадка заняла всего пять минут. Второй конвертоплан завис над седловиной гор, сперва по тросам высадил на землю подгруппу обеспечения, на этот раз уже с десяток парней из Det Bravo. Моряки из подгруппы быстро разбежались по обширной площадке, осмотрелись и авианаводчик дал команду на посадку. Сразу два конвертоплана, тяжело покачиваясь из стороны в сторону, осторожно, словно большие кошки, плюхнулись на посадочные стойки. Из открывшихся рамп выехали подвижные платформы для ракетных комплексов, погрузочные команды начали вытаскивать ящики с оборудованием.

Глава 2

Штаб Группы советников от СА И ВМФ СССР в ДРВ

Разведывательный отдел 2 направление.

Капитан первого ранга Полянский с наслаждением скинул с себя флотскую форму, вытащил ноги из тесных форменных туфлей и переобулся в легкие плетеные сандалии. Надев шорты и оставшись в одной тельняшке, растянулся в полотняном кресле под вентилятором.

Необходимо побыть одному и обдумать несколько вопросов, появившихся после совещания у генерала Прудникова, начальника разведывательного отдела группы.

Четыре дня назад разведывательный Ил-20 из состава отдельного разведывательного авиаотряда отдельной бригады ОСНАЗ Тихоокеанского флота проводивший электромагнитную съемку местности над территорией пропал без вести, вместе с парой сопровождения. Запросы от группы управления авиацией и ЦДП разведывательного отдела ушли в никуда. Поднятая по тревоге дежурная эскадрилья «северных» при проведении поиска подверглась атаке с земли ракетными комплексами ПВО, погибла в полном составе. Из боя сумел выйти только командир эскадрильи, вьетнамский летчик Ни-Цын, он же капитан ВВС СССР Куницын. Капитан сумел выйти из района уже на подбитом самолёте и выйти на связь, вкратце доложил обстановку и пропал вместе с воздушной машиной. Из остальных пилотов никто не катапультировался. Эскадрилью словно завели в «засаду». Сначала отрубилась связь на основных и резервных частотах. По окончании контрольного времени, после доклада комэска в эфире, смолкли все переговоры. Причем все происходило на контролируемой территории. Из состава роты специального назначения при штабе группы, для проведения поисковых действий в район была выведена группа специального назначения постоянной готовности с местными проводниками. Группу вывели воздушным путём, посадочным способом, в район северовьетнамской деревни обозначенной на русских картах как «Курояровка». Командир разведывательной группы капитан Черепанов должен был организовать взаимодействие с местным штабом самообороны, выйти на связь с оперативно-агентурной группой контролирующей район, провести забазирование и уже после предварительных мероприятий по обеспечению организовать поисковую работу. Однако и капитан-разведчик, вместе со своими подчиненными канул в неизвестность. Агентурное направление разведотдела уже несколько суток подряд дежурило на узле спецрадиосвязи, пытаясь установить радиоконтакт со своими оперативниками в районе. Однако ни одного обязательного двухстороннего сеанса связи проведено не было...

Полянский задумчиво рассматривал карту района, изредка покачиваясь в кресле. Массированную поисковую операцию проводить смысла не было. Разведка «южных», подстегиваемая иностранными консультантами, в последнее время значительно активизировалась. Перемещение даже усиленного пехотного батальона «северных» вряд ли останется незамеченным. Тем более в связи с обстановкой на линии соприкосновения войск, снятие даже батальона с участка фронта может привести к непредсказуемым последствиям. Оставшиеся три группы от роты специального назначения, в связи с поступившей директивой о подготовке наступления, распиханы по участкам и сейчас непрерывно в «работе». Обученных специалистов для работы в джунглях катастрофически не хватает. Штаб флота из Владивостока советует подождать до подхода группировки кораблей и разведывательного отряда подводных лодок ОСНАЗ. В состав корабельной группировки для решения задач охраны и обороны побережья советских морских баз в ДРВ включили транспорты с усиленными батальонами морской пехоты из состава Курильской бригады и Владивостокской дивизии. В каждом батальоне было подготовлено по одной штурмовой роте для действий в условиях джунглей. Вполне можно подождать прибытия морских пехотинцев из Союза и, организовав полнокровную пеленгаторную сеть из морских и наземных постов в районах баз, постараться провести поисковую операцию.

Каперанг встал, прошёлся по кабинету, вызвал по селектору своего старшего помощника и, налив себе в стакан минералки, снова уселся под вентилятор, размышляя.

- Разрешите, тащ каперанг, - просунул в дверь голову старпом, подполковник Юдаков.

- У вас, у сухопутных всегда сперва голову без стука просовывают а потом разрешения спрашивают? - пожурил Полянских старпома, разрешая жестом войти.

- Да нет, Степан Иваныч, у нас обычно головой и стучат, - схохмил подполковник, - готовы свежие справки и материалы по обстановке на участках, также инициативную одну аналитики подкинули.

- Чего там наши юноши институтские опять нафантазировали, - пробормотал каперанг, отхлёбывая из стакана и принимая папку.

- Да все по задачам с индексами первого приоритета, жара местная их убивает, плачутся, что мозги плавятся, не военные они люди, что с них взять. Их бы на плац в яловых сапожках, да в форме ЧШ под Ташкентское солнышко...

- Петр Виллорыч, ты давай мне вкратце, о чем инициатива идёт, если справочка достойная, как в прошлый раз, разбираем и наверх спецкурьером и по фронтам ориентировки даем, да местное правительство ориентируем, а ежели опять писанина с цветастыми эпитетами, то даже оценку давать не будем. Времени сейчас, сами видите, кот наплакал.

- Ну в кратце, товарищ каперанг, оно звучать будет так:

- пункт а) создали «южные» неплохую базу на нашей подконтрольной территории;

- пункт б) американцы базу эту оборудовали, расположили в районе несколько постов разведывательных и создали неплохую линию снабжения;

- пункт в) предположительно на базе расположено до нескольких передвижных зенитно-ракетных батарей, подвижная противокорабельная батарея, с ракетами большого класса дальности земля-воздух-море.

- Стоп, стоп, - перебил Полянский и подошёл к карте, - привязку к местности они дают?

- В том-то и дело, что привязываются к району пропажи самолёта-разведчика и месту гибели эскадрильи Куницына.

Каперанг почувствовал неуловимый азарт охотника и даже мысленно потёр руки.

- Обоснование!?

- Полотора месяца назад, на одном из участков фронта, американцы и «южные» в течении нескольких суток пробили и держали воздушный коридор, пытаясь не допустить работы воздушных постов оповещения и наблюдения, все радиотехнические посты были подавлены силами РЭБ штатовцев.

- Было дело, припоминаю, тогда на нескольких участках линии соприкосновения возникли очаговые бои, у Фунга и Головлёва даже фронт прорвали силами до батальона рейнджеров и усиленной роты парашютистов.

- Так вот, зенитчики наши, курирующие местное ПВО, где-то с полгода назад, в целях эксперимента оснастили пару выносных постов автоматическими кинокамерами, снимающими в ночном режиме.

- Ну молодцы, что сказать, идея занятная. Ты дальше давай, не томи!

- Так посты хоть и были частично уничтожены, но на одном находился наш лейтенант, который как раз и занимался установкой той самой камеры. Ну не получалось никак у него поставить ее на автоматический режим. И когда все началось, повезло ему несказанно, был, всего лишь, легко ранен осколками, залез он на самое высокое дерево на котором площадка наблюдения была оборудована и начал снимать всё, что происходило. По окончанию заварухи сил у него хватило только с дерева слезть. Медики его уже потом нашли в бессознательном состоянии. Не выжил он, скончался по дороге в госпиталь. А камеру, сперва, куда деть не знали, но один ушлый местный солдатик подобрал её, так думаю, что с целью присвоить. А вот как ей пользоваться, абориген абсолютно не знал. Помучал её помучал и обратился к нашему военспецу зентичику. Наш, не будь дуриком, увидел, что на камере есть отснятый материал да и отдал её в кинолабораторию, а уж после обработки пленки удосужился взглянуть на материал, сообразил, что снято и в обход наших же ПВОшников переправил через фельдъегерей к нам. Вот тут-то наши и зачесались.

Юдаков победно улыбнулся!

- Петя, - чуть ли не заорал Полянский, - я тебя когда-нибудь просто по-дружески отлуплю, как старший товарищ, а не как начальник подчиненного, где материал!?

- Развернуть киноаппарат? - ехидно поинтересовался подполковник, и не дожидаясь ответа выкатил из шкафа портативный киноаппарат, совмещенный с диапроектором.

Полянский вскочив с кресла разворачивал на противоположной стене экран. Первые кадры, взрывы рыскающий объектив, земля под ногами бегущего человека, расчет ЗУ, ведущий огонь непонятно куда. Потом трупы, горящие здания поста и исковерканные орудия батареи. Ствол какого-то дерева с прибитыми поперечными планками. Наконец-то объектив зафиксирован. Скорее всего, офицер сумел вставить камеру в специальный обзорный киностанок, закрепленный на дереве. Картинка пошла ровная.

На десятой или пятнадцатой минуте, далеко в небе на расстоянии в несколько километров, ровной цепочкой, явно отметился строй каких-то летательных аппаратов.

Юдаков переключился на диапректор и дал кадры в большом увеличении.

- Конвертопланы Сикорского, большой грузоподъемности в сопровождении вертолетов огневой поддержки «ганшипов». Курс примерно в район обозначенный у нас как треугольник Вахапетовка, Куроярово и Простоквашино. Заметьте, Степан Иваныч, через несколько минут пройдет еще одна партия. На последних минутах видно, что в обратном направлении проходит только звено прикрытия «ганшипов».

- Ага, то есть ушли и не вернулись, а сведения от постов наблюдения за воздушной обстановкой с контролируемой территории не поступают?

- Никаких намеков!

- Значит, инициативщики предполагают, что большая группа винтокрылых аппаратов, как грузовых так и огневой поддержки, обосновалась где-то у нас за спиной и это где-то в нашем «треугольнике», который для простоты называем «курояровский»!?

- Вот именно так наши аналитики и назвали это место.

Полянский еще раз взглянул на увеличенную проектором картинку и подошёл к карте.

Мысли, прыгающие в голове, и цепляющиеся одна за другую, постепенно начали выстраиваться в определенный порядок.

- Так, пусть та же группа просчитает возможности по переброске, количество, состав, предполагаемую организацию переброшенных подразделений американцев и южных, - начал он отдавать команды старпому, - все добывающие источники переориентировать на добычу любой информации по «курояровскому треугольнику», справку переработать с учетом вновь подаваемых блоков информации, оформить для подачи в Главное разведывательное управление, в разведывательные сводки ничего не включать.

- Тащ каперанг. Может прощупаем все участки фронта, ведь наверняка если в одном месте прибыло, то в другом убыло?

- Да, готовь предложения по ведению разведки и проведению специальных мероприятий, скорее всего подразделение у нас в тылу сводное, а прибытие новых подразделений американцев ожидается только через три месяца, идёт ротация офицеров и плановая замена сержантов и солдат, значит с континента янки свежие силы не подтягивали. Так, и надо запросить смежников и глубоких бурильщиков, и резидентуру с континентов. Неплохо бы отработать по внешнему кругу, сопоставить фактики.

- Степан Иваныч, главному на доклад предложения еще нужны, по совместным действиям сил и средств не только разведки, но и остальных воинских организмов, в которых наши советники и инструктора сидят.

- Ага, ясно. Ты мне оформи на машинке, положи в папку на доклад, а я сейчас еще над картой покумекаю, а на большом совете думаю, начнем вырабатывать замыслы, раскрывать умыслы, мешать помыслам.

Глава 3

Невысокий сухощавый майор государственной безопасности принял по реестру папку с документами у секретчика, посидел несколько минут в комнате для работы с секретными документами, еще раз освежая память. Донесение от агентурного органа принимал и обрабатывал он сам, но пресловутый режим секретности предписывал им же собственноручно составленный документ, оформить и сдать в секретную часть. И после этого только получить для доклада непосредственному начальнику. В недрах управления тихо и спокойно, существует негласное распоряжение, что сотрудники в рабочее время не должны пересекаться друг с другом, даже обед у всех в разное время. Майор подошёл к массивной дубовой двери и нажал на звонок селектора.

- Кто? - глухо буркнул динамик.

-Товарищ Чалый, - представился майор и внутренне усмехнулся, как будто здесь в самом центре Москвы да еще в недрах первого управления КГБ могут ползать шпионы.

Сухо щелкнул электрический замок. В небольшом « предбаннике» за узким столом, уставленным кучей телефонов и селекторов, сидел порученец «главного» - пожилой старшина-сверхсрочник. В отличии от других генералов, имевших в адъютантах от лейтенантов до майоров, нынешний шеф таскал за собой еще с войны сержанта, с которым начинал службу еще при Ежове и побывал во многих переделках...

- Здра жела тащ майор, ждуть вас, - поднял руку в приветственном жесте сержант.

-Как он, - махнул майор головой в сторону двери, ведущей в кабинет начальника.

- Та нормально, сегодня с утра расчувствовался, вспоминал партизанщину да отряд «Победителей». Сам-то как? В Болгарию когда махнешь, спину лечить, вон ходишь как палка прямой, больно небось-то?

- Побаливает, Семен, шутка ли - пятнадцать лет Гранд Флиту отдать, а там и спинку держи, и монокль цепляй...

- Вечерком-то, давай, позвони, моя Маргарита тебя с супружницей в гости ждёт, все давно уж договаривались.

- Хорошо вечерком созвонимся. Ну, я пошёл.

- Давай, товарищ Чалый, ни пуха, семь верст по крылом, хохотнул порученец и нажав кнопку селектора, чуть ли не торжественно провозгласил, - Чалый!

Генерал встал из кресла и вышел из-за стола. Оказалось ,что вместо форменных туфлей на нем надеты мягкие войлочные тапки.

- Дай закурить, потребовал генерал от Чалого.

- Тащ генерал, вам же вроде как врачи запретили и порученец ваш постоянно на посту, выскажет мне потом.

- Да и хер с ними, - бросил генерал, - я им подопытный больной что ли? В конце концов, кто легендарный разведчик Кузнецов, я или они? Я всё-таки до фашистского генерала дослужился, с Гитлером ручкался, сам вождь народов меня в уста сахарные расцеловывал, усами щекотал, давай сигарету, не жмись, британская морда!

Майор, покачав головой, полез за отворот кителя и достал красивый серебряный портсигар.

- Приз за первое место в командном первенстве по конному поло среди офицеров флота, - усмехнулся Кузнецов выуживая тонкую самокрученную сигарету.

Чалый утвердительно кивнул головой давая прикурить начальнику.

Генерал присел на краешек кресла, воровато смахнул в сторону дым и с наслаждением затянулся. Закинул ногу на ногу, и прищурившись посмотрел на майора.

- Так говоришь, наш «Гонконг» собирается посетить театр боевых действий?

- Да, товарищ генерал, причём на него вышли военные. Наш товарищ сперва думал, что будет простая агитационная поездка с выступлениями, однако все пошло немного по-другому сценарию.

- Ну нашему товарищу Чженю не привыкать, - мотнул головой Кузнецов, - как у него дело с «Уорнер Бразерс» продвигается?

- На сегодняшний момент более решен вопрос о съемках телесериала «Лонгстрит» -, наши товарищи из китайского подполья используют его как живой символ, ну там национальная культура, корни, философский путь и прочее.

- Мда, вот родился мальчик у нашего нелегала и определен ему путь заранее, конечно же философия!

Вот как, только что родившийся Боря Орсынбаевич Лисенбаев, потомок одного из видных казахских коммунистов, мог стать Чжэнь Фанем, китайцем, а потом актером - Брюсом Ли, кстати с псевдонимом актерским он не перемудрил?

- Да нет, товарищ генерал, все нормально, Боря-то на родине в Союзе ни разу не был, путь свой в нелегалы начинал прямо с Сан-Франциско с роддома. Он на встречах чуть ли не слезы льет двадцать восемь лет мужику, в Союз просится.

- Ладно, хватит лирики, посмотрим, скорее всего его придется выводить из работы годиков через пять, пусть мужик держится, поднимает американский игровой кинематограф. Что дальше, по военным, говори сам, не люблю читать с казенной бумажки.

- Ну вот нашего «Гонконга» привлекли для тренировок оперативников ЦРУ, причем тренировки интенсивные, проводятся в бразильской сельве, то есть в местности климатически похожей на Вьетнам.

- Ага, база «Гранд-Канарис»?

- Да, она самая, бразильские военные прекрасно знают, что это не завод по переработке древесины, но делают вид, что их это не касается никаким образом, позиция страуса, прячущего голову в песок.

- Продолжай.

- «Гонконг» вот уже больше трех месяцев тренирует группу в приемах рукопашного боя, через него нам удалось получить численный и списочный состав группы. Военные радиоразведчики из Тихоокеанскоой бригады кораблей ОСНАЗ подкинули интересные материалы, расшифровки радиограмм заявок на получение имущества и вооружения. В общем, группа из двенадцати – четырнадцати человек находятся в стадии подготовки. Так же от военных, из группы советников, на Главное Разведывательное Управление пришла инициативная справка, материалами которой с нами немедленно поделились, как вы знаете, и запросили организацию взаимодействия между добывающими органами от комитета и главного управления.

Кузнецов, докуривший и выкинувший сигарету в урну, резко встал и прошёлся по кабинету. Выглянул в приёмную.

- Эй, герой французского освободительного движения, сделай кофейку две чашки.

Порученец молча кивнул и нырнул в еще одну дверь, абсолютно не заметную на фоне деревянных панелей.

- Материалы от ГРУшников я изучал, в принципе Полянский пришёл к правильному выводу о создании американцами хорошо укрепленного района в тылу северовьетнамских войск. Группа из «Гранд-Канариса», скорее всего, будет ориентирована на проникновение в этот район. Как там военные его называют?

- «Курояровский» треугольник», по аналогии с Бермудским.

- Не мудрено, Ил 20й пропал, самолёты пропали, группа спецназа пропала. Я так думаю, что они уже там обосновались и причем неплохо. Закажи карту, посидим подумаем.

Через десяток минут, пока комитетчики пили кофе, в дверь бесшумно вкатился Семен, расстелил на большом графическом столе карту заказанной номенклатуры, втянул ноздрями воздух и, укоризненно покачав головой, так же бесшумно исчез из кабинета.

- Смотри вот он треугольник этот чёртов, - генерал очертил карандашом район, - район очень и очень удачный, новейшие американские ракеты класса земля-воздух-море спокойно могут бить из глубины территории по любым надводным целям в районе вот этой акватории. Наведение можно осуществлять как с помощью наводчиков, с беспилотных летательных аппаратов, с самолётов. Наши корабельные системы и посты наверняка даже не успеют среагировать. Хотя я и не специалист, нужно у однофамильца проконсультироваться, что у наших сейчас на вооружении противоракетное стоит. И вот с этого самого места, помимо того, что создали хорошо укрепленный район. Для уничтожения которого нужна реальная армейская операция, с большим отвлечением сил и средств от фронта, американцы могут спокойно раскинуть неплохую сетку для работы с агентурой, сбора информации и постепенно наращивать влияние в этом районе. Проведя точечные удары на нескольких участках фронта они спокойно могут перебросить еще несколько аэромобильных батальонов в район. И дальше уже бить с тыла. Ну а потери в нашей агентуре и среди местных сил самообороны, где у нас тоже немало специалистов по партизанской борьбе, будут для катастрофичны. Плюс реакция китайцев тоже может быть неоднозначной. Сам знаешь, какие настроения у них после Тетских событий. Наши жёлтые товарищи все больше и больше начинают играть в непонятные игры со штатовцами. Ну а американцы, как кокетливые дамочки, стреляют глазками и завлекательно смеются. Сам знаешь, что сейчас наш восточно-азиатский отдел сутками не спит, прокачивает варианты событий.

Чалый только утвердительно кивнул.

Глава 4

В ночь после возвращения с полугодовых скачек с Сахалина мне так и не удалось поспать. Я еще мысленно во сне катался на заднице по бамбуковым зарослям, как меня бесцеремонно выдернули из шконки.

- О! А куда это меня тащут? - подал я голос, и с удивлением посмотрел на двух совсем незнакомых матросов. Надо же, сам во сне оделся, зашнуровался и теперь только дошло, что меня куда-то ведут. Бить что ли будут? Опять проверка КГБ, новые методы воспитания Поповских?

Хотя нет, не пинают, не угрожают - просто поддерживают под руки.

- Проснулся, наконец, - сказал один из сопровождающих, - давай сам ножками-ножками пошевеливай, времечко идёт в обрез.

Ничего не понял абсолютно, но пришлось галопом бежать за двумя посыльными. Прибежали мы в роту минеров и меня сразу же затолкнули в кубрик.

- Воот, верблюдик прибежал, - поприветствовал меня Дитер и, не объясняя ничего, кивнул на классный стол посередине кубрика, - собирайся давай, сейчас выписку принесут для ознакомления.

На столе был разложен набор из американского сухого пайка (на Сахалине мы частенько употребляли такой на выходах, по сравнению с нашим редкостное дерьмо), серый флотский китайский комбинезон, американский маскхалат, китайская многофункциональная пехотная лопатка, мотки саперного провода, подрывная машинка, противопехотные мины «Клэймор», гранаты и набор сапера в наших стандартных кожаных подсумках, но с китайскими иероглифами.

Пришлось, не задавая вопросов, проверять сумку-минера, сверять имущество с описью лежавшей тут же рядом, перематывать провод на катушку. Прибежал матрос из штаба, сунул мне какие-то бумажки для росписи. За матросом прибыл наш каплейт с Федосом. Федос тащил на себе мой видавший виды чудо-рюкзак из второго «иностранного комплекта» и подсумки американской транспортной системы, которые мы осваивали во время Сахалинских «скачек», за спиной у него висел мой пулемет, на поясе пистолет «Кольт» из второго комплекта вооружения. Поповских нес книгу выдачи оружия.

Федосов пучил глаза и пытался задать мне какие-то вопросы, командир группы многозначительно молчал. Мне передали оружие и снаряжение и также молча ушли. Сгорая от любопытства, я упаковал имущество, набил нагрудник магазинами с боевыми патронами, повесил выданный мне моток реп-шнура на рюкзак, переоделся, как и минеры, в комбинезон. Маскхалат принайтовал к рюкзаку.

Смотр проводил сам фон Болев - осмотрел меня и еще несколько матросов, у кого-то что-то подправил, подтянул, мне погрозил пальцем и вышел. Все молчали, а меня просто распирало от любопытства. Интересно, зачем меня дернули в роту подводного минирования? Водолаз из меня никудышный, а тут все спецы уровня на две-три головы выше. Вскоре, через пожарный выход вышли из казармы, погрузились в зашторенный автобус и выехали в неизвестность. Через полтора часа я снова спал, свернувшись калачиком на груде имущества, в брюхе огромного транспортного самолёта.
***

Вертолет завис буквально в паре метров от поверхности воды. На волнах уже качался большой надувной плот, в который вскарабкалась первая пара. Я подтянул лямки жилета, проверил прочность стропы, связывающей ручной пулемет и плавжилет, и, получив пендаля пониже спины, рухнул солдатиком в волны. Хорошо, что высадка проводилась с зависания. Иначе бы меня от скорости положило на спину и я ощутимо приложился бы спиной о воду. Едва только вошёл, сразу же бешено заколотил ластами - не хотелось, чтобы лямки жилета резанули прямо по яйцам. Ух, все равно больно. Почти что привычным движением, пулемет за шиворот - магазином за воротник. Ощупал под жилетом кобуру с пистолетом - все на месте. Вот он, рядышком плюхнулся на волны мой рюкзак. Метрах в трех от меня в воду плавно вошёл Дитер. Прыгал он без всяких вспомогательных средств и жилетов. Вот он и плот. Пару взмахов ластами и я уцепился рукой за фал. Подтянулся, закинул одну ногу, перекатился через туго надутый борт. Затащил рюкзак. Фон Болев, словно летучая рыба, вынырнул возле борта и сразу залетел вовнутрь, не цепляясь ни руками, ни ногами. Я пополз на нос, вытащил из-за спины пулемёт, из-за пазухи бинокль в герметичном чехле и согласно расчёта начал наблюдать по носу плота, пытаясь узреть хоть что-нибудь. Буквально через минуту меня мягко толкнуло вперед и я навалился на дутый нос плота. Матросы начали грести.

Я до сих пор находился в прострации: никто и ничего мне не рассказал и не пояснил. Только перед посадкой на вертолет, после многочасового перелета на гражданском транспортнике, Дитер поставил задачу на приводнение, кратко проинструктировал и довел мой номер и место в боевом расчёте. Для чего опытным минерам-разведчикам понадобился молодой матрос да еще не их специализации до меня дошло уже потом, хотя я постепенно начинал догадываться. Я - просто носильщик и огневая поддержка основных исполнителей. Понести мины и "ПВВ" ( пластичное взрывчатое вещество с маркировкой Си-4), обеспечить охранение места забазирования и дневок, пошагать в головном дозоре и - не более того. Неужели те самые «боевые» которыми я так грезил, для меня начались. Но почему не в составе моей родной группы? Наверняка это Поповских все-таки решил от меня избавиться. Чем же я ему помешал, непонятно, ведь на Сахалине ко мне никаких претензий не было, я постоянно ходил в головном дозоре и без зазрения совести и внутренних содроганий гонял остальных, оставаясь исполнять обязанности вместо Федосова.

Разведчики на веслах гребли молча и слаженно. Дитер развернул на станции антенну, нацепил на одно ухо головной телефон и что-то прослушивал. Я всматривался в бинокль, надеясь узреть хотя бы линию берега. Как-то страшновато - высадили в открытом море, а вдруг шторм? Вдруг нас унесет черт знает куда? Не выгребем, не выплывем и подохнем от голода? Однако я зря переживал. Минут через пятнадцать весельного хода я всё-таки увидел береговую линию. Причём оказалась она намного ближе, чем предполагал. Прямо среди облаков - впереди по курсу. А потом резко, словно из тумана, появился берег. На резиновой шлюпке мы находились уже несколько часов, хотелось пить и есть. Но мне дали всего один раз отхлебнуть из пластиковой фляжки, разрешили съесть галету. Страхи мои были напрасны. Болев, оказывается, все время был на связи - как с нашим Центром боевого управления, так и с отделом разведки отряда советских кораблей, находившихся на траверсе где-то неподалеку. А пока, в уже сгущающихся сумерках, я напряженно всматривался в медленно приближающийся берег и думал лишь о том, как бы быстрее ступить на сушу. Командовавший группой старшина-срочник вывел плавсредство точно по компасу к месту высадки. Причем вывел так хитроумно, что наш маршрут ни разу не пересекся с курсами катеров охраны водного района. Высаживались в маленькой бухточке посреди скал. Я снова напялил на себя спасательный жилет, повесил пулемет через плечо и спрыгнул в холодную воду, доходившую до пояса. Мне накинули на плечо фал с водолазной обвязкой и я, словно буксир, потащил резиновый плотик в бухточку. Оказывается, минеры здесь уже бывали. Плотик потащили по камням куда-то наверх и вскоре забрались в довольно обширную скалистую пещеру с песчаным дном, усыпанным сухими водорослями. За время перехода никто так и не сказал ни слова, я же предпочитал помалкивать и не задавать глупых вопросов. Надо будет - сами расскажут. Разведчики-минёры начали оборудовать базу, потрошить свои герметичные мешки, вытаскивать снаряжение, проверять оружие. Я с Болевым полез наверх по скале выше пещеры - разворачивать и маскировать антенну для радиостанции. Дитц что-то поколдовал с компасом, определил направление, достал из чехла раздвижную антенну. Я ему по мере возможностей помогал.

- Ну что, карась-Балет, начались у тебя боевые будни раньше всех. Да ты только не ссы! Мы группы первой очереди - твои может через две недели пойдут. Так что вполне успеешь еще со своими сбегать...

- Тщщ старшина, - обратился я вполне уставным порядком к Дитеру, - а нахрена меня выдернули с родной группы? У нас ведь только-только учения прошли.

- Мысли шире! У нас сейчас нормальных водолазов мало. Сейчас в мою группу включили только две пары, да я - командир и он же радист. А еще нужен тот, кто на дежурном приеме будет сидеть, базу охранять, жрачку готовить, когда мы на задачу пойдём. С этим и с первой роты матрос может справиться. Под воду он не полезет заряды ставить, а минеры сейчас - на вес золота...

- Ааа... Вот почему меня верблюдом назвали!!

- Ну да, вроде проводника, носильщика-шерпа. Тут тоже нужен не полудурок-неумеха... Я своему штатному командиру твою кандидатуру двинул, ваш каплейт поддержал, сказал что ты толковый матрос, в головняке бегаешь. Так что - гордись...

- Блин! А я думал, что он меня спихнул перед «бэдэ».

- Хреново думал! Ваш каплейт нормальный. Некоторые, когда группы минирования дополняют, суют идиотов - мучайся с ними потом. А ваш прошарил - район походу вам этот же достанется, поэтому разведчик с головняка, уже пошарившийся по побережью ножками, ой как нужен будет! Тут тебе, наоборот, доверие оказали...

- Хера се, доверие, - буркнул я, закрепляя растяжку антенны.

В пещере был уже разведен, из невесть откуда взявшегося плавника, костер, дым уходил куда-то вверх, на выходе был сооружен светоотражающий экран из плащ-палатки.

- А нас не заметят береговые патрули из-за дыма? - спросил я старшину.

- Все уже давно сделано. Дым, вишь, в дырку идет, его потом к морю сносит, заметно будет только с воды, да и то сейчас в этом климате испарения от поверхности... Так что только по запаху.

Пока матросы занимались подготовкой, проверяли два индивидуальных дыхательных аппарата, готовили свои мины, я взял два котелка, наполнил их водой, вскрыл пару банок тушенки и начал варить бульон. В пещере, как и на месте наших береговых занятий, тоже была закладка, которую мне указал один из моряков. Нашлась картошка, уже довольно сморщенная, дряблые луковицы и несколько пакетов с крупами и рисом в пластиковых кульках с иностранными надписями. Вполне неплохой набор для супа и каши. Пока я занимался приготовлением пищи, командир собрал возле себя разведчиков и начал что-то им объяснять, достав из непромокаемого планшета сразу две карты. Мне было безумно интересно, но пришлось сделать отсутствующий и независимый вид и с интересом наблюдать, как пережаривается лук в котелке на жире из-под тушенки. Плотно поели. Дитер распределил время дозоров наверху, возле выставленной антенны и повел меня первого на место, всучив малогабаритную станцию. На этот раз мы полезли гораздо дальше и выше установленного штыря.

- Станцией работаешь только тонами и то, только если что-то серьезное. Сразу один длинный на всю мочь и не вздумай вызывать базу и баловаться с тангентой.

- Слуш, а как я передам, что тут наверху? Будет же непонятно?

- Один длинный и всё! Я сам приползу! Мы в режиме радиомолчания. Знаешь, что за часть рядом с нами стоит в ППД?

- А, в пункте постоянной дислокации что ли? Так связисты какие-то, у них же там антенн куча.

- Хрена там, связисты! Это такие же морские разведчики, как и мы, только другого профиля. Короче, это слухачи эфира.

- Ага, понятно. А здесь что?

- А то, что у местных военных есть еще комплексы на машинах, которые выезжают. Раскрываю тебе военную тайну - мы сейчас должны тут на бережку кое-что заминировать и по тихой эвакуироваться, а эти самые машинки слухачей, хоть и дружественной нам страны, но уже работают. Засекут наш выход в эфир, сразу навалит толпа желтокожих потомков династии Цзы, а оно нам надо?

- Ага, понял, один длинный! Укажи мне направление наблюдения, - попросил я командира.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

Зоя, 06-07-2017 в 12:59
А вообще то прикольная книга)))
Зоя, 04-07-2017 в 12:16
Балет какой то))) Матрос Брейк круче! Но читаю с удовольствием , как и все книги автора.
Striber , 18-12-2016 в 19:20
Насколько матрос был хорош, настолько эта книга нечитаема.
Макс Петров, 29-11-2016 в 22:49
Устал искать отличия от "матроса", кроме криво зареплейсенных "брейка" на "балета" и Горбачёва на Брежнева. В общем, ни о чём недоделка. Притом, что исходный "матрос" очень понравился.
vasiliy, 07-11-2016 в 21:40
Оригинальная версия 'Матроса' понравилась больше. В тексте после переработки появилось много несостыковок. Тем не менее, книгу прочитал с удовольствием равно как и другие произведения автора.