Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Александр Романов: Осенний марафон
Электронная книга

Осенний марафон

Автор: Александр Романов
Категория: Фантастика
Серия: Человек с мешком книга #2
Жанр: Попаданцы, Приключения, Фэнтези
Статус: доступно
Опубликовано: 24-12-2018
Просмотров: 590
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 120 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Приключения джинна Всеволода Гаршина продолжаются там же и теми же средствами.
Ему срочно требуется прибыть в столицу Дворанны. Всего-то с тысячу километров по прямой – несколько часов лета. Но за окном – поздняя осень. Дождь со снегом, переходящий в метель. И никаких идей в голове после двухнедельного запоя.
А, кроме того, возникли еще кое-какие небольшие проблемы…
Глава 2. Привет с Большого Бодуна

«Все расступились перед ней.
Чуть не упал торгаш со стула,
Когда девчушка пять рублей
Ему, волнуясь, протянула.»
Происшествие, случившееся на аукционе по продаже хижины дяди Тома. Рассказанное Сергеем Михалковым.

Через полчаса я вышел от Словинеца, закурил, и медленно пошел по улице. Густо лепил мокрый снег, и погода для прогулок была не самая лучшая. Но мне требовалось подумать. Подумать же было над чем.
Распотрошив в кабинете Словинеца королевскую цидулю, я прочел натуральный вопль о помощи: «Капка мертв. Приезжай немедленно.» Дальше шла кое-какая информация технического характера и приписка рукой Аниза «Гар, это – о ч е н ь важно!». Ну и, само собой разумеющееся, полный карт-бланш королевским именем.
Собственно, только этот карт-бланш как-то защитил меня от допроса с пристрастием, как я понимаю. Поскольку пришлось выдержать тот еще разговор со Словинецем. Потребовавшим объяснений.
Во время первого доклада, каюсь, я ограничился в основном отчетом об уничтожении волколаков. О произошедшем в Крунире сознательно упомянув лишь вскользь, общими словами.
Тем более что в тот момент сам поход против Обеца не был уже в Терете ни для кого тайной: остравская армия прошла следом за нами буквально по пятам.
Да и сам Словинец тогда не особо меня расспрашивал. Справедливо полагая, что не с моим свиным рылом отираться вблизи королевской особы. А раз так, то ничего важного мне и не известно.
Теперь пришлось рассказать казначейскому секретарю о произошедшем подробнее. Тоже, конечно, вкратце. Но гораздо больше, чем в прошлый раз.
Казначейский же секретарь, похоже, обиделся. Но сумел, к чести его, сдержаться и разговор наш закончился вполне мирно. Во всяком случае, готовность помочь всячески он мне изъявил. И даже предложил дать беговую лодку и человека, знающего и дорогу до Поставля и сам Поставль.
Я поблагодарил и отказался. От Терета до Посталвя даже самой быстроходной беговой лодкой добираться надо было в лучшем случае три недели. Да и то если повезет. И не в такое время года.
Судя же по содержанию письма, нужда во мне у вояков возникла нешуточная. Да и Верховный магистр Остравы тоже просто так умереть не мог. Что-то у них там случилось весьма серьезное.
Это было понятно. Но вся закавыка состояла в том, что даже мне не так легко было сейчас добраться до Поставля.
Во-первых, я просто не знал дороги. А, кроме того, погода стояла такая, что ни один нормальный пилот в небо бы не стал подниматься. Не говоря уж про чайника вроде меня. Над Теретом который день тянулись сплошные облака, поминутно разражавшиеся то дождем, то снегом. И конца этому процессу не предвиделось.
Собственно вот на этот счет мне и требовалось подумать на обратном пути в гостиницу.
На чем можно добраться сейчас в Поставль достаточно быстро? Вертолет отпадает напрочь, катер тоже: я не моряк и как идти по осенней реке, просто не представляю.
К тому же, повторюсь, я не знаю дороги. Но пусть мне даже дадут проводника – что толку? До первого топляка? Да и время, опять же. Ну, не три недели, а неделя уйдет у меня на поход. Велика разница?
И то это в лучшем случае. А ведь современный моторный катер, это вам не средневековый струг. На нем ночью по реке не очень походишь – днем только. На ночь где-то отстаиваться надо. А где?
Фарватер, опять же, не обозначен, ни единого бакена нет. Карты тоже отсутствуют. А в письме написано н е м е д л е н н о. Ох, видимо сильно их там допекло. В голову ничего не приходило.
По суше? Так через здешние леса и летом-то на машине не пробиться, а сейчас, осенью, так и вообще. Зимой только. Причем, опять же, только по реке. Каким еще способом можно? Черт, не ракетой же мне себя отправлять – по баллистической траектории.
Самый, конечно, быстрый транспорт, вот только пассажирских ракет покуда не сделали. А если я сдуру заберусь в, скажем, тактическую, вместо боеголовки, меня просто на разгонном участке размажет по переборке – ускорения-то там почти ударные. Да и, опять же, куда лететь-то? На деревню дедушке?
Телепортация? Хорошо бы, конечно. Стас меня тогда, похоже, к себе именно телепортировал. Увы – я понятия не имею, что это такое и как делается. А не понимаю – так и не получится. Магия наряду с плюсами имеет и свои характерные минусы. Что же такое придумать-то? От размышлений меня отвлек крик.
– Помогите! Да помогите же! Кто-нибудь! Кричала женщина.
Я остановился и огляделся. Постаравшись сообразить, где я и что происходит. Но в первый момент не понял ничего.
Вокруг был один из теретских рынков. Как я сюда забрел – бог весть. Во всяком случае, дорога в гостиницу располагалась совсем в другой стороне.
Рынок, понятное дело, продолжал работать, невзирая на погоду. Народ покупал и продавал. Терет весьма крупный город и снабжать его нужно было ежедневно. А сети магазинов Вудворта тут не имелось.
Рядом шумела немалая толпа мужиков, собравшаяся под навесом из теса, прикрывавшим торговые ряды от непогоды (А кто сказал, что до крытых рынков только в наши дни додумались?). Приглядевшись, я понял, в чем дело. Здесь торговали рабами.
В прошлое мое появление в Терете я уже слышал об этом. А вот сейчас довелось увидеть. Впрочем, не в этом было дело.
И даже не в том, что здесь конкретно продавались рабыни – точнее, в данный момент всего одна рабыня – что объясняло однородный состав толпы, но никак не всеобщего ажиотажа.
Немалое же количество народа, из которого большую часть составляли, если судить по одежде, совсем не покупатели, объяснялось необычной внешностью рабыни. Уж чего-чего, а негритянок я в здешних краях как-то не встречал.
И даже более того, не уверен был, что они тут вообще есть. Чернокожие, я имею в виду. Если бы так, то за время моих предыдущих приключений кто-нибудь уж упомянул бы. Вращался-то я в достаточно образованных кругах.
Но если для окружающего работорговый помост народа этой причины было достаточно, то меня заставило начать проталкиваться вперед совсем другое. В конце концов, мало ли что чернокожая? Может у них тут таки есть своя Африка. Почему нет?
Но негритянки, одетой в твидовую юбку до колен, приталенный пиджак (или жакет?) и воздушную, ослепительно белую блузку под ним – все не иначе как от того самого Вудворта, деловой, одним словом, костюм – здесь быть не могло никак! Тут просто никому в голову не придет так одеться. Это что же такое делается?
Толпа, привлеченная необычным зрелищем, свистела, улюлюкала, отпускала замечания относительно предмета обозрения, а я стоял и ничего не мог сообразить. Откуда она здесь взялась? Судя по всему, продаваемая придерживалась того же мнения.
– Вы не смеете меня задерживать! Ублюдки! Я гражданка Соединенных Штатов! Убери от меня свои лапы, ты, проклятая белая задница! – последнее относилось к продавцу, который, желая продемонстрировать свой товар поэффектнее, вознамерился развернуть женщину другим боком.
В ответ она попыталась его лягнуть, но этого ей сделать не удалось: продавец ловко увернулся. Толпа прокомментировала это удовлетворенным гулом.
Я не знаю, как бы все пошло дальше, но тут невесть как попавшая в Терет афроамериканка увидела меня.
– Помогите! – закричала она, пытаясь оторваться от столба, к которому была привязана. – Я Элизабет Кент из Чикаго! Меня похитили! Вы ведь меня понимаете!?
К своему удивлению я только сейчас сообразил, что да, и в самом деле понимаю. В отличие от всех остальных. Которые встретили выкрики мисс (или миссис?) Кент новой порцией улюлюканья.
Да чего ж это в моей камере-то делается!? Как кричал персонаж одного старого фильма. По несколько, правда, другому поводу. Но мне-то сейчас это было совершенно однохренственно.
Я протолкался в первые ряды и вышел к помосту, отодвинув каких-то разодетых по местной моде щеголей.
– Продаешь? – вопрос, предназначенный продавцу, не отличался оригинальностью. Но что поделать. Надо же было что-то сказать. Продавец, впрочем, с ответом не задержался.
– У тебя не хватит денег, чтобы ее купить, уважаемый! – сообщил он мне. Причем слово «уважаемый» явно употреблено было только насмешки ради.
Позади кто-то довольно засмеялся. Не иначе те самые отодвинутые мной в сторону местные пижоны.
– Что им всем от меня надо? – обратилась ко мне в это же время потенциальная невольница, ободренная тем, как я отреагировал на ее слова. – Вы меня понимаете? Сэр?
– Понимаю, – пришлось мне признать очевидную вещь.
– Можете меня отсюда вытащить? Однако и хватка у нее! Настоящая делова женщина.
– Могу, – ответил я ей, хотя сам еще пока весьма смутно представлял, каким образом это сделать. Перестрелять, что ли, всех?
– Я вам заплачу! – продолжила она нажим. – Помогите мне только добраться до американского консула! Я достаточно обеспеченна!
– Вы понимаете речь этой дикарки, мастер? – оперативно среагировал в свою очередь торговец.
Пришлось признать и этот факт. Только что со всем этим делать, я все равно сообразить как-то не мог. Ну не должно тут было появиться никакой американке! Не должно! Не голливудский же у нас фильм, в самом деле!
– Она, наверное, из очень дальних краев, – заметил торговец. – Мне она досталась случайно. У меня нет переводчика. Может быть, ты хочешь пойти ко мне на временную работу? Кстати, у этого племени можно еще достать рабов? И этот туда же. Бизнесмены, блин. Один другого круче!
– Так вы мне поможете? – напомнила о себе жертва апартеида.
Ёклмн! Чего придумать-то? Сбегать к Словинецу? Попросить изъять у работорговца мою, гм… соплеменницу? А потом передать ее мне. Неплохо. Вот только пока ходить туда-сюда, эту дамочку вполне успеют продать. Да еще неизвестно кому.
А Словинец в Терете, однако, не товарищ Сталин – единоличной властью не пользуется. Покупатель может просто продемонстрировать фигуру из трех пальцев, в просторечии именуемую фигой. И что мы с ней делать будем?
Увести ее силой? Можно бы. Но только после этого придется уносить отсюда ноги. Если я не хочу воевать со всем городом. Оно мне надо? Сзади кто-то вполне внятно сообщил:
– Эти плотовщики совершенно обнаглели! Приперся на торг, а у самого явно ни гроша в кармане нет!
Я покосился за спину. Ну вот, легки на помине! Те самые щеголи оказались не просто так. Одежда у них была расцветок правящих домов. И гербы тоже. Каких конкретно, конечно, я знать не мог – их тут сотни три – но опасения мои они вполне подтвердили. Почему только они меня за плотовщика приняли, непонятно…
– Сэр! – опять напомнила о себе потенциальная кандидатка на продажу. – Я действительно могу вам хорошо заплатить… О, черт!
Я чуть не хлопнул себя по лбу. Заплатить! Конечно же. Не иначе как последствия двухнедельного запоя все-таки сказываются. Чего я тут стою, как последний тополь на Плющихе? Все же проще пареной репы!
– Подождите, – велел я невесть как объявившейся здесь американке и засунул руку в карман.
Не такая уж хитрая задача после всего, что я тут уже вытворял. Главное только перстень не вытащить. Наконец я нащупал то, что требовалось, вынул из кармана и протянул торговцу. Не забыв при этом улыбнуться.
– Этого хватит, надеюсь?
У торговца глаза полезли на лоб. Он схватил камень, ярко блеснувший даже в тусклом свете пасмурного осеннего дня, и принялся его вертеть в пальцах. По передним рядам зрителей прошло шевеление.
– О господи… – вырвалось у продаваемой.
– Ну надо же, – сказал кто-то.
Все и так было ясно, но я, тем не менее, спросил, чтобы рассеять все сомнения:
– Хватит, я говорю?
– Ув… важаемый! – едва ли не проблеял продавец, протягивая алмаз в мою сторону. – На этот камень ты можешь купить десяток таких девушек! У меня нет столько сдачи!
О господи, вот уж действительно… Он еще и честным оказался! Я вздохнул, поскольку деваться было уже некуда, и произнес сакраментальную фразу:
– Сдачи – не надо.
Снег все так же продолжал идти. Похоже даже усилился. Добрый работорговец, сделавшись обладателем камня, расщедрился настолько, что совершенно бесплатно выдал для моей покупки хороший плащ из плотной ткани. И еще местные чувяки на ноги. Поскольку в ее туфлях на шпильках ходить здесь стал бы только последний умалишенный.
Теперь она так и шагала впереди меня – в плаще и прижимая свои туфли к груди с таким видом, словно это невесть какая драгоценность. Впрочем, судя по всему, женщина просто пребывала в шоке от всего случившегося. Она и двигалась-то как сомнамбула.
Что с ней делать, я не представлял. Ну, приведу в гостиницу, а потом что? Придется, кстати, номер ей снимать. Отдельный. Не у себя же в клетушке селить. Хотя это-то как раз не проблема…
А вот дальше как быть? Мне ведь в Поставль надо. По делу, срочно. Куда девать покупку-то? Словинецу оставить на попечение? А потом? И откуда она взялась-то, черт возьми?! С Высокого Неба упала?!
Тут идущая впереди покупка остановилась и повернулась так резко, что я чуть было на нее не налетел.
– Зачем вы это сделали, мистер? – спросила она глухо, продолжая прижимать к груди эти свои дурацкие туфли.
– Что? – не понял я.
– Камень! Он же стоит безумно дорого! Мне и десяти лет не хватит, чтобы с вами расплатиться!
Ах вон оно что… Ну действительно, американка. Вот только ответить-то ей как? Подумав, я сказал:
– Плюньте.
– Как? – не поняла мисс – или миссис – Кент.
– Слюной! Как плевали до эпохи исторического материализма. Это был самый простой вариант.
– Простой? – ахнула счастливая спасенная.
– Ну а вы хотели бы, чтобы я их перестрелял?
Женщина только заморгала в ответ на такие мои слова. С некоторым запозданием я сообразил, что сказал это как-то уж так… слишком буднично.
Все-таки голова у меня занята все это время была совсем другими вопросами. Пришлось только рукой махнуть:
– Идемте лучше в гостиницу, мисс! Или – миссис?
– Мисс… – машинально отозвалась моя попутчица. – А вы?…
– Гаршин, Всеволод Алексеевич, – не подумав, отозвался я. – Здесь меня называют Гар – так аборигенам больше подходит.
– То есть вы – русский? – в изумлении мисс Кент опять развернулась в мою сторону. Снова, естественно, застопорив наше и без того неспешное продвижение к гостинице.
– Русский, русский, – я покивал головой. – Что в этом особенного?
– Да нет… Ничего, – мы снова зашагали вперед. – Только я бы ни за что не подумала… Я уверена была, что вы стопроцентный американец. У вас же чистейший чикагский выговор!
Только не спрашивайте меня, как такое возможно! Я совершенно без понятия. Просто она почему-то воспринимала мою речь, как родную. Не иначе это как-то связано со свойствами здешних джиннов. А то и Посланцев высокого Дома. За ногу его да поперек…
– Да нет, – сказал я. – Я с Урала. Город Татишевск.
– Никогда не слышала, – последовал ответ.
– Ничего. Бывает. Мы продолжали двигаться дальше. Но не долго.
– Скажите, сэр… Всеволод, – «Всеволод» она произнесла примерно как «ушеолот», но в целом понятно. Кажется, моя спасенная стала приходить в себя. Вот только, похоже, несколько рановато. – Что это за место?
Вот. Самый тот момент, объяснять! Ну что я ей скажу?! Да провались оно все…
– Королевство Острава, – ответил я и приготовился к соответствующей реакции.
Но я себя переоценил. Или недооценил нормальную – в смысле пребывающую в нормальном уме – женщину.
– Острава… Острава… – забормотала она, сосредоточенно морща лоб под густыми волосами цвета воронова крыла. Действительно, настоящая, похоже афроамериканка: в роду кто-то был из белых, а возможно и из индейцев – волосы не кудряшками. Если, конечно, у нее не химия какая-нибудь. В смысле прически. – Где это? – спросила в итоге своих попыток вспомнить, мисс Кент, чем, признаться, неслабо меня ошарашила. – Восточная Европа? Юго-славия?
Н-да… Я задумался, что же, в конце-концов говорить, и даже раскрыл, было рот, но тут вдруг лицо моей спутницы исказилось таким испугом, что все остальное напрочь вылетело у меня из головы.
Топот ног и шумное дыхание буквально за затылком я услышал почти одновременно. Оборачиваться было некогда. А дальше все пошло по накатанной уже колее.
Оказывается, я и сам не подозревал, насколько прошедшие месяцы здесь вымуштровали меня.
Защитный кокон вспух, словно сам собой. Я ощутил неслабый удар, услышал чей-то крик. Тут же пузырь традиционно лопнул, я крутнулся в сторону нападавших…
Чтобы ощутить на себе несколько чьих-то рук, явно ничего хорошего не замышляющих.
Пришлось крутнуться еще раз – хвала шокерам! – и, наконец, я смог более-менее оценить картину происходящего. Несколько человек. Оружия практически нет, так – кистени, дубинки. Но в городе больше и не надо, если подумать. Одеты разномастно. Но держатся на удивление слаженно, если, конечно, я успел что-то рассмотреть за короткое время.
В принципе противник не такой уж безобидный. Но, упустив возможность внезапного удара, они проиграли. Я рванул из кобуры «стечкин» и прыгнул с тротуара на улицу – в грязь – чтобы выйти из окружения. Дальше было просто.
Было их человек восемь – кто такие?! вот что важно! – и я быстренько, не торопясь даже, положил практически всех. Не забывая, что хотя бы одного пленного взять надо.
Мне не очень хотелось, вообще-то их убивать. Но… как-то очень уж быстро все произошло. По моему они не успели понять, что обречены – они же только что напали! – и не оставили мне никакого выбора. Да к тому же я перепугался и за американку. Женщина, в конце концов. Ход событий переменился, как это и положено, мгновенно.
Последний из оставшихся на ногах нападавший, сообразил, наконец, что даже бежать поздно и замер на месте. Одновременно сиплый голос откуда-то сбоку проревел:
– Замри! Или я ее прикончу!!
Я повернул туда голову, как раз чтобы услышать отчаянный женский вопль: судя по всему, один из громил схватил мою так некстати купленную американку и приставлял ей к горлу нож.
Я без промедления пристрелил последнего из остававшихся передо мной, а владельцу ножа ответил:
– И на здоровье! Приканчивай! Посмотришь потом, как долго успеешь прожить.
– Брешешь! – не замедлил с репликой храбрец. – Это твоя баба! Ты ее купил!
Ага. Понятно. Вот только понятно – что? На рынке они были, а до того? И кто это вообще может быть?! Я ж всех, вроде, убил. Еще в прошлой серии… Хотя, конечно, не всех, если подумать…
Подумать я не успел. Слева, из темноты, что сгущалась под высокой стеной чьего-то дома до полной непроглядности, сухо шваркнуло. И в меня полетела самая настоящая молния.
Никакая не шаровая. Этих-то я тут нагляделся уже досыта. Спас меня, как всегда, пузырь, вздувшийся вокруг со всей дурацкой скоростью: в первую голову досталось мне же самому – по ушам. Как еще пистолет не выпустил из рук.
Но в те короткие мгновения, пока я падал под защитой кокона, подсознание мое закончило складывать два и два и выдало мне, наконец, выводы, до которых стоило додуматься сразу же.
Эти ребята не сталкивались со мной прежде. Во-первых. Они не знали про шокеры, не знали про защиту – не знали вообще ничего. Андестенд? А во-вторых – и это у меня опять все остальное из головы вышибло – у них был колдун!
Кокон лопнул, и я повалился в грязь. Успев, однако, поднять руку с пистолетом. Кувыркнулся по склизкой осенней каше воды, земли и снега, в которую превратилась улица, и на ходу превратил шапку в шлем с ноктовизором.
Молния с треском вспорола воздух еще раз. К счастью стрелок из неведомого мага оказался тот еще. Да и мне воспоминания прибавили прыти – если и не «маятник», то уж камаринского-то я оторвал будь здоров в этом неведомом теретском переулке. Только грязь из-под сапог летела.
Рабыня моя несостоявшаяся опять закричала. Одновременно из тени раздался писклявый старческий голосок:
– Тащи ее скорей! – предназначавшийся, видимо последнему оставшемуся целым громиле.
Но я уже разглядел все, что мне требовалось. И остановился как раз, имея женщину с держащим ее мужиком на правом траверзе.
– Эй ты! Не знаю, кто будешь, – продолжил, обращаясь ко мне, невысокий человечек в плаще, прижимающийся к стене дома. – Давай разойдемся по-хорошему!
Рупь, как говорится, за десять – он не понимал, что я его вижу! После всех злодеев, с которыми мне пришлось тут иметь дело как джинну, уровень этих нападавших просто не представлял из себя ничего. Гопники какие-то, да и только!
– Чего вам надо? – рявкнул я, используя аудиосистему (вспомнил!), и разглядел, как фигура под стеной дернулась. То ли не знаком с усилителями звука, то ли, наоборот, знает, какому это рангу соответствует.
Я-то представлял. Примерно. Но этот, судя по всему, старичок под стеночкой, до дипломированного мага никак не дотягивал. Да даже до серьезного колдуна.
Тот же Залиба, не ко времени будь помянут, давно бы уже применил ко мне что-нибудь посерьезней обычной молнии. Э! А чего это он там делает?
Мужичок в тени, продолжая полагать, что невидим, начал совершать какие-то движения, которые для моего успевшего уже здесь насмотреться взгляда, донельзя напомнили натягивание арбалетной тетивы.
– А ну не балуй! Ты, там, под стеной! Скрюченная фигурка подпрыгнула, как подброшенная.
– Ты че, ты меня видишь!?
– И слышу тоже. Не ори. Чего вам надо, спрашиваю!
Колдун пошевелился. Похоже – потоптался. Но молниями швыряться пока не стал. А может, они у него кончились.
– Кто ты такой, не пойму, – сообщил он. – Ты ж не маг, парняга! Приезжий, что ли, будешь? Любопытный, гля!
– Не твоего ума дело! Я к вам не лез. Это вы на меня напали. Если хочешь разойтись – отпусти мою женщину, на этом и сторгуемся.
– Не! – неожиданно живо ответил неведомый колдун. И поднял перед собой нечто, весьма напоминающее арбалет с внутренней пружиной. – Уж больно ты грозен будешь, как я погляжу! Девку твою мы себе оставим: ты ребят моих положил – вот девка вместо виры пойдет. А ты ступай себе. Не хочу я с тобой связываться! И смотри, – оружие в его руках было направлено в мою сторону. – Напугал ты меня крепко. Так что теперь я не промахнусь! Ты не думай! Один раз я сумею – жить-то хочется! Громобой свой не вздумай подымать!
Да чтоб тебя! А ведь я всерьез собирался с ними разойтись мирно. Разойдешься тут – как же! Держи карман шире. А вот про огнестрельное оружие он, оказывается, знает!
Внезапно дикая мысль пришла мне в голову. Я понимаю, что никаких основания к тому у меня не было, но, тем не менее, в тот момент она почему-то показалась мне разумной.
– Чем знаменит Париж? – почему я про Париж спросил, понятия не имею. Просто пришло в голову.
– Не знаю я никакого Парижа, – ответил колдун.
Я ему поверил. Сумасшедшая мысль, что это кто-то с Земли, попавший сюда раньше меня, (Каким способом? А хрен его знает) испарилась так же быстро, как и появилась.
Я понял, что это мне надоело. Поднимать пистолет даже не потребовалось. В ноктовизоре прицельная сетка давно захватила фигуру у стены в центр перекрестья. Мысленным усилием я дал команду.
Вот только не подумал, во что это выльется. На плечах у меня что-то хлопнуло, что-то хлестнуло по шлему и два ослепительных луча вонзились неизвестному в грудь. Бедолагу приложило об стену и он сполз на землю бесформенной кучей тряпья.
Тьфу ты… Покосившись, я обнаружил на каждом плече по небольшой лазерной турели. Как у Хищника в одноименном фильме. Или как у головачевских персонажей.
Нечто подобное у меня, помнится, уже появлялось. Только я не ожидал, что это может быть что-то кроме впечатляющей демонстрации. Оказывается, может.
Я повернулся к мужику, все еще державшему американку, и сказал, убирая пистолет в кобуру (В тот момент ни тени сомнения у меня не возникло, что оружие мне не понадобится. Да оно и в самом деле не требовалось):
– Отпусти ее и уматывай. Ты мне не нужен.
Вообще-то, если быть честным, неизвестно, что бы дальше могло быть. Но тут в переулок упал свет факелов, застучали подкованные сапоги, и зычный голос закончил наши в высшей степени бессмысленные препирания:
– Городская стража! Немедленно прекратить!
После этого нервы у мужика окончательно сдали и он, отпустив несостоявшуюся жертву, со всех ног кинулся к противоположному выходу из переулка.
– Э! – сказал десятник, нагибаясь над скрюченным у стены трупом и светя себе факелом. – Да это ж, никак, Хорь! Ну, мастер, удачная у вас вышла нынче охота, если это действительно он!
– Охота, это когда охота… – пробурчал я в ответ. Поскольку никакой охоты, сами понимаете, перед тем не хотел. – А кто он такой, это Хорь? Объяснение с патрулем прошло на редкость коротко и гладко.
Словинец, оказывается, предупредил всех теретских городовых, что есть такой мастер Гар, работающий, так сказать, на правительство. Сами стражники оказались из личного отряда казначейского секретаря. А десятник, ими командовавший, в свое время вообще вместе с нами осматривал укокошенных мной в «Жареном петухе» волколаков.
Так что не успел я и рта раскрыть, как был опознан, назван по имени и мог располагать патрулем по полному своему усмотрению. Например, послать всех в… Сами понимаете куда.
Но делать я этого не стал. Из соображений, наверное, чисто абстрактного гуманизма. Поскольку невозможность из-за всяких пустяков добраться до гостиницы меня уже сильно раздражала.
Хотя и с напавшими хотелось разобраться – кто они, откуда? И кто послал, естественно. Как-то отучился я здесь за последнее время верить в совпадения.
Если на вас нападает неизвестно почему шайка во главе с колдуном, пуляющимся молниями, а вы при этом личный королевский магистр (как минимум) – то это не просто так.
– Ну и кто же это? – поинтересовался я хмуро.
– Да птица немалая, – отвечал десятник, продолжая осматривать убитого. – Известный в городе разбойник. И удачливый при этом. Сколько лет промышляет… промышлял на улицах, – поправился он, глянув на развороченную грудь трупа – последствия выстрела из лазера. – И ни разу не попался. Правду, видимо говорили, что колдун. И никогда никаких свидетелей не оставлял, что главное… А, ну вот, точно он!
Из-под переваленного на бок тела показалось то, из чего этот Хорь – если это был он – в меня целился. Стражник отер оружие о плащ убитого и выпрямился.
– Вот, – сказал он мне. – Точно Хорь!
– Почему?
– Да вот эта штука, – пояснил десятник. – Мне ее самому раньше видеть не доводилось, конечно. Но слышать – слышал. Громобой. Болтали, что у Хоря эта вещь самая ценная. Откуда он ее достал – хрен его знает… Он ее по вас не использовал?
– Почему же не использовал? Использовал, – я взял громобой в руки и повертел перед глазами.
В драке я, было, принял это устройство за арбалет. Но это был не арбалет. Больше всего орудие напоминало пневматическое ружье. Из тех, что у нас используют в тирах.
Только здесь ствол не переламывался. Да и стволом его назвать можно было только с большой натяжкой. Поскольку выполнен этот длинный монолитный цилиндр был из чего-то навроде непрозрачного мутно-зеленого стекла.
Цилиндр этот, длиной в локоть, был намертво, металлическими кольцами, прикреплен к вполне функциональному ложу из поцарапанного от долгого употребления дерева. К ложу была приделана архаичная спусковая скоба – как у древних арбалетов. А под цевьем размещался шарнирно закрепленный рычаг – как у тех же «воздушек».
Поистине странное сооружение. Однако не будем забывать, что стреляло-то оно в меня весьма исправно.
Я взялся за зарядный рычаг (или за то, что я за него принял) и попробовал потянуть. К моему удивлению, это не удалось.
То есть, он сдвигался на некоторый небольшой угол. Но потом сразу натыкался на упругое, но непреодолимое сопротивление. Как насос при попытке надуть перекачанную уже камеру.
Блин! Да он же просто уже заряжен: этот Хорь ведь не успел в меня выстрелить последний-то раз. Ну-ка… Я поднял ствол в небо, уперев на всякий случай приклад в плече, приладился поудобнее и нажал на спуск.
Эх, не сбить бы кого пролетающего. (Например бабу-ягу в ступе. Змея Горыныча тоже неплохо. Правда, их здесь не водится, к сожалению. К счастью, то есть, я хотел сказать. А то бы то еще было бы удовольствие.) Я представил, как молния уходит в ночное уже, затянутое облаками, небо и оттуда вываливается, визжа, дымящаяся ведьма на помеле. Ну-ну… Но ничего не произошло. Забавно…
Я попробовал еще пару раз, но результат выходил тем же. Магическая пушка в моих руках стрелять не хотела. По моей просьбе выстрелить попробовал и десятник – но с таким же успехом.
– Так я ж не колдун, – резонно пожал он плечами на мое недоумение. – А это, может, его, Хоря, собственный громобой. На него только и заговоренный. У другого в руках вообще не выстрелит. А он чем пуляется? Шаропалом? – в последнем вопросе стражника прозвучало откровенно детское любопытство.
Понятное дело: не каждый день на месте преступления обнаруживаются бластеры.
– Нет, не шаропалом, – отозвался я рассеянно, думая о своем. В конце концов, стеклянная палка, пуляющая молниями, без колдуна не представляла угрозы. Что уже хорошо. Но главный вопрос современности, так сказать, еще оставался недостаточно глубоко проясненным. – Молниями обычными.
– Слыхал я о таком, – сообщил десятник. – Многие колдуны, которые сами шаропал создать не могут, ладят вот такие штуки. На мага, конечно, с ней не очень пойдешь, ну а против простых людей вполне годится.
Надо же. До чего, оказывается, прогресс дошел! Если так пойдет дальше, чем это кончится? Господ магов начнут в переулках отстреливать из громобоев? Или не начнут – здесь все-таки не Земля? И не эпоха промышленной революции.
– Трудно с ним пришлось? – уважительно поинтересовался десятник у меня
– Для меня – нет, – ответил я, еще немного подумав о своем. Да и в самом деле, нападавшие для меня были мелковаты. – А вот чего они на меня кинулись, как думаешь?
Этот простой вопрос произвел на десятника несколько странное впечатление. Он хмыкнул и искоса посмотрел на меня.
– А вы не догадались? Я в свою очередь посмотрел на него. О чем это я не догадался?
– Да сейчас, наверное, уже пол-Терета судачит о пьяном плотовщике, купившем рабыню за сумасшедшую цену.
Да? Вот еще новость, однако. Впрочем, хорошо еще, что не говорят, что пьяный в стельку джинн Гар продавал на рынке американок пачками. То, что я не плотовщик, я с легкостью докажу любому желающему.
– Ну, судачат, – согласился я. Пожалуй, что и так. Народ-то с торга повалил, надо думать, во все концы. И начал хвастаться. Это понятно. – Но эти-то тут при чем?
– Да они же за вами от самого рынка шли! – удивился на этот раз десятник. – Увидели, скорей всего на торгу – вот и решили обчистить. И наверняка именно за плотовщика приняли!
Тьфу ты! А ведь и действительно! Сам же чуть не швырялся алмазами у всех на виду. Это, пожалуй, больше похоже на правду, чем гениальная мысль, что кто-то их нанял специально против меня. Да и не знали они про меня ничегошеньки. Как я уже имел возможность убедиться.
Да, пожалуй что, никто их не нанимал, все-таки. Иначе это уж больно странно выглядело. Как простой перевод денег на ветер. Кому и зачем оно может быть нужно?
Так ничего и не решив, но в итоге окончательно придя к мнению, что дело это явно по части городской стражи, а не моей, я отдал магическое ружжо десятнику и подошел к мисс Кент, все еще продолжавшей стоять с прижатыми к груди туфлями. Глаза у мисс Кент были как у совы.
– Вы в порядке? – спросил я. – Тогда пойдемте.
– Что? – встрепенулась американка. – Я?.. Да. Но… Этого же не может быть, сэр!
– Почему не может? Вполне обычное здесь дело. Шайка грабителей напала в темном переулке на двух одиноких прохожих…
– Да нет! – вскричала гостья из земной реальности. – Я не об этом! Вы! То что вы делали! Этого же просто не может быть!
Я прикинул, что я такого делал? Потом, сообразив, покосился на все еще торчащие у меня на плечах лазерные турели. Да-а. На свежего человека это должно было подействовать достаточно сильно.
А еще шлем этот, с ноктовизором, на башке. Ну вот, опять погеройствовали. Как сказал бы Салтыков-Щедрин: не сильно – в меру. Тьфу ты…
– Кто вы, мистер?
Я внимательно поглядел на мисс Кент, и сообразил, что состояние у нее близкое к истерическому. Все пережитое уже только на моих глазах должно было привести к сильнейшему стрессу.
А ведь было еще что-то до того! Как она попала к работорговцу? И – главное – как вообще здесь очутилась? Если подумать, так и это только одно – уже встряска немалая.
А я ее как новобранца в армии, за собой волоку и даже пояснений никаких не делаю – куда, зачем… Хорош отважный спасатель. Чип и Дейл в одном флаконе.
Я отстегнул с пояса фляжку и молча протянул ей. Кое-что изменив в составе напитка. Так, самую малость. В медицинских целях.
– Что это? – спросила она, взглянув на обыкновенную армейскую фляжку с сомнением, словно видела ее первый раз в жизни.
– Выпейте. По-моему это то, что вам надо.
Я, вообще-то не знал, что там. Но надеялся, что проверенный способ себя не подведет. По крайней мере, подведет не очень.
Негритянка немного помолчала, напряженно морща лоб. Потом подняла руки – прямо так, с туфлями – помассировала виски со страдальческим выражением лица.
– Совершенно ничего не понимаю, – призналась она измученным голосом и, беря у меня фляжку, попросила совсем уже жалобно: – Может вы какой-нибудь русский киборг-убийца? Как в кино. Сбежали от своих создателей. А?
– Пейте, пейте, – велел я, видя, что бедная женщина готова расплакаться. Эк, однако, ее разобрало-то. Русский киборг-убийца, надо же… Я что-то про таких не слышал даже. Первым буду, видимо. Ай да я. Хотя стоп: у Соловьева, в «Доме под звездным небом», кажется, как раз такой и был. Ну, значит, не первый. Ну и шут с ним.
– Хорошо, – мисс Кент покорно приложилась к фляжке и сделала глоток. Потом еще один. И еще несколько. Я даже удивился.
– Ого! – заявила она, отрываясь от посудины и с силой выдыхая воздух. – Чивас! Стильные вещи вы тут пьете.
Я молча сунул ей закусить плитку шоколада, мало что, по правде сказать, поняв из ее слов. У меня-то во фляжке коньяк был.
А! Не иначе как те изменения, что я произвел, видимо, сказались. Но что же я тогда получил? Я-то ведь всего лишь хотел добавить успокоительного – только и всего! Какой такой чивас получился?
– Что за чивас? – спросил я, пользуясь случаем, чтобы сорвать с плеч и деактивировать ненужные теперь турели. Заодно и шлем с ноктовизором. Не хватало только шастать по городу в таком виде. Еще напугаю кого.
Американка удивленно проследила, как я выбрасываю в грязь новенькое снаряжение. Как ему и положено, все довольно активно растворилось в прах. С шипением и бульканием.
– Виски, – она протянула мне фляжку, не отрывая глаз от исчезающих на земле предметов. – Вы что, не знаете, что у вас там налито?
– Не я наливал, – соврал я для простоты ответа.
Подумал и тоже приложился к горлышку. Глотнул. Выдохнул. Пойло, как пойло. Не коньяк – это факт. Но чего в нем такого особенного, не понятно. Ну и ладно. Я завинтил колпачок и повесил флягу на пояс.
– Ну что, идемте в гостиницу, леди? Там, во всяком случае, тепло и нет снега…
– То есть консульства здесь нет? – упавшим голосом заключила из всего происходящего леди, судя по всему, замороченная моими действиями окончательно. Но выводы сделала верные. За что я почувствовал к ней даже некую благодарность.
– Вы правильно поняли, – по крайней мере, мне не пришлось ей этого объяснять.
– А где-нибудь поблизости? Да чтоб тебя!..
– Боюсь, что тоже нет. Но вы не отчаивайтесь. Придумаем что-нибудь. Я обещаю.
После такого авторитетного заявления нам ничего не оставалось, как только продолжить, наконец, наше целенаправленное поступательное движение. К счастью, до гостиницы было уже всего ничего.
Судя по всему, добавленный мной в выпивку транквилизатор подействовал. Мисс Кент шла молча и с вопросами больше не приставала. Но как мне ей все рассказывать надо будет – этого я хоть убей, покуда не представлял. Совершенно.
Кстати. А как, действительно, она-то здесь оказалась? В смысле, что она сама может об этом рассказать? Надо бы порасспрашивать. А то вдруг это еще одна такая же как я, посланница Великого Дома? Чем черт не шутит?!
Хотя, конечно, в таком случае получался бы перебор. Да и как проверишь? Пристрелить ее на пробу, что ли? Н-да. Тот еще способ. А с другой стороны – что еще делать?!
Поразмыслив немного над этим вопросом, я решил все же покуда с решением повременить. Добраться бы сначала до гостиницы. А то, похоже, мы никак не можем туда придти.
Словно нарочно, уже возле самого входа в «Храбрых плотовщиков» нам наперерез двинулся какой-то человек. С ярко выраженным намерением заступить дорогу.
Я предусмотрительно положил правую руку на кобуру, мысленно матюкнувшись. Готовясь выхватить пистолет и стрелять во все стороны без разбору, что называется. Но этого не потребовалось.
– Скажите, это вы магистр Гар? – обратился ко мне с надеждой неизвестный, не успел я рта раскрыть. Да, похоже, что в Терете спрос на меня сегодня явно повышенный. Я пригляделся к нему.
Слава богу, на гопника подошедший не походил. Одет был добротно, выражался вежливо. Да и п

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей