Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Боевик, Приключения, Фэнтези » Река снов. Меч Света
Сергей Сезин: Река снов. Меч Света
Электронная книга

Река снов. Меч Света

Автор: Сергей Сезин
Категория: Люди Великой Реки
Серия: Река Снов книга #6
Жанр: Боевик, Приключения, Фэнтези
Статус: доступно
Опубликовано: 08-03-2016
Просмотров: 1453
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 150 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Зима в Казани. Уже постаревший Александр гостит у старшего сына и рассказывает о своей бурной молодости: возвращение духа Земли, смертоносные тени Города Слез, возвращение сбежавшей дочери ярославского князя, путешествие на другой край мира и прочие приключения...
Здравствуйте, дорогие гости! Спасибо, что не забыли мое приглашение и собрались посетить меня в Казани. Миша, не стой, а помоги гостям раздеться и переобуться. Молодец, помогай, помогай. Теперь возьми у дамы шубку и повесь ее на крючок. Умница, умница. И ты, Лизонька, молодец.

А теперь пройдемте за мной в малую гостиную, где нам будет покойно и уютно, там и поговорим о чудесных и ужасных делах, что ранее творились в Поречье и за его пределами. Нет, Миша, за Граничными хребтами я не был, хотя иногда хотелось, но почему-то отвлекали разные неотложные дела. За делами и забывал, что собирался, а когда снова вспоминал, то опять находилось срочное и неотложное занятие. Так вот и не собрался пока. Ты хочешь попасть туда, когда вырастешь? Ну, если не передумаешь, то прогуляемся в те края.

Нет, Миша, не стоит тебе тут оставаться, пойди пока с Лизой к маме. Мы тут будем рассказывать иногда про такое, о чем детям знать еще рано. А потом мама ругаться будет, если ты или Лиза это повторите или спросите у нее. Беги, внучок. Сказку тебе на ночь? Обещаю. Про дракона? Будет и про дракона, если не передумаешь, как вчера, когда не захотел слушать про гномов, про которых просил. Все, иди.

Присаживайтесь, отведайте чаю с разными удовольствиями по-казански, а пока идет время чая, подумайте, о чем бы вы хотели послушать. Только не о будущем, хе-хе, ибо я его не знаю. Так, догадываюсь кое о чем. Даже медиумы не все знают, а у меня к этому никаких задатков нет и не было. Да и не смог бы я прорицанием заниматься, ибо страшно не люблю то состояние, что бывает по выходу из транса. Плюнул бы на это и совсем не занимался, будь я чистым медиумом. Но у меня другой Дар, точнее, другие. Кое-что я вам в Жигулях про это рассказывал, но это еще не все. Когда Светлой Четверке нужно было, чтобы я что-то сделал, то посылались мне для этого различные умения, которых доселе не было. Потом, когда нужда в них отпадала, я переставал уметь ими пользоваться. Но иногда эти умения и сохранялись. Может, в награду, может, просто забрать забыли. А я и радовался задержавшемуся дару. Помните мой рассказ о первой встрече с учителем, где он мне сказал, что магия − навсегда? Я это и воспринял, что на всю жизнь, и всегда старался что-то новое узнать или научиться, поэтому мне новый дар всегда в радость. Сейчас, конечно, в моей старой голове уже не все помещается, что хотелось бы. Новое приходится аж насильно туда вкладывать. А правильнее сказать − вколачивать, хе-хе.

Не нужно, девушка, расталкивать вашего кавалера. Не сможете. Уж простите старого шутника за такую вольность. Но ведь не зря же! Ему мои рассказы сильно не интересны, слушал просто из вежливости, и только потому, что вы интересуетесь, а он при вас, вот и терпит. Ну и зачем ему слушать тогда? Вы слушайте, вопросы задавайте, а он поспит. И, проснувшись, будет думать, что все слышал, а заснул минутку назад, оттого и сконфузится. Но вы его не ругайте за это, просто скажите, что раз заснул, так и сам виноват, что интересного не услышал.

Ну так про что рассказать? Не знаете? Тогда я начну сам, а вы уже что-нибудь придумайте для следующего раза…

Итак, сначала рассказ будет о сыре. Сыры бывают разные. Есть твердые сыры, которые долго зреют под прессом. Есть сыры с плесенью, для любителей, которым привкус плесени создает некий не достижимый иным способом вкус и аромат в их рту. Так и не собрался их попробовать, потому и не скажу, заслуживают ли они внимания. Зато ел сухие сыры, которые делают из овечьего молока на востоке кочевые народы. Они соленые и часто, взяв их в рот, так и хочется сплюнуть ими и не повторять этот опыт. Правда, когда мне приходилось их есть, было настолько голодно, что такое желание легко преодолевалось. Кстати, если накидать побольше такого сыра в кашу, то все эти прелести уходят. Но когда ешь такую кашу, вкуса сыра не определяешь, хоть когда каша еще горячая, хоть когда остыла. Но, возможно, наедаешься лучше. А если даже лучше реально не наелся, то кто мешает думать по-иному? Никто.

А вот этот сыр делают в Армире, и по виду он напоминает спрессованный творог, да и в чистом виде близок к нему по вкусу. Правда, армирцы его потребляют в виде закуски к вину. Ломтик сыра присыпают смесью мелко нарубленной зелени и приправ. Есть вариант с острой приправой, а есть «дамский» со смесью меда и пикантных приправ. Откусишь кусочек сыра, отхлебнешь глоток вина, держишь все это во рту и ждешь, что тебе скажет твой язык. А он скажет, что тут было лишним − вино, сыр или острая приправа. Называется этот сыр сендаре. Я лично, когда попробовал оба варианта, дальше заказывал чери сендаре, то есть сам сыр без всяких приправ. Это вкуснее всего. Но еще вкуснее было этот сыр употреблять утром с чаем. Впрочем, если кому-то нравится сендаре с бастурмой, то не препятствую есть и так. А история сендаре начинается приблизительно с восьмидесятого года после Переноса или Воссияния Звезды, кому как нравится. Тогда в Армире случился неудачный заговор против узурпатора Рене Пятого, прозванного «Рене с собакой», ибо этой собаке он уделял внимания больше, чем жене и дамам Армира, да и государственным делам тоже. Если невнимание к проблемам управления − это извиняемый грешок у правителей, то невнимание к дамскому полу в Армире порицаемо. А тут еще и собака, да еще и не благородной охотничьей породы, а, простите за выражение, шавка. Но узурпатор ее даже купал собственноручно, не доверяя слугам. Про причину этой герцогской страсти ходило много легенд, в том числе и непристойных, но не в этом дело.

В общем, его младший брат и кучка придворных затеяли переворот, только начальник гвардии, хоть и косо смотрел на возню с собакой, но еще менее хотел видеть на троне младшего братца Дагората, с которым у него были какие-то счеты. В итоге заговор не удался, Дагорат попал в подземелье, из которого больше не вышел. А неубитые или неказненные заговорщики убежали в Болер. Тогда у Болера и Армира были в очередной раз какие-то трения, поэтому их там приняли хорошо. Сбежавших дворян было восемь, и шесть или семь из них занялись мирными занятиями, то есть волочились за дамами, охотились, дуэлировали и занимались прочими общественно-полезными делами. Кто-то погиб на дуэли, кто-то женился на местных аристократках, а вот Лео ас-Минен даже прославился. Он, женившись на какой-то баронессе, стал закатывать пиры, на которых предлагал гостям плоды своей кулинарной фантазии. Одним из плодов был этот вот сыр. Сыр пережил своего создателя и даже триумфально вернулся в Армир, где его не казнили, а даже стали потреблять при дворе, в отличие от Лео, которому смертный приговор автоматически подтверждался следующим герцогом. Но дело даже не столько в нем, сколько в его товарище Ги ас-Велле, или его сыне, тоже Ги. Хроники тут могут спутать, потому что сын носил то же им, да и внешне был схож как две капли воды с отцом. Когда он приехал в Болер, то бывшие любовницы его отца, видевшие его из окон, дружно кинулись к гостинице, и перед ними предстал их прежний кавалер, как если бы он отсутствовал не столько лет, а пару недель. Впрочем, сын был не очень переборчив и вкусил и от щедрот бывших любовниц отца. Некогда Ги-старший, после того, как убил на дуэли барона Андрада ас-Иллера, вместе с женой и только что родившимся сыном сбежал за границу. Ибо братья убитого его бы в живых не оставили. Но коли он сбежал, то братья сорвали злобу на ком-то другом. Обидчик не показывался, и дело забылось. Поскольку беглец перед герцогским семейством ни в чем плохом замешан не был, то приговора ему в Болере не выносили и не пролонгировали. Но его не было восемнадцать лет или даже больше. Слухи о этому поводу ходили самые разные и даже самые дикие. То он подался в пираты, то он пошел в пресловутый «Поход Семерых» на Ярославль, где и погиб вместе с теми семерыми в битве при Рыжих скалах. Кто-то его видел в Харазе, кто-то еще где-то. Вообще, когда есть столько противоречивых версий, можно точно сказать, что ни одна не верна. Это проверено.

Последняя версия была такой: сбежавшее семейство отчего-то не остановилось на Итиле, а спешно двигалось на юго-восток, где, как говорили, достигло Граничных хребтов. Впрочем, это тоже было неверно, хотя и несколько ближе к истине. Они провели почти шестнадцать лет в какой-то… клоаке мира, а потом поехали назад. Вернулся только младший Ги. О родителях он сказал, что те уже померли, а он намерен решить кое-какие дела с наследством и вернуться обратно. За минувшие годы принадлежавшие им поместья малость захирели, но чего-то все равно стоили, плюс вовремя померли несколько родственников, наследником которых оказался молодой барон. Поэтому в столице рассчитывали, что Ги-младший продаст все, что купят, ублажит вспомнивших молодость любовниц отца, а потом снова исчезнет с горизонта. Или за горизонт. Так и произошло, через пару месяцев он исчез и более не появлялся в Болере. Но далее случилось немного странное. Три бывших любовницы обоих Ги в течение нескольких дней покинули этот свет, и перед смертью одна из них проболталась, что на груди Ги-младший носил некий красный камень, очень похожий на рубин, только это был не рубин, потому что владелец такого рубина скупил бы половину герцогства за этот камень, и еще осталось бы на обмывание такой сделки.

А Ги был довольно стеснен в средствах, пока все не продал. Но дело было еще не только в этом. Дамы-любовницы к тому времени были изрядно вышедшими в тираж, а тут они кинулись на сына экс-любовника, как голодные на хлеб, и хвастались, что чувствуют себя, как будто они на двадцать лет моложе. Внешне, конечно, они так, как в молодости, не выглядели, но малость прибавили красоты и блеска. А вот когда Ги уехал, они словно потухли во всех смыслах. И долго не протянули. Как сказал один местный философ: как будто они прожили всю оставшуюся им жизнь за два месяца с Ги. Про молодого барона чуть позже прошел слух, что он далеко на восток не попал, а провел зиму в Саратове, где и помер, поедая сендаре и запивая его болерским белым вином. Кусочек сыра попал не туда, и все. Когда такое случается с ребенком, то обычно дитя переворачивают вверх ногами и трясут. Частенько помогает. Но кто бы так сделал с немаленьким бароном? А орков поблизости не нашлось. Впрочем, были и опровержения, что не было такого. Должен сказать, любой пикантный слух среди аборигенской аристократии им всем необходим, имеет ли он под собой почву или не имеет. Кто-то порадуется, кто-то позлорадствует, кто-то погрустит, кто-то помирится, кто-то пойдет на дуэль. Потом выяснится, что слух справедлив ровно наоборот, и снова обрадуются, загрустят, подерутся, помирятся. И иногда одни и те же люди. Зато жизнь интереснее. Что касается слуха о рубине и его положительном влиянии на стареющих баронесс, то он тоже вызвал пересуды, и те, кто был против, говорили, что это точно невозможно. Магические любовные амулеты большой силы, которые буквально выпивают жизнь из любовников, известны. Которые соблазняют почти гарантированно — тоже известны. Возможна и их комбинация, хотя цена уже будет запредельна для небогатого барона. Но сколько бы они не стоили, амулеты очень сильно фонят Силой, и чем они мощнее, тем шире поле воздействия на окружающих. Если таскать на себе такой амулет, не надеясь на свои природные прелести, то окружающие это ощутят. Им будет плохо или хорошо, они тоже захотят владельца, будут помехи в работе других амулетов, которые средний аристократ имеет при себе не менее трех на баронскую душу. Амулет должен быть очень мощный, но никто вокруг ничего не ощущал. Ни маги при дворе, ни аристократы с магическими способностями − словно «рубин» действовал только на бывших любовниц его отца и ни на кого больше. Все это было очень странно, но все пообсуждали и все забыли. Каждый месяц случается что-то новое, поэтому бароны думали уже о другом. И многие думали о другом больше ста лет.

И хотели бы думать так еще долго. Но кто спрашивает наших желаний: как нам жить, точнее, могут и спросить, но сказано же − если хочешь, чтобы боги посмеялись над тобой, то расскажи им о своих планах. Да и о законе подлости знают все. А какие у меня тогда были планы… Грандиозных тогда не было, только мелкие, текущие по женщинам, по работе, по написанию писем родным.

В тот год я уехал в Нижний и решил там прожить с годик, а может, и больше. Снял квартирку на улице Великореченской и зажил там вместе с Лео. Одна комната была выделена для приема посетителей и пациентов, одна для меня как спальня, а Лео сам выбирал, где ему спать, в гостиной или в каком другом месте. Родители мои были живы-здоровы, у брата родилась дочка, в доме стало тесновато, и я решил пожить немного в другом городе, как собирался уже давно. После войны с Белой Лисицей я вернулся домой и прожил дома почти два года. Работал вместе с учителем, а на следующий год отправился в путешествие. Официально в Казань, а неофициально в Пален. Слышали про такой городок? Нет, ну и хорошо, про него забыли и это славно, что не вспоминают. Места там очень красивые, но тогда не было желающих там лишний раз показаться, больно дурное место. Теперь уже можно, разве что серый медведь в гости придет или какая-то обычная нечисть. Она тоже опасная, но не страшнее, чем в любом лесу. Эти вас просто скушают. Ладно, про Пален как-нибудь потом, про него нужно рассказывать вечера два, а то и три, потому что больно много деталей, которые нужно прояснять и проговаривать, ибо люди редко ведают про многие подробности. Учитель от меня об этом немного информации получал, но, думаю, что он и сам бы догадывался о цели похода, потому что из Палена я вернулся немного не такой, как был. Нет, все раны зажили, и проклятия меня не достали, и Злу я не предался, но просто, когда занимаешься такими делами, прежним ты не остаешься.

Сам в зеркале замечал, как глядит из глаз молодого парня некто беспощадный и неублажимый. Поглядел и спрятался, и вновь отражается прежний паренек. Словно меч сверкнул и вернулся в ножны. И даже невозможно подумать, кто кроется внутри. Родителям и брату с его женой я ничего не говорил про это, отдыхал в Казани и все. Они прожили свою жизнь, зачем им переживать за меня, тем более что отцу ведомо, какие иногда существа ходят по нашему миру. Вот и не надо думать ему, что я хожу, их отыскиваю и удаляю из этого нашего мира. Пусть лучше думает, что я только иногда для развлечения упыря с вампиром поймаю и уделаю, а обычно лечебной магией занимаюсь, пока вредные существа не начинают путаться под ногами. Тем более я часто у него совета спрашивал по лечебной магии (но никогда по боевой). Даже спрашивал совета не потому, что сам по себе мне совет этот был нужен. Почему? Ну, вы сами понимаете, женщины эти вещи должны чувствовать.

Брат после повышения добился, чтоб его вернули на прежнее место в снарядный цех, и ощутил после возврата невыразимое блаженство от наступившей свободы и покоя. Руководить ремонтной службой арсенала, чтоб все вокруг работало и двигалось, было нелегко, а еще сложнее были внутренние конфликты по вопросам, кто виноват и оттого кто будет все это ликвидировать, что начудесили. Потому, спихнув с плеч эту ношу Атланта, он и ощутил себя легким, аки пушинка. Да, не надо было вскакивать теперь ночью и в выходной день и бежать на завод, ликвидируя внезапно вылезшую проблему. Гораздо интереснее остаться и побыть дома с женой и Володей. Тем более ожидалось, что Володя заимеет вскоре сестренку или братика. Вот племянник все ходил и спрашивал, когда же ему братика предоставят. Пристал ко мне с этим вопросом, когда я от больного вернулся. Я ему и ответил, что сестричку ему покажут месяца через три, а когда будет братик − я и не знаю. Ну и Володя, повинуясь неуемному детскому любопытству, это решил со всеми обсудить. А услышав сына и выяснив, что это я ему сказал, Маша ко мне обратилась, с чего я так решил, ведь по женским приметам должен быть мальчик. В ответ я ей только улыбнулся и ответил: что вижу, то и сказал, но если у нее снова родится мой племянник, а не племянница, то я к нему хуже относиться не буду. Маша вспомнила, что я маг и успокоилась. Вот что значит молодо выглядеть, никто не видит во мне почтенного Владеющего Силой. Спросил маму − она подтвердила, что ожидает внучку и уже это учитывает в приготовлении детского приданого. А кто же сказал Маше про женские приметы или она сама решила? Ее мама с сестрой. Ну ладно, мы не настаиваем, все равно окажемся правыми. Естественно, Машина мама промахнулась, и в октябре родилась Алина. Вот она была противоположностью старшему братцу и почти не плакала, только когда ей хотелось есть, а мама с бабушкой не поспевали. Но брата тем не менее выселили в гостиную. Он снова набрал веса и оттого сильно стал храпеть. Маша боялась, что храп мужа ребенка будет будить. Сама Маша-то этого не страшилась. Не знаю, просыпалась бы Алина или нет, но храпел братец здорово. Когда у меня была бессонница, то тяжело было заснуть, когда слышал, как за дверью кого-то словно пилят заживо. Я предложил братцу магически лишить его лишнего веса, и тогда его вернут обратно. Но он сказал, что подумает, а потом так и не собрался. Ну, если он побаивается, что я его недостаточно хорошо пролечу, то пусть к отцу пойдет на процедуру. По крайней мере, когда у него болел зуб или в мае он лишнего принял за столом, то от моей помощи не отказывался.

В тот год, когда родилась Алина, Анфиса закончила обучение и вернулась к себе на родину. На этом настояли родители, а она не решилась пойти на принцип, хотя и говорила, что ей совсем не нравится ее родной Кстов, не нравится тихая жизнь в нем, да и перспектива замужества с неким молодым человеком, что подобрали ей родители, тоже не впечатляла. Мы с учителем проводили ее на пароход и пожелали удачи там, на родине, в качестве практикующего мага, и сожалели, что она не осталась в Твери. Специалист она хороший, несмотря на то, что только что сдала экзамен и как бы считается новичком. Но что же поделаешь, она ведь сама решает, что ей дальше следует делать. Мы ей подарили полевой набор для мага, это своего рода минимальный запас инструментов и приспособлений, чтоб заниматься наиболее ходовыми магическими манипуляциями. Он ей пригодится на новом месте. В принципе, все это можно сделать и без инструментов, но проще не мысленно воспроизводить таблицы и графики, а заглянуть в готовые, повесив возле своего рабочего места. Да и инструменты тоже полезны, хотя при определенном уровне владения Силой можно справляться без них. В числе прочих подарков был и результат моих трудов по магической окраске древесины. Изначально это была разборная деревянная статуэтка, но я ее так, скажем, размалевал, что можно подумать − статуэтка собрана из целого набора древесины эльфийских деревьев. Все восемь цветов древесины их воспроизведены. Еще добавил, что это ей для развлечения − когда ей будет надоедать разрабатывать магическую косметику, то сможет попробовать воспроизвести вот это. Анфиса удивилась − как она сможет воспроизвести древесину мэллорна или аэрболла? Тут я хитро улыбнулся и показал ей стопы фигурки. Сосна, просто сосна, ибо эти подошвы я принципиально не красил.

− Сашка, и ты молчал про то, что делаешь так?!

− Молчал.

− Расскажи, как это сделать магически!

− Вот, я тебе дал, и можешь сама магически скопировать. А если будешь нам с учителем писать, то буду постепенно сообщать, как этого добился. Забудешь или поленишься ручку в руки брать, тогда и не узнаешь.

Анфиса пихнула меня кулаком в бок. Уж больно она девушка непосредственная и забывает, что в ней силы лишь чуть меньше, чем в гноме. Я ведь так и свалиться могу.

Младшие ученики были на каникулах и не пришли, хотя я им обоим позвонил и намекнул, что их присутствие на прощании ожидается. Но все они Анфису побаиваются, ибо она вгорячах им, бывало, и подзатыльники отвешивала, когда оба демонстрировали отсутствие соображения. Кодексом это допускается, но любви к Анфисе у них от того не прибавлялось. Ну ничего, ребятки, вы еще поймете, что не явившись, сделали неправильно. Естественно, никто их наказывать за это не будет, они просто еще маленькие, хотя Виталию уже около семнадцати. Они еще не поняли, что их мелкие обиды на нее не стоят и тех самых полшелонга. Анфиса была частью их жизни с таких-то по такие-то года и старалась, чтобы они выучились магии, готова была помогать им во всем и спасти в случае нужды. Случись при их учебных заданиях что-либо экстраординарное, учитель либо заменяющий его сейчас старший ученик должен из кожи вон вылезть, чтобы они не пострадали. Вот Анфиса это бы сделала. Но для понимания им нужно дорасти. Ладно, я им при случае намекну на неправильность их отношения к Анфисе.

В тот год зима началась очень рано, и при ноябрьских морозах у меня начала очень сильно болеть укушенная нога. Это длилось почти две недели, я даже на улицу старался не выходить. С девушкой общался по телефону, учитель справлялся с обучением юных дарований сам. Прием я тоже не вел. В ночь на двадцатое ноября нога болела особенно сильно, и я уже малодушно решил принять снотворное, но, как выяснилось, дома его не было. Принял на ночь две капсулы обезболивающего и решил еще раз попытаться заснуть. Вдруг на фоне обезболивания я кое-как задремлю. Перед этим я спал плохо, но без капсул. И у меня получилось. Спал, правда, недолго, и часа в три резко проснулся. Отчего-то я взмок, словно не мирно спал, а бегал через весь город, спасаясь от погони. Может, это было во сне? Но я ничего не мог вспомнить, что только что приснилось. Полежал, покрутился, снова заснул. А когда проснулся, нога совершенно не болела. И потом всю зиму она словно извинялась за причиненное беспокойство и больше не проявляла себя. В этом крылась некая тайна и, обсудив ее с Лео, мы вывели, что то был знак, первый по счету, а потом к нам придут и следующие. И тогда почему-то всплыла в голове старая идея, что надо бы пожить в Нижнем…

И в начале мая мы туда перебрались, благо навигация в этом году из-за ранней весны началась досрочно. Дом, где мы сняли квартиру, нравился, как и сам Нижний, Сила там ловилась хорошо и давала ощущение душевного комфорта надолго, пациенты тоже приходили неплохо. Что интересно, еще когда мне отец рассказывал, что редко кто из тамошних магов лечит похмелье и запои «сухим» способом. В его молодости в Нижнем целители практически не лечили пьяниц без значительных вливаний жидкости. Он с ними по этому поводу много спорил, но безуспешно. Так вот это длилось и до сих пор! Оттого работа у меня была, потому что пациенты были заинтересованы, чтоб им быстрее становилось полегче. Но, правда, я не сильно бы печалился, если бы ее было мало. Все же я не зря ощущал, что приехал сюда не для кормления Лео рыбным балыками и не для похода к старым башням Кремля за Силой. Но пока все было спокойно и на подвиги меня не звали. В тот день я смотрел на себя в зеркало и размышлял перед свиданием, побриться ли еще раз или нет. Маргарита была девушкой переменчивой, посему результат нашего свидания заранее нельзя было предсказать. Так что, может, и не стоило морочиться с нагревом воды, намыливанием щек и прочим антуражем. Как вдруг краем глаза я заметил в зеркале мелькнувшую характерную тень. Я насторожился. Иногда это просто, как бы это выразиться понятнее, ну, помеха, ложная тревога. То есть как шорох в ночи услышишь, насторожишься, а ничего не будет. Так, что-то зашуршало, и боги ведают, отчего.

Но отец мне рассказывал, как вот тоже у него мелькнул в зеркале «след в углу глаза», как их называют. А через несколько минут к нему явился и гость пострашнее − демон третьего класса опасности, если считать по аборигенской классификации, или первой по системе магов из пришлых. Тут разницы никакой, просто для одних ученых магов самый страшный первый класс опасности, а для других третий. Есть, конечно, и более высокие классы опасности демонов, но они просто так не гуляют по белу свету и в зеркала не лазают. Когда демоны-асуры вылезут на поверхность нашего мира − весь мир захлестнет огонь, целиком и полностью. Если даже такое случится, то никто ничего с асуром не сделает. Может еще пожаловать помощник Кали − ракшаса. Против нее шансы у обычного мага шансы пятьдесят на пятьдесят. Если она тебя проигнорирует, то ты будешь жить, а если ей захочется тебя вывернуть наизнанку, то, пожалуй, и вывернет. Великие маги еще способны не дать ей ими позавтракать. Сегодня я тоже так смогу, а вот в восемнадцать лет еще многого не знал. Но синяя демоница ко мне в тот день не явилась, явился кое-кто, но послабее, чем она. Звали его Шентеслинн Шеметлок, и происходил он из высокого демонического рода, происходящего от некогда грозного владыки демонов Исены. Почему он, этот владыка, назывался так коротко? Потому, что Исена − это было как бы короткое имя для непосвященных, полное имя демон обычно не должен рассказывать никому, кроме своего владыки и одной категории людей. Не догадались, кому? Ну ладно, потом догадаетесь. Естественно, в семье демонов его настоящее имя знают, но широко им не пользуются, для обычных случаев у него есть своего рода семейное имя. Полное имя используют родители, когда нужно заставить неразумного демона абсолютно подчиниться родительской воле. Даже когда они заключают брак с демоницами, то и жена его не будет знать настоящего имени, а будет звать своего рогатого и хвостатого нежным именем, наподобие наших Сашеньки или Андрюши. Что хорошо в демоне первого класса опасности, так то, что он приходит в наш план не мгновенно, в отличие от своих коллег второго класса опасности, он как бы медленно пробует, как этот мир касается его с разных сторон, потому его полное появление занимает некоторое время. Еще демон первого класса опасности из плана Зир любит церемонии, как харазские купцы, и пока не станцуют − к делу не переходят. Слово «танец» здесь шутка, хотя какое-то сходство с брачным танцем птиц прослеживается. То есть демон должен появиться тут с определенными церемониями. Поэтому, когда незваный гость стал прорисовываться сквозь зеркальную поверхность, медленно и со вкусом, я крикнул ему, что жду его на Желтом поле и, захватив еще одну вещь, ушел в портал. Лео не отставал. Ну не устраивать же битву с демоном в своем доме и на довольно населенной улице. Зрелище будет незабываемое, только кто будет платить за разнесение дома и задавленных животных? Демон, возможно, заново отстроит дома, но курочку не оживит. Он способен поймать по одной всех блох на всех собаках города Нижнего и аккуратно их рассортировать по размеру, но не может оживлять. Так что вскоре я оказался на поле, подальше от посторонних зрителей и приготовился к встрече. На этом поле ничего не растет, так что платить за ущерб некому. Отчего не растет − не знаю, это поле такое с момента Пересечения Миров, возможно, какая-то специфическая земля и попала на этот участок из другого места.

Демон разобрался, куда ему идти на встречу со мной и стал прорисовываться сквозь воздух. Я стоял, почесывая жезлом ржавого цвета себе затылок, как бы показывая, что мне ужасно скучно и не интересно. Отчего жезлом цвета ржавчины? Надо сказать, что предметы получают этот цвет при придании им антидемонических свойств. Если вы видите магически активный меч ржавого цвета, при этом он реально не ржавый, то это именно антидемонический меч и может испортить настроение трем разновидностям демонов. Точнее, любому демону из тех планов. Из других − нужно другое орудие. Мой оппонент, видимо, этого не знал, и, прорисовываясь, начал требовать от меня, чтобы я не сопротивлялся, а покорился ему, тогда он обещает не подвергать меня всему тому, что он способен сделать со мной. Ну, это понятно, ему мой организм нужен для пребывания тут, а кто будет намеренно портить необходимый ему предмет? Правда, если он не захочет вступить в брак с демоницей из другого плана. При некоем расположении звезд это допустимо. Вот тогда прощай, мое тело и то тело, которое демоническая девица захомутала, ибо брачный ритуал − будет прямо смесью любовных деяний с атлетическими соревнованиями. Поэтому им обоим (телам) настанет скорый конец. Зато новый демон может появиться, если это чем-то утешит владельцев тел. Правда, не всегда между разноплановыми демонами возможно производство потомства, но уж поразвлекаются они от души, хоть и без результата. Но это не так важно.

Поскольку демон вел себя по-дурацки, а следует сказать, что таковы большинство демонов, я и задумал сделать то, что у шахматистов называется детский мат, то есть то, что проходит только со слабым противником. Но в случае удачи будет неплохой профит. Какой − расскажу, когда дойдет до этого очередь. Демоны имеют разную структуру своего подобия тела, с которым он показываются видящим их. Оно в любом случае не то, что им нужно, и быстро выходит из строя, оттого, как я уже и говорил, им нужно тело из этого мира. Свое родное у него тоже есть, но оно существует долго только в родном плане. Демоны плана Зир (а именно оттуда гость появлялся передо мной) приходят в наш план в виде какой-то дымки, но она вполне осязаема, эта дымка, хотя при прикосновении и напоминает мармелад или густую кашу. Другие выглядят как нечто свитое из четок, где вместо бусинки − участок относительно плотного тела, чередующегося с неплотным и даже совсем неосязаемым. Когда демон прорисовался, а ждал я этого с полчаса, то есть меня нельзя было назвать напавшим внезапно, ведь я мог атаковать его еще тогда, когда он не полностью стал виден. Но все равно он оказался не готов к моей атаке. Почему − не знаю. Возможно, он ждал какого-то иного поведения. Например, что я буду его заклинать чьим-то именем. Это старый способ борьбы с демонами, ныне уже совершенно непригодный. Или попытаюсь открыть ему дорогу в иной план (а это уже лучше). Я же сделал по-другому: жезл ржавого цвета был запущен и угодил прямо в нос демону. В человека магическая энергия входит через вырез между ключицами. В демона и полудемона именно через середину носа. Поэтом противодемонический амулет, попавший в такое важное место − это все равно, что вам бросить перец в глаза. Или нашему спящему молодому человеку сильно пнуть между ног. Уже будет не до чего-то. В случае с демоном шока хватит на пару-тройку минут, они, рогатые, быстро восстанавливают силу. Вот этими двумя минутам я и воспользовался: нужно было соединить его хвост и один из рогов. Причем неважно, если рог будет привязан к самому хвосту или их соединит веревка, харазский аркан или шелковая ниточка. Важно, чтобы посторонний для демона предмет соединил оба эти его фрагмента. Если он лично изогнется, чтобы поцеловать самого себя в зад, и при этом соединятся рога и хвост − это ничего страшного. Вот теперь с демоном можно делать все, что мне захочется, кроме как уничтожить. Уничтожить его, конечно, тоже можно, но это уже особое искусство. Просто так не сделаешь. А как? Ну, могу и рассказать, только вряд ли у вас получится − больно много чего надо. Проще выкинуть его в другой план. Пока он к вам вернется − могут десятилетия пройти. Хоть были случаи более быстрого возвращения, но в литературе не описаны возвраты демона ранее, чем через три года. И вот я свершил это действо и смотрел, ожидая, когда демон восстановит понимание, где он и что он, и также что я смогу сделать с ним. Он оказался тугодумом, поэтому опять забормотал все ту же песню, чтобы я ему не противился. За что и получил тем же жезлом в интимное место. Оно у него отличается от человеческого, так что демон пережил много чего неизведанного доселе. Пока гость из плана Зир восстанавливался после урока, я спросил Лео, не хочет ли он поговорить с демоном. Это важно вот для чего: побежденный демон в обмен на свободу сообщает победителю свое имя, что автоматически оберегает победителя от последующего вреда от демона и еще право на два пророчества и два безвозмездных деяния. Размер деяний и время между ними не ограничивается. Ну, человек может и не дожить, но демоны-то вечны и теоретически должны осуществить услугу и через десять тысяч лет. Но передать своему потомку право на нее нельзя. Демон-то знает, кому он обещал ее. Вы знаете, что демон не может оживить и не может даровать любовь в качестве этой услуги, но срыть с места гору − это допустимо потребовать. Или принести тонну золота. Единственно, придется подождать, пока демон бегает по миру и собирает эту тонну. Почему два желания или пророчества, а не три? Не все в сказках правда, поэтому только два. А можно ли посадить демона в ловушку и держать его там, периодически посылая себе дров нарубить или принести пирожок из ближайшей харчевни? Да, можно. Только не этого демона. Нет такой ловушки в нашем мире, которая его удержит. Поэтому вот придется воспользоваться веревочкой, чтобы он ощутил себя побежденным. Лео подумал и не захотел слушать пророчество лично для себя. Когда демон восстановился, то теперь он понял, что с ним вышло, поэтому вел себя, как подобает. Конечно, я не очень большой знаток жизни демонов этого плана, но знаю, что достойное поведение в случае проигрыша их гордыню не портит. А вот несоблюдение условий своего поражения им невыгодно. Теряет лицо или что там у них вместо этого.

А я задал вопрос о том, что меня ожидает вскоре, и получил ответ, что мне придется встретиться с очень необычным существом, что украшает чью-то шею. И с той шеей тоже. Второе пророчество касалось моей ноги, и демон ответил, что это часть меня. Пророчество вообще вещь туманная и допускает ряд толкований, поэтому фольклор полон рассказов о том, как некто не так истолковал его и что из этого вышло. Поэтому не надо спрашивать о том, что тебя волнует больше всего. Можно о том, что вообще важно, но не первостепенно, а гораздо поменьше. Оттого не спрашивайте у демона, что ждет вас в вашей жизни, куда правильнее будет спросить, что ждет на будущей неделе или будущей осенью. Так лучше. Я бы не хотел отвечать на вопрос, почему. Это уже не мои тайны, не спрашивайте. Желаний я нынче не загадал, поэтому демон оправился обратно. При уходе он беспокойства не причинял, памятуя о втором по счету использовании жезла.

Когда он исчез, я сел на подходящий камень, чтобы отдохнуть. Отчего? Ну, когда маг говорит, что он обрушил на противника град камней или огненный дождь, он при этом расходует Силу. Пусть даже это сказано небрежно и как будто он выпил бокал морса, а не заклинанием ударил. Легкость сказать так − не значит, что все было легко. Если бросить жезл с той силой, на которую способна рука, то демона удар не повергнет. Ну вот, вы и поняли, что нужно еще и прорву Силы приложить, чтоб он впал в ступор. А как я могу знать, не врет ли мне демон? Он тугодум, но не дурак. Победителям не лгут − это плохо кончается.

Лео сделал круг почета вокруг меня.

− Ты знаешь, Лео, мы с тобой уже обедали час назад, но у меня такое впечатление, что в этот день нужно обедать дважды.

Фамилиар был согласен с этой мыслью и высказал желание поесть рыбы и ветчины. Рыбы, желательно, пожирнее.

− Лео, хотел бы обратить твое внимание на то, что перед сражением ты пил молоко. Сочетание жирной рыбы и молока… Если ты добежишь до огорода Марьи Петровны, то его в этом году удобрять не надо будет.

Он надменно посмотрел на меня, но ничего не ответил. Знаю, что Лео хотел сказать, дескать, едали мы всякого, и ничего не случалось. Ну ладно, рыба так рыба. Сейчас открою портал… Мы вернулись в комнату, я захватил кошелек и пистолет, оставил жезл, и мы отправились исполнять свои планы. Как только вышли на улицу, так меня чуть не сбил с ног влетевший прямо в бок юный ученик мага в синей мантии. Он извинился и полетел дальше. Ну и ладно, пусть бежит. Я лично вежливые приветствия учеников магов выслушиваю, но обязательно их не требую. Как потому, что чем дальше, тем реже ношу мантию, так и по причинам внутренней лени. Если они увидят − хорошо, не увидят − так и ладно. Никогда не жаловался их учителям, что меня не поприветствовали. Ну что вы хотите от старого оригинала, который всем своим существованием отрицает порядок, иерархию и бюрократию. Уж позвольте мне так пооригинальничать. Ведь я никогда не отрицал более важные вещи для правителей и магов. А гонять учеников после того, как сокрушил демона − это вообще мелко. Пусть себе бегает, настанет и день, когда он станет важно ходить и отдуваться при ходьбе. Да, я его знаю. Большой человек в магической иерархии Нижнего, да и в городе не из последних. Стал очень большим размерами и при ходьбе отдувается. Антон его зовут. Да, да, именно он, Городцов по фамилии. Через пяток лет мы с ним снова встретились, но история про него еще впереди. Ну да, когда много проживешь на свете и много сделаешь, все твои истории начинают цепляться друг за друга, как клубок колючих веток.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей