Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Авантюрный роман, Исторический, Любовный роман, Приключения » Подарок Отца. Книга первая. Похищенная невеста
Semfira SG Grangel: Подарок Отца. Книга первая. Похищенная невеста
Электронная книга

Подарок Отца. Книга первая. Похищенная невеста

Автор: Semfira SG Grangel
Категория: Любовный роман
Жанр: Авантюрный роман, Исторический, Любовный роман, Приключения
Статус: доступно
Опубликовано: 14-09-2020
Просмотров: 170
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 140 руб.   
ОПЛАТИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Что делать отцу, отчаявшемуся увидеть своих наследников. Разве, что пойти на обман.
Но не всегда получается, как задумано.
Питер, согласившись выполнить волю отца похитить девушку, не предполагал, какие ему предстоят душевные испытания.
Вопреки своему желанию молодой человек влюбился в невесту, предназначенную другому. Его сердце разрывалось между чувствами к девушке и сыновьим долгом.
Но леди Ровена, влюбившись в Питера похитителя её сердца с первого взгляда, боролась за
любовь своего рыцаря!
Нормандия, Замок Алансон, май 1202 год

— Беатрис! — сердито окликнула, и притом уже не в первый раз, девушка младшую сестру.
Та стояла у окна и украдкой выглядывала на улицу. Озорная улыбка не сходила с её лица.
Окно в этой комнате, у которого стояла девушка, было из витражного цветного стекла, привезённого сэром Освальдом, хозяином замка, из Константинополя, когда он участвовал в крестовом походе во времена своей молодости. Это окно было гордостью замка. Настоящее произведение изобразительного искусства. Каждый кусочек цветного стекла был тщательно подобран из мельчайших фрагментов со сложным узорчатым переплётом по цвету, геометрической фигуре и обрамлён металлом, в целом создавая прекрасную композицию красивого цветка, похожего на лилию. Белую лилию в обрамлении зелёных листьев на прозрачном фоне с мелкими вкраплениями синего цвета в форме ромба. Можно было долго любоваться искусной работой мастера.
В утреннюю солнечную погоду стены и пол в этой комнате окрашивались разными цветами. Это была самая светлая и красивая комната, и девушки, внучки сэра Освальда, очень любили её. Их занятия учёбой и рукоделием чаше всего проходили здесь, в этой комнате.
Вот и сейчас присутствующие в комнате леди Ровена, старшая внучка, и её наставница сидели за столом и занимались рукоделием, а ещё одна, самая младшая внучка — леди Беатрис, стояла у окна и была увлечена происходящим на улице.
У присутствующих создавалось впечатление, будто бы она с кем-то играла в прятки, выглядывая из окна. Эта игра настолько увлекла девочку, что потом она и вовсе перевесилась через окно.
За окном определенно что-то происходило.
Занимаясь рукоделием, Ровена невольно провела ладонью по результатам своего вышивания и отвела свой взор от сказочного жемчужного рыцаря, смотревшего на неё с полотна и некоторое время терпеливо наблюдала за сестрой. Она беспокоилась о ней. Ведь Беатрис ненароком могла вывалиться из окна. И, когда её терпение лопнуло, решила положить этому веселью конец. Отложив вышивание, резко встала со своего места, где сидела рядом со своей наставницей, и подошла к сестре.
Беатрис в это время делала какие-то странные движения руками. Она резвилась от души, совершенно не обращая внимания на происходящее в комнате и уж тем более на беспокойство сестры.
Задорный смех Беатрис звонко раздавался по комнате. Но после того, как Ровена произнесла её имя у самого уха, это быстро подействовало.
— Что тебе, Ровена? — ответила она сестре, передразнивая её и делая ударение на её имени, даже не повернувшись к ней и не отрывая взгляда от улицы.
Девочка так увлеклась своим занятием и была очень недовольна из-за вмешательства старшей сестры. Вечно та поучает, хуже бабушки леди Магдалены, а ведь сама ещё вроде не старая.
Ровена, потеряв всякое терпение, попыталась оттащить младшую сестру от окна, при этом наставляя её:
— Нечего глазеть и высовываться в окно. Ты уже достаточно взрослая, чтобы строить рожицы, тем более кавалерам. Благовоспитанные девушки не позволяют себе такого удовольствия.
Вытеснив Беатрис от окна, сама заняла её место, украдкой выглянула, пытаясь рассмотреть, кто безобразничает под их окнами, и тем самым удовлетворить своё любопытство. Она немного завидовала сестре, её легкости и беззаботности.
Беатрис обиделась на старшую сестру. Она с немым укором некоторое время смотрела на неё и по-сестрински переживала за Ровену, с таким сварливым характером та вполне могла остаться старой девой. Её постоянное желание поучать и опекать действовало на нервы Беатрис. Какому супругу такое понравится, мысленно приговаривала она про себя. Но всё же надеялась, что, в конце концов, сестра влюбится, подобреет и выйдет замуж. И перестанет, наконец, её опекать.
Ровена вспомнила слова бабушки леди Магдалены, которая всегда говорила ей, о том, что она старшая сестра и во всём должна быть примером младшей. И сейчас вдруг осознала, прервав безобидное развлечение сестры, поступила не очень хорошо. Та ведь на самом деле ничего плохого не делала, просто дурачилась. «Какие её годы?»
— Что с тобой такое сегодня? — поборов обиду, спросила Беатрис.
Она сразу заметила, что старшая сестра не в духе. Обычно она милая, веселая и приветливая.
— Совершенно ничего не случилось! — раздраженно ответила Ровена и тут же смутилась, переживая, что все заметили её скверное настроение, но ничего поделать с собой не могла.
С ней последнее время определённо что-то происходит. Она сама не понимала себя. А сегодня особенно. Перепады в настроении ей не свойственны, но девушка мечтала о тишине, и сейчас ей совсем не хотелось разговаривать. Её раздражало буквально всё.
— Как ничего не случилось? — не унималась Беатрис. — Тогда с чего же ты сегодня такая злюка? — она пристально и с обидой смотрела на сестру.
Затем Беатрис привлёк предмет красного цвета на столе. Она вдруг вспомнила как на днях на рынке, когда ездили в город они купили немного ткани красного бархата. И вот теперь было понятно для чего. Сестра натянула ткань на пяльцы и вышивала по ней жемчугом.
Она подумала про себя «вышивание — это уж точно не её удел».
И присмотрелась повнимательнее к рукоделию сестры. Работа уже была почти закончена и четко прорисовывался силуэт рыцаря, крестоносца. На его плаще отчетливо прорисовывался крест из белых жемчужин и руками этот рыцарь опирался на меч.
Сестре срочно надобно выйти замуж, так размышляла Беатрис.
Ровена проследив за взглядом сестры ещё больше смутилась, устыдившись собственного поведения и того что не хотела раньше времени никому не показывать свою работу. Девушка понимала, что напрасно набросилась на сестру. Но у нее не получалось одновременно увлеченно заниматься вышиванием и присматривать за сестрой. Необходимо было срочно взять себя в руки и постараться немного успокоиться.
— Посмотрела бы я на тебя, когда тебе вот-вот стукнет семнадцать лет. Многие девушки в этом возрасте уже замужем и имеют детей, — она попыталась объяснить причину такого поведения.
— Чего переживать так. Наверняка, ты в этом году тоже выйдешь замуж? — Беатрис сразу прониклась участием и постаралась поскорее успокоить сестренку, — Правда, же Анфред? — Беатрис обернулась и обратилась за ответом и поддержкой к наставнице, которая сидела на стуле у сундука и штопала одежду, беспристрастно наблюдая за сестрами, проворно двигая руками и делая свое дело.
Анфред утвердительно махнула головой в знак согласия и безмятежно проговорила:
— Конечно же, мой цветочек! Обязательно. Вон посмотрите, сколько их под окнами валяют дурака и ждут с нетерпением вашего внимания.
Ровена ухмыльнулась.
— Да они дурачились, потому что Беатрис строила им рожицы. И они по возрасту скорее подходят ей, чем мне, — и в сердцах добавила: — Как раз наберутся ума, когда она повзрослеет.
— Между прочим, это твои кавалеры, — поддразнила Беатрис сестру, — и они… уговаривали меня спуститься к ним. Хотели передать для тебя тайное послание.
Ровена безучастно пожала плечами. Ей не было до этого ровным счетом никакого дела. Эти послания — детские игры. А она ждала своего сказочного принца и будет ему верна.
Беатрис была ещё подросток, но через пару лет, полностью сформировавшись, непременно станет отменной красавицей.
«И ей тоже не миновать кавалеров под окнами».
Ровена на миг залюбовалась сестрой, затем снова выглянула в окно и потрясла кулаком, устрашая забияк, которые, не дождавшись ответа Беатрис и теряя терпение, уже начали посвистывать.
За окном послышался шорох и топот стремительно удалявшихся шагов.
Ровена своим появлением в окне спугнула малолетних кавалеров. Она улыбнулась.
— Посмотрите на них! И это называются женихи? Да у них ещё молоко на губах не обсохло. Забияки! Вон, посмотрите… посмотрите на них, кинулись в рассыпную. Тоже мне воздыхатели!
Беатрис звонко засмеялась над словами сестры, а Анфред, улыбнувшись, спросила:
— Госпожа, и какой же вам надобен жених?
— Анфред, ты сама прекрасно знаешь.
— Ничего, голубушка, я не знаю, и давно уже надобно выбросить из головы всякие сказки и бредни! Вот я как расскажу вашей бабушке… Что вы снова за своё, — недовольно произнесла служанка и в то же время кормилица девочек.
— Ты же сама всё время рассказывала, как однажды за мной приедет доблестный рыцарь или принц из-за моря, — возмутилась и поддразнила Ровена служанку.
Она отошла от окна и устроилась рядом с Анфред. Обняла свою кормилицу за плечи.
Анфред с любовью посмотрела на воспитанницу.
— Это всё были детские сказки. Пора бы вам, голубушка, выбросить их из головы. Этого рыцаря можно и не дождаться, или он будет почище этих… — она повернула голову в сторону окна и махнула в ту сторону рукой.
Ровена горько вздохнула и страдальчески произнесла:
— Или его и в помине нет, — девушка тоже с тоской посмотрела в сторону окна и, обращаясь скорее сама к себе, нежели ещё к кому, она добавила: — Неужели вот эти недотёпы — мой удел? Даже не хочется об этом думать. Особенно сегодня.
Анфред вздохнула и отложила штопку, ей вдруг стало интересно, и она тоже не спеша подошла к окну и, встав рядом со своей младшей подопечной Беатрис, незаметно выглянула в окно. Окинув оценивающим взглядом возмутителей спокойствия, покачала с досады головой, ничего не сказав по этому поводу, чтобы ещё больше не расстраивать свою подопечную. Она была полностью согласна с Ровеной: среди присутствующих ей здесь пары нет. И чтобы хоть как-то подбодрить молодую госпожу, участливо произнесла:
— Было бы из-за чего горевать? Вот по осени съедутся на турнир рыцари, достопочтимые сеньоры, и вы, мои голубушки, обязательно выберете себе каких-нибудь женихов красавчиков.
Ровена подошла к стоявшим у окна Беатрис и Анфред и уткнулась в плечо наставницы. Ей вдруг захотелось разрыдаться от безысходности, но сдержалась.
Возможно, Анфред права, и пока рано горевать, и отчаиваться.
Анфред прижала к себе обеих девочек, улыбаясь, нежно приласкала, погладив по спине. «Эти две девочки — всё, что у неё было в этой жизни». Она была служанкой их матери леди Элсбет, но, после того, как та покинула замок, Анфред стала им наставницей и нянькой, и служанкой и отчасти заменяла мать. Разумеется, на то время, когда была занята делами леди Магдалена, их бабушка. Анфред, сравнивая сестер, подумала про себя, какие они всё-таки разные.
Ровена внешностью больше всех была похожа на леди Магдалену, но на этом их сходство сразу же и заканчивалось. Девушка всегда такая сдержанная, покладистая, редко проявляла безрассудство, так что у леди Магдалены с воспитанием Ровены не было никаких проблем. Она всегда была ей довольна.
В отличие от Ровены маленькая Беатрис была сущая бестия, непоседа, заводила, забияка. Анфред с тревогой подумала, вот уж чьи женихи точно поплачутся. Характером вся в бабушку, но внешность её была совсем иная. Так удивительно сочетались при её белоснежных волосах брови и ресницы. Они были, словно смоль, черны. Сказывалось итальянское происхождение матери леди Магдалены, леди Беатриче. Её портрет висел в покоях хозяев замка уже полвека. На неё как две капли воды, постепенно взрослея, становилась похожей Беатрис. Контраст её внешности, по-видимому, наложил отпечаток и на характер. Девочка была вспыльчивая, но быстро отходчивая.
Ровена без спора также была красавицей, но её красота была спокойной, и прелестный облик во всём гармонировал. Золотистые волосы, тёмные, длинные ресницы, красиво очерченные брови, а на лице никогда не проявлялось и тени вспыльчивости. С ранних лет она проявляла способность к разным языкам, музыке, чтению. Пыталась даже сочинять собственные песни. Менестрели слагали ей песни, дарили стихи, но она никому не выказывала своего предпочтения.
Сама леди Рассудительность, так считала её бабушка, и Анфред была с ней полностью согласна.
Но затаённая грусть во взгляде девушки, от которой она казалась такой ранимой, почти беспомощной, постоянно беспокоила этих двух женщин.
Девочки рано остались без ласки матери.
Если Беатрис её не помнила и, возможно, поэтому меньше о ней горевала, то Ровена с её отъездом в один миг повзрослела. Леди Магдалена не отпустила внучек с матерью, когда та покидала замок Алансон, и сэр Освальд жену в этом поддержал. Леди Магдалена считала себя виноватой перед девочками, оставив их без матери. И эта грусть в лице Ровены всегда была ей немым укором. Но что она могла поделать. Замку ведь нужны были наследники, а их внучки — Ровена и Беатрис — они были единственной надеждой.
Как она могла их отпустить? Но не только забота о замке и наследстве была этому причиной. Леди Магдалена и сэр Освальд, не мыслили свой жизни без этих девочек. Девочки это всё, что было им дорого…

…Англия, замок Гилфорд, июнь 1202 год

Сэр Гилфорд находился в библиотеке.
Предполагалось, что он занимается делами замка, но вот уже весьма продолжительное время он молча сидел в своём любимом старом кресле с задумчивым выражением на лице, нервно барабаня пальцами по подлокотникам. Вспоминая и анализируя свою прожитую достойно и весьма сложную жизнь, полную подвигов и приключений, совершенно не жалея ни о чем и подводил итог.
Начни он жизнь заново, прожил бы её так же день за днём.
В свои семьдесят лет этот пожилой мужчина выглядел отменно, не смотря на преклонный возраст, и был довольно-таки крепок. Несомненно, сказывалась военная выправка и многолетняя служба при дворе английского короля Стефана Булонского, а затем и короля Генриха II Плантагенета. Он послужил на своём веку не мало, да и не одному королю. И лишь морщины на лице и руках, волосы, подернутые сединой, выдавали его возраст, а зажившие шрамы — мужественность.
Конечно, время безжалостно и не щадит никого, но многие бы позавидовали его отменному здоровью и твердости духа.
Сидя в кресле, уже в который раз вспомнил свою старушку мать, давно почившую. В свое время она слёзно умоляла его жениться и подарить ей внуков. Так и не дожила она до своей мечты. Не довелось старушке увидеть внуков. Видимо, теперь жизнь брала своё и наказывала его за это.
Сейчас и он пребывал точно в таком же положении. И это обстоятельство сильно удручало. Его сын Питер совершенно не торопился расстаться с холостяцкой жизнью и жениться. Подарить ему наследника. И его мальчика, сокрушался сэр Гилфорд, совершенно не трогало, то, что он единственный наследник из их рода, оставшийся в живых.
Сэр Гилфорд хватался за голову, не зная, что же ещё ему предпринять. Как убедить, заставить, пригрозить… И как ему казалось, уже перепробовал всё. А Питер оставался глух к словам отца. И это очень обижало старого вояку, но не привыкший так просто сдаваться перед возникающими трудностями, он всё ещё был в поиске решения и не отчаивался. Есть же, в конце концов, какой-нибудь выход, недоумевал он, вот только надобно его найти.
Сэр Гилфорд удручающе вздохнул, вспоминая свое непростое прошлое.
Вот уже минуло десять лет, как погиб его старший сын Роберт, защищая родные стены замка от посягательств врага, в то время как его младший сын Питер, будучи ещё юным молодым человеком, почти мальчиком, отправился в крестовый поход с английским королём Ричардом I Львиное сердце освобождать Палестину, Акру и Иерусалим от Салах-ад-Дина. Но Салах-ад-Дин разбил крестоносцев и многих пленил, но за рыцарские доблести храбрость и великодушие к противнику Ричарда I Львиное сердце и других рыцарей, в том числе и Питера освободил и дал возможность вернуться в Англию.
Весть о гибели старшего брата настигла его в пути, уже по возвращении домой из крестового похода и плена.
Для Сэра Гилфорда это были самые тяжёлые времена.
Он не любил вспоминать эту трагедию гибель старшего сына, но, чтобы понять проблемы младшего и теперь единственного сына, должен был как бы ни было мучительно больно всё пережить заново. Потеряв одного сына, боялся лишиться и другого, который был так далеко, там, на чужбине. И теперь сэр Гилфорд возлагал на Питера огромные надежды.
Он был уверен, что сын, вернувшись из похода, сразу же женится на какой-нибудь милой девушке.
Но было одно, но… и как казалось сэру Гилфорду, дело было именно в нём.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей