Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Фантастика » Камарад
Константин Назимов: Камарад
Электронная книга

Камарад

Автор: Константин Назимов
Категория: Фантастика
Жанр: Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 17-05-2018
Просмотров: 391
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 170 руб.   200 руб.
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Обычный автомастер, но все встает с ног на голову. Порталы открываются, охотятся звери на людей, и нет возможности им дать отпор. Все катится в тар-тарары! Но есть Камарад - машина поможет и вывезет, главное - не оплошать самому! Странные дела творятся, непонятный заказ, а Землю необходимо защитить от захватчиков из глубин космоса. На пути возникнут препоны и передряги, стрельба и погони, но главное не потерять себя, обрести друзей и возможно любовь.
Разбитая дорога трясет немилосердно, в зеркало заднего вида смотрят красные от недосыпа глаза, а недельная щетина немилосердно чешется. В пути уже десять дней, соляра, если можно назвать данную смесь таким словом — на нуле. Если в ближайшие пару часов не доеду до поселка — кирдык придет полный и безоговорочный. Что можно сказать о моих делах — плохо и хуже некуда. А начало поездки вдохновляло: заправился под завязку, набрал товаров, рассчитывал обернуться за три дня. Эх, вечно эти планы, знаю же, да и зарекался не раз — ничего планировать нельзя! Да, мир безоблачный и спокойный рухнул в один миг.
Пять лет назад произошло смещение орбиты и до кучи всех проблем на Землю открылись порталы с других измерений. А может и не из измерений, а их самого Ада или хрен знает откуда. Да и орбита не так чтобы сильно сместилась, но фигня полная пошла. Господа ученые вещали с телеэкранов о прорыве в областях науки, что жизнь настанет и вовсе замечательной и прекрасной. Вот интересно, с чего бы? Однако через неделю телетрансляции стали редкостью, голубой ящик в основном молчал — электричество вдруг кончилось, как и атомная и вся вместе с ним энергия. Нет, работы велись, что-то делалось, свет на пару часов появлялся, новости до народа доводили. А толку-то от тех новостей? Интернет перестал работать на вторые сутки после смещения орбиты, сами компьютеры продержались неделю и сдохли, превратившись в набор железяк. Про сотовую связь и вовсе молчу — ее сразу не стало. По первости все по инерции ходили на работу, но дальновидные готовились к худшему сценарию — закупали продовольствие, оружие, технику. Кто поставил на высокоразвитые технологии — горько разочаровался: электроника вышла из строя вся, а вместе с ней и современное огнестрельное оружие. Как, почему, отчего — ответа никто не знает, просто не работает и все, хоть тресни! В городах началась паника, грабежи, мародерства, предприятия закрылись, да и кому они стали нужны?! Вся экономика полетела в тартарары, а из порталов полезло не пойми что: мелкие злобные твари, напоминающие обезьянок, но только без привычной шерсти. Ростом не больше метра, но сильные и с зубами как у крокодила, ну, тут конечно не так, обычные у них зубы, крепкие только. Эти уродцы оказались с зачатками ума, организованы в стаи и их лакомством их стал — человек разумный. В России таких порталов оказалось три, ближайшие города опустели за месяц, а вот Европе не повезло, пока народ разобрался от многих стран ничего не осталось. Злобные твари устраивали набеги и уничтожали всех. Я уцелел в этой заварушке случайно и благодарил судьбу, что к тридцати годам не обзавелся семьей, да и родственников никого нет. Воспоминания накатили. Отец с матерью отправились в круиз, хотели отметить юбилей свадьбы, боюсь, не увидеть мне их уже. Сам же имел небольшую мастерскую по ремонту и тюнингу машин. Нельзя сказать, что доход приносила, только-только с долгами рассчитался, думал — заживу. Да и что говорить-то, мастерскую решил сделать после того, как закончив институт и отпахав на дядю (фирменном сервисе одной известной марки) пять лет, меня киданули с повышением зарплаты. Накоплений немного — два гаража, да и все пожалуй, но решил рискнуть: набрал долгов, купил еще один гараж и оборудовал мастерскую. Клиентами со временем разжился, постоянные появились — дела худо-бедно пошли. За два года до смещения оси и произошли события, повлиявшие на оставшуюся жизнь.
Ковыряясь в стареньком Паджерике и не понимая, почему эта колымага сегодня отказывается заводиться, хотя вчера, пропаяв дорожки на плате управления двигателем, работала с полтычка, нервничал. Хозяину обещал сегодня закончить, а тут непонятно.
— Кир, можно свалю сегодня пораньше? — обратился ко мне помощник.
— Да иди Анрюх, — махнул ему рукой, изучая подкапотное пространство, — все равно клиентов нет.
— Ну, я пошел? — уточнил он у меня.
— Да иди ты уже! — раздраженно рявкнул я на него.
Хотя чего злюсь? Пацан школу заканчивает, родители упросили его взять в помощники, когда открыл мастерскую, а он оказался незаменимым сотрудником. Денег много не просит, работает на совесть, а приходящие механики «золотые руки», хотели много, делали мало, да еще и за воротник закладывали. За три года у меня в гаражах перебывало не меньше десятка таких умельцев. А мастерская — три переоборудованных гаража, два подъемника, яма, старенький диван, стол и пара стульев. Еще куча литературы и различного инструмента. Присутствовал компьютер, подключенный к интернету, телевизор. В боксах, как гордо именовал я гаражи, на данный момент кроме Паджерика ни одной машины не наблюдалось — что поделать, не сезон, лето в разгаре. На компе крутится негромкая музыка, а у ворот послышался мощный рык внедорожника. Неужто клиенты? Подошел к зеркалу, висящему на стене — клиентам важен внешний вид мастера кому доверяют делать свои «ласточки». Так, пригладил короткие волосы, одернул спецовку, почти чистая — нормально! Сам-то я вышел и ростом и лицом, девки на шею не вешались правда, но может это от характера — жесткий и недоверчивый. Обещаний давать не хочу, а для длительных отношений не готов еще, да и времени нет, вот и приходится, от случая к случаю…
— Кирилл Андреевич? — отворяя дверь в воротах, вошел мужчина, одетый с иголочки.
— Да, чем могу? — ответил, определяя, что костюм на незнакомце тянет на сотню тонн, да и лицо что-то знакомо.
— Мне вас порекомендовали как специалиста и эксперта в своей области, — скептически осмотрев меня, сказал мужик. — Надеюсь, вы меня узнали?
— Вроде не встречались, — пожал я плечами.
— Ну, как же так? — расстроено покачал тот головой. — Делаешь, делаешь для города, последние жилы рвешь, — он махнул рукой.
Вот тут-то я его и опознал — мэр. Он не сходил с экранов местных новостей, открывая то одно, то другое заведение, принимая дороги и здания, ругаясь с оппозицией, взывая к совести чинуш и… держащий город в своих загребущих лапах.
— Василий Петрович, простите, не ожидал вас увидеть, вот сразу и не узнал, — ответил я ему.
— Ну, так-то лучше! — расцвел тот в улыбке. — Кирилл, могу тебя так называть?
— Конечно, — кивнул ему, удивляясь в душе такому вопросу.
— Ты ведь восстанавливаешь машины и делаешь экспертизы для страховой?
— Все верно, — согласился с ним.
— Еще бы! — хмыкнул тот. — С неделю назад у тебя мой зам машинку чинил.
Да, было дело, но не неделю, и не сам зам «мерина» сюда пригонял, но суть не в этом.
— Так вот, он остался доволен, тем более что в сервисе причину-то не нашли. Но вопрос не только в починке, надо предварительно сделать экспертизу. Возьмешься?
— Если документы в порядке, то сделаю, — кивнул головой, но с оговоркой, так как рисковать своей лицензией на проведение экспертиз и ремонт автотранспортных средств не хочу.
— Какие документы необходимы?
— Документы на машину и бумага с ГИБДД о происшествии, если бумаги нет, то направление страховой, если и такой бумаги нет, тогда только для личных целей. Стоимость…
— Погодь! — перебил он меня и, достав сотовый, связался с начальником ГИБДД и отдал тому пару распоряжений, после чего позвонил и в страховую. — Так, бумаги подвезут на стоянку, где машинка стоит. Поехали?
— Василий Петрович, минутку, бумаги и фотик возьму, для фиксации повреждений, — попросил я его.
— Угу, в машине подожду, — кивнул он.
Мэр вышел, а я принялся собираться, хотя чего там собираться-то: папку с бумагами и моими верительными документами, проверил заряд фотика. Но вот странно, почему мэр ко мне обратился? Прикормленных экспертиз полно, мастерских и того больше. Рекомендация? А черт его знает, но деньги не помешают.
Во дворе стоит наглухо тонированная бэха, конечно ни один гаишник или по новому гибддэшник не посмеет палочку свою поднять на джип с такими номерами. Мэр опустил водительское стекло — сам за рулем, и нетерпеливо махнул на пассажирское сиденье рядом с собой. Закрыв ворота и повесив табличку, что скоро буду, устроился в сиденье рядом мэром. Тот резко дал по газам, и машина сорвалась с места.
— Есть одно условие, — уверенно распугивая клаксоном легковушки, сказал мэр.
— Какое? — уточнил я.
— О нашем с тобой сотрудничестве по данному вопросу никто не должен знать.
— Не вопрос, — согласился я и не удержался от вопроса: — А почему?
— Да дочурка машинку взяла и не справилась с управлением, а журналюги вой поднять могут. А она у меня девочка ранимая, ей еще учебу окончить надо, экзамены на носу.
— Понятно, — протянул я.
Ситуация знакома: девочка или мальчик берут папашину машину, а потом родители расхлебываются.
Через пятнадцать минут подъехали к стоянке, перед машиной мэра распахнулись ворота и через минуту осматривал агрегат. Да, это не машина — мечта! Додж Рам — американец, огромный, на вседорожных колесах, объем двигателя и мощь сумасшедшая. А вот с мордой — беда, разбита в хлам, подушки сработали и на первый взгляд восстановить такое — нереально, легче новый купить. Ну, да ладно, пора приступать к работе.
— Документы, — попросил я, открывая папку и доставая бланк осмотра.
— Ты осматривай, сейчас подвезут, — отмахнулся Василий Петрович и отвлекся на очередной телефонный звонок.
Так, капот домиком, движок в потеках масла и с опор сорван, радиаторы пробиты, фары разбиты, крылья замяты. Переписывание и фотографирование битых элементов заняло около часа. Список вышел внушительный и подтвердил первое впечатление — ремонт не выгоден, если менять все на новое и делать для себя. За это время на стоянке побывало куча народа: главный гаишник, а в простонародье должность начальника ГИБДД никак не прижилась. Заместители мэра приезжали и что-то подписывали, какие-то бизнесмены с нижайшими просьбами. Агент страховой — нормальный парень, с первого взгляда все понял и загрустил — конторе убыток.
— Василий Петрович, — дождавшись, когда мэр закончит разговор, обратился к нему.
— Да, э-э-э, слушаю тебя.
— Я закончил, для оформления бумаг нужны документы.
— А! — он протянул мне постановление об аварии. — Свидетельства сейчас нет, потом завезут, — мэр полез за бумажником. — Сколько там с меня? И каково заключение будет?
— Сумму ущерба точно потом назову, необходимо пробить комплектацию и высчитать остаточную стоимость, но восстановлению машина не подлежит, не целесообразно.
— Вот ведь подарок папке учудила, — расстроился мэр. — Мало того что фонтан восстанавливать пришлось… Эх… — он горько вздохнул, но убитым горем не выглядел.
Вот тут-то и посетила меня мысль купить данный авто. Может на жаре тогда перегрелся? Но упускать случай не стал.
— Василий Петрович, а что вы с машиной-то делать собираетесь? — набравшись наглости, задал я вопрос.
— А что с ней делать? — он пожал плечами. — В утиль пойдет.
— А продать ее по остаточной стоимости не хотите?
— Ты же говоришь, что восстановлению она не подлежит? — прищурился мэр и цепко осмотрел меня.
— Не подлежит, но если засунуть движок от Камаза, переделать навесное, мозги… — чем больше перечислял необходимые работы и в уме прикидывал: сколько потребуется времени и сил — грустно становилось.
— Так, понял, продолжать не стоит! — перебил он меня. — Сделаем так: ты готовь документы, а я подумаю… может и договоримся.
Уходил я со стоянки на своих двоих, у мэра важные дела появились, ну да ладно, а Додж… вряд ли, да и восстановить его…
Тогда и подумать не мог, что эта встреча спасет меня и обеспечит дальнейшее выживание.
Что-то я отвлекся, впереди показались поваленные деревья, подтянув к себе помповое ружье, очень уж на засаду смахивает. Додж уверенно перебрался через поваленные деревья — никого, вздохнул и отложил оружие — пронесло. Ведь не только обезьянок опасаться нужно, люди хуже зверья, сбиваются в кланы и банды, грабят и убивают.
А тогда, в другом можно сказать еще мире, вернулся в мастерскую и оформил документы, осталось лишь данные владельца указать, да данные машины из документов. Паджерик меня порадовал, оказалось, предохранитель перегорел, заменил — завелся. Отзвонился хозяину и через час остался в гараже один, вышел подышать воздухом и с удивлением увидел, как на меня мчится ярко красный, спортивный автомобиль. Дикий визг тормозов и стою в облаке пыли — чихаю, про себя кляня несуразного водителя, еще немного и… всего в метре тачка от меня остановилась!
— Здравствуйте, вы Кирилл? — раздался женский голосок.
Прочихавшись, кивнул и посмотрел на посетительницу. Длинные, ярко красные ногти, голубые глаза, черные волосы в конский хвост, черные кожаные штаны и кожаная куртка в обтяжку подчеркивает фигуру, на пальчике крутит ключи — красива, ничего не скажешь. На вид из школьного возраста вышла, лет двадцать, не меньше, неожиданно, хотя… мэр же говорил об учебе, это я решил, что его дочь слишком молода.
— Да, а вы?
— Виктория Васильевна, — высокомерно ответила девица. — Документы на машину привезла и хочу обговорить цену.
— За что? — не понял я.
— За Додж, — передернула та плечом, — машина на меня зарегистрирована, а папа сказал, чтобы с этой проблемой сама разбиралась. Мне же битая не нужна!
— И сколько вы за нее хотите? — уточнил я.
— А сколько заплатит страховая? — вопросом на вопрос ответила та.
— Понимаете, если страховая выплатит все, то это будет ее собственность и… — развел руками.
— Ой, не смешите меня, на хрена мне битая машина?
— Вы не поняли, машина перейдет в собственность страховой….
— Это вы не поняли, — начала сердиться девица, — страховая компания принадлежит моей маме, а управляю ей я.
Упс, как все в этом мире просто: ты у власти и все вокруг твое, но стоит ли оно этого?
— Страховая компания выплатит рыночную стоимость до момента аварии, а так как машине полгода, то за вычетом десяти процентов… примерно, точной суммы не посчитал, документов нет, — объяснил я ей.
— Вот и заплатите мне десять процентов, меня устроит, если я получу данную сумму сразу, — Виктория Васильевна наклонила голову и посмотрела на часы — тороплюсь мол, а тут приходится решать такие мелочи.
— Хорошо, — выдохнул я, такие предложения каждый день не делают и долго раздумывать нельзя.
— Вот и ладно, — обрадовалась дочка мэра и достала телефон, набрала номер и принялась командовать: — Иван Сергеевич… Да, это Вика… Машинку на эвакуатор и… Куда привезти? — обратилась она ко мне.
— Сюда.
— Куда сюда? Адрес какой?
— Промышленный 3, гараж-мастерская, — назвал адрес.
Девушка повторила мои слова в трубку, потом прошла мимо меня в мастерскую и огляделась.
— Н-да, не очень… — сделала вывод. — Вот документы, давай составляй договор и деньги готовь, завтра в ГАИ пойдешь, там на себя и переоформишь.
— У меня нет тут такой суммы, — растерялся я от такого напора.
— Десяти тысяч долларов нет? — уставилась она на меня.
— Завтра будут, — буркнул я, осознавая, что на ремонт из моих сбережений останется всего ничего.
— Ладно, тогда так: машинку привезут сегодня, а завтра с утра подъеду, и оформим сделку, к этому времени и документы для страховой ты уже подготовишь, — она улыбнулась каким-то своим мыслям и, не прощаясь, вышла.
Взревел мотор, взвизгнули покрышки, и в открытую дверь занесло облако пыли. Через час доставили искореженный Додж Рам, а на следующий день стал полноценным его хозяином, причем по документам он значился с двигателем от малолитражки — налоги не хотят платить не только бедные. Два года заняло восстановление и приведение в порядок машины. От былого мало что осталось, движок пришлось полностью выкинуть и установить от Камаза со всем навесным оборудованием — запчасти американца потянуть не смог. Опробовал его в деле — зверь! По проходимости уж и не знаю, кому он уступит, из такой грязюки вылез — сам не поверил. А через неделю ось земная сместилась, заказы посыпались, продохнуть некогда, от внешнего мира оказался оторван.
Камарад — машинку так назвал, стоял с полными баками, второй дополнительно поставил. Зачем? А подвернулся по дешевке, не пропадать же добру. Соляру и ту купил случайно — у бензовоза излишек оказался (недоливал народу гад!), а опорожниться ему необходимо за пару часов всего потребовалось, что-то с какой-то проверкой связано. Вот почти двести пятьдесят литров в баки и залили, по деньгам как за сто литров, от такого никто не откажется. За новостями краем глаза следил и никак не понимал, что с электроникой происходит. Чипы, и дорожки выходили из строя хаотично, на одной плате одно, на такой же аналогичной — другое. А потом ядерные реакторы угасли, как и не происходило никогда реакции. Следом перестало работать оружие, но не все, старые пистолеты, револьверы стреляют, а автоматы — молчат, о танках и прочем вооружении и не говорю. Техника встала вся, только старая, где нет электроники — работает, как и прежде. В городе паника — народ ринулся грабить, а порядок навести никто не в состоянии, не осталось у власти дубинки. Попытались вооружить военных охотничьими ружьями, но и у народа они есть и пошло поехало. В этих заварушках участия принимать не стал, сидел в мастерской и обдумывал сложившуюся ситуацию. Выход получался один — возвращаться на землю и кормить себя самого. Стянуть бы где бензовоз и горя можно не знать, но… так до дела ничего и не дошло, пока раздумывал порталы стали открываться и оттуда поперла нечисть. В последний момент, по радио услышал сообщение:
— Граждане! Во избежание людских потерь, объединенное правительство призывает покинуть города! Люди, идите в лес, поле, деревни, села. Уходите, бросайте все и уходите. На нашу планету напали полчища типа подобных обезьян. По нашим данным они избегают дерева…
Радио старое, помехи с треском из динамика заглушают слова, диктор еще что-то вещал, но разобрал только это. Потом пошел повтор на иностранных языках. Что это? Чья-то шутка? Какие к лешему порталы! О чем они? Объединенное правительство — никогда о таком не слышал. Решил выбраться на разведку, покидал в кабину инструменты (мало ли что), собрал всю доступную еду, похлопал по крылу Камарада, звук глухой, еще бы металл сам подбирал, «двойку» поставил. Морда получилась тяжелая, но мощи хватает, соляры, правда, хавать в разы больше стал. Зато деревца не страшны, радиатор укреплен сеткой из железных прутьев и облицован хромом, вот он-то пострадать может если кенгурятник удар пропустит.
Только на городскую дорогу выехал — оторопь взяла, маленькие неизвестные мне зверюшки раскачивают бортовой Газ-66, из кузова три человека стрельбу ведут, водила стартер крутит, а движок не схватывает. Нажал я на газ и на толпу зверей, увы, не успел, на глазах газон опрокинули, только крики людей раздались и кровь во все стороны, мгновение и тишина, только мой мотор ревет. Недолго думая решил последовать совету, услышанному по радио — резкий поворот рулем, газ в пол и из города погнал, куда глаза глядят. Километров тридцать проехал, пока в себя пришел. Остановился и вышел, передняя часть машины вся в крови. Это скольких же зверей подавил?
Вот так из городской ловушки и выбрался, а ведь немногие уйти смогли. Уцелевшие образовали общины в деревнях. Стали землю разрабатывать, жить природой. Нечесть мелкая города оккупировала и иногда набеги на поселения делает, но люди стали давать мартышкам отпор, оружие нашлось, да и дерево они стараются избегать. Вот все поселения и обнесены заборами, да вышками с часовыми. Я же курсирую между поселками и веду натуральный обмен, таких людей не много, своей шкурой рисковать мало кто хочет. Однако сажать картошку и ухаживать за домашними животными не могу — не мое. Бывает, на заправках удается разжиться солярой, но это редкость, всю горючку выгребли. Банды мародеров меня тоже не трогают — уничтожать и грабить торговцев? Смысла нет, со мной лучше вести натур обмен, да и не так я и беззащитен. В нашей новой жизни ценятся патроны, еда, выпивка и… золото. Зачем оно и для чего непонятно, наверное, по старинке является международной валютой.
Звук кукурузника заставил прервать мои воспоминания. Самолеты редко летают — только по необходимости. А вот и он — красавец, над лесом идет. Так, а это еще что?! Черт, летучие мартышки! О таком не слышал никогда. Зверей тридцать летит небольшой стайкой за пытающимся уйти от них кукурузником. Уйдет? Сбросил газ и стал наблюдать. Пяток мартышек пошли на таран — ударились в пропеллер, в разные стороны полетели лопасти от винта и останки мартышек-камикадзе. Кукурузник клюнул носом и понесся к земле. Блин! Стая в отдалении сопровождает! А пилот-то хладнокровный, пытается в лес машину увести, не дотянет… Надо выручать...

ГЛАВА 1. Встреча

Ногу на гашетку, рев двигателя и колеса выплюнули порцию земли, машина прыгнула вперед и помчалась к ожидаемому месту падения. Вести тяжелую машину и пытаться поймать краем глаза падающий самолет и одновременно отследить стаю мартышек — глаза одного явно не хватает. Пилот кукурузника пытается выровнять машину и приземлиться спланировав. Он, наверняка, меня уже давно увидел и понимает, что ему спешу на помощь. Так-с, похоже это и мартышки поняли! От стаи отделилось три летающих зверя и спикировали вниз. Через десяток секунд Камарад ощутимо тряхнуло: мартышки попытались остановить мой «танк». Однако стая-то уменьшилась, а стальной кенгурятник и не такое испытывал, так что — минус три. Отмывать только «морду» придется, не возить же потроха этих зверей, которые воняют так, что жить не хочется. Да, к сожалению, мартышки ни на что в быту не пригодны. По первости народ пытался из их шкурок делать чего-либо, но амбре вывести так никто и не смог, мясо же, само собой, даже оставшиеся в живых собачки есть отказывались наотрез. А ведь мартышек, как только не пытались готовить — не вышло, никто эту заразу не ест!
Кукурузник коснулся земли, скорость у него приличная, да еще колесом налетел на валун. Самолет накренил, цепанул крылом за землю, совершил не планируемый пилотом поворот и на скорости, теми же, многострадальными левыми крыльями, врезался в одиноко стоящую ель. Ну, вот скажи кому — не поверят! До леса метров сто и в поле выросла ель, это конечно возможно, но чтобы именно в нее врезался садящийся самолет?
Жму на тормоз, Камарад идет юзом, поднимая в воздух облако пыли. Это и мне своеобразная защита, на ходу хватаю свой ремингтон, ружье старенькое, но проверенное. Второй, укороченный помповик — всегда под мышкой, патронташ на поясе — повоюем. Револьверы в кобурах под мышками, но в данном случае от них толку мало. Кубарем вываливаюсь из кабины. Мартышки уже рядом, на звук разряжаю ружье, пару раз точно попал — заверещали. Перекатываюсь под машину и лихорадочно заряжаю оружие, пыль начинает оседать. Две тушки зверей хорошо просматриваются на земле — точно попал! Так, сколь их осталось? Много… До меня доносится стук по металлу — выглядываю: мартышки пытаются проникнуть в кукурузник. Хм, и как это они намереваются сделать? И как поступить мне? Бросить все к чертям и забраться в кабину? Может пару месяцев назад так бы и поступил, но что-то во мне перегорело, когда наткнулся на поселение не сумевшее дать отпор этой нечисти. Пришлось мне выступать в роли похоронной команды… Ладно, достаю второй ствол и заряжаю его дробью, он-то у меня пулями снаряжен и предназначен для разборки с различными бандами. Хотя, в дело его против людей и не приходилось применять, но пару раз на мушке особо не сговорчивых личностей держал, да по земле палил. Все, пора!
Выползаю из-под днища Камарада и иду в сторону кукурузника вытянув в двух руках ружья. Ага, вот и мартышки, стоя на месте, расстреливаю этих мерзопакостных существ. Картечь вещь убойная, одним выстрелом поражает несколько целей, тем не менее, когда заряды кончаются, на меня несется пяток оставшихся в живых мартышек, три в воздухе, а двое по земле лапами перебирают, похоже им крылышки-то подранил. В направлении летящих швыряю ружье и быстро заряжаю короткий ствол. Заряд — выстрел, заряд — выстрел, заряд — выстрел, мартышек уже не осталось, а я еще не могу остановиться и пару раз выстреливаю по тушкам, которые валяются от меня всего в паре метров. Судорожно заряжаю свой полицейский ствол — подмоги зверям не видно, поднимаю ремингтон и снаряжаю его. Медленно осматриваюсь, собираю стрелянные патроны — умельцы их восстановят, после чего осторожно подхожу к кукурузнику, который не подает признаков жизни. Неужели пилот разбился при посадке? И кстати, почему я решил, что он один? Насколько помню: пилотов в Ан-2 двое, да еще и грузовой отсек приличный.
Так, дверь забаррикадирована сломанным деревом — не попасть. Обхожу самолет и залезаю к колпаку пилота, попутно попытался рассмотреть, что находится внутри через иллюминаторные окна — не вышло, темно и нифига не видно. Впрочем, если бы кто-то там живой находился, уже бы о себе дал знать.
Разбить колпак кабины оказалось дело легким, правое стекло уже все в трещинах, то ли давно такое, то ли от падения, а может мартышки постарались. Десяток ударов прикладом и стекло падает внутрь, за местом второго пилота никого нет, а вот первый пилот вроде без сознания, если жив остался. Запрыгиваю внутрь, и нос ловит какой-то разгорающийся дымок. Топливо? Не хотелось бы оказаться в эпицентре взрыва. Отстегиваю пилота и, кряхтя, выталкиваю его через колпак. Хорошо, что самолет сломал при посадке шасси и находится на брюхе, можно и кости переломать, если бы он стоял на колесах, при таком экстремальном спуске. Впрочем «если» тут не уместно, останься он на колесах, то и дверь бы не оказалась заблокированной. Оттащил пилота от самолета на десяток метров и принялся оказывать тому первую помощь. Дыхание есть, а значит выкарабкается, если жить хочет. Голову закрывает летный шлем, а само лицо все в крови, кожаная куртка наглухо застегнута, армейские штаны и сапоги — такая вот экипировка у летчика… Хм, не летчика — летчицы, под руками отчетливо прощупались две полусферы, которые у мужчин никак не могут находиться на этом месте. Хотя, опять-таки могут, но это уже у слишком накаченных, таковых сейчас встретить практически невозможно, бодибилдинг сменил род занятий на более приближенное к жизни.
— Пить… — слабо попросила летчица.
— На, попей, попей, — сказал я, доставая флягу и вливая в рот спасенной воду.
Та в ответ зафыркала и распахнула глаза, после чего закашлялась. Гм, это оказалась фляга с местным виски, а не водой. И как я их перепутал? Впрочем, то, что и во второй фляге у меня не виски никакой уверенности, вот в Камараде, двадцатилитровая канистра с водой присутствует, она своего рода НЗ, для охлаждения двигателя и для готовки еды, если вдруг пришлось встать там, где нет ни ручьев, ни луж, ни рек.
— Ты кто? — смотря на меня мутным взором, спросила летчица.
— Странствующий торговец — Кир на Камараде, — представился я ей. — Слыхала?
— Камарад… — задумчиво ответила та, — что-то слышала.
— А ты кто? И какого черта тут делаешь?
— Я-то? — девушка хмыкнула и попыталась приподняться, но потом со стоном повалилась на землю. — Похоже ребра сломала…
— Давай посмотрю, — склонился я над ней и потянулся к молнии на куртке.
— Не трогай, — сказала девушка и направила на меня револьвер.
Хм, и откуда она его вытащила? А револьвер-то не старый, даже потертостей нет! Встречались мне такие, удобная вещичка, правда под этот «Гном» патроны не на каждом углу найдутся, но в ближнем бою ему цены нет! Да и заряды может использоваться от пули до картечи, впрочем, все как к моим Ремингтонам, только патрон покороче, да калибр иной.
— Да нужна ты мне, — махнул я рукой, хотя в этот миг уже смог оценить ее фигурку и даже что-то где-то шелохнулось. — Осмотреть-то надо в любом случае, и потом, дальше-то ты чего делать планируешь?
— Думаю нанять тебя, — хладнокровно, ответила та, не отводя от меня оружие.
— Да что ты! — рассмеялся я. — И что же ты мне можешь пообещать?! — повернул голову, а потом резко выхватил у девушки револьвер. — Так, что тут у нас? — пять патронов снаряженных картечью оказались на моей ладони.
— Не подходи! — вдруг прошипела моя спасенная и приставила к своему подбородку нож.
— Да… — протянул я и демонстративно потер щетину. — Видно не только ребрами ударилась, но и голова пострадала. Ты что думаешь, спасать тебя от мартышек стал только по той причине, чтобы повалять едва дышащее тело?
— Прости… — опустила та нож и отвела глаза.
— Как зовут-то тебя? — повторил я свой вопрос, вспомнив, что дама мне так и не представилась.
— Мы знакомы, — буркнула та и отвернулась.
— Хм… — всмотрелся в ее профиль — действительно что-то знакомое есть, но припомнить никак не могу. — Да вроде не встречались.
— Ты у меня эту машину купил, — кивнула она в сторону Камарада.
Ух ты! Действительно, дочь бывшего мэра и главное всего-то недавно о ней вспоминал!
— Думаю, официальную часть знакомства мы прошли, — хмыкнул и вновь протянул руки, предварительно убрав «Гнома» и патроны к себе в карман. — Давай-ка Виктория осмотрю твои ребра, может их перетянуть стоит, да и свечку тебе сегодня поставить не помешает.
— Ее-то зачем? — подозрительно спросила Вика, но перечить не стала и дала расстегнуть куртку.
— Считай, два раза сегодня спаслась, — нахмурился я, примеряясь как бы ощупать грудную клетку девушки и не вызвать у нее неправильных мыслей. Да и как их интересно не вызвать, если у самого в голове крутятся? — Сперва смогла приземлиться не убившись насмерть, а следом и от мартышек судьба отвела.
— А-а-а!!! Больно!!! — заорала та, когда я дотронулся до ребра. — Перелом?
— Похоже, хотя может и сильный ушиб или растяжение, внешне ничего не видно, а более подробно один доктор сказать может. Увы, врачи у нас редко встречаются. Ты не двигайся, я сейчас бинт принесу и перебинтую…
— Водолазку не сниму.
— Да, далась ты мне! Можешь вообще сама себя бинтовать! — бросил я ей и отправился в кабину за перевязочным материалом.
И все же она сняла водолазку, правда, заставив встать меня за своей спиной и пытаясь прикрыть грудь. Хм, и где она жила все это время, если осталась такой скромницей? Наложив тугую повязку, махнул в сторону машины:
— Залезай в кабину и поехали.
— Кирилл, отдайте пистолет, — тихо попросила она.
— Ха, пожалуйста! — хмыкнул и сунул ей револьвер.
— А патроны?
— Вот расстанемся, тогда и отдам, а в кабине оружие тебе ни к чему, еще поранишься ненароком, — отрицательно покачал головой.
— Как насчет моего предложения?
— Какого? — удивился я.
— Насчет найма ни капли не шутила, мне надо выполнить одно дело, а в свете того что, Ан разбит, то ты бы смог подойти.
— Кстати, а откуда и куда ты путь держала? — бросил я взгляд в сторону застывшего кукурузника, который так и не решился взорваться.
— Тут, не так далеко есть одна военная база. Мы туда с отцом успели перебраться перед нашествием зверей. Такие же базы есть еще в пару местах, может и не в пару, но мне известно только о трех.
— Ага, значит военные, — задумался я, прикидывая, стоит ли связываться.
И понятно, что не простые вояки, таковые давно все с семьями в разных поселениях живут. Нет, идейные конечно есть, но… их уже давно прикопали, как свои, так и чужие. Сейчас ценится не идея, а конечный продукт. Да и что военные? Их оружие даром никому не нужно, да и не оружие оно уже, просто металл. И, тем не менее, они составляют то неизвестное, от которого хочется держаться подальше. Могу голову прозакладывать: как только началась эта вакханалия с изменением орбиты и выхода из строя боезапаса, у ученых умов в военном ведомстве дым стоял коромыслом, да он и по сей день там наверняка стоит, если кто в живых остался. Однако, что-то о них ничего не слышно, затаились…
— Ну, ты согласен? — больше утвердительно, чем вопросительно спросила девушка, поднимаясь и делая осторожные шажки.
— Вечер скоро, — поднял я глаза к небу, — не мешает и перекусить. Ты как на это смотришь?
— Покушать можно, — кивнула та головой.
— Вот и отлично, поедем в тот лесок, — указал рукой в сторону, куда Вика пыталась довести самолет и, поймал себя на мысли, что во времена «до» такая фраза вызвала бы у девушки одну мысль, и мы бы или поехали или пошел бы я…
Банка тушенки разогретая на костре и перемешанная с вареной картошкой — красота. Котелок опустел в мгновение ока, и не скажешь, что девушка, куда только влезает?
— Почти сутки не ела, — как бы извиняющее, произнесла Вика и мечтательно добавила: — Эх, сейчас бы кофейку испить!
— Увы, чего нет — того нет, — развел я руки в сторону, вытаскивая флягу. — Виски мэм?
— Это самогон! — наморщила та нос.
— Ага, он родимый! — усмехнулся я и достал два стакана, куда и разлил янтарную жидкость, воняющую резким спиртом. Этот запах не смог заглушить можжевельник, на котором настоян данный напиток.
— Воды бы еще, тут же градусов шестьдесят, — попросила Вика.
— Не, меня уверяли не ниже семидесяти, — усмехнулся я и плесканул воды в третий стакан. — Ну, за знакомство?
— За спасение, — чокнулась со мной стаканом девушка.
Эх, хорошо! Тихий вечер, шум костра — идиллия, если не сказать романтика. Огненная жидкость прокатилась по пищеводу и оставила после себя неприятный привкус на губах и в горле, что поделать, настоящая алкогольная продукция редкость и ценится дорого.
— Так откуда летела-то? — вороша дрова в костре, спросил я девушку.
— У нас, вернее в нашей лаборатории, имеется связь с таким же базами. Ученые обмениваются между собой данными и строят предположения…
— Сколько вас там? — перебил я ее.
— Вместе со мной — тридцать человек, из них десять охранников. Сам понимаешь, себя причислить к ученым и охране не могу, я у них работала посыльной. Это мой пятый вылет!
— Хм, десять охранников… — протянул я и потер щетину. Что-то это мне не понравилось, поселение может дать отпор бандам только в том случае если их не менее пятидесяти вооруженных. Про набег мартышек и вовсе думать не хочется, тут уж как карта ляжет. — Бункер? Под землей?
— Да, но есть и прилагаемая территория, где находится два самолета, три Камаза и пять цистерн с водой.
— И на все это хозяйство тридцать… тьфу, десять охранников? И вы столько времени продержались?
— База в лесу, замаскирована. Ни одной мартышки там не видели, — пояснила Вика и осторожно сделала маленький глоток виски.
В принципе — возможно, может их еще и не вычислили, но находиться там длительное время я бы не стал. Тем более, если они самолетами пользуются, а если туда еще и дорога осталось, то в любой момент гостей можно ждать, а те найдут, чем поживиться.
— Кстати, а что у вас там еще есть?
— Тебе зачем? — нахмурилась Вика и подозрительно посмотрела на меня.
— Да вот, прикидываю, чтобы вашу базу ограбить, — хмыкнул, но потом пояснил: — Мне фиолетово, но вам думать придется, когда запасы продовольствия кончатся.
— На тридцать человек тех запасов до конца дней хватит, даже если десять раз умножить на тридцать!
— Ага, а ты вот сутки не ела, — не поверил я.
— На «колесах» летела, — пояснила девушка. — Действие препаратов еще не прошло, а то бы давно уже отрубилась. В воздухе-то меня никто подменить не может, а полет длинный, почти двенадцатичасовой.
— И что там ваши «яйцеголовые» насчет всего этого думают? — указал рукой в сторону кукурузника.
— Они пришли к выводу, что порталы установил кто-то специально и теперь целенаправленно уничтожает людей, — ответила девушка, допила виски и встала: — Кирилл, мне надо отойти, не подглядывай.
— Больно надо, — махнул рукой и нацедил в стакан, информация дает повод к размышлению.
Девушка ушла, а я, глядя в янтарную жидкость, стал вспоминать все, что наблюдал за это время сам и какие изменения произошли. Первоначальные мартышки имели меньше сил, страшно боялись дерева, теперь же… летают, подросли и, самое главное, уже не так шарахаются от деревьев и кольев. Иногда и на заборы прыгают, редко правда. Что-то с ними происходит, может попривыкли или подкрепления подходит, а может и поколение выводится новое, уже адаптированное к данной местности. Да и вывод ученых не вызвал у меня никакого отторжения, что-то подобное предполагал. Откуда ни возьмись порталы, да еще и выпускающие зверье, которое уничтожает людей. И что ведь странно, за животными они не охотятся, по крайней мере, не замечал такого.
— Кирилл, можно еще твоего пойла? — задала вопрос вернувшаяся девушка.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей