Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Приключения, Фэнтези, Юмор » Ведьмы по заказу
Александра Мадунц: Ведьмы по заказу
Электронная книга

Ведьмы по заказу

Автор: Александра Мадунц
Категория: Фантастика
Серия: Ведьмы книга #2
Жанр: Приключения, Фэнтези, Юмор
Статус: доступно
Опубликовано: 02-05-2017
Просмотров: 493
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 100 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
«Ведьмы по заказу» - следующая после "Трудно быть ведьмой" книга про подруг, волей случая ставших ведьмами, однако может читаться независимо от первой.
Быть ведьмой на Эллии, центральной планете нашей вселенной,- обычное дело, а вот на Земле трем подругам приходится скрывать свои способности к колдовству. Зато когда одну из них обвиняют в убийстве, именно магия помогает не только спастись, но и обнаружить истинного преступника. Расследование прошло успешно... даже, пожалуй, слишком. Будь оно не столь удачным, подруг оставили бы в покое, а не отправили на незнакомую планету разбираться в очередной загадке.

Бумажный вариант издавался под псевдонимом Александра Билевская.
«Для большинства веществ и артефактов есть антивещества и антиартефакты, позволяющие нейтрализовать их воздействие».

«Справочник ведьмы», раздел «Вещества и артефакты».

Картина была умиротворяющей. Очаровательная пухленькая блондинка в фартуке с оборками стояла у плиты и помешивала нечто ароматное в двух кастрюльках одновременно, беззвучно шевеля розовыми губками и широко открыв ярко-голубые наивные глаза. Подозреваю, даже закоренелый холостяк при виде данного зрелища с умилением подумал бы, что женитьба – вещь совсем не страшная. Пусть эта нежная куколка поселится у него и готовит обеды, распространяющие вот такой странный дурманящий запах, а он в благодарность станет рассказывать ей о своей сложной, недоступной ее пониманию интеллектуальной жизни, снисходительно отмахиваясь от восхищенного аханья.

Только я, увы, не холостяк. Хуже того – не мужчина. Еще хуже – я Лизина подруга и знаю ее, как облупленную.

– Варишь ведьмино зелье? – на всякий случай уточнила я. – А чего вдруг сразу два, да еще сейчас?

– Не отвлекай ее, – откликнулась Женька. – Подожди, осталось немного. Садись пока сюда!

И она указала на высокий неустойчивого вида табурет. С трудом на него взгромоздившись и почувствовав себя даже не курицей на насесте, а вынужденной поселиться на насесте коровой, я для страховки вцепилась в металлическую трубу, торчащую прямо из стола, и с подозрением уставилась на прозрачную поверхность последнего.

– Слушай, в прошлый раз этого не было! Стол что, стеклянный? Разобьется же!

– Нравится? – гордо осведомилась Женька. – Это барная стойка. Стильно, да? Последний писк в оформлении кухонных интерьеров. Стекло, кстати, не бьется… это вообще не стекло. А еще я купила новые чашки и тарелки – все квадратные.

– Ага, – съязвила я, – зато двери советую сменить на круглые. Слушай, тебе вправду удобно на этом шестке?

Учитывая, что Женька гораздо ниже меня, к тому же отличается крайней непоседливостью, вопрос был не праздный.

– Жутко неудобно! – с восторгом призналась подруга. – Как пить дать, когда-нибудь свержусь на пол!

И она в упоении заболтала ногами.

Я вновь пожалела, что не являюсь мужчиной. На сей раз, пожалуй, предпочтительнее был бы женатый. Вид рыжеволосой спортивной красотки в блестящих шортиках и столь обтягивающем топе, что, казалось, вылезти из него возможно, лишь разрезав, а особенно блеск ее шальных глаз привел бы даже самого верного к идее, что тихие семейные радости – далеко не главное в жизни.

С нездоровой привычкой доводить любую мысль до конца я задумалась. Холостяк Лизе, женатый Женьке… кто в таком случае остается мне? Боюсь, при высокой худой фигуре, черных длинных волосах и довольно резких чертах лица мною, скорее всего, заинтересовался бы модельер, а ориентация большинства из них вдохновляет мало.

Я невольно захихикала. Женька тут же потребовала поделиться прекрасным, и я честно описала воображаемую ситуацию. Лиза как раз закончила нелегкий труд, плюнув по обычаю напоследок в обе кастрюльки и произнеся ритуальную фразу: «Ведьмино зелье вскипело, может быть пущено в дело», поэтому и она присоединилась к веселью.

– А теперь в комнату, – скомандовала Женька. – Лиза почему-то наотрез отказалась праздновать на шестке… тьфу на тебя, Вика! Я имела в виду, за барной стойкой.

– Вы худенькие, а я толстая, – покаянно объяснила Лиза. – Шесток подо мной шатается… ой, извини, Женька! Я имела в виду насест… то есть, табурет… то есть, эту замечательную стильную штуку…

– Да ладно, – великодушно махнула рукой хозяйка. – Конечно, в комнате лучше. Мы же собираемся не только есть, но и пить, а в пьяном виде чем ниже, тем спокойнее.

Причиной пира было Женькино новоселье. Когда-то мы все три жили в одном подъезде и учились в одном классе (с тех давних пор и дружим). К нынешним двадцати семи Женька, самая неугомонная из нас, успела дважды развестись (предварительно, как вы догадываетесь, столько же раз зарегистрировавшись). От второго мужа ей осталась небольшая квартира на другом конце города. Буквально месяц назад, взяв кредит в банке, где работала, подруга осуществила давнюю мечту – вернулась в любимый с детства дом. Старую квартиру продала, новую с доплатой купила. Владелец-алкоголик умер, и его брат охотно избавился от жутко запущенного, хоть и расположенного в престижном районе наследства. Теперь, по выражению Женьки, она превращала бардак в конфетку. Если отвлечься от видения публичных женщин, из которых моя подруга коварно делает леденцы, нельзя не признать, что она достигла больших успехов. У меня бы руки опустились при виде грязи и развала, а она знай командовала бригадой таджиков не хуже опытного прораба. Теперь, наконец, процесс был завершен. Другой вопрос, что представления Женьки об идеальном жилище сильно отличаются от моих или Лизиных.

Я лично обожаю просторные полупустые помещения. С тех пор, как мама переехала из Петербурга в Мурманск к моей старшей сестре (сперва временно по причине рождения внука, а теперь похоже, что надолго), я с упорством обезумевшего муравья перетаскала в другую комнату всю мебель, без которой могла обойтись, и теперь блаженствую в аскетической обстановке. Зато постелила огромный палас, чтобы ходить по нему босиком и даже валяться.

Что касается Лизы, ее любимая бабушка никогда не понимала, как можно сидеть, сложа руки, поэтому неустанно шила, вязала и плела. Бабушки, увы, давно нет, родителей тоже, подруга осталась совершенно одна, однако квартира ее дышит все тем же уютом. Пол покрыт цветастыми ковриками, на каждой полке ажурные салфеточки, а на салфеточках теснятся симпатичные бесполезные штучки. Я бы с ума сошла, стирая с них пыль, но Лиза делает это с удовольствием.

Теперь, я думаю, ясно, что мы с подругами разные не только внешне. И профессию каждая выбрала соответственно. Женька – пиарщица в крупном банке, Лиза – костюмер в театре, я же преподаю математику в Техническом университете (ага, испугались? А девчонки не боятся!). Да, забыла представить еще одного члена нашей компании. Этот счастливец не работает вовсе, даром что мужского пола. Не пойму, за что я, женщина слабая и беззащитная, целых десять лет его содержу? Наверное, за красоту и наглость – других причин не вижу. Какие у него глаза! Совершенно зеленые, честное слово! Хотя сам он больше гордится усами и хвостом. Вот и сейчас, войдя с нами в комнату, он гордо распушил их, словно хотел продемонстрировать – существу столь незаурядного размера требуется все, что лежит на накрытом столе, а остальным, ладно уж, он позволит облизать за собой тарелки.

Впрочем, даже Бесу (именно так зовут моего любимого черного кота) вряд ли под силу было поглотить такое количество пищи. Женька не поскупилась. Лиза на ее месте приготовила бы кучу интересных блюд, а нынешняя хозяйка, не заморачиваясь, накупила салатов, нарезок и деликатесных консервов – по мне, ничуть не менее замечательно.

Пили мы сухое красное вино – благородные барышни не смешивают, правильно? Они скромно осушают бутылку за новоселье, потом вторую за личную жизнь, затем третью за успехи в работе...

Вероятно, третья оказалась лишней. И впрямь, нечего на пирушке думать о работе, особенно учитывая стоящий на дворе июль и преподавательский отпуск до сентября! В наказание мозг – признаюсь, одна из самых надежных частей моего организма – неожиданно решил порезвиться. Или я обвиняю его зря, а фортели выкидывало зрение? Короче, я обнаружила, что сидящая напротив Лиза интригующе преобразилась. Вместо светлых кудряшек на ее голове красовались черные волосы вроде моих. Ладно, с этим я еще готова была смириться – подруга втихомолку напялила парик. Но и черты ее лица деформировались прямо на глазах, утрачивая привычную мягкость и неприятно заостряясь.

Я зажмурилась, затем взглянула снова. Увы, не помогло.

– Девушке больше не наливать, – с горечью сообщила я. – Ей вреден алкоголь.

– А где девушка? – заинтересовалась Женька.

Я молча ткнула себя в грудь.

– Да? – удивилась подруга. – А почему вреден?

Ей самой алкоголь явно шел на пользу – она бодро подскакивала на диване, заливаясь веселым смехом и прихлебывая из бокала.

– Странные вещи вылезают из темных глубин моего подсознания, – не скрыла я, продолжая внимательно рассматривать переменившуюся Лизу. – Счастье еще, что я не фрейдистка, а то бы такое подумала…

Женька, живо повернувшись к подруге, захохотала пуще прежнего.

– Ой, – вдруг вскрикнула Лиза. – Пуговица оторвалась… и еще, ой, ой!

Пуговицы отлетали одна за другой, рассекая пространство, словно пули. Немудрено! Грудь подруги раздувалась, переставая помещаться в и без того тесную блузку. Вскоре лифчик тоже не выдержал – раздался треск лопнувшей застежки.

Жаль, не нашлось зрителей и шеста – такой стриптиз пропал даром! Потому что мы с Женькой по достоинству шоу не оценили. Женька облилась вином и теперь безуспешно пыталась снять топ (ну-ну, разве что она выдавит себя из него, как зубную пасту из тюбика), я же моментально успокоилась. Это, оказывается, вовсе не навеянная вином кошмарная галлюцинация, а рядовое колдовство. Обидно, если б мне в дальнейшем пришлось обходиться без алкоголя, к колдовству же я привыкла... куда денешься, раз ты ведьма?

А ведь еще пару месяцев назад мы с девчонками даже не подозревали, что Земля – один из множества миров, являющихся отражениями единого центра – Эллии, родины могущественных ведьм. Наш мир нижний – это значит, что общее количество магии у нас невелико. Последнее, наверное, никого не удивит – скорее странно, что она вообще существует. Однако мы трое – наглядное доказательство ее наличия. Так сложилось, что ведьма по имени Мэг, очень талантливая и совершенно беспринципная, спряталась на Земле от преследования коллег. Она воровала чужие способности к колдовству и чужие жизни, а такое преступление считается самым страшным. Тогда Мэг придумала хитрый финт – вселиться в тело земной женщины, а свое предоставить врагам в доказательство собственной смерти. Тело годилось не всякое (точнее, не всякий мозг перенес бы процедуру), но любая из нас трех подходила. Ведьма чуть было ни стерла наши личности, спастись помогли лишь упорное сопротивление и удача. В результате случилось непредвиденное – способности Мэг перешли к нам. К сожалению или к счастью, они распределились неравномерно. Ведьме полагается три Дара – видеть человека насквозь, управлять им и вызывать его любовь. Мы получили не по трети от каждого, а целиком по одному. Первый достался Лизе, второй Женьке, последний мне. На Эллии нас назвали бы неполноценными. Таких не обучают, и долго беднягам не протянуть. Причина в законе о действии и противодействии. В магии противодействие зовется отдачей. Чем сильнее ты изменил естественный ход событий, тем больше истратил сил. Без руководства Наставницы ведьма, не умея контролировать себя, угасает от физического и психического истощения. Однако нам повезло – вместе с Дарами мы унаследовали часть знаний Мэг. Точнее, их подцепил ноутбук, лежавший в моей сумке. В его память записался «Справочник ведьмы» – нечто вроде пособия для начинающих. В итоге мы не просто выжили, а сумели, объединив наши возможности, целенаправленно их использовать. Правда, вскоре Мэг попыталась нас убить, только у нее не вышло – она погибла сама. Потом ведьмы забрали нас на свою планету, где чуть было не уничтожили как опасную аномалию. Но глава Наставниц Элл, проанализировав вероятности, обнаружила, что потенциальная польза от нас больше, чем вред, и нас отпустили, взяв обещание, что в случае чего мы окажем посильную помощь.

Если честно, обещание меня удивляет. А то могущественные колдуньи без нас не справятся со своими проблемами! Правда, на Эллии нам и впрямь удалось сделать кое-что хорошее, однако не сомневаюсь, что проблема разрешилась бы и без нас. В любом случае, возражать ведьмам не стоило. Вернули на Землю – и спасибо!

Это случилось два месяца назад. Но вернемся в настоящее.

– Колись! – сказала я Лизе, с ужасом изучающей свой живот. Тот наводил на мысль о неожиданной беременности – причем начавшейся сразу с девятого месяца. – Что за зелье ты выпила?

Она, не ответив, бросилась к зеркалу. Да уж, было на что полюбоваться! Белокурая пухленькая куколка превратилась в черную толстую бой-бабу. Притом, что в целом подруга сохранила собственную внешность. Никто не усомнился бы – да, это Лиза. Но какая! Увидишь – не забудешь, вспомнишь – вздрогнешь.

Глаза подруги наполнились слезами.

– Это останется навсегда? – с надрывом произнесла она. – Главное, зелье, как назло, качественное получилось… я очень старалась! А как я завтра на работу пойду? Или к утру само рассосется? Хотя вряд ли…

Похоже, она приготовилась зарыдать, поэтому я поспешно и сурово ответила:

– Не жди, само не рассосется. Кто напортачил, тому и исправлять. Что за зелье ты сварила?

– Я хотела похудеть, – покаянно сообщила Лиза.

Женька фыркнула:

– Да уж, тебе это удалось! Ты что, перепутала ингредиенты? Сделала все наоборот?

– Вряд ли… я всегда внимательна к рецептам. Проблема в том, что раздела «Похудание» в «Справочнике» почему-то нет.

– Это тебе не журнал «Космополитен», а серьезное учебное пособие, – съехидничала я. – Было бы странно, если б ведьмы занимались подобной чушью. У тебя бзик на похудании, вот что! Это Эдик виноват. Внушил тебе, что ты толстая. Он ушел, а бзик остался.

Эдик – бывший Лизин муж, типичный альфонс. Они только что развелись, и теперь красавчик, ко всеобщему благу, паразитирует на более приспособленной к жизни женщине, чем моя подруга.

– Сама твердишь – надо тренироваться, – возразила Лиза. – Вот я и тренируюсь.

Она была совершенно права. Став ведьмами, мы поначалу не сообразили: первое, что необходимо сделать, попав в подобную передрягу, – изучить магические методы защиты. Проявленное легкомыслие едва нас не погубило.

Сглупить может каждый, однако два раза подряд наступать на одни и те же грабли – уже перебор. Поэтому, едва мы вернулись из Эллии, я посоветовала подругам потихоньку читать «Справочник ведьмы», осваивая его рекомендации.

Пособие состоит из двух частей – «Упражнения и навыки» и «Вещества и артефакты». Что интересно, мы с девчонками снова разделились. Я неплохо овладеваю навыками – например, при борьбе с Мэг силой мысли создала невидимый покров, отбрасывающий злую магию на того, кто ее послал (на Эллии мое изобретение так и назвали – отражатель зла). Женька Фабрикует артефакты – волшебные предметы. Лиза же, как легко догадаться, специализируется по веществам – иными словами, по ведьминым зельям.

– Значит, рецепт зелья для похудания ты, несчастная, не нашла, – констатировала я. – Ладно. А что нашла?

– Еще я искала, как стать красивой или как понравиться, – с обидой продолжила подруга. – Тоже нет! Почему? Они женщины, хоть и ведьмы. Неужели им не хочется нравиться?

– Ты забываешь про Дар вызывать любовь. При нем проблема понравиться не встает. Скорее есть шанс найти рецепт по перемене внешности… такая штука может пригодиться в работе.

– Все-таки умная ты, Вика, – с легким неодобрением прокомментировала Лиза. – Да, именно этот рецепт я и использовала. То есть не совсем…

– Действительно не совсем, – согласилась Женька, осматривая собеседницу с радостным интересом естествоиспытателя, обнаружившего прямо у себя в комнате двухголового хамелеона. – Внешность вроде твоя, только надеть парик, прибавить центнер и сделать ботекс с крутой подтяжкой. Ты будешь такой через сорок лет?

– Я такая сейчас, – горько заметила Лиза. – Вика, не стоит доверять «Справочнику» – он врет! Там есть рецепт зелья по перемене внешности. Надо выбрать человека, в которого хочешь преобразиться, и заполучить часть его тела.

– Можно отрезать любую, лишь бы торчала? – подмигнув, осведомилась Женька.

Уж не знаю, что она имела в виду, однако Лиза покраснела.

– Ногти, например, или волосы, – помолчав, объяснила она. – Потом добавить приправы по мелочи и полчаса варить. Но мне незачем в кого-то превращаться! Зато в конце идет примечание. «Если вам не нужно полностью менять внешность, а вы хотите, сохранив собственную, похорошеть, варите зелье по тому же рецепту, только органические вещества добавляете не чужие, а свои». Я сварила – и вот…

Лиза вздохнула, ее мощный торс затрепетал. Он изобиловал жировыми складками, однако выглядел накачанным. Ссориться с его обладательницей рискнул бы не каждый.

– Погоди! – уточнила я. – Там так и сказано – похорошеть?

Подруга пожала плечами.

– Похорошеть, или стать красивой, или выглядеть наилучшим образом… точно не помню, но примерный смысл такой. Мне быть красивой мешает прежде всего лишний вес, правильно? Значит, от зелья я должна была похудеть.

До меня, наконец, дошло.

– Ты считаешь, красота объективна? Возьми нашу Землю. Для чукч вершина мечтаний, когда у девушки лица много-много, а глаз и носа мало-мало. Тебе бы это понравилось? А за женщин востока калым платят по весу – чем толще жена, тем ценнее. Эллия – и вовсе другая планета. Пусть физиологически ведьмы похожи на нас… ну, или мы на них… это не значит, что представления об идеальном должны совпадать. Помнишь эстетическую теорию? Вкусы определяются внешними условиями. Элита Эллии – ведьмы, правильно? У Мэг были длинные прямые черные волосы вроде моих. В наших преданиях у ведьм тоже такие – может, это отголоски воспоминаний? И черты лица четкие, резкие… у тебя стали как раз такие.

– А вес? – жалобно пролепетала Лиза.

– Ведьма должна внушать уважение и страх. При этом она вряд ли занята физической работой – в основном ментальной. В сочетании получается… – я запнулась, – то, что получилось! На Эллии ты наверняка слыла бы красавицей.

– Но сейчас она на Земле, – здраво заметила Женька. – В таком виде я бы на работу не пошла ни за какие коррижки! Только вещества действуют недолго. К утру пройдет.

Лиза покачала головой.

– Не пройдет. Если преображаться в другого, то да, ненадолго, а когда в себя самого, магической энергии требуется мало, и…

Она всхлипнула.

– Может, в дальнейшем будешь сперва думать, потом делать, – вынесла вердикт я. Стоит Лизу пожалеть, у нее начинается истерика, лучше проявить строгость. – Со мной бы хоть посоветовалась!

– Ты против практического применения магии. Я не хотела тебя огорчать.

– Я против применения магии к посторонним, а не к себе.

– А вот я не понимаю, почему, – вмешалась Женька. – Вечно талдычишь – осваивайте «Справочник», осваивайте «Справочник». А применять не хочешь. Глупо тратить время на то, что по жизни не пригодится. Нет уж, или вообще забей, или гоняй на полную катушку.

Все это говорено-переговорено, но вопрос такой важный, что я не удержалась. Мы, педагоги, любим позанудствовать.

– Человек осваивает не только то, что пригодится в жизни. Вот идешь ты в финтес-центр поднимать ногами какие-то блямбы на тренажере. Тебе потребуется в жизни поднимать ногами блямбы? Сомневаюсь. Но ты тренируешься, потому что это твое тело, и ты хочешь держать его в хорошем состоянии. Раз есть мышцы, они должны быть в тонусе. Мозги, по-твоему, требуют меньшей заботы? Я, например, заставляю студентов доказывать теоремы. Зачем – они ведь уже доказаны? Да мозги им развиваю, чтобы не атрофировались. Им до смерти с этими мозгами жить, других не вставишь. А у нас с вами появилась способность к магии. Если мы не хотим ее лишиться, необходимо ее поддерживать. Кто знает, какие угрозы впереди? Мы недавно расслабились – и Мэг нас чуть не убила. Не уверена, что теперь нас навсегда оставили в покое. Надо быть наготове.

Меня лично штудирование «Справочника» совершенно не обременяло. Я обожаю учиться и навыки осваивала с упоением – вне зависимости от того, ожидается от них практический эффект или нет.

– Ладно, я не возражаю, – махнула рукой Женька. – Чем, как в прошлый раз, напрягаться в последний момент, согласна подготовиться заранее. Но применять-то почему нельзя, раз умею?

– Даже если отвлечься от моральной стороны… хотя, на мой взгляд, непорядочно использовать магию против того, кто ею не владеет... но представь, кто-то догадается о наших возможностях. Знакомые станут шарахаться – приятно, что ли, общаться с ведьмами, в любой момент способными тебя заколдовать? А какой подарок для бандитских группировок! Ты, например, можешь приказать кому угодно что угодно. Конечно, если приказ кардинально противоречит желаниям человека, ты заболеешь или даже умрешь, однако бандиты вряд ли заботятся о твоем здоровье, им важнее выгода. Запрут нас в подвал и начнут эксплуатировать. Или не бандиты, а силовые структуры. Мне что в бандитском подвале, что в бункере во благо государства, все равно сидеть не хочется.

– Ты права, – покраснев, кивнула Лиза, – применять магию против обычных людей непорядочно. А если не против, а за? То есть с добрыми целями. Тогда ведь, наверное, можно?

– Пример добрых целей в студию, пожалуйста!

– Ну… вот у меня коллега подозревает, что ей изменяет муж. Ее очень мучает неуверенность. А я ведь могу видеть людей насквозь! Посмотрю на ее мужа и определю, изменяет или нет.

– Счастье, если нет, – ответила я. – Но скорее да – с интуицией у жен порядок. И что? Вряд ли они разведутся – будут продолжать жить вместе, только в нервозной обстановке. Думаешь, тебя за это поблагодарят? Сомневаюсь – люди не любят тех, кто принес дурные вести. Добрые цели, говоришь? Сплошное зло. Женщине испортила отношения с мужем, себе – с нею…

– Умная ты, Вика, – второй раз на вечер осудила меня Лиза. – Но я действительно хотела, как лучше…

– А получилось, как всегда, – продолжила Женька. – Не нравится мне это. Вика права – если коллега растреплет, что ты ведьма, мало нам не покажется. Не хочу в бункер!

– Нет-нет, Вика велела не выдавать правды, и я не выдаю. Я сказала, что я просто немножко ясновидящая. На работе все равно догадываются… какие-то вещи не утаишь, да? – подруга замялась.

– Очень даже утаишь, – возразила я. – На то и заглушка!

Заглушка – профессиональный термин. Дары действуют при помощи связующей трубы, соединяющей тебя с внешним миром. Ведьмам ясно, о чем речь, остальным придется принять на веру. Постоянно держать трубу открытой вредно – тратится много сил. Поэтому ставится заглушка – нечто вроде перегородки. Я предпочла бы вообще блокировать Дар – противно вызывать любовь магическими методами, она должна возникать сама по себе. Но, к сожалению, полностью непроницаемую заглушку Дар моментально вышибает. Приходится ставить ее на минимальную проходимость. В результате люди испытывают ко мне несколько больше симпатии, чем раньше, однако увеличение столь незначительно, что и они не замечают, и я не утомляюсь. А то в начале я по неопытности влюбила в себя одного мерзкого типа – вот был кошмар!

– Если я явлюсь завтра на работу в таком виде, – прервала мои размышления Лиза, – тут уж точно правды не утаишь. А у нас, как нарочно, сейчас запарка, пропускать день нельзя!

– Скажешь – посетила косметический салон, – посоветовала Женька.

– Ага, – хмыкнула я, – где тебя замечательно надули, причем во всех смыслах сразу. А ты внимательно читала «Справочник»? Насколько я помню, к каждому веществу прилагается антивещество. Ну, нечто вроде противоядия. В твоем разделе оно есть?

Лиза растерянно пожала плечами.

– Не знаю. Я нашла, что мне нужно, а лишнего не читала. Сейчас посмотрю. – Она включила компьютер и радостно взвизгнула: – Вичка, ты гений! Есть в конце мелким шрифтом. И рецепт совсем простой. Ура! Девчонки, извините, я побежала варить. Уже поздно, а к утру я должна быть в норме. Спокойной ночи, да?

– Нет, – схватила ее за подол я, – не спокойной и не ночи. Сперва колись, что было во второй кастрюльке. Ведь на плите стояли две, так?

Глава 2.

«Данный Справочник предназначен в первую очередь для помощи ведьмам, уже имеющим навык профессиональной деятельности».

«Справочник ведьмы», предисловие.

– Ну… ничего особенного, – пробормотала Лиза. – Ерунда!

– И все же, – настаивала я. – Вдруг ты станешь козленочком и заблеешь, или взлетишь на воздух, или превратишься в вампира и начнешь кусаться? Я предпочла бы знать заранее, чтобы морально подготовиться.

– Я пила только зелье для похудания, – успокоила меня Лиза, смущенно косясь на Женьку.

Я повернулась к другой подруге.

– Твой заказ?

– Ага, – спокойно кивнула та. – Это на завтра, для Лешика.

– Ты что, ему про нас рассказала? – ужаснулась я.

Женька захихикала.

– Что я, дура, сообщать мужику, что тот спит с ведьмой? У него от ужаса не встанет. Просто я хочу ему помочь. Он у нас уже шесть лет, а продвижения по служебной лестнице никакого. Это нормально?

Я молча пожала плечами. Лешик работал в Женькином банке креативным кем-то там… я не очень в этом разбираюсь. Креативный – по-русски творческий. Какое творчество может быть в банке? Хотя да – творят, что хотят, у простых людей глаза на лоб лезут.

Короче, раз Женька Лешика выбрала, не сомневайтесь – парень красивый. На Шварцнеггера похож – накачанный, высокий. Но в губернаторы я бы его не взяла. Очень надеюсь, что высокому чиновнику, кроме непорядочности, требуется хоть минимальный ум. С непорядочностью у Лешика порядок, а ума не хватает. Причем тут не только мое субъективное мнение. Женька специально пригласила любовника в гости, чтобы Лиза с ее Даром видеть насквозь вынесла вердикт. Так вот, мой дилетантский диагноз и Лизин профессиональный рентген совпали на все сто. Однако лишний раз повторять это подруге ни к чему – она и сама прекрасно помнит.

– Ну, нормально, конечно, что его не продвигают, – помолчав, честно признала Женька. – Шеф, он не дурак и видит, что Лешик и на своей-то должности еле тянет. Но мне Лешика жаль, он переживает. Мужики, они страшно самолюбивые! Я, конечно, могу тупо велеть, чтобы шеф подписал нужное назначение, только это чревато. Во-первых, раз шеф не хочет, мне придется сильно на него воздействовать и потом болеть. А во-вторых, через пару дней действие моего приказа кончится, шеф удивится и понизит Лешика обратно, если вообще не уволит от возмущения. Это я уже проходила… результат получается обратный тому, чего хочешь добиться. Вика, не переживай, я осторожненько, по мелочи! Никто ничего не заподозрил. Я прекрасно понимаю, что демонстрировать Дар опасно. Но мне пришла в голову идея. Есть зелье, временно обостряющее ум. У нас завтра очень важное совещание. Лиза сварила зелье, я подолью его Лешику в колу… он ее литрами хлещет… выпьет и нарожает таких креативных идей, что Василий Сергеевич придет в восторг. Тут-то я и вклинюсь с приказом дать Лешику повышение. Это будет совершенно естественным, поэтому пройдет без сучка без задоринки. Скажи, я клево придумала? Даже у тебя бы лучше не вышло!

Странное чувство охватило меня, едва она успела договорить. Даже не чувство… наверное, это следует назвать видением. Перед моим внутренним взором неожиданно возникла загадочная картинка. Нечто вроде графа… и не надо, пожалуйста, об аристократах! Увы, мой граф из иной оперы – математической. Это сложная схема, состоящая из кружочков, разнообразным образом соединенных между собой. Сейчас вместо кружочков были мутные, еле различимые картинки. От одной к другой шли стрелочки – тоненькие, средние и совсем жирные, они переплетались, иногда возвращаясь обратно. Среди этого хаоса четко выделялся яркий красный пунктир. Он начинался в самом низу рисунка… впрочем, оттуда вообще выходила масса линий… и вел к неясному изображению… кажется, мужчины? – а дальше вверх через весь чертеж. У меня закружилась голова, и возникло острое ощущение паники. А еще я поняла, что страшно не хочу, чтобы Женька осуществляла свой план. Не хочу, не хочу, не хочу!

Видение длилось не дольше нескольких секунд. Я в обалдении потрясла головой. Вроде мозги на месте. Пришли-таки алкогольные глюки?

– Ты уверена, что это обязательно – продвигать Лешика? – не удержавшись, спросила я. – Давай не будем, а?

– Мне жену его жалко, – заметила Лиза. – Выбрала бы ты лучше холостого…

– А чего жалеть? – изумилась Женька. – Она ведь не знает о моем существовании, так что переживать ей незачем. Из семьи я его уводить не собираюсь – на кой мне дурак? Он только в постели хорош. Причем всегда готов – и на меня хватит, и на жену. Так что вреда ей от меня ноль. Я даже подарки для нее выбирать помогаю – Лешик говорит, она им не нарадуется. А если его повысят, он будет больше денег получать – жене и ребенку очевидная польза. Не, я виноватой себя не считаю и раз наметила его продвинуть – умру, а сделаю!

Определенная логика тут была, хотя, признаюсь, я солидарна с Лизой – не люблю измен. А еще я против применения магии к тем, у кого ее нет. Я против, девчонки за. Какое я имею право им указывать? Разве что сообщить свое мнение – так сто раз сообщала. И к чему это привело? Чтобы не огорчать меня, действуют втихую, не обдумав последствий. Если подруга хочет того, с чем ты не согласна, разве это причина, чтобы лишить ее помощи? Глупо требовать, чтобы близкие походили на тебя – надо принимать их такими, какие есть.

И я, вздохнув, произнесла:

– Зелье, обостряющее ум, наверняка с побочными эффектами. Потому что из пустоты ничего не возникает, где-то прибавится – в другом месте убавится. Надо внимательно почитать «Справочник»…

– Вот здорово! – обрадовалась Женька. – Все-таки действовать втроем в сто раз лучше, чем одной или вдвоем. Помнишь, как у нас шикарно получалось? А без тебя все тяп-ляп…

– Вика не должна ради нас заниматься тем, что ей неприятно, – возразила Лиза. – Женька, не будь эгоисткой!

– Вика, тебе действительно неприятно? – удивилась Женька. – Мне казалось, тебе только дай повод поанализировать что-нибудь нестандартное – и ты просто счастлива.

Я засмеялась.

– Не скрою: бывает такое женское счастье, всласть поанализировать нестандартное. Наверное, неприятно – не то слово. Скорее то, что ты собираешься делать, противоречит моим принципам.

– Вот видишь! – обратилась Женька к Лизе. – Тут выбор между удовольствием и принципами. Пусть Вика хоть раз выберет удовольствие. Наплюй на принципы, Вика, а?

– Цели у нас благие, – вставила Лиза.

– Благими намерениями вымощена дорога ад, – процитировала я, подходя к компьютеру. И если бы я знала, насколько цитата кстати, все-таки настояла бы на своем и уговорила подруг оставить дурацкую затею. Однако я этого не сделала.

Зелье для обострения ума оказалось простеньким. Главное, раздобыть сырые мозги – слава богу, не обязательно человеческие, годились говяжьи. У нас с Женькой, сколько ни шепчи заклинаний, получился бы самый обыкновенный суп, пусть и со странными приправами. А вот Лиза, имеющая волну по приготовлению магических веществ (только не спрашивайте, что это значит, я сама не понимаю), наверняка сварила то, что нужно. Однако мысль изучить написанное в конце пункта мелким шрифтом ей в голову не пришла. А там утверждалось следующее.

«Разумеется, обострение умственной деятельности клиента будет сразу по окончании действия зелья (порция рассчитана на сутки) скомпенсировано соответствующим ослаблением оной. Если его интеллектуальный уровень изначально был невысок, не исключено временное слабоумие. Правда, вы можете подпитать клиента интеллектом другого человека. Для этого достаточно добавить перед варкой к описанному составу несколько волосинок с его головы (ни в коем случае не выпавших, а вырванных с корнем). Однако имейте в виду, что тогда и отдача ударит по данному человеку, причем сильнее, чем ударила бы по самому объекту (чужая энергия редко усваивается полностью)».

– Холера! – выругалась Женька. – Насколько я поняла, завтра Лешик поразит начальство креативом, а послезавтра, когда надо будет поддержать репутацию гения, превратится в слюнявого дебила. Это не годится! Какая я дура, что не прочитала все внимательно… вырвала бы пару волосин у шефа, и порядок. Убила бы двух зайцев сразу! Заодно шеф бы временно поглупел и легче поддавался обработке.

– Это я дура, – огорчилась Лиза. – Зелье – моя специальность, и я обязана была все предусмотреть. И себе напортила, и тебе.

– Бесполезно выяснять, кто виноват, – констатировала Женька. – Главное, мы знаем, что делать. Срочно нужен заемный интеллект.

И она жадно уставилась на мою макушку.

– Не надейся! – разочаровала подругу я. – У меня с завтрашнего дня трехдневная путевка в Скандинавию. Я же в отпуске, забыла? Еще ехала бы я вместе с вами, согласилась бы на слабоумие, а в компании коллег… они будут слишком ошарашены.

– Вика может потеряться или упасть с парома в море и утонуть, – забеспокоилась Лиза. – Когда кто-то с детства дурак, это одно. Он привык, и ничего с ним не случится. А Вика приучена к интеллекту, она без него не выживет. – Лиза помолчала. – Не будь у нас аврала на работе, я бы дала тебе для Лешика свои мозги. Но я не могу всех подвести. У нас скоро премьера, а костюмы еще не готовы. Там надо придумывать и шить одновременно, и кроме меня совершенно некому!

Речь шла о мастерских Мариинского театра, где подруга по окончании Института живописи работала художником-костюмером.

– Мне и собственных мозгов не жаль, – пожала плечами Женька. – Для работы они не требуются, и вообще хочется иногда от них отдохнуть. Давно у меня по-настоящему не сносило крышу! Но я боюсь, для того, чтобы Лешик по-настоящему блестнул, моего интеллекта не хватит. Раз он усваивается не весь, требуется иметь с запасом, правильно? А с запасом только у Вики.

– А вот здесь ты ошибаешься, – заверила я. – Ты не глупей меня, просто иначе мыслишь.

– Язвишь?

– Вовсе нет. Практический ум не хуже теоретического. В целом даже лучше.

– Ничего себе, практический! Заставила бедную Лизу тратить силы на зелье, которое теперь придется выплеснуть в унитаз. Лиза, приготовишь такое же, но с моими волосами?

– Конечно, – кивнула Лиза. – Все равно варить антивещество, заодно и тебе, что надо, сделаю.

Мы отправились на кухню, где девчонки привычно зашуровали в двух кастрюлях. На душе у меня скребли кошки. Заметив это, чуткая Лиза дала слово, что будет всячески помогать подруге, а в случае чего позвонит мне. Этим пришлось удовольствоваться.

На следующий вечер из поездки я позвонила Женьке узнать, как дела. Та ответила, что все в порядке, и я успокоилась. В конце концов, ну, чего такого уж страшного может случиться? Некоторые всю жизнь не имеют тени интеллекта и прекрасно себя чувствуют, а иные даже преуспевают – стоит включить телевизор, наглядно убедишься.

Глава 3.

«Следует помнить, что ведьма – обладательница трех Даров, а не одного или даже двух. Все попытки обучить неполноценное существо с одним или двумя Дарами (а таковые делались неоднократно) заранее обречены на неудачу».

«Справочник ведьмы», предисловие.

Выехала я в понедельник, а телефонный звонок раздался в среду в десять вечера – я как раз пыталась поудобнее примоститься в кресле автобуса, мчащегося по шоссе домой. Прибыть мы должны были после полуночи.

Номер высветился Лизин.

– Вика, – быстро и нервно произнесла она, – Женьку наверняка посадят за убийство. Что делать? Что делать, скажи! – Голос сорвался. – Почему ты молчишь, скажи что-нибудь!

Молчала я не из вредности – просто дар речи меня покинул. Посадят за убийство, о господи! Кого же она убила? Зачем? Почему? Она вообще-то жутко взрывная и часто кричит нечто вроде «Прикончу гада!», однако это лишь слова. Выплеснет эмоции и успокоится – на редкость отходчивый характер. Да, но сейчас Женька не в себе! Или уже в себе? В понедельник она поделилась мозгами с Лешиком. Действие зелье – сутки, а отдачу «Справочник» обещал увеличенную. Значит ли это, что она продлится несколько дней или что подруга потеряет больше интеллекта, чем приобрел Лешик? Или то и другое вместе?

Всхлипывания Лизы в трубке заставили меня очнуться.

– Она сейчас с тобой? – уточнила я. – Где вы?

– Да, со мной. У нее дома.

– В каком она состоянии?

– В истерике, – отчиталась Лиза. Стоило мне начать задавать конкретные вопросы, она заметно успокоилась.

Соседка по креслу с любопытством открыла глаза. Надо выбирать слова… мало ли, вдруг впоследствии этим звонком заинтересуются?

– А действие на нее… мм… лекарства… оно закончилось?

– Лекарства? Какого лекарства?

– Которое ты приготовила ей в воскресенье.

– А, зелья… не знаю. Вчера Женька была еще странная, а сегодня… она в таком шоке – как определить?

Я осторожно произнесла:

– А она… она действительно совершила то, о чем ты сказала вначале?

– То есть… нет, что ты! Она не убивала, только нашла труп.

От сердца у меня отлегло.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей