Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Ольга Антер: Хрустальный мир
Электронная книга

Хрустальный мир

Автор: Ольга Антер
Категория: Фантастика
Серия: Астраль книга #1
Жанр: Боевик, Космическая фантастика, Начинающие авторы, Попаданцы
Статус: доступно
Опубликовано: 25-04-2017
Просмотров: 779
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 70 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
2-е издание, дополненное и переработанное

Будущее очередной планеты перечеркнуто сиянием порталов, пропустивших сквозь себя тысячи боевых роботов. Совершенных, лишенных страха и жалости, таких же, как и их создатели. Тени. Этот захват был отмечен небольшой странностью - местная девочка выжила, попав в портал. Ей позволили вырасти, и теперь Кат, слабой и чуждой, предстоит доказать свое право на существование. Враги будут на шаг впереди, но найдутся и верные друзья, способные поверить в пришелицу с отсталой планеты, и тот, ради кого она сама готова стать Тенью и солдатом.
Не имеет значения, победят захватчики или повстанцы, удастся ли вновь подчинить себе межзвездный портал или какого цвета платье выберет соперница Кат. Важно лишь то, кем станет сама девушка. И не окажется ли она тем самым ключевым фактором, способным переломить устоявшееся равновесие идеального мира?
Стыдливо прикрывшись облаками, обреченная планета медленно вращалась на экранах мониторов. Такая же тихая, мирная, как и все ее предшественницы. Беззаботная – ни одна из случившихся войн не нанесла популяции ощутимого ущерба.

Пилоты заняли свои места.

Общее изображение планеты сменили данные камер многочисленных дронов, незаметно занявших свои позиции в точках высадки. Большинство кадров транслировало цели захвата, меньшая часть – предполагаемый путь продвижения к ним. Одно из изображений немного подрагивало – едва различимый шарик механизма спрятался в кроне крупного дерева и теперь покачивался вместе с растревоженной ветром веткой.

Несколько старых вишен укрыли своей тенью уютные уголки сада на окраине столицы. Приближающееся лето вовсю намекало о себе многоголосием птиц, прерывающихся лишь на короткую послеобеденную сиесту. Пернатые даже не обращали внимания на порхающих, подобно облетающим лепесткам, бабочек.

Хрупкие крылатые создания время от времени становились добычей резвившихся в саду детей – двух мальчиков-подростков и юркой шестилетней девочки, постоянно возглавлявшей небольшую ватагу в их проделках. Вся троица еще не успела толком загореть, но первые веснушки уже начали появляться на носах мальчишек, обойдя их сестру стороной.

Возможно, они просто не стали портить эту симпатичную мордашку, постоянно преображавшуюся под влиянием искренних детских эмоций. Или, быть может, не решились нарушать величие довольно заметного носика, изгиб которого подчеркивался легкой горбинкой. Нос девочка унаследовала от отца, взяв от матери мягкость остальных черт лица и небольшие пухлые губы.

Все вместе дети облепили одну из вишен. Мальчишки забрались на нижние ветки, выискивая потеки древесного сока, превратившегося под лучами теплого солнца в смолу. Находя, братья принимались увлеченно ее жевать, изредка великодушно делясь с оставшейся внизу девочкой.

Малышка пыталась забраться наверх, но ее роста и сил не хватало на большее, чем подпрыгнуть и ухватиться я за одну из склоненных ветвей, смешно болтая ногами и возмущаясь. На нее сверху сыпались кусочки коры и прошлогодние листья, чудом перезимовавшие ради того, чтобы быть безжалостно отправленными на землю.

Спустя минуту девочке удалось, наконец, зацепиться за ветку еще и ногами. Она так и повисла, с двумя тонкими каштановыми косичками, нацеленными в землю. Мальчишки только посмеивались, надежно устроившись в ветвях и не понимая, как можно быть такой слабенькой. Ну это же просто глупость – не суметь подтянуться один-единственный раз!

Устав, девочка отпустила ветку и села прямо в траву. Уже спустя секунду, восторженно распахнув ставшие на солнце желтыми глаза, она с громким воплем продемонстрировала братьям нежданно обретенное сокровище.

Не дожидаясь, пока братья спустятся, малышка вскочила и припустила вниз по склону, к уютному кирпичному дому.

- Мам! Ну мам! Смотри! – на бегу завопила девочка.

Спустя несколько секунд из дверей выглянула высокая, полная женщина, нервно сжимающая в руках полотенце.

- Мам! Я божью коровку поймала! – гордо возвестила дочка, подбежав поближе и протягивая тонкую руку со сжатым кулачком. Разжав пальцы, она позволила полюбоваться своей добычей матери и подоспевшим братьям.

- Молодец! – подтвердила женщина, ласково погладив девочку по голове. – А теперь давай ее отпустим? Ее же тоже ждут детки?

- Давай! – радостно согласилась малышка и вытянула хрупкую ручку вверх.

Вместе с братьями она нестройно, но воодушевленно продекламировала стишок про небо, конфетки и их неумеренное потребление жадными детками и помахала послушно улетевшему насекомому.

- Мальчики, папа вас ждет в доме, помогите ему убрать все то, что он раскрутил, но не починил, и идите ужинать, - полюбовавшись на детей, велела женщина, и мальчишки вихрем унеслись куда-то внутрь дома.

- Мам, а ты пойдешь со мной в сад? Я хочу найти ветку с цветами, поставим ее в твою вазу и будет красиво! – попросила девочка, взяв маму за руку.

- Но тогда на этой ветке не вырастут фрукты.

- Ну одну веточку! Ну пожалуйста!

- Ладно, - улыбнулась женщина и, отпустив руку дочери, чуть подтолкнула ее вперед, - иди и выбери сама какую-то красивую ветку. Только, прежде чем ломать, посмотри, не осыпаются ли цветы. И не ломай большие, давай самую маленькую, хорошо?

- Хорошо, мам!

Вприпрыжку девочка снова направилась в сад, по пути ненадолго остановившись возле вылизывающейся на солнце кошки и попытавшись зазвать ее с собой, но животинка лишь искоса посмотрела на неожиданную помеху и высокомерно задрала лапу, зарывшись носом под хвост.

- Я скакаю по траве, по зеленой травке!

Обежав вокруг кошки, девочка пропела сочиненную ей строчку и задумалась, как бы ее продолжить.

- Пошли со мной за веточкой, на ней растут цветочки!

Протянув руки, девочка попыталась схватить меховую красавицу, но та, неожиданно вздыбившись, прыгнула в сторону и поспешно умчалась куда-то в сторону дома. Видимо, не оценила продемонстрированного поэтического таланта.

- Беги-беги, - погрозил ей вслед кулачком ребенок. – Скажу маме, и она не даст тебе молока! Ни капельки!

Вприпрыжку подбежав к одной из развесистых, едва ли не касающихся травы ветвей, девочка пристально осмотрела будущее украшение. Вроде бы, цветов хватает. Ухватившись обеими руками, она с усилием дернула. Не оторвала, но осыпала себя целой метелью белых лепестков, запутавшихся в волосах. Фыркнув, девочка кое-как отряхнулась и убежала искать более молодое и сговорчивое на предмет обдирания дерево.

Мать проводила ребенка взглядом и вернулась в дом. Весь сад был окружен высоким забором, и дочка крепко помнила, что без взрослых выходить наружу еще рано – вот подрастет еще немножко, и сможет вместе с братьями бегать купаться на маленький заросший пруд или даже приносить из магазина еду для семьи.

В одной из комнат на первом этаже мальчики с отцом заканчивали складывать детали, оставшиеся после очередной неудачной попытки реанимировать старое радио. Хотя, это громко сказано – заканчивали. Отец как раз объяснял назначение пыльной платы с торчащими во все стороны штырьками, воодушевленно размахивая руками в ответ на вовсю сыплющиеся вопросы детей.

Женщина только вздохнула, окинула взглядом разгром и прикрыла дверь, предупредив увлекшихся домочадцев о скором ужине. Ее муж явно решил заняться приборостроением со скуки – отдых был мужчине в тягость, и он считал дни до их возвращения обратно в столицу. Но детям следовало побольше быть на свежем воздухе, да и им самим ничуть не повредит немного отвлечься. Можно даже подумать о еще одном сыне или дочке.

За окном что-то громыхнуло, и улыбающаяся своим мыслям женщина удивленно подняла глаза – ведь совсем недавно было абсолютно ясное небо. Но снаружи клубилась какая-то странная хмарь, похожая на невозможный в начале вечера туман, а небо стремительно затягивало тучами. Звуки грома за окном становились все чаще, складываясь в непрекращающуюся какофонию в районе города, и женщина поспешила к выходу, вспомнив, что дочь все еще не вернулась.

Выйдя на крыльцо, она позвала ребенка, но очередной раскат грома заглушил ее слова. Впрочем, почти сразу женщина увидела хрупкую фигурку, спешащую к дому с ярко-белой веточкой в руках. Между ними были негустые смородиновые кусты, и мать погрозила пальцем, жестом указывая дочери отправиться в обход, а не продираться сквозь редкую поросль. Девочка недовольно скривилась, но, увидев нахмуренные брови женщины, все же поспешила по едва заметной тропинке.

Что-то опять отвлекло внимание ребенка – она не показывалась из-за угла дома уже несколько минут, но женщина смутно слышала ее веселый голос и не слишком беспокоилась. Она устало облокотилась о перила, закрывая глаза. Домашние заботы порядком надоели. Может, муж не так уж и не прав, не желая здесь задерживаться? В городе, по крайней мере, есть чем заняться в непогоду.

Небо все сильнее затягивало тучами с невозможной скоростью, и сад стремительно поглощали тьма и туман. Со стороны дороги, соединенной с домом узкой мощеной тропинкой, послышался гулкий скрежет. Испуганно, подняв глаза, женщина увидела огромную механическую фигуру, вдавливавшую тяжелыми шагами камни дорожки в землю.

Мать в ужасе закричала, заметив неясные тени других фигур. В нее тут же уперся яркий прожектор, начинавшийся в области головы робота. Похожие тут и там появлялись в их саду, но каких-либо звуков практически не было слышно из-за постоянных раскатов грома вдалеке. Или чего-то более страшного, звучащего, словно гром.

Только-только показавшись из-за угла в обнимку с кошкой, девочка увидела, как к матери на крыльцо выбежал отец. Уже спустя секунду тела обоих поглотило пламя огромного огненного болида, выпущенного сверкающим в лучах прожекторов роботом. Окутывающая сад хмарь бессильно разбивалась о стальные сочленения пластин, опадала и струилась у самых ног механизма.

Отчаянный крик женщины прервался лишь спустя несколько мгновений – в тот момент, когда жгучее пламя охватило все здание. Поддержанное еще несколькими выстрелами, оно взвилось до самой крыши, загудело, яростными ударами выбило стекла и почти коснулось темноволосой девочки. Но не дотянулось, бессильно опалив лишь лепестки на тонкой веточке в детской руке.

Девочка застыла, не в силах шевельнуться, лишь судорожно пыталась вздохнуть. Беспросветный ужас сжал всю ее сущность в тугой комок, напрочь отрубил все эмоции, лишил ощущений. Она даже не заметила, как, оставляя глубокие царапины, из ее рук выскользнула и опрометью бросилась прочь кошка, пойманная с таким трудом.

По маленьким щекам, оставляя тонкие дорожки между появившимися отметинами сажи, катились слезы из широко распахнутых, забывших, как моргать, глаз. Жар от горящего дома все усиливался, и, наконец, пробился сквозь шок, горячими лапами толкнув лицо. Ребенок непроизвольно сделал шаг назад – и оступился, с коротким вскриком упав в украшенные едва наметившимися завязями кусты смородины… Мама обещала сделать варенье к будущему дню рождения и так смеялась, приговаривая, что дети не оставят к тому времени ни одной ягодки…

Спустя еще мгновение по тому месту, где стояла малышка, скользнул луч прожектора, но ничего интересного не заметил и двинулся дальше, перекрещиваясь с другими, десятками бродившими в саду и тысячами – вокруг него. Предгрозовое затишье наполнилось гудением пламени, редкими криками, запахом гари и чего-то едкого, ядовитого, чему девочка не знала названия. Грохот выстрелов слился в единый хор, и ей даже почудился давящий, лишающий сил бороться ритм.

Она сжалась в комочек, стискивая голову руками, и даже не пошевелилась, когда тяжелые шаги заставили землю вздрагивать все ближе и ближе. Рядом опустилась чудовищная металлическая нога, тут же исчезла, и девочка услышала истошный визг животного, резко оборвавшийся после тяжелого удара.

Всхлипывая, она кое-как выбралась из кустов и бросилась прочь, в клубы дыма – дыма, а не тумана, - повсеместно обосновавшегося вокруг. Под ногами шуршала припорошенная лепестками молодая трава, прожектора обшаривали сад, словно кого-то искали. Девочку чуть было не заметили, но она вовремя шмыгнула вбок и луч лишь чиркнул по стволу сломанной и упавшей на землю вишни. Может быть, именно той, веточку с которой ребенок продолжал бездумно сжимать в руке. Яркие, мертвенно-синие сполохи заставляли тени деревьев плясать, то удлиняясь до неимоверных размеров, то вовсе исчезая.

Сжавшись в страхе, она дождалась, пока убийственные лучи уйдут подальше и, словно маленький зайчонок, бросилась из своего укрытия прочь, к границе охваченного пламенем и дымом сада. Надрывный кашель разрывал грудь, все плыло перед слезящимися глазами. Девочка несколько раз падала, оступившись, но каждый раз поднималась и бежала дальше.

Нужно добраться домой, в свой настоящий дом, там, в городе, где ее уже ждут мама и папа…

Путь ребенку преградили густые кусты малины, росшие вплотную к ограждавшему сад забору, за который она не раз, нарушая все запреты, выбиралась на дорогу - встречать машину отца. Позади раздавались тяжелые шаги, становясь все ближе, земля уже вздрагивала под ними, и девочка бросилась вперед, зажмурив глаза и не обращая внимания на впивающиеся в руки и ноги и раздирающие кожу колючки. Из последних сил она пробралась через заросли, протиснулась между металлическими прутьями и, не глядя, побежала дальше – прямо в ярко-синий светящийся овал, непонятно каким образом оказавшийся сразу за оградой. Девочка открыла глаза только в самый последний момент и увидела лишь странные яркие всполохи вокруг, мгновенно проникшие внутрь ее тела, забившие рот и горло так, что даже кричать не получалось.

Кажется, она куда-то летела спиной вперед, и синие нити рвались в глубине ее тела. Совсем не так, как когда-то летала в счастливых снах. Не было эйфории и радужных крылышек, трепетавших за спиной. Только холод, одиночество и сдавливающая со всех сторон боль, такая, какой ей еще не доводилось узнать за прошедшие шесть лет.

Девочка почти задохнулась, когда мерцание, наконец, насытилось и угасло. Сделав судорожный вздох, она почувствовала, что падает, и тут же ударилась обо что-то огромное и холодное. Царивший в саду грохот сменило размеренное, басовитое гудение, сверху изредка сыпались колючие искры, ледяным холодом обжигавшие даже сквозь ткань изорванного платья. Малышка этого практически не ощущала, сжавшись в комочек. Ей страшно было даже шевельнуться. Стоит только открыть глаза, сзади обязательно окажется что-то страшное. Оно догонит ее, проглотит!

Если не двигаться, ничего не случится. Мамочка придет и разбудит ее! Да, это только ужасный сон, она такие и раньше видела. Главное - не оборачиваться, не открывать глаза, и все будет хорошо. Ведь там же нет ничего, никого. Мамочка, как же мне страшно!

Где-то рядом раздался удивленный мужской голос, прокаркавший что-то на непонятном языке. Испуганно подняв голову, девочка взвизгнула, увидев высокую фигуру в обтягивающем черном костюме. Незнакомец быстро приближался к ней, замершей посреди темного, рассеченного уходящими ввысь колоннами помещения. Между опор укрывался целый лабиринт высоких стеллажей, доходящих почти до самого потолка. Верхние ярусы терялись во мраке – редких ламп, покачивающихся на длинных перекрученных шнурах, было явно недостаточно для такого огромного пространства.

Вскочив, ребенок опрометью бросился прочь. Как и положено в страшном сне, вокруг девочки смыкалась темнота, в которой притаились ужасные, огромные роботы. А один из них, гулко топая, настигал сзади. Стоит только обернуться, как ноги отнимутся, и он ее схватит!

Девочка попыталась скрыться между рядов высоких стеллажей, но и тут ей не повезло – малышка оказалась в каком-то тупике, а ее преследователь спокойно и уверенно приближался.

Не помня себя от ужаса, ребенок попытался взобраться вверх по полкам, и это оказалось на удивление легко, – их края были утолщены, давая удобную опору, а каждая новая была на ладонь короче предыдущей, создавая своеобразную лесенку. Мебель даже не пошелохнулась под весом девочки - огромные сооружения высотой в два мужских роста были надежно прикреплены к колоннам и загружены тяжелыми предметами, очертания которых невозможно было связать ни с чем знакомым.

Упираясь кулачками, сведенными судорогой от страха, девочка почти успела забраться наверх. Но ее преследователь все же оказался быстрее и, подпрыгнув, схватил ребенка за ногу, громко чем-то возмущаясь на чужом гортанном языке.

Малышка в испуге дернулась и попробовала крепче вцепиться в полку, но что-то ей помешало. Только сейчас она заметила обломок тоненькой веточки, зажатый в ладони. На нем уже не осталось цветов – лишь опаленный остаток бутона, которому так и не суждено было стать терпким плодом.

В отчаянии девочка ткнула кулачком в лицо своего преследователя. Удар оказался неожиданно удачным – обломок вонзился прямо в глаз. Мужчина громко закричал и отпустил ножку девочки, и она, словно маленькая белочка, забралась на самый верх, с трудом преодолев неожиданно длинный вылет последней полки.

Стеллажи, окружавшие каменные колонны толщиной в ее рост, не доходили до высокого потолка примерно на такое же расстояние. Их верхние полки оказались пусты и выступали козырьком, худо-бедно защищавшим содержимое нижних от пыли. Ради обеспечения лучшей устойчивости мебель скрепили между собой в длинные ряды, и, таким образом, сверху образовался непрерывный ломаный путь. Всхлипывая, девочка на четвереньках поползла вперед практически в полной темноте.

Пыль быстро покрыла лицо, и соленые дорожки на щеках превратили ее в грязь. Девочка раз за разом переползала с одного стеллажа на другой, не зная, что впереди, но стремясь как можно скорее оказаться подальше от того места, где продолжал кричать преследовавший ее мужчина.

Внизу послышались чьи-то обеспокоенные голоса и несколько человек, гулко стуча сапогами об каменные плиты, пробежали к кричавшему. Малышка затаилась у одной из колонн, прижавшись к ней всем телом и опустив голову на дрожащие ручки. У нее уже не было сил плакать, и к тому же она боялась выдать себя даже звуком.

Впрочем, спустя несколько минут она могла бы уже про это не беспокоиться. Тишину разорвали резкие ритмичные взвизги сирены, многократно повторяемые эхом, тьму разрезали снопы яркого красноватого света. Синий овал остался далеко позади, но даже сейчас на потолке отблескивали холодные сполохи, словно сияние ритмично пульсировало, пропуская что-то сквозь себя.

По счастливой случайности, девочка оказалась в небольшом затененном треугольнике, созданным колонной, и она поспешила еще больше сжаться и отчаянно зажмуриться, пытаясь стать невидимкой. Как в той книжке, которую им с братьями вчера читала мама.

- Мама, мамочка, где ты? – тихонько захныкала девочка. - Мамочка, я не виновата! Мама!

Ей хотелось кричать, бить руками и ногами бездушные стены, но страх заставлял цепенеть, прятаться, словно мышонку в его норе.

Она пролежала в своем убежище еще с десяток минут – до того момента, как странный механизм, напоминающий шар с бешено вращающимся кольцом посередине, завис над ней, а внизу послышались чьи-то уверенные и злые голоса. Тут же рядом непостижимым образом оказалась фигура, затянутая в знакомый черный костюм, и, не обращая внимания на жалкие попытки отбиться, схватила ребенка одной рукой и спрыгнула вниз.

Девочку грубо бросили на пол в круг таких же фигур в черном. Лица были скрыты под полумасками и низко надвинутыми капюшонами, в точности как у японских воинов, которых порой изображали ее братья. Или как у больных страшным вирусом, название которого она не помнила, – просто случайно увидела репортаж по телевизору и полночи проплакала в испуге. Но эти маски и костюмы не были гладкими – сохраняя единый черный цвет, они тут и там щетинились похожими на элементы доспехов накладками, жгутами и слоями напоминающих мышцы волокон. В целом же костюмы оказались весьма облегающими, позволяя заметить, что из десятка фигур две были женскими.

Один из мужчин, казавшийся чуть ли не на голову выше остальных, прокричал несколько слов в небольшое утолщение на собственном кулаке. Гул сирен утих. К высокому тут же обратился его спутник, что-то возмущенно доказывая, в то время как одна из женщин сделала шаг вперед и рывком поставила девочку на ноги, больно сжимая ее плечи своими твердыми, холодными пальцами.

Высокий мужчина недовольно посмотрел на собеседника и устало стянул маску с лица, оказавшегося вполне обычным, если не обращать внимания на цвет кожи. Чуть искривив плотно сжатые тонкие губы, он что-то коротко бросил в ответ на услышанную тираду, и спорщик, осекшись, с коротким полупоклоном отступил и повернулся к испуганно хныкающей девочке.

- Понимаешь меня? – обратился он к ней со странным акцентом, ставя ударения на первых слогах слов.

Ребенок ничего не ответил, с ужасом смотря в его глаза, полностью залитые чернотой. Такие же глаза были и у всех окружающих ее существ, а заметные участки кожи были серо-телесного, словно у мертвецов, цвета.

- Ты понимаешь меня? – снова повторил мужчина.

Пальцы на плечах малышки сжались еще сильнее и она, вздрогнув всем телом, отчаянно замотала головой.

- Значит, понимаешь, - удовлетворенно рассудил ее собеседник и на незнакомом языке что-то спросил у высокого. Выслушав ответ, он приблизился к ребенку и опустился на одно колено, заглядывая в глаза девочке. Ребенка начала бить сильная дрожь.

- Слушай меня внимательно. Мы тут все хотели бы тебя… наказать, но наш капитан интересуется, как это ты ухитрилась пройти через портал. Поэтому сейчас ты пойдешь со мной и все расскажешь.

- Я не знаю! Я хочу к маме! – закричала девочка, забилась в держащих ее руках - и получила обжигающую пощечину, заставившую ее зареветь еще сильней.

- Молчать!

- Мама, мамочка!

Еще одна пощечина, больнее предыдущей, заставила ребенка притихнуть, судорожно втягивая воздух.

- Ты не будешь кричать, плакать, и быстро пойдешь со мной, ясно?

Высокий мужчина, перестав интересоваться происходящим, устало вытер лоб запястьем и вновь натянул на лицо маску, оставляя на виду одни только глаза и светлые брови, резко выделяющиеся на фоне серой кожи.

- Ясно?! – черные глаза зло сощурились, а затянутая в черную перчатку рука начала подниматься, готовясь вновь ударить по перемазанному грязью личику.

Девочка, всхлипнув, кивнула в ответ. Хватка на ее плечах разжалась, и мужчина, встав одним гибким быстрым движением, схватил ее за руку и потянул за собой, к раздвинувшейся прямо в стене хитроумной двери. Контур проема светился знакомым темно-синим цветом.

Она проснулась, тяжело дыша. Снова этот сон. Пусть на самом деле все было немного иначе, да и спустя столько лет воспоминания потускнели, но они вновь и вновь возвращались кошмарами, страшнее которых было лишь ее настоящее. Похоже, этой ночью уже не уснуть – лежать, глядя в потолок, и раз за разом с горечью вспоминать события последних восьми лет.

Хотя, что их вспоминать… Вся ее жизнь может уместиться в несколько слов – изучение, унижение, презрение. Ей позволяли расти, но не спрашивали об интересах. На нее изучающе смотрели, но не замечали. Даже когда девочка пыталась обратить на себя чье-то внимание – в лучшем случае в ответ звучал смех. И оставалось лишь плакать. Вызывая еще большее недоумение.

Вот и сейчас соленые капли одна за одной скатывались по растерявшим детскую пухлость щекам и заканчивали свой путь внутри дешевой подушки, давным-давно превратившейся в тонкий блин. Всхлипнув, девочка села на кровати и обхватила ноги руками. Хоть кто-то ее обнимает, пусть даже и она сама… У нас всегда есть мы сами, так ведь?

Последние годы ей стало немного проще. Хотя бы понятно, что происходит вокруг, и насколько она никому не нужна. Неужели в ее родном мире было бы точно так же? Но ведь существовали тысячи дней назад ласковые глаза и мягкие губы, которые ее целовали перед сном?

Несмотря на работу психологов, девочка так и не забыла боль и ужас первых дней в новом мире. Ни расспросы, проводимые неизменно угрюмым и грубым мужчиной, представившимся ей странным именем Яр-семь, ни странные исследования, ради которых она часами должна была, пристегнутая ремнями, лежать в маленькой темной капсуле, так и не дали окончательного ответа, как смог обычный живой ребенок пройти через транспространственный портал, способный пропускать через себя лишь груз или человека в специальной защитно-атакующей амуниции. Очень специфической амуниции, выполненной в виде огромного робота и оснащенной завидным боекомплектом для уничтожения любой угрозы.

Яр-семь был практически единственным, кого девочке разрешали видеть. Его и Тарги – того самого высокого мужчину, защитившего ее от Ярса (как он сам коротко называл своего подчиненного). При появлении своего соратника ученый почему-то снижал интенсивность исследований. Малышка радовалась визитам и поэтому тоже. А еще он разговаривал. Беседовал с ней, поправляя ошибки, рассказывал о мире вокруг. Она не знала, зачем. Должность капитана оставляла мужчине мало свободного времени и ни капельки не обязывала общаться с недоразвитыми существами.

Тем не менее, Тарги позволял себе вмешиваться.

- Капитан?

- Привет, Ярс. Ну, что у вас сегодня?

Ворвавшись в лабораторию, высокий беловолосый мужчина в черной форме требовательно протянул руку к своему собеседнику. Ничего не говоря, ученый в несколько касаний отправил капитану план исследований на ближайшую неделю.

- Ага, спасибо… - Тарги бегло просмотрел материал, быстро что-то помечая по ходу. - Так, я, пожалуй, поучаствую в пунктах пять, шестнадцать и тридцать один. И седьмой поправил.

- Я могу просто доложить о результатах. Отдельно.

- Слушай, я же знаю, что тебя интересует в исследованиях? И не лезу их исправлять. А мне важно понять, могу ли я решить пару проблемных моментов со своим эргом.

- И чем помогут названные пункты?

Ярс криво и неприязненно ухмыльнулся.

- Ну так разнонаправленные потоки же. Хочу посмотреть, где пойдет сопротивление и как сформируются каналы. Я пока не продумал оптимум для эрга, может, чего в голову и придет.

- А, тогда конечно, - заинтересовался ученый.

- Только, пожалуйста, ставь минимальную мощность, а не как в прошлый раз. Толку с ее каналов, если заряд настолько велик, что идет сквозь ткани напрямую?

- Хорошо. Тарги, слушай, а это и впрямь интересная идея! Выведу ее в отдельное исследование с твоим участием, если не против.

Добродушно кивнув, капитан направился к высокому креслу перед стационарным монитором и, с наслаждением вытянув ноги, закинул руку за голову, машинально перебирая пряди волос.

- Да, давай. Заметил, что в моем присутствии этот ребенок лучше идет на контакт? И результаты дает интересные.

Скривившись, ученый продемонстрировал капитану свое отношение к предмету диалога.

- Что такое?

- Это просто ужасно – работать с существом, которое тебя не понимает.

- Сам таким был.

- О, нет. Не сравнивай мой интеллект и мои достижения с… этим. Оно даже говорить почти не умеет, и я вынужден тратить время на обучение!

- Она просто еще маленькая. И, пока не подрастет, не сможет нам как следует помогать в исследованиях.

- Не думаю, что мне нужна подобная помощь.

- Что ж, никто ничего и не прогнозирует. Пока просто продолжаем исследования и эксперименты. Только нужно разработать периодику, чтобы регулировать интенсивность воздействия на данный образец… Какой там у него номер?

- Глянь сам в файле, - Ярс уже отвлекся, настраивая странный полый внутри шар, в котором должна была вскоре оказаться девочка.

Никто и никогда не спрашивал ее настоящее имя. И самой малышке было запрещено задавать какие-либо вопросы ученому – только послушно и быстро выполнять его приказы. У нее не получалось ни то, ни другое, и не всегда потому, что она не могла. Но даже упрямству девочки был предел, а вот жестокости Ярса – нет.

Она немного выучила язык примерно через полгода, проведенных в новом мире. Должность переводчика изначально вынуждала ученого злиться и демонстративно закатывать глаза, но приказы Тарги не обсуждались. Только теперь капитан перестал общаться в официальном тоне, просто и по-человечески отвечая на вопросы, которые девочке было запрещено задавать Ярсу.

Их встречи уже практически стерлись в памяти – осталась только самая первая наедине. Ровно от того момента, когда девочка поняла, что может поднять глаза.

- Ты кто? И Ярс?

- М-м… Тени.

В современном языке этого мира слова «тень» и «человек» звучали одинаково.

- Я тоже Тень?

- Нет, ты другая.

- Плохая? – огорчилась девочка, надув пухлые губки с чуть опущенными вниз уголками.

- Просто другая. Посмотри на меня. Мы похожи?

- Нет.

- И что разное?

- Не знаю слово… Цвет тебя. Почему он такой?

Капитан чуть улыбнулся, думая, какими словами объяснить все ребенку. Самыми простыми, само собой, но для этого ему приходилось прокручивать в голове все известные сведения.

Тенями подобные ему существа называли себя не в последнюю очередь потому, что ради укрепления тела воспользовались генной инженерией и сформировали в тканях микрочастицы эластомеров. Кожа навсегда приобрела серый оттенок, становящийся куда более насыщенным при физических нагрузках. Черные глаза также стали следствием направленной мутации и объяснялись гипертрофированными зрачками, лишенными радужки и практически не оставлявших места для белка. Заостренные кончики ушей, в виде исключения, достались Теням в процессе природной эволюции.

- Внешние отличия – далеко не главное. Основное – тут.

Двумя сильными пальцами Тарги коснулся своей груди, а потом – виска.

- А что там?

- Эмоции и разум.

Хоть Тени и не были лишены чувств, они давным-давно перестали что-то значить в современной жизни. Знай девочка слова «рациональность» и «циничность», возможно, она смогла бы описать окружающих ее существ точнее. Но пока что ей приходилось учить множество других слов и правил, неизменно подчиненных строгой логике.

- Что такое разум?

- Способность мыслить и делать выводы. Создавать что-то новое.

- И как его получить?

- У тебя и так есть разум, и теперь нужно научиться им пользоваться. Когда ты вырастешь и получишь идентификатор, можно будет установить имплантаты, которые будут помогать. Но никакие чипы не станут думать за тебя, поэтому тебе предстоит многому научиться, прежде, чем найти свое место в обществе.

Мир Теней был сугубо технологическим. По своему развитию он шагнул намного дальше, чем родной мир девочки, в котором о существовании иных вселенных разве что фантасты писали. Планету серокожих основательно разграбили предыдущие поколения. Новые дети рождались редко, но практически бессмертным обитателям требовалось все больше ресурсов.

Совершенные существа быстро нашли выход. Они создали армию огромных боевых роботов – эргов, – осуществили глобальное сканирование и начали свою экспансию. Окруженные множеством защитных слоев, пилоты роботов преодолевали транспространственные порталы. Одни эрги подавляли сопротивление чужих планет, другие размещали сырьевые базы и транспортировали добытые ресурсы, и спустя несколько циклов еще один мир оставался опустошенным.

В некоторых из посещенных Тенями миров высоких серокожих существ с заостренными ушами и глазами, залитыми тьмой, называли эльфами. Им порой поклонялись практически наравне с богами, наделяя неземной мудростью, грацией, силой и красотой. И чем больше проходило времени после их разрушительного визита, тем более волшебными становились их черты в легендах. Порой доходило до абсурда, когда в противовес прекрасным эльфам придумывалась некая родственная раса, вобравшая в себя весь ужас и злость, когда-то принесенные настоящими Тенями.

Обитатели иных миров серокожим были безразличны и уничтожались по мере продвижения роботов к установленным точкам. Порой некоторые заинтересовывали Теней теми или иными особенностями, и кто-то становился материалом для опытов, кто-то – получал работу. Избранные могли попасть в немногочисленную армию и, чаще всего в качестве обслуживающего персонала, способствовать делу своих повелителей.

- Мое место? Где сидеть?

- Нет, - рассмеялся Тарги, глядя на растерянную девочку.

Не первый ребенок чужой расы, которого он видел. Далеко не первый. Но единственный, с кем ему довелось общаться. Все остальные мелькали в его жизни не задерживаясь, даже в тех редких случаях, когда оставались жить среди Теней.

Попасть к Теням ребенком – единственный шанс компенсировать тренировками и физическим моделированием отсталость генома. Сами Тени давным-давно перешли на инкубационное рождение совершенных в своем физическом развитии людей, не страдающих от болезней и практически не подверженных старению, и при этом адаптированных для эффективной работы с высокотехнологичными механизмами.

Такими механизмами были транспространственные порталы, сквозь которые изначально засылались дроны-разведчики, собиравшие информацию о новом мире. Потом, с началом массированной атаки, они переправляли в него тысячи эргов и обеспечивали бесперебойную обратную подачу материалов. В один из таких порталов и попала девочка. Попала, и, вместо того, чтобы рассыпаться кровавой пылью в пустом пространстве, как это происходило со всеми незащищенными органическими объектами, благополучно очутилась на одном из полигонов, ухитрившись ранить смотрителя.

- Место в мире – это то, чем ты будешь заниматься. Ведь ты не думаешь, что вся твоя жизнь пройдет в лаборатории?

- Ярс сказал, что мне не можно никуда ходить.

- Нельзя. Да, пока нельзя. Но я подумаю, что можно сделать. Кстати, если ты перестанешь делать все ему наперекор, то освободишься куда быстрее.

- Я не понимаю. Что ему нужно?

Даже будь девочка постарше, она бы никак не смогла понять суть происходящего. Всерьез ею заинтересовавшись, Ярс использовал все доступные средства для изучения малышки. И не только ее.

Еще в первые дни на глазах девочки Тени втолкнули в портал ее ровесника из того же мира. Судя по их реакции, мальчику не удалось достигнуть места назначения в целости и сохранности. Некоторые из взрослых скептически посматривали на малышку и, судя по жестам, то ли сомневались в ее уникальности, то ли предлагали устроить контрольную проверку.

Как бы там ни было, записи камер наблюдения явственно зафиксировали появление девочки из иного мира без какой-либо защиты. И всех весьма интересовали причины такой живучести.

- Он хочет понять, как ты делаешь… то, что делаешь. А теперь давай проведем тесты, у меня мало времени. Или ты хочешь, чтобы этим занялся Ярс?

- Нет! – девочка некрасиво скривила лицо, готовясь захныкать. – Он меня все время наказывает!

- Может, ты плохо стараешься?

- Я стараюсь хорошо. Он не говорит, что мне нужно делать. Я стараюсь, но получается неправильно. Я не знаю, как делать правильно!

- Да он и сам не знает, что хочет получить, - усмехнулся капитан.

Пожалуй, стоит поговорить с Ярсом об этих наказаниях. Неужели он так и продолжает бить ребенка, даже несмотря на приказ? Бессмысленная жестокость, несвойственная истинной Тени.

- Забери меня к себе!

- Глупости. Эксперименты еще не закончены.

- А когда закончатся?

- Когда мы тебя полностью изучим.

- Но мне больно!

Тарги лишь иронически приподнял бровь. Неужели объект полагает, что капитан не в курсе?

Записывая новые данные, мужчина продолжал размышлять. Девочка растет, а вот их успехи в изучении ничуть не увеличиваются. Каков будет дальнейший прогресс, если увеличить интенсивность? И каков – если предоставить ей возможность жить обычной жизнью?

Попробуем начать с первого варианта.

Спустя несколько долгих циклов Тарги лично распорядился более не рисковать девочкой, отправить в одну из детских групп и продолжать изучать, не вмешиваясь в природное развитие.

Перед тем, как попасть в общество маленьких Теней, она получила собственный код К-3, тут же превращенный капитаном в короткое подобие имени – Кат.

- Теперь к тебе проще обращаться, - усмехнулся Тарги, лично сопровождая девочку из лаборатории.

Она ничего не ответила – за прошедшие полгода что-то надломилось глубоко внутри, притушив даже ее неистовую жажду познания. Кат начала больше думать, чем спрашивать, но выводы часто нуждались в проверке.

- Мое имя мне кажется обычным. А вот ваши имена – нет.

- Для нас они абсолютно обычны. Хотя имен огромное количество. Родители довольно часто используют те или иные слова старой речи, комбинируя их слоги и значения, чтобы придумать уникальное имя. Редкое развлечение...

Кат приходилось бежать – увлекаясь разговором, беловолосый мужчина забывал приспосабливаться к детскому шагу. Из-за этого девочка даже перестала сутулиться, занавешивая лицо коротко стрижеными волосами и настороженно зыркая из-под них.

Как она уже знала, вся территория разросшейся на половину материка столицы была застроена огромными сооружениями, давно объединенными единой сетью внутренних коридоров. Пространство между зданиями не менее густо заполняли дороги и тоннели, предназначенные для летающих машин.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей