Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Фэнтези » Обелить имя мага
Константин Назимов: Обелить имя мага
Электронная книга

Обелить имя мага

Автор: Константин Назимов
Категория: Фантастика
Серия: Обелить имя мага книга #1
Жанр: Фэнтези
Статус: доступно
Опубликовано: 08-12-2017
Просмотров: 566
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 80 руб.   80 руб.
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Алексей только закончил девятый класс. Отправившись на рыбалку, он вместо щуки вылавливает ларец. В ларце Алексей обнаруживает магический браслет и завещание старого мага Лаверента. У везучего школьника неожиданно обнаруживаются способности к колдовству. В обмен на его магические навыки и ларец Лаверент предлагает Алексею перейти в мир, где правит король Алион I, чтобы восстановить его, мага, доброе имя. Алексей соглашается. Но оказывается, что не так-то просто выполнить договор. Эльфы, гномы и люди, населяющие мир Лаверента, имеют со старым магом свои счеты. А тут еще этот выскочка Алексей, невесть откуда взявшийся…
Пролетел еще один школьный год. Я закончил девятый класс, перевелся в десятый. И сейчас не спеша шел домой. С друзьями распрощался у школы. Практически все мои кореша разъезжались по разным местам: Мишка и Ромка в деревню, как и я, Васька с предками на юга, а Вовка оставался тусить в городе. Компания наша сложилась довольно давно, с первого класса, а в пятом к ней еще присоединился Васька (его предки купили квартиру в нашем районе). Объединяло нас одно – футбол. Мы могли гонять мяч довольно долго и допоздна, но вот в спортивной секции, куда нас затащил тот же Васька, нам не понравилось. Вместо того чтобы играть все время, приходилось бегать вокруг стадиона, делать зарядку, подтягиваться, отжиматься, и только потом – футбол. Уже через несколько занятий мы решили, что во дворе нам будет лучше.
Не могу сказать, что мне трудно учиться – ту же домашку я всегда делал довольно быстро. Честно говоря, выучив кое-как уроки, я с ребятами гонял мяч во дворе или, если погода была плохая, заваливался с книжкой. Ну и компьютер. Вот то, ради чего очень быстро делались уроки. И теперь в моем дневнике можно было увидеть абсолютно средние оценки: несколько пятерок, трояки по русскому и английскому, остальное – четверки. Я был доволен и таким результатом. Языки мне не давались, хоть ты тресни. При написании сочинения или изложения меня подводили длинные предложения. Я начинал в них путаться и терял мысль – это со слов Татьяны Николаевны, нашей учительницы русского. И хоть сам я все написанное понимал отлично, но вынужденно с ней соглашался. Еще не давались запятые. То их много, то нет совсем, или они не там, где надо. Английский – вторая моя беда, в нем я плаваю, как топор в проруби; и вроде все понятно, а как сдавать, так ветер в голове. Я и зубрить пытался… бесполезно. Алгебра, геометрия, физика, физкультура – вот мой конек.
Так что я был рад предстоящим каникулам. Хотя кто им не радовался? Даже Наташка, круглая отличница, и то сияла как никогда. Да, Наташка – моя тайная любовь с первого класса. Недоступная королева. Она мне очень нравилась, но даже на школьной дискотеке подойти и пригласить ее на танец духу у меня не хватало. Ну что ж, прощай, до следующего учебного года.
Дома никого не было, и я стал собираться в деревню к бабушке – все каникулы я проводил у нее. Хотя собирать мне особо нечего. Книжки я закупил, правда, не те, что по литературе заданы, а просто фэнтези и фантастику, и стопка получилась внушительной. Теперь можно будет читать вечерами, компа-то в деревне нет. Единственное, не терпелось дождаться родителей и узнать, что они подарят мне на окончание года. Просил я спиннинг и катушку довольно известной и, соответственно, дорогой фирмы. Вот только было условие, чтобы троек не больше одной… а их две.
Съев борщ, заботливо оставленный мамой, я включил комп. До вчерашнего дня тот был заблокирован отцом. Дело в том, что мама застала меня за ним ночью, перед экзаменом по русскому, когда я уже практически завалил Diablo. Сначала я почувствовал на плече чью-то руку, вздрогнул, промахнулся мимо баночки с жизнью (меня прибили) и услышал рассерженный голос:
– Алексей, ты что делаешь? Уже двенадцать, а у тебя завтра экзамен. Хочешь двойку получить?
Мама стояла позади меня.
– Мам, ну чего ты, сдам я экзамен. Отцу, пожалуйста, не говори, – заюлил я, хотя понимал, что это косяк, и меня поймали с поличным.
Я ведь обещал не сидеть допоздна за компом. Причем обещал практически в такой же ситуации два дня назад. Тогда меня поймал отец. И пригрозил, что поставит пароль на комп, если такое повторится.
– Немедленно выключай компьютер и ложись спать, а отцу я расскажу. Нельзя быть таким безответственным, – сказала мама и, дождавшись, пока экран погаснет, ушла из моей комнаты.
Вечером, уже после сданного сочинения, отец сообщил:
– Леша, я установил пароль на твой компьютер, и на время экзаменов ты лишаешься права пялиться в этот ящик.
Сообщил довольно добродушно, правда. Я опасался большего шума. Мне даже показалось, что говорил он как-то виновато. Но делу этим не поможешь, и не важно, что остальные экзамены для меня – легкая прогулка, ведь опасался я как раз русского. Но позади отца стояла, нахмурившись, мама, и я понял, что никакие отговорки не помогут.
Я все же попытался поторговаться:
– Пап, а как же я без инета буду готовиться? Хотя бы, когда вы с мамой дома, можно мне в сеть выходить? – сделав максимально виноватое лицо, спросил я.
– Хорошо, в Интернете можешь сидеть, но только при нас, и не более часа. Я или мама будем включать твой ящик, а потом ты – выключать.
Тут я понял, что пропал окончательно. Взломать пароль теперь не могу, странно будет, если я не стану просить включать комп. Плюс, взломав его, старый пароль я не узнаю и смогу установить только новый. Отец тут же догадается.
Я, конечно, пробовал подбирать пароль, но ничего не вышло. И вот вчера я его получил: номер квартиры и дата моего рождения – просто и со вкусом. До такого я бы ни за что не додумался – всего-то четыре цифры!
Посмотрел почту, хотя чего там смотреть, час назад с ребятами простился. Залез в Diablo и просидел там до самого вечера, то есть до прихода родителей.
– Ну, получил дневник? – спросила мама.
– Угу.
– Ну и чем ты нас с отцом можешь порадовать?
– Да, в общем-то, особо нечем, – признался я, пытаясь сделать расстроенное лицо и лихорадочно придумывая объяснение двум годовым троякам, вместо обещанного одного.
– Сколько троек нахватал? – поинтересовался отец, снимая ветровку.
– Две, по русскому и английскому.
– Ты же говорил, что будет одна! – как-то уж слишком деланно возмутилась мама.
– Да там эти запятые все дело опять испортили, – как можно более горестно вздохнул я.
– А по английскому почему три балла? Ты же часами сидишь в своем Интернете, мочишь кого-то, и я частенько вижу, что надписи там на английском, молодой человек, – усмехнулся отец.
– Ну… – протянул я. Оправдываться было нечем.
– Ладно, а остальные оценки?
– По алгебре, геометрии, физике и физ-ре – пятерки, остальные четверки, – выпалил я, поняв, что сильно на меня за такие результаты наезжать не станут.
– Молодец. А сейчас давайте быстро мыть руки и будем ужинать, – велела мама и пошла в сторону кухни.
– Хорошо, тогда считай, что твой заказ мы с мамой выполнили авансом, и тебе, Алексей, в следующем учебном году придется оправдать наше доверие, – улыбнулся отец.
– Где он, пап? – вопросительно глядя на отца, спросил я.
То, что домой они спиннинг не принесли, я заметил сразу.
– В машине. А то вдруг бы ты нахватал больше троек, и спиннинг пришлось бы сдавать обратно.
– А катушку-то купили? Со старой одни бороды получаются, – почему-то занервничал я, понимая, что спиннинг был куплен раньше, чем я озвучил свои оценки.
– Купили, не волнуйся ты так, вся рыба твоя будет, – рассмеялся отец.
– Спасибо! А в следующем году я полностью оправдаю ваше доверие!
– Вы есть идете? – крикнула мама.
– Да, – хором ответили мы и поспешили на кухню.
Если бы задержались, могли бы получить нагоняй (мама не любила, когда мы опаздывали к столу).
После ужина мне разрешили сидеть за компом хоть всю ночь, так сказать, отрываться напоследок. А с утра мы с отцом должны были выдвинуться в сторону деревни. Тот взял на работе отгул, чтобы отвезти меня к бабушке. Кстати, работает отец вместе с мамой в каком-то НИИ, что-то там они проектируют.
Утро началось как в тумане. Или это еще была ночь? Не знаю. Лег я полчаса назад, поэтому все прошло на автопилоте: оделся, умылся, что-то поел – все это с закрытыми глазами.
– Алексей, веди себя в деревне хорошо, слушайся бабушку… – завела старую пластинку мама. И как обычно, бо́льшую часть речи я пропустил мимо ушей – всегда одно и то же. Мама обняла и поцеловала меня. – Мы будем приезжать как можно чаще, не скучай. Ну давай, пока, а то отец уже ждет.
– Конечно, хорошо, как всегда, буду ждать. Пока, – пробормотал я, не открывая глаз, поцеловал маму и выдвинулся из квартиры со своим нехитрым багажом.
Отец действительно уже подъехал из гаража на нашей старенькой «Ниве», и после погрузочных работ мы тронулись в путь. Деревню я люблю. С раннего детства провожу в ней каждое лето. Находится она довольно далеко, километров двести от города, и последнюю часть пути назвать «дорогой» можно лишь довольно условно. Не дорога, а так, направление. Когда идут дожди, там не всегда и трактор проезжает.
Никаких развлечений не имеется, магазина и то нет; вот приедет автолавка – уже событие. Сотовый ловит только за околицей, правда, не всегда, получается связь в одну сторону – из деревни. Телевизор, и тот показывает всего два канала. Хорошо, что хоть с электричеством перебоев почти не бывает. Если только гроза сильная… но часа три-четыре не в счет, все равно во время грозы бабушка все выключает, боится она ее.
Деревня стоит в окружении лесов, практически на берегу Волги. Маленькая, домов двадцать всего. Стала она такой после того, как развалился колхоз и разъехалась вся молодежь; остались только местные бабульки и дедульки. Еще отдыхающие приезжают, или «дачники», как их называют местные. Молодых практически нет. Иногда появляется соседский парень, старше меня всего на год. Но он мутный. Вечно ищет приключений на свою пятую точку. Кажется, когда в деревню в последний раз приезжал, это он скрывался от кого-то, уж больно шуганный был. А ведь раньше мы с ним и играли, и в лес, и на рыбалку бегали, вроде как дружили… но вот в прошлом году интересов общих уже не осталось, всего-то пару раз поговорили.
В этой деревне родился мой дед, из нее он уходил на фронт. А после войны отправился работать на завод. Там он встретил мою бабушку, и в скором времени у них родилась моя мама. Все это время в деревне жила прабабушка, но я ее не застал. Выйдя на пенсию, дедушка с бабушкой переехали в старый дом и стали заниматься хозяйством, завели корову, курочек, поросенка. Правда, сейчас только куры и остались. Дед у меня классный был, жалко, умер два года назад. А так он меня приучил и к лесу – где какие грибы, ягоды растут, – и к реке – как и когда рыбу ловить. Мне больше по душе рыбалка пришлась. Еще, пожалуй, грибы собирать интересно, а вот ягоды… можно, конечно, но уже не то.
Дорога в будний день, да еще утром, была практически пустая, и я заснул под равномерное гудение двигателя. Проснулся от сильной тряски.
– Что, уже подъезжаем? – спросил я, сладко зевнув и тут же щелкнув зубами (машина попала в очередную яму на асфальте).
– Да какое там, – отозвался папа. – Половину проехали. Дорожники, сволочи, как дырок в прошлом году наделали, так закатать и забыли. Или деньги кончились!
– А вы с мамой на выходные приедете?
– Не знаю еще, сам понимаешь, двести верст туда, а потом обратно, накладно выходит, даже если выехать в пятницу после работы, то все равно в воскресенье возвращаться. Может, через выходные, если проливных дождей не будет.
– А ты со мной на рыбалку сходишь?
– Нет, сегодня назад поеду. С утра на работе надо быть вовремя. Я тебе еще вместе со спиннингом леску, пару блесен и воблеров прикупил. Мужики в магазине сказали, что щука их очень уважает.
– Классно, спасибо, пап! – Я сразу решил, что с новым спиннингом сумею наловить гору рыбы.
Так, за разговорами о рыбалке и погоде, мы потихоньку подъехали к тропе в деревню. Папа остановился, подключил блокировку колес, и мы начали форсировать так называемую «дорогу».
– Да… две недели назад, как раз перед твоими экзаменами, мы с мамой здесь машину оставили, а отсюда нас уже Василий на тракторе вез. Он газовый баллон бабке Нюре тащил. Хорошо, что он нам попался, а то либо на его гусеничном тракторе, либо пешком. Иначе было не пройти, – проговорил отец.
– Дорога совсем не изменилась?
Я забеспокоился, представив, что придется по глине тащиться пешком в деревню, брать там тележку и возвращаться к машине, чтобы перевезти вещи. Впрочем, этот сценарий тоже был отлажен, где-то раза два в год, по осени и весной, приходилось добираться на своих двоих.
– Да вроде немного просохла. Попробуем, должны проехать. Все-таки июнь месяц.
Дорога в этом году была уж очень плохая, весна выдалась холодная, да и дожди частенько заряжали, но наша «Нива», с трудом, временами буксуя, постепенно приближалась к цели. Где-то через полчаса подъехали к дому. Бабушка нас ждала, это стало ясно с порога, уж очень вкусно пахло пирогами с яблоками – моими любимыми, которые так вкусно получались только у нее. У мамы тоже были хорошие, конечно, но у бабушки почему-то вкуснее. Я вбежал в дом, бабушка как раз укладывала очередную порцию пирогов на тарелку.
– Здравствуй, Лешенька, а я уже заждалась, пирожков тебе твоих любимых испекла, – сказала бабушка, обнимая меня.
– Привет, ба, я уже унюхал, – заулыбался я ей.
Отец вошел с сумками.
– Здравствуйте, Наталья Петровна, вот внука вам на каникулы доставил.
– Здравствуй, Коля. Давайте-ка, пока пирожки теплые, садитесь, покушайте. Я молочко специально у Константиновны свежее взяла, вон, даже Васька к своим кошкам не идет, ждет, пока ему миску нальют.
Бабушка показала на кота, который, держа хвост трубой, важно терся об мои ноги и мурлыкал, как бы приветствуя. Вот только глаза у него явно косились в сторону банки с молоком, стоящей на столе рядом с пирогами.
– Сейчас, разгрузимся только и покушаем. А то как бы не пришлось мне в спешке убегать, вроде как небо заносит, – озабоченно проговорил отец.
Небо действительно хмурилось, обещая дождь. Хотя вещей в «Ниве» было много, разгрузились мы быстро и минут через пятнадцать уже сидели за столом. К сожалению, я пока так и не рассмотрел свои рыболовные причиндалы, они были слишком хорошо упакованы.
– Леша, как ты у нас закончил учебный год, без троек, надеюсь? – спросила бабушка.
– Нормально, получил пятерки по алгебре, физике, геометрии и физкультуре, – привычно перечислил я и попытался замять оставшееся, но это не увенчалось успехом. Пришлось признаваться.
– Ну, ничего, на будущий год исправишь, – утешила бабушка. Она меня практически никогда не ругала.
– Спасибо за угощенье, Наталья Петровна, но буду я обратно в город собираться.
Отец поднялся из-за стола.
– Да не за что, Коля. Подожди, я вам с Лизой сейчас пирожков соберу. Привет ей передавай, скажешь, что у меня все хорошо.
– Хорошо. Мы пока с Лешей на улице подождем. Его новые приобретения рассмотрим.
И спиннинг, и катушка, и леска, и блесны оказались именно такими, о каких я мечтал весь прошлый год. Спиннинг не очень длинный, но довольно гибкий, с мягкой удобной ручкой. Его можно забрасывать практически с любого места, не опасаясь зацепить за растущие у воды деревья и кустарники. Безынерционная катушка, которая не позволяет образовываться «бороде», – просто мечта. О ней я грезил прошлый год, сидя на берегу и распутывая очередную «бороду». Еще раз поблагодарив и проводив отца, я пошел к бабушке:
– Ба, тебе помочь чем?
– Да не надо, отдыхай.
– Тогда я сейчас снасти соберу, переоденусь и на рыбалку пойду, можно?
– Конечно, можно, чего это ты разрешения спрашиваешь? Поешь еще только.
– Да я не буду, не голоден. Потом, когда с рыбалки приду, – заспешил я.
– Ну уж нет, ты и так отощал в городе. С рыбалки-то небось только вечером вернешься, знаю я тебя. Так что еще хотя бы пару пирожков с молоком – и беги.
Я произвел ревизию своих старых рыболовных снастей, взяв только блесны (все остальное мне пока было не нужно). Быстро собрал спиннинг, привернул к нему катушку, намотал леску и был готов поохотиться на щук. Переоделся в более подходящую для рыбалки одежду. Джинсы снял, нацепил спортивные штаны и куртку. В карманах разместил все блесны и нож. Быстро перекусил, взял с собой на дорожку два пирога. Пообещал коту Ваське, который после обеда лениво развалился на кухне, без рыбы не возвращаться. Кот напутствовал меня требовательным мявом. Он хоть и не открывал глаз, но весь уже был в предвкушении рыбного ужина. Станет теперь сидеть дома и ждать моего возвращения с рыбалки, и ни одна кошка его из дома не выманит! Я надел сапоги, взял сумку под рыбу – надеюсь, она мне понадобится, – и, прихватив собранный и готовый к бою новый спиннинг, отправился на Волгу. Небо по-прежнему хмурилось, но дождя вроде бы не намечалось.
До Волги было недалеко. Перейти через небольшое поле за домом, спуститься с горки через лес, в общей сложности, – минут десять неспешным шагом. Да, воздух, конечно, в деревне сильно отличается от городского. Красота, тепло, птички поют… блин, комары кусают. А сейчас и рыбы наловлю. Вот только какую блесну ставить первой? Проблема для меня оказалось трудной. Думал я всю дорогу до Волги, но так и не смог решить. Поставлю новую, а какую – какая мне самому больше понравится.
Река была не очень широкая, довольно крутые берега сменялись пологими; течение местами быстрое, с перекатами, а местами – практически стоячая вода, с глубокими ямами. Я установил новенькую блесну, шепнул тихо: «Помяни царя Давида и всю кротость его». Этой присказке меня дед научил. Каждый раз, придя на рыбалку, он произносил ее, а меня поучал: «Леша, царь этот – владыка воды, и без его расположения рыбалки не будет». Не знаю, не знаю… мы с дедом (да и я один, когда его уже не стало) частенько и без рыбы возвращались, хотя поминали царя неоднократно. Но привычка, или традиция такая, оставалась.
Клевало плохо, вернее, не клевало вообще, да и щуки, ее ударов, слышно не было. Спиннинг работал просто прекрасно, блесна летела далеко, а на катушку я просто не мог нарадоваться, за час беспрерывных забросов ни одной «бороды»! Я сменил две блесны и воблер (все из подаренных, решил пробовать только новые). И лишь поставив последний, четвертый, который точно должен сработать на глубине, через десять минут сумел поймать первого огрызка, или как правильно – щуренка. Правда, всего-то граммов на триста-четыреста. Воспрянув духом, спустя пять минут я стал обладателем его полной копии по цвету и весу. Довольный, я продолжал ловлю, теперь и рыбку пожарить можно, да и перед котом Васькой не стыдно будет.
ГЛАВА 1. Ларец мага
При очередном забросе, стоя на камне, я поскользнулся и чуть не упал, но, замахав руками, все-таки сумел устоять. Однако воблер за это время опустился на дно и застрял там. До берега оставалось метров шесть, но натянутая леска и выгнутый спиннинг явно указывали на зацеп. Я прошелся вперед и назад по берегу, постоянно короткими рывками дергая леску, но зацеп был мертвый. Чертовщина какая-то, дно в этом месте илистое, камней быть не должно, а от травы воблер освободился бы. Может, корягу или бревно при паводке занесло, и оно здесь затонуло? Резать леску и терять новенький, но уже «обрыбленный» воблер было жаль до слез.
Прикинув, что глубина в этом месте где-то метр, максимум полтора (глубины мной были изучены еще при живом деде), я решил спасать воблер вручную. Положив спиннинг на берег, быстро разделся. Немного посомневался, снимать трусы или нет, но берега – что наш, что противоположный – были абсолютно безлюдными, я стянул последнюю деталь туалета и, взяв в руки леску, скользнул в воду. Вода была довольно прохладная, еще не прогрелась как следует, поэтому я быстро пошел по леске к зацепу. Глубина в том месте, как я и предполагал, оказалась по грудь.
Глубоко вздохнув, я погрузился под воду, надеясь освободить леску. С первой попытки не получилось. Я лишь нащупал воблер, который проскочил в небольшое кольцо – продолжение какого-то предмета, вросшего в ил, – и обратно проходить не хотел. Мне стало дико интересно, что там на дне. Со второй попытки я сумел немного раскачать этот предмет. По форме он напоминал маленький сундук, размерами тридцать на тридцать сантиметров.
Когда я наконец разглядел, за что зацепился воблер, сразу подумал: «А ведь, похоже, клад нашел! Ну все, теперь пока не вытащу, на берег не выйду». Но только с третьей попытки сумел вызволить сундучок из ила, правда, засадив себе в палец один из крючков от своего же воблера.
Сундучок оказался не очень тяжелым, килограмма три. Я поспешно выбрался с ним на берег – к этому времени уже сильно замерз. Первое, что сделал, освободившись от крючка в пальце, быстренько натянул на себя одежду и начал бегать и прыгать, чтобы согреться. Но бегал недолго, интересно было, что в сундучке, который, кстати, выглядел как новый. Самое любопытное, что он был, на первый взгляд, полностью целиковый, из белого блестящего металла. Этакий квадрат, с несильно скошенными краями и маленькой ручкой посередине, в которой и торчал воблер. Как он там застрял, я не знаю; леска с одной стороны ручки, а воблер – с другой. Помучившись пару минут, я был вынужден воблер отрезать.
«Да, вот это стечение обстоятельств, – подумал я. – Поскользнуться именно так, чтобы воблер прошел в ручку сундучка – вероятность один к миллиарду, да и то, наверно, так не бывает!»
Покрутив в руках сундучок, или, правильнее сказать, ларец, я озадачился еще больше. Никаких швов, ни с какой стороны, даже ручка была как будто из одного куска металла. На нем не имелось вообще никаких повреждений, словно только из магазина. То, что он лежал на дне Волги, на поверхности никак не отразилось. Хм. Но никто же не делает ларцы из целого металла, значит, он должен открываться. При внимательном изучении я заметил на концах ручки две маленькие круглые кнопочки, наподобие бусинок. Сначала подумал, что они нужны для украшения, но оказалось, они нажимаются. Надавив сразу обе, сумел повернуть ручку на сто восемьдесят градусов, и верхняя часть плавно открылась. К моему разочарованию, внутри было пусто, если не считать лежащей на дне книги. Стенки ларца были довольно толстые, сантиметра три – видимо, из-за этого он столько и весил. Эх, клада, похоже, нет.
Сказать, что я был разочарован – ничего не сказать. Я ведь мысленно уже делил деньги от клада. Отцу – новую машину, джип какой-нибудь навороченный, маме – шубу, она отцу каждый год намекает, ну а мне – крутой телефон, комп с монитором «проапгрейдить»… похоже, это только мечты.
Книга внутри была исписана мелкими символами, язык оказался мне не знаком, на математические знаки это тоже мало походило. Странно. Страницы в книге из какой-то странной бумаги, уж очень тонкие, как калька, только не прозрачная, и чувствуется, что очень крепкая. Текст в книге заканчивался на седьмой странице, остальные двести были пустыми, хотя и пронумерованными, причем совершенно обычными цифрами.
Тут я заметил, что в дне ларца выдолблено углубление, и там лежит нечто круглое. Кинул книгу на ветровку, стал рассматривать новую находку. Это оказался браслет шириной сантиметра два, в сантиметр толщиной и диаметром – в десять, практически невесомый. Очень красивый, весь в каких-то разноцветных маленьких камушках. А вот из какого металла он сделан, я опять не понял. Чистого голубого цвета… конечно, может, крашеный, но он так блестел на солнце, что мне показалось, будто это истинный цвет металла. Я воспрял духом, может, мечты еще осуществятся, браслет – явно дорогая штучка.
К этому времени я уже согрелся, тут еще солнышко выглянуло и стало припекать. Скинув джинсовку, я остался в рубашке с короткими рукавами.
Покрутив браслет, я надел его на руку. Великоват. На время забыв о браслете, принялся изучать ларец – вдруг еще чего-нибудь пропустил. Но тут почувствовал жжение. Опустив глаза, увидел, что камушки на браслете медленно мигают в каком-то хаотичном порядке. А сам браслет буквально съеживается на глазах, начиная плотно обхватывать запястье. Испугавшись, я попытался снять его, но не смог сдвинуть ни на миллиметр. Давление на руку было уже очень сильным, когда камушки на браслете перестали мигать и стали медленно разгораться. Между ними начали проскакивать маленькие красные искры, в глазах у меня потемнело, закружилась голова, и я потерял сознание.
Очнувшись, я недоуменно огляделся: ничего не изменилось. Все так же припекало солнце, Волга текла в том же направлении, рядом со мной лежали спиннинг, джинсовка, на ней – книга, открытый ларец и сумка с пойманной рыбой. По ощущениям, времени прошло очень мало, всего лишь миг. Это, кстати, подтвердил и последний пойманный щуренок, который зашевелился в сумке.
Что же это было? Браслет, зараза!
Я опустил взгляд на запястье, браслет по-прежнему охватывал руку, хотя если бы я его не видел, ни за что бы не поверил, что он там есть – совсем не чувствовался. Покрутив рукой, не ощутил никаких болезненных уколов, да и вообще браслет абсолютно не мешался. Снова попытался его снять. Не удалось, он держался, будто впаянный в руку. Камушки на нем теперь не горели, лишь тускло светились. Я прислушался к себе – опять странности: ушла куда-то вся усталость, и во всем теле чувствовалась непривычная легкость.
Правда, настроение было скверное. Мало того, что потерял сознание, так еще этот чертов браслет не снимается. Подумав, что если намочить его водой, он соскользнет, я подошел к реке и опустил туда руку, другой же попробовал стащить браслет, но у меня опять ничего не вышло. Все, рыбалка испорчена. Надо собираться домой. Радости от довольно удачной ловли и найденного ларца не осталось совсем. Я быстро собрал спиннинг, кинул книгу в ларец, закрыл его, натянул ветровку. Решив, что разбираться с найденными вещами буду после, подхватил свой улов и двинулся к дому. У дверей меня встретил радостным мявом Васька. Он всегда точно знал, с рыбкой возвращается его лучший друг, или этот нехороший человек опять ничего путного не принес. Я оставил ларец в гараже, где у нас с отцом хранились различные инструменты и рыболовные снасти.
– Сейчас и тебе немного рыбки перепадет, – сказал я, гладя по спине кота, который не отставал от меня ни на шаг. Тот буквально пытался протереть мне сапоги своим боком.
– Лешенька, что-то ты рано. Как сходил, поймал чего? – спросила бабушка, выходя из дома с ведрами.
– Двух щурят поймал, сейчас почищу. А ты за водой собралась?
– Да. Чисти, я потом поджарю на ужин.
– Так, давай ведра, за водой сам схожу. Уж когда я здесь, то ведра с водой носить моя обязанность, нечего тебе тяжести таскать!
– Хорошо. Я пока твой улов от Васьки постерегу. А то он, шельмец, ластится, да только рыбка – его страсть, и оставлять их наедине нельзя.
– Это точно! – усмехнулся я и отправился за водой.
Колодец был в двадцати метрах от дома, поэтому я быстро принес воды и почистил рыбу. Васька, довольно урча, смаковал головы и хвосты. Основной улов я отдал бабушке на жарку. За ужином мне стало интересно, как бабушка отреагирует на браслет, который я так и не смог снять. Но бабушка, к моему удивлению, хранила молчание. Вернее, она расспрашивала меня обо всем: что нового в городе, как учеба, и нет ли у меня девочки, но вот про браслет ни слова.
– Ба, а как тебе мое украшение? – спросил я, с любопытством глядя на нее. Как отреагирует?
– Какое украшение, Лешенька? – удивилась бабушка.
– Ну как же, вот, на руке браслет.
Я показал запястье.
– Ох, ну ты и выдумщик, если не хочешь говорить про девочек с бабкой, так и скажи, а не придумывай ерунду. Какой браслет, если ты даже часы не надел? – обиделась бабушка.
Что же получается? Я ей браслет практически в лицо сунул, а она его не видит. Хоть зрение у нее и не такое, как у меня, но не заметить браслет она никак не могла!
– Ладно, извини… А девочки у меня действительно нет, так и говорить не о чем.
– Давай тогда чай пить и спать, а то у тебя день тяжелый был. – Бабушка приняла мои извинения.
Лежа в постели, я прокручивал в голове произошедшее со мной за день, но никаких путных мыслей в голову не приходило. «Ладно, завтра буду разбираться, еще раз ларец осмотрю, может, и додумаюсь, как браслет снять», – с этими мыслями я и заснул.
Ночью снилась всякая ерунда – то я от кого-то убегаю, то сдираю браслет вместе с кожей, то символы в найденной мной книге начинают громко смеяться и что-то кричать. То браслет вдруг полыхает неестественным цветом, и я куда-то лечу. Но проснулся я не из-за сновидений, а из-за наглого петуха, который решил, что вставать в шесть утра на каникулах – в самый раз. «Вот урод, поймаю, хвост оборву, – сонно зевая, подумал я. – И вообще, что за ерунда сегодня снилась… ларец, браслет…»
Я хмыкнул, но через мгновение меня пробил пот, браслет был на запястье! Он никуда не исчез! Значит, не сон.
Петух больше не кукарекал, но спать я уже не собирался. События вчерашнего дня промелькнули перед глазами. Я встал и принялся одеваться.
– Ой, доброе утро, Лешенька, ты что это в такую рань встал? Спал бы еще, у тебя ведь каникулы, отдыхай! – удивленно поздоровалась со мной бабушка.
– Доброе утро. Я выспался, да и петух слишком уж голосистый.
Я демонстративно потянулся перед ней, выставляя браслет на передний план. Вдруг сегодня увидит?
– Да, петух голосистый… Ну, ничего, я его завтра рано не выпущу, спокойно поспать сможешь. А раз уж встал, иди умывайся, завтракать будем, – не обращая внимания на браслет, ответила бабушка.
– Хорошо.
Я быстренько умылся и почистил зубы, вода была непривычно холодной. Да, в городе быстро привыкаешь к благам цивилизации, если нет горячей воды, это уже большая неприятность. В деревне же горячая вода только в бане, еще, бывает, ее греют на плите, но это уже роскошь. Позавтракав и уточнив у бабушки, что моя помощь ей пока не требуется, я сослался на необходимость разобраться со своими рыболовными снастями, которые остались с прошлого года, и отправился в гараж. Включив свет, естественно, на снасти я даже не взглянул. Сразу пошел в угол, куда вчера поставил ларец. Ларец был там. Браслет на моей руке тоже никуда не исчез. А то я уже начал сомневаться, вдруг он мне грезится. Ведь все вокруг говорят, что школьники очень сильно устают, и с ними на фоне переутомления от экзаменов могут случаться разные странности. Я не чувствовал себя настолько уставшим, но ведь говорят же!
Ларец открылся без проблем, будто хорошо смазанный механизм. Вытащив книгу, я положил ее на стеллаж, а сам принялся внимательно осматривать и ощупывать сундучок. К моему огорчению, никаких скрытых кнопок или двойного дна я не нашел. Браслет тоже снять не удалось. Я его и к ларцу прикладывал, и руку опускал в сам ларец – ничего. Касался браслетом углубления, там, где он лежал, – безрезультатно. Меры безопасности, впрочем, предпринимал: под крышку подкладывал ломик, а то вдруг ларец вздумает закрыться, когда моя рука там, так я и без браслета, и без руки останусь.
Я задумчиво уставился на запястье. Блин, выходит, мне теперь всю жизнь с этим украшением ходить? Да нет, наверняка как-то снять можно. Отложив ларец в сторону, я взял книгу, стал ее пристально рассматривать. На обложке никаких надписей и рисунков не было – просто кожаный переплет черного цвета. Я открыл книгу – все тот же мелкий убористый почерк. Попытался разобрать написанное. Присмотревшись, увидел, что символы, хоть и отдаленно, но напоминают буквы.
– Абрсткылдер мытф сроктргпык, – прочитал я вслух и потряс головой, полная ерунда.
Но тут же понял – я абсолютно точно знаю, что подразумевают эти строки: «Приветствую тебя, незнакомец». Я потер глаза… первая строчка медленно трансформировалась именно в эти слова. Тогда я быстро стал пробегать текст глазами. Но вновь кроме абракадабры ничего не увидел. Вернулся к первой строчке книги, принялся медленно в нее вглядываться. Понятные мне буквы опять медленно проступили на бумаге. Тогда я перевел взгляд на следующую строку и понял: если медленно и вдумчиво проговаривать про себя эту абракадабру, тогда символы трансформируются в буквы и становится понятен их смысл.
Вот что я сумел прочесть…
ГЛАВА 2. Дневник мага, его предложение
«Приветствую тебя, незнакомец.
Надеюсь, когда-нибудь кто-то сумеет прочитать, что здесь написано. Я пишу эти строки, точно зная, что жить мне осталось очень мало, но хочу успеть рассказать, что со мной произошло, и может быть, ты сумеешь мне помочь, хоть я и буду уже мертв. Начну с самого начала. Меня зовут Лаверент Аргетов, я являюсь магистром чародейства, первым магом и советником короля Алиона I…»
Блин, вот это фокус! Что же получается, магия и маги существуют?! Потрясенный, я очумело уставился на эти строки, перечитывая их снова и снова, но они упорно показывали только то, что я уже видел.
Не могу сказать, что до сего дня верил в магию, зеленых человечков и потустороннюю силу, но и не могу сказать, что не верил. Я просто знал, что данных явлений не существует в природе! Да, я зачитывался книгами про магов, пришельцев, даже представлял себя на месте главных героев, но чтобы вот так… в это я не поверил бы никогда. Я почувствовал, что во рту пересохло, и сбегал в дом попить воды, заодно и в гараж бутылочку с жидкостью прихватил. К тому же в эти несколько строчек я вчитывался минут двадцать, а в книге семь листов, и читать, видимо, придется довольно долго. Я уселся на скамейку, которую сам сделал в прошлом году, чтобы было удобнее настраивать снасти перед рыбалкой, взял книгу и продолжил чтение.
«Я был оклеветан перед моим королем своим же учеником, который хотел получить могущество и править миром. Я слишком поздно понял, что собой представляет Бурт Борот (так звали моего ученика). В то время как я полгода добивался сближения с народами, населяющими наш мир, и, едва покинув одних, отправлялся к другим, он подделал и представил королю письма, которые якобы были написаны моей рукой. Письма были к эльфам – с просьбой, чтобы те, совместно с людьми, уничтожили гномов; и к гномам, чтобы те, опять-таки совместно с людьми, уничтожили эльфов.
И хотя последние разногласия между нашими народами остались давно в прошлом и сейчас царит мир, всегда найдется тот, кто захочет могущества и власти. Если бы развязалась война, Бурт «открыл бы глаза» эльфам и гномам на вероломство людей и, объединив их, встал бы во главе, чтобы свергнуть короля Алиона I, а меня убить. Но мне удалось узнать о его планах, когда я гостил у эльфов. Я сумел помешать. Я объяснился и с эльфами, и с гномами. Вот только Бурт в это время был рядом с королем и оклеветал меня в его глазах. Король объявил меня предателем. А Бурту, разумеется, понадобилось избавиться от столь опасного свидетеля, каким являлся для него я.
Он напал на меня из засады, когда я спешил, чтобы предъявить королю доказательства моей невиновности. Письмо было подписано представителями эльфов и гномов. В нем значилось имя виновного. Однако Бурт не рассчитал силы, лишь ранив меня, а вот я его убил. Но чтобы восстановить силы, я был вынужден скрыться в этом мире. Магически раненного и обессиленного, меня слушать никто бы не стал – убили бы на месте, не позволив оправдаться».
– Лешенька, ты где? Иди обедать, – раздался бабушкин крик.
– Сейчас приду, – отозвался я, выходя из гаража.
Меня наполняла чистая, незамутненная восторженность. Я нашел настоящее письмо мага! Мало того, где-то действительно существовали эльфы и гномы, но самое главное, что где-то был настоящий сказочный мир. Что я ел за обедом, не знаю. Полностью витал в облаках. Отвечал бабушке, вроде даже смеялся. Но мысли все время возвращались к прочитанному. После обеда я забрал книгу мага из гаража и расположился в комнате на диване (на жесткой скамейке начала болеть моя пятая точка). С нетерпением продолжил чтение.
«Я был практически полностью истощен магически, когда на меня в этом мире напали какие-то люди. Человек пять, в черной форме с молниями на воротнике, в руках они держали странные железные палки, из которых в меня полетели маленькие свинцовые цилиндрики. Остатками былой мощи я сумел сжечь этих людей, а вот несколько цилиндриков щит задержать не смог, и они попали в меня. Я попытался исцелиться, но понял, что не могу, магии во мне не осталось, а жизнь утекает, как песок сквозь пальцы. В браслете-аккумуляторе запасов магической энергии не осталось, она вся ушла на перенос из мира в мир. А заряжается он только на руке владельца, примерно в течение месяца. Еще его можно зарядить, поделившись своими силами. Собрав последние крохи сил, я наложил заклинание на браслет и эту книгу, они помогут найти мою жену, чтобы ты, если согласишься, передал доказательства моей невиновности, и обелилось мое имя».
– Алешенька, что с тобой? Ты после обеда даже на улицу не вышел. То всегда на Волге да в лесу пропадал, а сегодня из дома не выходишь. – Бабушка вопросительно уставилась на меня.
– Да уж очень книга интересная, – не зная, что ответить, пробормотал я.
– Ты и так целый год учился, теперь отдыхать надо! Оторвись ты от книжки, сейчас поужинаем, и иди хотя бы воздухом подыши.
– Да-да, сейчас, еще немного.
– Ну уж нет, давай ужинать, потом воды наноси, да и спать собираться будем.
Вечером у меня не было времени проанализировать то, что я вычитал из книги мага. И только лежа в постели, я сумел все расставить по своим местам. Получается, мага подставил его ученик. Маг бежал в наш мир, чтобы вылечиться от ран.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей