Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Александр Конторович: Пока светит солнце
Электронная книга

Пока светит солнце

Автор: Александр Конторович
Категория: Фантастика
Серия: Пограничник книга #1
Жанр: Альтернативная история, Боевик, Фантастика
Опубликовано: 30-10-2018
Просмотров: 152
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
.mobi
   
Цена: 120 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Война – тяжелое дело... И выполнять его должны люди опытные.
Но кто скажет, сколько опыта нужно набрать для того, чтобы правильно и грамотно исполнять свою работу там, куда поставила тебя нелегкая военная судьба?
Можно пройти нелегкие тропы Испании, заснеженные леса Финляндии и оказаться совершенно не готовым к тому, что встретит тебя на войне Отечественной. Очень многое придется учить заново – просто потому, что этого раньше не было.
Пройти через первые, самые тяжелые дни войны, чтобы выстоять и возвратиться к своим – такая задача стоит перед героем этой книги. И не просто выстоять и уцелеть самому – это-то хорошо знакомо! Надо сохранить жизни тех, кто доверил тебе свою судьбу, свою жизнь...
Стать островком спокойствия и уверенности в это трудное время...
О первых днях войны повествует эта книга.

Все права защищены.
Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© Конторович А. С. 2018
© Редактор и художник-иллюстратор Стрыжаков Н. В. 2018
Какое-то движение сбоку привлекло внимание Алексея, и он повернул туда голову. До немецких позиций оставалось уже не так далеко, двигаться приходилось осторожнее. Да, немцы сейчас отвлечены на танк и поэтому не очень-то смотрят по сторонам. По дороге они стреляют, это верно, а туда, откуда только что вел огонь броневик, не смотрят особо. Не ждут с той стороны неприятностей – свои там. Да и солдаты туда ушли, сейчас, небось, из лесу прут, что твой паровоз! Тем не менее, осторожность не помешает, а ну, как приглядится кто-то повнимательнее? Чай, красного командира от немецкого солдата отличат.
Пристальнее вглядевшись в сторону грузовиков, Ракутин аж поперхнулся. Из-за уцелевшей машины немцы выкатывали орудие. Почему оно там оказалось, отчего не стреляло раньше – бог весть. Но сейчас тонкий ствол уставился прямо в борт тридцатьчетверке. И дистанция – прямо-таки кинжальная, меньше ста метров! Один-два снаряда – и всё!
Резко остановившись, капитан припал на одно колено. До орудия отсюда метров семьдесят, можно прижать фрицев огнем!
Карабин скользнул в руки, и мушка заплясала на артиллеристах.
Выстрел!
Споткнулся и, выронив из рук снаряд, сунулся лицом в траву заряжающий.
Выстрел!
Мимо...
Черт, патроны все! Не перезарядился после стрельбы по гранатометчику!
Гах!
Подпрыгнув, пушка выбросила в сторону советского танка смертоносный «подарок».
С такой дистанции броня его не удержала – «Т-34» окутался дымом. Но машина всё ещё жила – работал, надрываясь, двигатель, крутились гусеницы. Не сбавляя хода, танк выстрелил – от брони немца полетели искры.
Щелкнул затвор, и Алексей снова вскинул оружие.
Выстрелы прозвучали почти одновременно. Почти...
Но обмякший у прицела наводчик, успел нажать на спуск раньше.
Советский танк остановился... замолк двигатель, перестало стрелять орудие и не подавал более жизни пулемет.
Капитан смог выстрелить ещё один раз – опомнившиеся солдаты врезали по нему из всех стволов, пришлось снова нырять в траву. Упираясь руками в горячую землю, он отползал в сторону, а в голове билась одна и та же мысль: «Не успел... опоздал, растяпа!»
Однако же, разозленные фрицы просто так отпускать его не захотели. Из-за орудийного щита выскочило сразу несколько человек, устремившихся вдогонку за дерзким стрелком.
Хреново... Надежных укрытий здесь нет и после первого же выстрела, артиллеристы гвозданут по наглецу из пушки. Хоть и невеликого она калибра, однако же, танку хватило. Одинокому стрелку – и вовсе за глаза.
Оставался один вариант – подпустить немцев поближе, тогда орудие стрелять не станет, могут невзначай и своих накрыть разрывом. Ну, а с пехотой уж как-нибудь пободаемся...
Скользнув в ложбинку, Ракутин перезарядил карабин – хватит уже ляпов, до гробовой доски такое не забыть! «Впрочем, долгие воспоминания навряд ли мне предстоят», – усмехнулся он. – «Фрицев выскочило много, человек десять. Да и в лесу – столько же. Много я тут с ними навоюю...»
Но, как бы оно все ни повернулось, легкой победы немцам ждать не приходилось. Карабин, пистолет, да две гранаты – уж трех-четырех человек с собою прихватить можно! Да двое артиллеристов и солдаты в лесу. И броневик! «Дорого же я вам обойдусь...» – злорадно хмыкнул пограничник, раскладывая гранаты на импровизированном бруствере.
А разгорячённые бегом солдаты – всё ближе, уже и стрелять можно.
Вдобавок ко всем неприятностям, ожил и последний немецкий танк. Позвякивая какими-то железяками, он взобрался на гребень ложбинки, в которой немцы прятали свою технику. На секунду мелькнуло в воздухе замасленное днище, и капитан горько пожалел об отсутствии бронебойных патронов к трофейному карабину.
И в этот момент от дороги ударил пулемет.
Несколько точных очередей свалили на землю самых резвых фрицев. Прочие же немедленно залегли.
Артиллеристы среагировали почти моментально, и на дороге лопнул первый снаряд. Развернулся туда и танк, обнаружив, что старый противник всё ещё цел и опасен. За короткое время он рывком преодолел расстояние, отделявшее его от дороги. Перемахнул канаву и развернулся, встав по-над дорогой. Снова взревел двигатель, и броневая машина двинулась вдоль канавы, поливая пулеметным огнем всё, что экипаж видел перед собой.
Разом оборвалось стакатто очередей с нашей стороны. Немец, надо думать, смог кого-то там зацепить...
Подхватив с земли гранаты, Алексей перекатился вбок, уходя с прежней позиции. На дороге сейчас погибали свои, но с этого места он ничем не мог помешать немцам.
«До пушки долезть! – пришла в голову шальная мысль. – И толку? Расчет у неё, предположим, я заземлю... а дальше? Попасть снарядом из незнакомого орудия в движущийся танк? Угу... проще уж его ножом зарезать – шансов больше...»
Загибая вправо, капитан переползал между разбитым грузовиком и пушкой, оставляя их за спиной. Краем глаза он успел увидеть, как из лесу, несясь во весь дух, вылетели давешние немцы – весь десяток.
«И никто там себе даже ногу не подвернул!» – сплюнул с досады пограничник. – «Что мне стоило какую-нибудь ловушку устроить? Ага, и времени на это имелся целый вагон...»
Не обращая внимания на поле перед пушками, солдаты побежали к дороге.
А капитан пополз дальше, заходя в тыл артиллеристам.
Огибая разбитый снарядом грузовик, он на некоторое время задержался. Из приоткрытой двери свисал труп немца. А на его шее болтался автомат. «МП-38», знакомая штучка, – всплыло в голове название оружия. – В ближнем бою – самая та вещь, куда как поудобнее винтовки будет».
Помимо автомата и подсумков с запасными магазинами, у убитого ефрейтора отыскалась ещё и круглая граната. Тоже неплохо, такие находки поднимают боевой дух. Однако же и карабин бросать не хотелось, хорошая машинка, и бьёт точно, как успел убедиться в этом Алексей.
«Вот ведь проблема-то! Точно – как чемодан без ручки. Тащить тяжело, а бросить – жалко!»

Кулацкие раздумья капитана были прерваны самым неожиданным образом – кто-то зашелестел ветками кустов совсем неподалеку. Отбросив в сторону карабин, Алексей рухнул на землю, откатываясь в сторону. При этом он ухитрился взвести затвор автомата и направил оружие в сторону, откуда приближались неизвестные.
Неизвестные?
Ой, ли?
Один-то человек там точно был, слух пограничника не подводил никогда. А вот двое... не факт!
По-видимому, звук падения капитана на землю, как-то спугнул и походившего человека – он тоже притих.
«Немец? Вряд ли... он бы прятаться не стал, тут все свои для него. Чужих нет, а своих товарищей и окликнуть можно. Но – не кричит, опасается. Чего? Точнее, кого? Меня? Вряд ли, я подполз тихо...» – лихорадочно соображал Ракутин. – «Немец, тот точно окликнет. Даже на помощь позовет, если заподозрит какую-то опасность. Но, этот молчит. Кто же там?»
На дороге с удвоенной силой захлопали выстрелы. Длинной очередью ударил пулемёт – не наш, немец стрелял. Громыхнул взрыв – судя по звуку, танкисты постарались.
И всё стихло, больше никто не стрелял.
Незнакомец в кустах никак на это не отреагировал.
«Точно, не немец! Этот уж как-то, да себя проявил бы!»
– Кто идет? – беря кусты на прицел, строгим голосом произнес Алексей.
– А вы кто?
По-русски разговаривает! И акцент у него, уж точно – не немецкий!
– Капитан Ракутин, погранвойска. Назовитесь!
– Ефрейтор Мусабаев Темир, механик-водитель.
– Так это твой танк подбили сейчас?
– Мой... погибли все и машина сломалась.
– А сюда, зачем пополз?
– Так у меня оружия – наган и всё! Чем воевать с немцами? А здесь, может, что и найду.
– Нашел уже, вылазь!
Из кустов, держа в опущенной руке револьвер, вылез невысокий чумазый танкист в обгоревшем, местами прорванном, комбинезоне. Увидев выходящего капитана, он вытянулся.
– Товарищ капитан...
– Тихо! Не на плацу мы, ефрейтор! Не тянись – фашисты засекут! Вон, карабин лежит – его и бери, сейчас тебе патроны отдам. Бьет точно, я уже проверил. Вот ещё держи, как бросать – знаешь? – протянул Ракутин ефрейтору немецкую гранату-колотушку.
– Нет, товарищ капитан. Мы свои учили, а такую-то – и вижу в первый раз!
– Колпачок на ручке отвернешь, оттуда шарик выпадет. За него и дергай, опосля того – бросай! Долго горит – дольше нашей, учти!
От дороги донесся лязг гусениц. Алексей выглянул из-за грузовика. Немецкий танк, закончив свою грязную работу, возвращался к грузовикам.
– Вот что, Мусабаев. После говорить станем, видишь, фрицы возвращаются. Давай-ка, по-тихому, в вон ту рощицу отойдём. Немцам она без интереса, а нам с танком воевать нечем. Да и у пушки солдат многовато, не сдюжим мы сейчас их всех положить.
Пригибаясь к земле, они быстро миновали просматриваемое место и добрались до рощицы. И – надо же! В ней оказался небольшой родничок. Вот ведь как бывает! Найди его Ракутин сразу – лежал бы сейчас рядом со всеми. А так – пронесло. Во всяком случае, пока.
Присев у родничка, он глотнул холодной воды и повернулся к ефрейтору.
– Умойся. И что там у тебя, с плечом-то? – Мусабаев несколько раз морщился, искоса поглядывая на это место.
– Задело... Я его тряпкой перетянул.
– Давай-ка сюда, посмотрю. У меня и бинт есть. Трофейный, ну да нам сейчас и такой сойдёт.
Рана оказалась неглубокой, осколок скользнул поверху, содрав приличный кусок кожи. Кровоточила она сильно, поэтому, лукаво не мудрствуя, капитан попросту залил все это место водкой из немецкой же фляги. Не йод, но в данном случае выбирать не приходилось. Ефрейтор только зубами скрипнул, когда Ракутин плеснул ему шнапсом на рану.
– На, глотни, – протянул ему флягу Алексей. – Легче будет, у тебя сейчас такой отходняк, после боя, попрет! И давай, рассказывай – что там у вас приключилось?
Рассказ Мусабаева был недолгим. Их часть – танковый батальон, подняли по тревоге утром. Комбат поставил задачу – выдвинуться в указанную командованием точку и отразить прорыв немецко-фашистских войск, которые внезапно перешли границу. Легко сказать – отразить! В танках не было и половины боекомплекта – только позавчера закончились учения со стрельбой, поэтому снарядов было – кот наплакал. В танке Мусабаева их оставалось всего семь штук. Один осколочно-фугасный и шесть бронебойных. В связи с выходным днем, танки не успели загрузить боекомплектом, как это полагалось. Посылать машины на склад, означало опоздать к району сосредоточения. Поэтому, комбат, отослав машины за снарядами, приказал им прибыть в нужное место самостоятельно – там и дозагрузимся. Чего-то серьёзного никто не ожидал. Но пройдя всего несколько километров, батальон попал под удар авиации, разом потеряв несколько машин. Ещё три танка остановились на дороге сами – полетела трансмиссия.
– Потом на нас нарвались немецкие мотоциклисты, – ефрейтор ещё раз зачерпнул рукою холодную воду. – Мы сначала-то и не поняли... пыль, не разглядели. Да и они, по правде сказать, тоже не сразу все сообразили. Совсем уже близко подъехали – ан, тут не ихние!

Надо было отдать фрицам должное – они не растерялись. С ходу ударили из пулеметов и, бросая гранаты и дымовые шашки, постарались прорваться к повороту дороги – там имелась возможность свернуть в лес.
Опомнившиеся танкисты ответили нестройным огнем. Выпустил свой единственный осколочный снаряд и танк Мусабаева. Успешно – разрыв опрокинул мотоцикл.
– Стрелок у нас, сержант Кочергин – самый лучший стрелок в полку! Вот и не промахнулся! – с гордостью проговорил танкист.
Осматривая разбитые мотоциклы (часть немцев, всё же, успела удрать), в коляске одного из них обнаружили раненного капитана-артиллериста. Его, совсем незадолго перед столкновением, подстрелили и взяли в плен эти самые мотоциклисты. Он и рассказал танкистам, что неподалеку произвел аварийную посадку подбитый самолет. Капитан же отправился за помощью. Скрипнув зубами, комбат распорядился выделить на помощь два танка и грузовик с красноармейцами. Больше ничем он помочь не мог. А так – хоть отобьют от самолета таких же вот, приблудных, фрицев. Особо сыграло роль упоминание о секретных документах, которые имелись на борту самолета. Что это такое – понимали все, пренебречь таким фактом было чревато...
– Да кто же знал, что немцы сюда раньше нас успели? – Мусабаев поморщился – плечо ещё болело. – Но, когда они по нам стрельнули – тут уже и всякие сомнения отпали! Вот мы им и дали!
– Угу... – согласился Алексей, разглядывая лежащее перед ним поле. – Это видел. Только, поздно уже было – постреляли фашисты всех наших. Мне повезло, в лес за водой отходил. Про этот-то родничок мы не знали, а то и сам я сейчас валялся бы рядышком со всеми. А так – вывернулся. Немцы в лес патруль свой послали. Они мои следы нашли, вот и решили поискать. Мало ли кто в лес ушел? Ну да не утопал тот патруль никуда, вон, винтовка у тебя – как раз ихняя.
– Вы, товарищ капитан, из пистолета их постреляли? – уважительно спросил ефрейтор. – Мне бы так стрелять научиться...
– Не, Мусабаев, нельзя было стрелять. Услышав выстрелы, фрицы уже не троих солдат в лес отправить могли. Так я их... ручками... не в первый раз, между нами-то говоря.
Танкист только удивлённо вытаращил глаза и ничего не сказал.
– Да в броневик гранату сунул, когда он по вам стрелять начал. По артиллеристам немецким пальнул пару раз, под шумок, пока никто не врубился. Да только не повезло мне, успели они танк ваш подбить! – закончил своё повествование пограничник.
– В борт... – вздохнул Мусабаев. – Когда они по нам спереди лупили, только звон стоял! Но броня держала. А здесь – двигатель они разбили, да ребят всех осколками поубивало насмерть. Один я уцелел... Как только выбрался – и сам не пойму!
Он ещё некоторое время рассказывал Алексею о произошедшем, пытаясь объяснить ему то, как он видел этот бой со своего места. Капитан не препятствовал, по опыту зная, что надо дать мехводу выговориться, дабы его отпустило. Всё-таки, для ефрейтора это был первый бой, да сразу же – с таким печальным исходом. В процессе рассказа выяснилось, что Темир из сверхсрочников, участвовал в польском походе, управляя там ещё бэтэшкой. Но боестолкновений тогда не случилось, разок постреляли из пулемета, чтобы охладить пыл каких-то очумелых кавалеристов. Да и то – стреляли в воздух. А на «Т-34» пересел только в декабре прошлого года. В армии ему нравилось, и возвращаться домой он пока не планировал. И не последнюю роль в этом вопросе играла некая симпатичная девушка, проживавшая неподалеку от их военного городка.
А немцы, вернувшись на свои позиции, быстро навели там относительный порядок. Стащили в одно место всех убитых (десятка два, между прочим!), перевязали и погрузили в уцелевшую машину раненых. После чего, грузовик выбрался на дорогу и скрылся из поля зрения. Около самолета остались танк, замаскированная пушка и десятка полтора солдат. Видимо, произошедший бой не добавил фрицам энтузиазма, они больше не отпускали шуточек, что было видно по их поведению. Солдаты даже стали рыть окопы, чтобы оборудовать занимаемые позиции по всем правилам. Да и то сказать, по мозгам им вломили основательно! Потерять в первом же столкновении танк, броневик и артиллерийское орудие – тоже, знаете ли, не фунт изюма! Не говоря уже о том, что только убитых у них имелось больше половины личного состава.
«Это они ещё ту троицу, в лесу, не отыскали!» – подумалось Алексею.
Словом, причин для веселья у немцев не было.
Однако же, не имелось их и у Ракутина. Боевая ценность его и Мусабаева, хоть и была не совсем нулевой, против оставшихся солдат почти ничего не значила. Нет, конечно, можно было обстрелять противника из рощицы. И даже уложить пару-тройку фрицев. Но немцы попросту накрыли бы их артиллерийским огнем, а потом пустили танк. И всё – никаких вариантов борьбы с ним не усматривалось. Тяжелая машина попросту раздавила бы их гусеницами, даже не прибегая к помощи бортового вооружения. Рощица имела размер двадцать на пятнадцать метров, и укрыться в ней от танка не было никакой возможности. Эти прописные истины пришлось обстоятельно растолковать ефрейтору. Слегка оклемавшись, тот сразу же предложил капитану пальнуть по разгуливающим солдатам.
– Ты, Темир, хороший стрелок?
– Не очень, товарищ капитан. Но ведь, вы же стрелять умеете? А когда немцы ближе подойдут, тут уже и я попаду.
– Не сомневаюсь. В такую цель, как танк, попасть нетрудно. Даже и с закрытыми глазами.
– Почему же – в танк?
– А потому, что немцы и так уже народу прилично потеряли. И рисковать, посылая солдат на неизвестного стрелка, не станут! Проще нас из пушек накрыть, а после того – танком проутюжить. Много мы ему сейчас урона причиним? Разве что пулями краску пообдерём?
– А как же... – не мог успокоиться танкист. – Ребята наши – те, что здесь полегли? Так и не отмстим за них?
– Чтобы отомстить, Мусабаев, надо в живых остаться. Тогда – да, можно фрицам сала горячего за воротник залить. А с мертвого какой толк? Так что, сидим тут тихо! А вечером уходим, к своим будем пробиваться. Надо об этих немцах сообщить, разведданные передать. И спорить тут нечего – это приказ! Ясно?
– Так точно, товарищ капитан... – уныло ответил танкист. По нему было видно, что полностью свою затею он так и не оставил, но приказ – есть приказ и возражать старшему по званию ефрейтор не стал.
– Тогда, ложись спать, к ночи нам все силы потребуются.
– Как это – спать?
– Да так. Немцы сюда не лезут, зачем же тогда двоим бодрствовать?
– А вы, товарищ капитан?
– Так я в танке не горел! И ран на мне нет. Стало быть, и отдых мне нужен не так скоро.

И никто из них двоих даже и не предполагал, что эта, казавшаяся им столь важной, стычка была лишь крохотным эпизодом громадного сражения, развернувшегося на всем протяжении границы. Капитан не знал, да и не мог знать о том, что танковые клинья немцев уже достаточно глубоко вонзились вглубь территории страны. Что он сам находится в тылу наступающих немецких войск. Ничего этого он не знал и, занимаясь чисткой трофейного оружия, прикидывал свои дальнейшие действия.
Разумеется, никто из немецкого руководства ничего не ведал о существовании какого-то там капитана пограничных войск. Его никто не принимал в расчёт. Уже была подана по команде заявка на эвакуацию подбитой техники, и в самое скорое время она, восстановленная на танкоремонтных заводах, вновь займёт свое место в боевых порядках победоносной германской армии. Новые экипажи поведут в бой эти боевые машины. Но никто и ни на каком заводе, ни в каком госпитале, не вернёт к жизни погибших солдат. Их не поставят в строй и не дадут в руки оружие. И кто знает, может быть, именно этих солдат и не хватит немцам для решающего удара? Ни о чём подобном сейчас и не думал Ракутин. Его мысли не простирались настолько далеко. Он просто чистил оружие и готовился к дальнейшим действиям. Всё было понятно. Вон там, в поле, окопался противник. Кем были эти солдаты в прошлом, какие мысли и чаяния возникали в их головах, кого они любили и ненавидели – ничего из этого сейчас не имело никакого значения. Это были враги. И для Алексея всё было предельно ясно – враг на моей земле. И уже поэтому, он не имеет права на жизнь.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей