Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Олег Борисов: Каппа
Электронная книга

Каппа

Автор: Олег Борисов
Категория: Фантастика
Жанр: Авантюрный роман, Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 22-04-2019
Просмотров: 722
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
.mobi
   
Цена: 150 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Глубина, глубина... Он не твой. Хотя и живет морем. Хотя и умирал под водой много раз. Но каждый раз возвращался. Чтобы снова вернуться на соленый простор. Сначала обычным водолазом, а потом уже хозяином собственной подводной лодки. Глубина, глубина...
Автор выражает глубокую признательность Диане Удовиченко и Валентину Русакову за помощь, оказанную при написании этой книги.

Слушая наше дыхание
Я слушаю наше дыхание
Я раньше и не думал, что у нас
На двоих с тобой одно лишь дыхание

Nautilus Pompilius, Дыхание

Каппа - японский водяной, один из активных героев японского эпоса. Способен жить как в воде, так и на суше.


Пролог

Тяжелая капля скатилась по ржавой металлической распорке до выступа. Зацепившись за него, повисла в сомнениях. С минуту набирала силы, чтобы потом рухнуть вниз. Чтобы, ударившись о решетку настила, гулко возвестить о завершении своего пути.
Конденсат. Если бы где-то оказалась настоящая прореха, то меня бы уже порвало на куски струей воды, способной на ста метрах располосовать человека за долю секунды. Всего лишь конденсат. Но вода меня не убьет. Нет, я с ней в достаточно неплохих отношениях, чтобы беспокоиться о возможности захлебнуться. Я всего лишь умру от удушья. Высосу остатки кислорода с крохотного объема “Нау”, впаду в забытье и умру. Говорят, подводники зачастую не осознают, как именно они уходят за грань.
Самое паршивое, что я почти выполнил заказ нанимателя. Я почти нашел то, ради чего гробанулись уже несколько кораблей вместе с командами. А одиночек - тех вообще не счесть. И я всего лишь один из многих, кто пытался ухватить удачу за хвост.
Но сейчас - надежды нет. Можно сколько угодно лежать, медитируя на маленькой откидной жесткой кровати, накрутив на себя все тряпки, какие нашел. Можно сколько угодно размеренно делать вдох и так же медленно выдох. Конец один.
На тридцати метрах я мог бы надеяться на рыбаков или охотников. Они иногда спускаются в ярко-зеленое марево этих глубин. Уж лодку они бы заметили. Даже на полтиннике шансы можно прикидывать как чуть больше ноля. Потому что есть, есть несколько отчаянных головорезов, кто запросто мог бы сесть мне на хвост и попытаться выследить “удачливого Каппу в” его походе. Но сто с хвостиком? Без возможности вскрыть люки, без оборудования для подъема с этой глубины?
Дзинь - равнодушно оповестила о себе очередная капля.
Я прикрыл глаза и вспомнил свой родной город - Владивосток. Море. Холмы. Деревья вдоль улицы. И то, как все это начиналось.
Много-много дней тому назад.
Дзинь...

Глава 1

Серые предрассветные сумерки только-только тронули мягкими лапами Владивосток, а Виталий уже медленно хромал к своей приткнувшейся на углу старой “тойоте”. Конечно, время встречи ультимативно объявил Мишаня, но можно было побиться о заклад, что бывший одноклассник наверняка прибудет на встречу невыспавшимся, с красными от недосыпа глазами и в паршивом настроении. Для любителя отдохнуть в ночных клубах столь ранний подъем подобен средневековой пытке. Но гадать об истинных причинах совершенно не хотелось. Поэтому Виталий забросил сумку с разной полезной мелочевкой на заднее сиденье, устроился за рулем и завел машину. До крохотной кафешки в бухте Улиса от Первомайки почти рукой подать, так что как раз успеет. Заодно кофе из прихваченного термоса поможет окончательно проснуться. И с медленно ползущим вверх хорошим настроением рука воткнула первую передачу. Новый субботний день. Новая возможная шабашка. А если вспомнить, что вчера рассчитались за трепанга, то жизнь в целом налаживается. Главное, не болтать лишний раз, как именно хлеб насущный добываешь. Хотя, кому какое дело до комиссованного водолаза.
Видавшая виды “тойота” катила по дремлющим улицам, Виталий периодически прикладывался к термосу и подставлял лицо налетающему в раскрытое окно ветру. Хорошо. Как бы ни прошла встреча, на эти выходные запланирован отдых и мелкий ремонт по холостяцкой квартире. Раковина начала капать, нужно будет прокладки заменить. Плинтус в одном месте отошел, приоткрыв рассыпавшийся в труху кусок доски. Тоже нужно будет руки приложить. Да и просто придаться редкому ничегонеделанию. Весна и начало лета выдались суматошными. Можно сказать, первая пара дней, когда не надо куда-либо бежать, суетиться и хвататься за редкую возможность заработать. Это огненно-волосый Мишаня умудрился после школы откосить от армии, податься в коммерсы и обрасти необходимыми связями. Проще сказать, с кем он не успел что-нибудь прокрутить во Владике, да и то вряд ли таких легко найдешь. Потому что Мишаня был везде и всегда умудрялся добыть монету-другую из любой, даже невероятной сделки. Талант у человека, что скажешь.
В отличие от друга детства и верного товарища по дворовым проделкам Виталий с бизнесом как-то не сроднился. Увлекся в конце школы дайвингом, помогал другу отца возиться со старым еще аквалангом. Потом в армии за проявленные таланты попал в учебку для подводных водолазов. Не смог сдать нормативы для боевых пловцов, но вот ремонтом разного ныряющего занимался вплоть до конца службы. Потом авария, комиссия и на всю оставшуюся жизнь хромота. Хотя правую ногу и спасли, но бегом теперь заниматься будут другие, да и ходить на слишком большие дистанции желания нет. О причинах своих проблем бывший водолаз предпочитал не распространяться. И дело даже не в подписке. Не было там чего-то героического. А вот на гражданке увечье проблем доставило и много. На работу водолазом нигде не брали по состоянию здоровья. Сторожем в гаражном кооперативе получал гроши. Родители ушли за грань неожиданно быстро почти сразу после возвращения из армии. Так и остался молодой еще парень один в крохотной квартире на Терешковой со старой машиной вместо наследства. Именно тогда и помог старый друг, подсказав нужные контакты и организовав первые встречи. Людям, кто занимался браконьерством или поднимал со дна разного рода непонятные грузы было плевать на хромоту. Свою работу Виталий делал хорошо, о выполненных заказах молчал, новыми знакомствами не бравировал. Поэтому худо-бедно появился круг заказчиков, в подсобке встал неплохой набор от Табаты для работы на малых и средних глубинах. Да и в кармане теперь чаще было чуть больше мелочи, чем после выдачи зарплаты за редкие ночные дежурства.
Покрытая пылью “тойота” примостилась в углу почти пустой парковки. Выбравшись наружу Виталий отметил блестящий черными боками “лексус” у сетчатого забора и направился к белым пластиковым дверям. Похоже, старый приятель уже на месте.
В кафешке несмотря на раннее утро было жарко. Похоже, только-только спровадили рыбаков и любителей походить под парусом. Пахло жареной рыбой, острыми приправами и подгоревшим рисом. В узкое окно раздачи высунулся хозяин, подслеповато уставился на гостя и расплылся в улыбке:
- А, сам Иван-моряк пожаловал!
Раньше в ответ на смешки в адрес своей фамилии Виталий не стеснялся пускать в ход кулаки. Но Чену он подобное прощал. Было время, когда успел поработать у него в роли “подай-принеси” в совсем уж безденежные времена. А то, что Иванова он перекроил в удобный для себя вариант - так не убудет. Человек хороший. И кормит от пуза, не отнять.
- Лапшу будешь? Успел спасти, пока вместе с супом племянник не погубил.
- Все пытаешься из него повара сделать?
- Сделаю. Палку уже одну об его спину сломал, как вторую-третью истреплю, так и в голове добавится.
Откуда родом Чен не знал никто. Но судя по хорошему русскому языку и пониманию местных культурных особенностей вполне возможно, что родился он где-то по эту сторону границы еще во времена сгинувшего СССР. Но сейчас стало модно подчеркивать свои южные корни, вот и перекроил старую общепитовскую кафешку в ресторанчик азиатской кухни. И многочисленная семья Чена умудрилась пустить корни по всему Владивостоку, натаскивая в кулинарных тонкостях очередного молодого лоботряса под мудрым руководством отлично умеющего готовить дядюшки и отправляя похожих друг на друга племянников дальше, во все новые открывающиеся точки.
Взяв большую глубокую чашку с лапшой, над которой парил вкусно пахнущий дымок, Виталий пристроился за крайний стол рядом с другом. Когда-то увлекавшийся борьбой Мишаня набрал за эти годы лишний вес, отрастил округлое пузо и начал походить на мятого жизнью рыжеволосого викинга. Все же многочисленные ночные кутежи и чревоугодие оставили куда как больше следов на его круглом веснушчатом лице, чем можно было ожидать от тридцатилетнего мужчины.
Утро Мишаня начинал с той же лапши, но рядом на тарелке уже высилась целая пирамида пирожков, до которых коммерсант был большой любитель.
- А не прихватит с ночи-то? - поинтересовался бывший военный водолаз, осторожно пробуя первую ложку обжигающего бульона.
- Не поверишь, неделю уже в рот не брал, - мрачно ответил Мишаня, накручивая на вилку длинную стопку белых нитей. - Как за последний контракт взялся, так даже отдохнуть времени совсем нет... Да, кстати.
На исцарапанную пластиковую столешницу лег тонкий конверт. Виталий аккуратно отправил в рот вторую ложку и задумался. Вроде бы с бывшим одноклассником он все хвосты давно подвязал, долгов у них друг перед другом не было. Поэтому конверт мог означать лишь возможные неприятности. Потому что деньги Мишаня вперед старался не платить и авансы считал вселенским злом. И столь неожиданное начало разговора вряд ли обещало легкий заказ. Скорее наоборот.
- Короче, я тут со старым знакомцем сошелся. Он там кое-что возит, я помогаю вопросы решать. Таможня, погранцы. Сам понимаешь, когда серьезные люди грузы контейнерами гоняют, то и проблемы разные могут нарисоваться. А я помогаю эти проблемы разрулить... Но ты не бери в голову. К тебе вопрос совсем другой. - Постучав пальцем-сосиской по конверту Мишаня продолжил: - У моего компаньона есть родственник. И у него идиот капитан утопил посудину на глубине где-то в полсотню метров. Причем так утопил, что лишь координаты остались, а экипаж вместе с капитаном не выплыли. Говорят, одного лишь в жилете нашли, но уже холодного. А вот нужный груз так на кораблике и остался. Причем там даже не весь груз нужен, а только часть. И поэтому заказчик хочет найти специалиста, кто бы нырнул, достал, получил заработанное и держал язык за зубами.
- Что, своих специалистов у твоих друзей нет?
- Есть. Когда они утопленника добыли, погода была не очень хорошая. Поэтому их водолаз умудрился так о борт при спуске приложиться, что сейчас с переломом бедра лежит в больнице. А заказчик рвет и мечет, не имея возможность решить эту проблему. Сроки у него уже не просто горят, а вообще полный швах. И если за эти выходные он свое барахло из воды не добудет, то затраты на водолаза со стороны будут наименьшей его проблемой.
Виталий задумался. Вообще-то на эти выходные у него были другие планы. Но вот конверт... Умеет же Мишаня с людьми разговаривать.
- Так вот. Здесь пять сотен. Аванс.
- Аванс?!
- Ага. Понимаешь теперь, как их приперло.
- Пять сотен... Сотен - чего?
- Не йены, не волнуйся. Доллары.
Разговор как-то неожиданно свернулся. Торговцу было непривычно выговаривать слово “аванс”, а потенциальному работнику хотелось найти какую-нибудь причину, чтобы вежливо отказаться. Слишком уж как-то попахивало от этой неожиданной работы.
Закончив со своей порцией Мишаня сжевал первый пирожок, запил его горячим чаем из безразмерной кружки и тихо зашептал:
- Тебя несколько человек им рекомендовало. Все же репутацию уже заработал. Вот ко мне вчера вечером и постучались. И тоже люди не из последних. Одним словом, аванс тебе за то, чтобы ты поговорил с заказчиком. Выслушал его. Может, какие технические детали уточнил. Может, там и не полтинник, а куда как глубже и ты просто донырнуть не сможешь... Но гарантии дают, что если не сторгуетесь, то так бортами и разойдетесь, без каких-либо последствий. Но вот если надумаешь, то они двадцать косых зеленью готовы отвалить без обсуждения. Больше вряд ли, но эту сумму платят без вопросов. Бабки у них есть. Оборудование - это уже на тебе. Потянешь?
- На пятьдесят могу. На сотню уже не полезу, - ответил Виталий и понял, что уже внутренне согласился. Потому что после этого контракта он до следующего лета сможет завязать с любыми шабашками и жить потихоньку в свое удовольствие. Может, даже женский вопрос как-то разрешит, а то последняя подруга продержалась в его холостяцкой квартире меньше недели. Не везет ему на девушек, что поделаешь.
- Ты же ходил весной с яхтсменами, документы оформлял? Тогда я сейчас эту проблему утрясу и вечером уже сможете с нужными бумажками выйти. Яхта моего приятеля тебя до места добросит, там уже корабль будет ждать. Ну и все остальное.
- А с кем разговаривать-то?
- Это здесь, в марине. Доедай и пойдем, - Мишаня убрал руку с конверта и облегченно улыбнулся. Похоже, ему тоже был чем-то очень важен будущий контракт. Вряд ли деньгами, а вот оставить о себе хорошую память как о специалисте, способном разрулить любую проблему - это для Мишани было важно. На таких личных взаимоотношениях у него была выстроена целая паутина, где в нужный момент он тихонько дергал за нужную ниточку и как чертик из табакерки появлялось решение любой неприятности.

***

Заказчик оставил двойственное впечатление.
Из плюсов, во-первых, это был белый мужчина, худой как щепка и абсолютно без какой-либо растительности на голове. Даже бровей не было. Но - не азиат. А азиатов после некоторых сложностей с оплатой за выполненную работу Виталий недолюбливал. Без яркой враждебности или каких-либо расистких штучек - но предпочитал все же общаться с согражданами или изредка мелькавшими янки. Там хотя бы мимика иногда читалась и можно было понять, где тебе врут в глаза, а где сами не понимают, в какие неприятности собираются засунуть команду. Во-вторых, чужак предельно четко и ясно обрисовал задание и оплату за его выполнение. Глубина - пятьдесят пять метров, до шестидесяти. Старая железная лоханка затонула и легла ровным килем на грунт. В основном скальные породы, хотя есть и песок, и чуть водорослей. Опасных хищников нет. Тел погибшего экипажа на корабле нет. Надо поднять небольшой сундук из верхней рубки, в которую приоткрыта дверь. Спуск, зацепить сундук, подъем. За все - двадцать тысяч долларов наличными.
К минусам Виталий был склонен отнести некоторую спешку. Выходить на яхте нужно было уже вечером. А завтра ранним утром их ждал дальше в океане корабль, на котором еще двое суток ползти до места. Точка спуска не оглашалась. С командой разговаривать не рекомендовалось. Гарантом сделки выступал сам Мишаня и его многочисленные друзья и знакомые во Владивостоке. Которых на том самом корабле не будет.
Окончательную точку в переговорах поставил заказчик, выложив на стол четыре перевязанные резинкой пухлые пачки.
- Деньги передаю вашему посреднику, этому рыжему господину. Когда вернетесь, заберете. Устроит?
И Виталий поехал домой за оборудованием. Компрессор для баллонов у незнакомца был, но вот сами баллоны, компоненты для воздушной смеси, гидрокостюм и еще кучу разного нужного барахла следовало из кладовки достать, проверить и упаковать для путешествия. Заодно и ключи от квартиры нужно было отдать соседям, с которыми за эти годы Виталий близко сошелся и при случае приглядывал за хозяйством, когда те уезжали на дачу или в редкий отпуск. Мало ли что, океан может и взбрыкнуть. Запросто три-четыре дня путешествия обернутся неделей, а то и двумя.
Уже на пристани водолаза притормозил рыжеволосый коммерсант:
- Ты это, поосторожнее все же там. Хоть и обещают все тип-топ, но мало ли. Не знаю, нож там поближе к себе держи или монтировку какую. В армии тебя же должны были научить, как за себя постоять.
Вздохнув, Виталий пожал протянутую руку и криво усмехнулся:
- В армии меня научили, как кверху пузом не всплыть, если шланг перекрутило. А железякой от целой команды не отбиться. Но ты не волнуйся, я буду аккуратным. В чужие секреты нос совать не стану, выполню заказ и домой.
- О, это правильно. А как вернешься, я тебе интересные пару предложений подберу, куда вложиться можно. С такими деньгами в момент раскрутишься!
- Вот это меня пугает куда больше, - проворчал мастер подводных работ и поволок тяжело груженый рюкзак на палубу. Не было печали, так купила баба порося. Так и тут - Мишаня теперь будет подкатывать с разными заманухами, чтобы от чистого сердца помочь другу начать собственный бизнес. Великий махинатор никак не мог признать, что есть люди, которым денег достаточно чтобы просто существовать, а не пытаться превратить доставшиеся капиталы в еще большие деньги. Хоть исчезай потом из города на пару месяцев, пока у него творческий зуд не пропадет.

***

К чужому кораблю подходили ранним утром, когда еле видные в небесной вышине облака начали медленно розоветь, но у воды было темно, на удивление холодно и промозгло. Счастье еще, что ветра почти не было и поэтому к пошарпанному и в пятнах ржавчины борту пристроились с первого захода. Стоявший рядом с Виталием заказчик успел представиться за вечерним чаем и теперь господин Тао флегматично повторял короткий инструктаж:
- Как и говорил, команда на русском не говорит. Да и беседовать с ними особенно не о чем. В вашем распоряжении кубрик, там же собственный санузел. Завтра к полудню будем на месте. Обед, ужин и завтрак принесет кок, наверху лучше лишний раз не мелькать. Сколько времени вам нужно, чтобы подготовить снаряжение для спуска?
- Два часа.
- Вот за два часа до прибытия вас и предупредят. Устроит?
- Более чем, - Виталий подцепил рюкзак, вцепился в узкие поручни переброшенного сверху трапа и взобрался на чужую палубу. Шпионские дурные игры. Хотя, пару раз похожие контракты прежде мелькали. Нанятая где-нибудь в азиатских портах команда. Притопленная на мелководье собственность. Подъем ящиков без маркировки или баллонов с неизвестным содержимым. Платили всегда вовремя. Доставляли и возвращали назад так же в закрытой от визитеров каюте. И гарантировали сохранность тушки многочисленные знакомые Мишани. Когда подряжаешься у своих на вылов того же трепанга, бардака намного больше.
Поэтому водолаз лишь молча кивнул встречающим, затем спустился по грохочущей лестнице в недра чужого корабля и отправился в выделенный угол, чтобы там уже расположиться с возможным комфортом. Единственное отличие от прошлых путешествий - так это ощущение неряшливости на борту. Капающие трубы, запах сырости в коридоре, облупившаяся краска на стенах. И полное отсутствие дерева или пластика в интерьере: сплошь металл вокруг. Похоже, корыто уже ободрали для сдачи на слом, но кто-то решил выкупить для экстренной работы, а вот подлатать не озаботился. Скорее всего, так и притопят потом, когда нужный груз доставят в неизвестный порт. Тем более, что проводку тоже куда-то скрутили, заменив на многочисленные переносные маслянные лампы, с легким скрипом болтавшиеся под потолком.
Оставшееся время Виталий возился с оборудованием, листал книжки на планшете и прислушивался к гулкому постукиванию двигателя, чей шум разносился эхом по всем закоулкам.
Кормили на удивление неплохо, заставив поднос обильными дарами азиатской кухни, грудой свежих овощей и шкворчавшей маслом сковородой с жареной рыбой. Вечером на минуту заглянул лысый господин Тао, поинтересовался здоровьем и пожелал спокойного сна.
Ночь прошла в принципе спокойно, если только не считать какой-то непонятной остановки ближе к трем часам. На палубе протопотала команда, двигатель выключали, снова включали. Что-то передвигали, уронили какую-то тяжелую и гулкую железяку. Затем корабль качнулся на волне, затарахтел и снова двинулся дальше. Проснувшийся было Виталий сонно отметил для себя, что звуков аврала или спасательной операции не слышно, повернулся на другой бок, натянул на голову выданный шерстяной плед и снова заснул. Нырять надо выспавшись, под водой сонливость может сыграть с водолазом крайне дурную шутку. Так что если корыто не тонет, то и внимание обращать на непонятные ночные работы смысла нет.

- Господин Иванов? Мы скоро подходим. Можете подниматься наверх и начинать подготовку.
Одетый в бежевую широкую рубашку и шорты господин Тао был сама любезность. Он даже прихватил с собой пару матросов, чтобы помогли выволочь все необходимое за один подход. Правда, Виталий бы этим мазурикам по возможности даже старую гайку не доверил, но раз хозяин столь щедр, то будем считать бандитские рожи относительно честными. Тем более, что и сам лысый наниматель идет рядом и присматривает за работниками.
В ярком солнечном свете корабль выглядел еще более унылым, чем при погрузке. Мало того, немало походивший на разных посудинах по морю-океану Виталий не смог с первого раза даже опознать тип и судостроителя. Сейнер? Да ладно вам! Ощущение, что склепали где-то на скорую руку эдакую баржу, воткнули на носу и корме высокие пристройки и погнали в рейс. Удивительно, что по глубокой воде еще мотаются. Из Владивостока подобную калошу бы точно не выпустили. Собирай потом остатки команды по волнам при малейшем волнении.
Покосившись на чадившую сзади трубу, Виталий прошел к стоявшей посреди палубы мачте грузового крана и пристроился на расстеленном широком куске брезента.
Руки привычно делали свою работу, а подсознание продолжало отмечать несуразности. Судя по дыму - баржа шла на угле. Это где же простояла столько лет скорлупка, что до сих пор топки на что-нибудь дизельное не сменили? Команда вся просто ободранная, по-другому и не скажешь. В каких-то лохмотьях. Даже нищие малазийцы и прочий сброд, мелькавший иногда на разного рода шабашках, все же умудрялся добывать где-то майки и штаны, а не отсвечивал грязными конечностями в многочисленных прорехах. На их фоне господин Тао выглядел просто миллионером. Но в любом случае работу нужно было сделать, а про странный экипаж и лоханку можно будет подумать и потом, вернувшись домой.
Рядом с мачтой натянули тент, в тени которого Виталий разложил гидрокостюм и устроился сам вместе с подготовленным к погружению аквалангом. Ласты, маска, пояс с грузами, нож, компьютер и прочая мелочевка. Все на своих привычных местах и в ожидании отмашки заказчика. А тот флегматично ждет, когда бородатый капитан закончит проверять известные лишь ему одному координаты и даст добро. Один из матросов с голым торсом и в бурых подштанниках напялил на себя очки-консервы, больше похожие на раритет времен первых аэронавтов, подцепил привязанную к борту веревку и сиганул в воду. Вскоре его достали, переговорили на каком-то непонятном гортанном наречии и довернули левее. Процедура повторялась еще несколько раз, пока неожиданно на палубе не загалдели.
Господин Тао подошел к Виталию и с довольной улыбкой объявил:
- Рядом с кораблем установили буй. Его не видно, притопили от чужих глаз. Но нашли и теперь выбирают место, где лучше бросить якорь. Мы встанем метрах в двадцати в стороне, чтобы не мешать вам. Устроит?
- Разумеется. С какого борта будет буй?
- С правого. Трап для спуска сейчас установят.
Ну что же, вот и наступило время отработать обещанную кучу денег. Натягивая тяжелый неопрен костюма, Виталий прошептал про себя “Глубина-глубина, я не твой”. Фраза из любимой книги давно стала личным талисманом. Она помогала сосредоточиться на предстоящем погружении и отсекала посторонние мысли. Все, что было до нее - уходило прочь. А впереди тебя ждал океан и до мелочей отработанные процедуры, нарушение которых запросто могло забрать у водолаза не только здоровье, но и жизнь.

***

Затонувший корабль казался черным пятном в зелено-голубых сумерках. Казалось, что старый труженник с многочисленными мачтами и торчащими в разные стороны трубами прилег отдохнуть, приткнувшись левым бортом к скальному выступу и уткнувшись носом в кусок то ли мертвого коралла, то ли просто изъеденного эрозией булыжника. Стоявшее прямо в зените солнце и прозрачная вода давала еще неплохую освещенность, хотя компьютер и показывал пятьдесят метров глубины.
Веревка с многочисленными узлами уходила наверх. Там, на двух метрах от поверхности, висел в ярком дневном свете круглый металлический буй, похожий на древнюю мину, лишившуюся своих смертоносных “рожек”. Аккуратно спустившись вдоль путеводной нити Виталий завис практически над центром затонувшего корабля, пытаясь определиться где тут нос, а где корма. Похоже, ему направо. Вон пристройка с выбитыми стеклами в крохотных окнах, вон и приоткрытая дверь. Осталось проверить, что ее можно открыть и забраться внутрь. По описанию заказчика, справа от входа будет небольшой стол, а прямо под ним небольшой ларчик, с размерами граней меньше полуметра и ручкой на крышке. Поднять его - и можно настраиваться на долгий и безмятежный отпуск. Главное, все делать аккуратно и не спеша. Пятнадцать минут на спуск, еще столько же на выполнение задания и потихоньку наверх, следуя точкам декомпрессии, которые будут видны на экране.
Уже примериваясь к приоткрытой створке, Виталий услышал какой-то шум. Что-то ритмичное, буквально на грани слышимости. Похоже, где-то в стороне работали винты еще одного корабля. Направление не определить, да и сам звук периодически пропадал.
- Как бы какие конкуренты не нагрянули, - подумал про себя водолаз, освободив себе проход и осветив фонарем маленькую рубку. Несколько тарелок на полу, обрывки ткани, малопонятный мусор. Слева сбоку перекрученная железка, а справа тот самый стол. Яркий луч света уперся в лежащую на боку коробку. Похоже, то, что нужно. Ярко блестящие бока с замысловатым узором, торчащая из крышки изогнутая ручка. И тонкая цепочка, идущая от продетого в бок кольца куда-то под стол. Массивная такая цепочка, про которую никто и не предупреждал. Благо еще, что Виталий периодически сталкивался с подобного рода неприятностями и поэтому в мешке на поясе у него болтались старые проверенные гидравлические кусачки. Компактные, но очень удачно прикупленные еще два года назад.
Медленно вытянув сундучок на середину рубки, водолаз аккуратно подцепил одно из звеньев и сдавил обрезиненные рукоятки кусачек. Кольцо вздрогнуло и распалось на две половинки. Убрав инструмент обратно в мешок, Виталий неспеша развернулся к выходу, подталкивая добычу перед собой. Зацепить надувной мешок, наполнить его воздухом из специального баллона до нулевой плавучести и можно двигаться к веревке. Отличный ориентир при...
Под водой тяжело разнеслось эхо гулкого удара. Рубка вздрогнула, но устояла. В ушах противно зазвенело. Замерев, Виталий чуть выглянул в распахнутый проем и попытался разглядеть что-нибудь в синем мареве. Пусто. Ни рыб, ни других пловцов. Лишь еле заметная нитка каната к висящему где-то наверху бую. Что же это было? Откуда шум и что все это значит?
Водолаз успел выбраться на палубу, таща найденный сундук, когда рядом со скалой начали медленно опускаться на дно куски обшивки, детали корабля, а потом с тяжелым вздохом вниз медленно провалилась огромной тушей и сама баржа, на которой господин Тао прибыл за своим имуществом. Кстати, сам господин Тао так же опускался вниз, опутанный куском сети, которая до этого лежала на крыше носовой пристройки. Вверх от лысого любителя легких рубашек тянулись черные полосы от вытекающей крови. Других членов команды не было видно, но Виталий почему-то не сомневался, что и они свое получили сполна. Судя по развороченной корме - взорвался тот самый паровой двигатель, который надсадно пыхтел всю дорогу. И почему-то казалось, что разлетелся на куски он явно с чужой подачи.
Оставаться на глубине смысла не было никакого. Мало того, на кровь вполне могли подтянуться те самые хищники, про отсутствие которых так старательно ему говорили. Поэтому сдвинувшись подальше вправо, Виталий зацепил висевший на конце тросика карабин за ручку сундучка, потом наполнил подъемный шар и начал медленно всплывать, поглядывая то на экран компьютера с цифрами декомпрессионных остановок, то в сторону так стремительно затонувшего второго корабля. Где-то на грани видимости вниз шли еще темные пятна и было сложно понять - это еще кто-то из погибших матросов или на дно опускаются державшиеся на поверхности остатки оснастки. Почему-то желания подплыть поближе и рассмотреть внимательнее не возникало. Хотелось к солнцу. Даже если там и нет никого, даже если шум чужих винтов померещился, все равно. Глубина неожиданно начала давить своим одиночеством и внезапными смертями работодателя и его помощников.

***

Атака произошла, когда Виталий был на последней “станции”, на глубине семи метров заканчивая остановку. Серая тень стремительно поднялась снизу и ударила всей массой в висящие на спине баллоны. Удар был настолько сильный, что человека швырнуло вперед, закрутив вокруг оси. Двухметровая рыбина с тяжелой плоской головой вцепилась в прокушенное железо, стараясь выдрать кусок металла. Вокруг бурлила вода, воздушная смесь стремительно вырывалась наружу, превратив прозрачную до этого воду в мешанину пузырей и пены. Вдохнув последний раз, Виталий расстегнул сбрую, вывернулся из ремней и потянул с пояса нож. Он даже успел ударить разок в проскользнувшее мимо тело, оставив лишь узкую царапину на блестящем боку. Вторая неведомая тварь так же стремительно вывалилась из тьмы снизу и вцепилась в левую ласту. Мотнув башкой, новый охотник откусил кусок резины и двинулся выше, проигнорировав пловца. Похоже, плюющиеся остатком воздуха баллоны интересовали куда больше. Это позволило Виталию отплыть чуть в сторону и продолжить подъем. Нож вернулся обратно на пояс, а с левой стороны рука уже выдернула тонкий цилиндр с раздвижным щупом. Контактный шокер. На пробу когда-то удалось даже испробовать его на акуле и той совершенно не понравилось. Проблема лишь в том, что заряд один, а нападающих двое. Но - хоть какой-то шанс.
Второй полный баллон вспучился разрывом, вывернувшись подобно цветку. Одна рыбина метнулась в сторону и начала медленно уходить вниз, слабо шевеля плавниками. Может, попала под гидравлический удар, может баллон не просто лопнул, а разлетелся осколками. Но выигранное время позволило подняться почти к самой поверхности. На этом везение закончилось.
Виталий успел ткнуть в атакующую морду один раз. Как и было задумано - оружие последнего шанса, чтобы отпугнуть крупного морского хищника. Вот только разряд не отпугнул, а рассердил обитателя глубин, заставив забиться рядом. Распахнутая пасть успела несколько раз цапнуть за костюм, удар хвоста сбил маску. Нож каким-то чудом попал в мягкую часть брюха, выплеснув в воду облако мути. А потом Виталий бил, выныривал из окрашенной бурой пены, чтобы глотнуть воздуха и снова пытался достать клинком упорного противника, успевшего порвать зубами бедро и распустившего на ремки остатки костюма на груди и плечах.
Уже хлебнув воды, меркнущим сознанием атакованный водолаз успел заметить мелькнувший мимо тяжелый багор, а потом вокруг него опустилась сеть и тяжелое непослушное тело выдернули из воды. Заскрипели лебедки, мелькнул крашенный черной краской борт и водолаза уронили на горячие доски. Извергая из себя воду, Виталий пытался вздохнуть, но получалось плохо. Потом рядом упал проклятый блестящий сундучок, громыхнув железными боками. Прозвучала команда, под живот просунули жердину и приподняли, превратив человека в подобие мокрого белья на веревке. Неизвестные явно хотели привести в чувство свою добычу как можно скорее. Чужой корабль. Чужая команда. Захваченный ими поднятый с глубины приз. И единственная хорошая новость, что удалось сделать первый нормальный вдох. Компрессионная болезнь явно прошла мимо, оставшись в глубине океана вместе с утонувшим компьютером. Других хороших новостей не было.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей