Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Фантастика, Фэнтези » Мир твоих кошмаров
Акким Драников: Мир твоих кошмаров
Электронная книга

Мир твоих кошмаров

Автор: Акким Драников
Категория: Фантастика
Серия: Пантеон книга #1
Жанр: Фантастика, Фэнтези
Статус: доступно
Опубликовано: 14-03-2019
Просмотров: 135
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 100 руб.   100 руб.
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (1)
Это мир оживших человеческих страхов, наших с вами ночных кошмаров. Здесь они обретают реальное воплощение и ведут безжалостную охоту на человека. Из этого мира есть единственный выход, доступный немногим счастливчикам. Остальных ждет кровавая борьба за существование, выживают в которой единицы.
Степь простиралась, словно безбрежное зеленое море, тут и там расцвеченное яркими головками цветов – синими, красными, желтыми, фиолетовыми. Легкий ветерок раскачивал траву, что напоминало рябь на поверхности воды во время бриза. А стоявший в отдалении вытянутый холм мог показаться внезапно вздыбившейся волной, предвестницей надвигающейся бури.
По степи, то и дело настороженно оглядываясь, шли два человека, один, вооруженный ружьем и пистолетом, другой только ружьем.
- Считай, добрались, - высокий худой мужчина с черной шевелюрой ткнул пальцем в сторону холма, который при ближайшем рассмотрении оказался разделенным на две части узким проходом.
- Считай, все только начинается, - возразил молодой парень среднего роста.
Мужчина промолчал, только ускорил шаг, но, добравшись до прохода, радостно заметил:
- Ну вот, я же тебе говорил, Максимка! Глянь, сплошная рожь! Есть тут корень, как ему не быть!
- Чего же тогда остальные разведчика мимо прошли, а, Грач? – скептически поинтересовался парень.
- Наверное, в тот момент глаза у всех дружно перекочевали на задницы. А, если серьезно, зрение у меня орлиное и я в нужный момент смотрел в правильную сторону. Вот и заметил сквозь расщелину головки ржи… Все, Максимка, живем, доставай копалку. Пусть наши уроды нервно курят в сторонке. Ишь, чего удумали, гнать меня из команды. И за что? За то, что я бармалея собздел! Да любой бы собздел, когда этот упырь прет на тебя танком с открытой пастью! Я с ними четыре месяца кантовался, самолично десяток плантаций отыскал, а они меня из-за бармалея пинком под задницу, от которого я улетел прямым курсом в рубщики хлебного дерева. А я не хочу в рубщики хлебного дерева, мне еще жизнь дорога, даже такая, как здесь.
Грач, просочившись сквозь расщелину между холмами, начал методично раздвигать стебли ржи и вскоре воскликнул, хотя и специально понизив голос, но вполне себе жизнерадостно:
- Ес! Максимка, копай давай, я на стреме постою.
- А, может, ну его на фиг? Место нашли, чего еще надо?
- Молодой ты еще, глупый. Одно дело слова, и совсем другое, когда мы притарабаним вещественные доказательства, корни Химеры.
- Думаешь, ради этого чужаки выполнят наши требования?
- А куда они денутся? Здесь по минимуму десяток билетов на Райский остров. Да и не так уж много мы хотим. Тебя пристроим подмастерьем к какому-нибудь столяру или кожевеннику, а я на крайняк согласен даже в разведку ходить, только без всяких переводов в рубщики. Хотя, конечно, лучше в городе сидеть. Если здесь возьмут богатый урожай, я обязательно вытребую место охранника, - размечтался Грач, и вдруг его лицо исказила гримаса ужаса. – Трындец котятам! Молись, парень, если умеешь, зомбаки пожаловали.
Фраза эта не была преувеличением или грубым сравнением. В сторону мужчин двигались самые настоящие зомби: черепа, обтянутые гниющей плотью, неестественно увеличенные челюсти, руки до колен, заканчивающиеся острыми когтями, шаркающая походка.
Мужчины вскочили и занялись странным на первый взгляд делом – выщелкивали из магазинов одни патроны и вставляли другие, цвета серебра.
Когда зомби приблизились где-то на тридцать метров, мужчины начали стрелять. Один зомбак рухнул замертво, второй прилично захромал.
- Хорошо целься, Максимка, и не паникуй, возьми себя в руки. У нас патронов столько же, сколько тварей. Еще один промах, и лучше самому застрелиться.
Н-да, иногда лучше молчать, чем говорить. Одних людей смертельная угроза заставляет мобилизоваться, выложиться до конца, проявить все свое умение; других вгоняет в ступор, лишает даже того малого, что мог человек в обычной ситуации. Максим был из последних. Уже при виде зомби руки у него заходили, как у алкаша, сутки обходившегося без выпивки. Слова Грача лишили парня остатков самообладания. Почти не целясь, он выпулил оставшиеся патроны и, отчаянно завопив, ударился в бегство.
- Ну и правильно, - мог бы подумать сторонний наблюдатель, окажись он каким-то чудом рядом с местом событий. – Зомби плетутся, будто, простите за каламбур, на собственные похороны. Я вообще не понимаю причины истерики. Ну, постреляли мужики, раз так хотелось, а теперь ноги в руки - и мертвякам останется только печально размышлять о преимуществах бега над медленной ходьбой.
Опасно торопиться с выводами. К Максиму каким-то непостижимым образом перенеслось сразу несколько зомби. Они крепко ухватили его и начали жадно рвать человеческое тело мощными челюстями. Раздался жуткий крик, резко оборвавшийся на самой высокой ноте.
- Засранец! – прочитал Грач, наверное, самую короткую надгробную речь в истории человечества.
Он хладнокровно расстрелял все патроны, уложив еще пяток тварей, а затем зарядил в пистолет новую обойму и приставил дуло к виску.
- А ведь так хорошо начиналось! – тоскливо молвил он.
И грянул выстрел.

- Да, Фролов, хорошо, когда предки круглое лето торчат на даче, правда? - Оксана смотрела не на Валерия, а на пузырьки, густо облепившие стенки бокала с дешевым шампанским. – Можно девушку к себе привести. Как бы к себе.
- Можно, - покорно согласился Валерий, стараясь держать себя в руках.
Все же у мужчин и женщин во взглядах на цель знакомства различий заметно больше, чем совпадений. Оксана у Валерия была не первой, и всегда события развивались по одному и тому же сценарию. Только сроки различались. Неизменно женщины начинали бдительно присматриваться к материальному благосостоянию своего любовника. Цветы, шампанское, походы в театр и на концерты их уже не устраивали. На такое мог раскошелиться даже человек бедный, ужав какие-то другие статьи расхода. Нет, женщины просто жаждали выяснить всю подноготную кредитной истории своего кавалера. Так уж они устроены, всего после нескольких свиданий видят в мужчине потенциального мужа. И хотят понять, на какие шиши он ее будет обеспечивать, покупать колечки, шубки, модные платья и сапожки. Ну и квартирный вопрос, само собой, их будоражит до чрезвычайности.
Но, возможно, Оксана не стало бы так язвительно намекать, что Валерий не хозяин в этом доме, если бы он всего пятнадцать минут тому назад не продемонстрировал чудеса непонятливости. А ведь Оксана была непоколебимо уверена, что выбрала самый лучший момент, дав своему любовнику отдышаться после бурных и продолжительных… нет, не аплодисментов, если вдруг кто-то так подумал. В общем, женщина решила, что удовлетворенный мужчина с радостью выполнит ее маленький и при этом не очень дорогой каприз. Но Валерий сделал вид, будто ее прозрачные намеки являются непостижимой загадкой для его ума.
Оно ему надо – за здорово живешь выкидывать четыре тысячи рублей на флакон духов. Нет, один раз еще можно, но если такое станет повторяться после каждого секса, что весьма вероятно… Проститутка дешевле выйдет!
Фролов работал в частной конторе наемным служащим, и хотя, будучи на хорошем счету, имел все перспективы для карьерного роста, сейчас зарабатывал довольно скромно. Больше того, Валерий был слегка помешан на реконструкторстве, на это у него уходило около трети зарплаты, и менять финансовые расклады в пользу запросов любовницы он не собирался категорически.
- Ладно, давай выпьем за понятливых мужчин, - подпустила Оксана еще одну шпильку, и, не дожидаясь ответа, поднесла бокал к губам.
Фролов молча последовал ее примеру, опрокинув стопку недорогого вискаря. Напряженность сохранилась и, казалось, имелось только два пути: либо быстрое примирение, либо грандиозная ссора. Но женщины умеют держать интригу. Отставив бокал, Оксана с посредственно сыгранной озабоченностью глянула на часы и, хотя едва перевалило за девять, решительно заявила:
- Мне домой пора, родители будут волноваться.
Ага, конечно. Когда возвращалась в первом часу – не волновались, а сейчас на стенку лезут от беспокойства за единственную дочь. Но Валерий сдержал готовое сорваться с губ ехидное замечание. Себе дороже. Зачем ему сейчас лишние разборки? Вот обдумает все спокойно, решит, нужна ему Оксана или нет, тогда можно и нарываться. Или, наоборот, загладить вину ценным подарком. Но сейчас надо вести себя так, будто ничего не случилось. И надеяться, что Оксана тоже по дороге обойдется без нового выяснения отношений. Тем более, идти им всего ничего, минут десять.
Между домами Валерия и Оксаны лежал небольшой парк. Достаточно пересечь его, и девушка на месте. Нет, Фролов не выбирал новую подружку по территориальному признаку, так случайно вышло. Но получилось удобно, учитывая то, что у Валерия не было своей машины, и если возникала острая необходимость, он пользовался родительской «Шкодой».
Оксана явно что-то почувствовала. Как ни крути, мужская интуиция лишь жалкое подобие интуиции женской. Девушка в лучших английских традициях завела разговор о погоде, которая в эти дни заслуживала только добрых слов. Конец июня и начало июли выдались солнечными, но не жаркими, а теплыми, сказывалось влияние слабого ветерка, постоянно дувшего с севера. Кажется, антициклон, хотя от метеорологии Фролов был так же далек, как от Антарктиды.
Разговор о погоде Валерий поддержал и даже старательно развил, чтобы избежать других, чреватых тем. Но у подъезда Оксана, уклонившись от традиционного поцелуя, холодно сказала:
- Звони, Фролов, только сначала догадайся, что я тебе хотела сказать.
А что тут догадываться? Куда сложнее было решить, чем пожертвовать, своим увлечением или отношениями с симпатичной и, чего уж скрывать, весьма сексуальной подружкой.
Впрочем, сейчас Валерию было не до размышлений. Слишком много «Колы» он выхлебал, разгорячившись после секса. Нужда подпирала его еще дома, но он опрометчиво решил, что успеет проводить Оксану и вернуться. Все же хорошо, что обратная дорога лежала через парк, а не оживленные улицы. Фролов шмыгнул в ближайшие кустики, сделал свое дело, развернулся и остолбенел. Буквально перед его носом возник шарик насыщенно бирюзового цвета величиной с теннисный мячик. Шарик, бледнея, начал быстро расти, через какой-то десяток секунд полностью окутав молодого человека полусферой, скрывшей от его глаз окружающие предметы. Валерий ощутил легкую тошноту, словно он летел на самолете, попавшем в воздушную яму. Потом тошнота исчезла - вместе с загадочной полусферой.
- Чё за фигня! – пробормотал Фролов, открывая глаза и тут же зажмурившись от яркого света. – Ой, ё, кажись, я наркотой надышался. Глюки конкретные.
Перед собой он видел лес. Именно лес, а не парк, к тому же заросший какими-то совершенно незнакомыми деревьями. И видел хорошо, поскольку был разгар солнечного дня. Валерий протянул руку, сорвал тонкую ветку с ближайшего дерева и ткнул себе в палец. Больно. То есть галлюцинации под большим вопросом. Но что же тогда получается? А получается, что его усыпили какой-то дурью и отвезли за тридевять земель, возможно, даже, в тридесятое царство. Ведь той растительностью, которую сейчас наблюдал Фролов, в средней полосе могли любоваться только посетители какого-нибудь ботанического сада. Но для ботанического сада здесь все было слишком дико, запущено. И птицы вокруг чирикали как-то совсем не по-домашнему.
Получается, Валерий минимум сутки провел в отключке. За это время кто-то погрузил его в самолет и увез далеко-далеко от дома. Он еще раз внимательно огляделся и для убедительности хорошенько пнул ствол дерева. То даже не шевельнулось. Настоящее, не картонное.
- Ага! - пришла на ум Валерию спасительная мысль. – Походу, затеяли новое телевизионное шоу. Ну да, ради высоких рейтингов изгаляются, как могут. К тому, что участников заранее предупреждают о ждущих их испытаниях, зрители давно привыкли, поэтому удумали хватать людей внезапно. Вот уроды! Ну ничего, ща я из вашей аппаратуры сделаю качественный металлолом.
Походив, Фролов нашел кол подлиннее и стал осматривать деревья в поисках замаскированных видеокамер. На это дело, оказавшееся абсолютно бессмысленным, он убил минут сорок. Отчаялся и вытер о рукав рубашки попутно найденный экзотический плод. Таких Валерий в жизни своей не видел. Хотя мало ли каких тропических фруктов ему не доводилось встречать. Папайя, маракуйя, гуанабана – перечислять упаришься! Фролов впился зубами в мякоть. Вкусно! Отличный десерт после сегодняшнего застолья. Хотя сегодняшнего ли? Кстати, почему, если его везли минимум сутки, он совершенно не чувствует голода? Вливали в рот бульон, пока он валялся без сознания? Ага, делать им больше нечего. Участник нового шоу должен быть голоден, чтобы зрители сразу видели, как он мечется по лесу в поисках еды. Кроме того ему придется выполнять разные глупейшие задания, подогревая интерес публики к его робинзонаде. То есть где-то спрятаны закладки, и там кроме записок должны быть разные нужные предметы вроде зажигалки, посуды, а то и примитивного охотничьего оружия.
- Вот этим я и займусь, - решил Фролов, одновременно испытывая раздражение из-за того, что ему приходится идти на поводу коварных организаторов шоу.
Но что поделать? Не питаться же одними фруктами. Да и если он сломает задуманный сценарий, запросто может прилететь обратка. Ведь столько денег на него угрохали, один перелет стоил больше, чем Фролов зарабатывал за несколько месяцев. Если он заартачится, обратно, чего доброго, придется добираться пешком.
Валерий в очередной раз огляделся. Надо же, как он сразу не заметил! Между деревьями петляла узкая тропинка. Даже, скорее, не тропинка, а намек на нее. Просто земля была утоптана заметно сильнее, чем где-то еще. Ну хоть какой-то ориентир. Лучше идти по уже кем-то проторенной дороге, чем бродить наугад.
Впрочем, вся ходьба заняла от силы минут пять. Через означенное время Фролов вышел на опушку и остановился, озадаченно разглядывая открывшуюся перед ним картину, пробуждающую ассоциации с известной детской сказкой. От центра поляны расходилось множество тропинок. Валерий не поленился и сосчитал – их было ровно тридцать. Восемнадцать из них были ярко освещены, причем источника света Фролову обнаружить не удалось. Да и не в этом суть. Валерию явно намекали, чтобы он двинулся по одной из освещенных тропинок. Но Фролов был русским человеком. К тому же он все еще злился на организаторов шоу. И поэтому шагнул на тропинку неосвещенную, за что был немедленно наказан. Тело пронзила боль, словно от прикосновения к электрическому проводу.
- Уроды! – яростно выкрикнул Фролов.
Действительно, разве нельзя было как-то гуманнее дать понять, что на неосвещенные тропинки путь заказан.
- Я вас, сволочи, по судам затаскаю! – добавил Валерий, при этом понимая безнадежность такой затеи.
Даже если сейчас идет запись, этот кусок преспокойно удалят. И доказывай потом, что ты не верблюд. Есть только один способ наказать мерзавцев, и Валерий двинулся обратно в лес. Пусть ищут других участников своего представления.
Он сделал всего несколько шагов и уткнулся в стену. Невидимую, однако по прочности вряд ли уступавшую каменной. Фролов обошел всю поляну, и везде натыкался на загадочную преграду. Вот тут у него возникли первые сомнения. Он никогда не слышал, чтобы где-то в мире изобрели невидимую стену. Насколько знал Валерий, земные технологии до таких чудес еще не доросли. Он снова подумал о галлюцинациях, вызванных каким-то новейшим и очень качественным препаратом. Уж очень эти глюки походили на реальность.
- Интересно, если ступить на одну из светящихся дорожек, где я окажусь? Вдруг дома? – подумал Фролов и после некоторых колебаний двинулся в центр поляны.
Еще с минуту он выбирал дорожку, а потом шагнул на ближнюю к нему. Других телодвижений не понадобилось. Вот только оказался Валерий не дома, а у высоких деревянных ворот, обитых железом. С обоих сторон от ворот тянулись вкопанные в землю толстые бревна высотой метров пять. Фролов застыл в нерешительности. Этого времени хватило, чтобы одна из створок ворот распахнулась, и к Валерию вышел мужчина лет тридцати. Одет он был своеобразно, в нечто, похожее на пижаму цвета хаки. С правой стороны груди на пижаме была вставка оранжевого цвета с надписью «Херсон».
- Добро пожаловать на Пантеон, - сказал мужчина, и в его интонации Фролову почудилось едва уловимое злорадство.
- Пантеон? Это так называется шоу? – вернулся Валерий к своей второй версии.
- О, еще один наивный фантазер объявился, - усмехнулся мужчина. – Да любой из нас с радостью отдал все, что у него есть, если бы это было шоу. Нет, дружок, Пантеоном называется планета. Какой-то шутник давным-давно это название придумал. У нас тут хватает любителей черного юмора. Знаешь, что такое пантеон?
- Кажется, так в древние времена называли собрание местных богов.
- В точку. Только здесь собрание не богов, а наших с тобой кошмаров.
- Это как? И для чего? – не понял Валерий.
- Как – не знаю, хотя, скорее всего, шуточки очень продвинутой цивилизации. А вот на твой второй вопрос ответить легче легкого. Для того, чтобы мочить нас, простых смертных… Не веришь мне. По физиономии вижу. Ничего, это пройдет, достаточно будет тебе увидеть мешочника или нестояка?
- Кого увидеть? – не понял Фролов.
- Много кого. Еще раз повторяю, это мир наших с тобой кошмаров. Кто-то в детстве боялся Горыныча, бабу-Ягу или доктора со шприцем. Кто-то, насмотревшись фильмов про зомби или вампиров, страшился их нападения. Вот они все здесь, как и многие другие. Но есть и довольно своеобразные кошмары. Например, женщина бережет фигуру, сидит на диете, и ей снится, как она ночью лезет в полный еды холодильник. А знаешь, сколько мужиков боятся стать импотентами? Вот и шастают по нашим землям холодец с нестояком. Только ты не думай, что эти кошмары несерьезные, любой из них способен убить безоружного человека. А от некоторых и оружие не спасает, тем более что с ним у нас беда. По большому счету нет ничего серьезнее автоматов. А против Годзиллы или покемонов они чуть лучше детской рогатки. Впрочем, покемонов, если умеешь, можно саблей нашинковать.
- Я вообще удивляюсь, откуда у вас оружие.
- Сейчас поймешь. Это первое испытание, которое выпадает новичку. Идем, а то что-то долго я держу гостя у порога. Впрочем, ты уже и не гость вовсе, а житель Пантеона и конкретно города Херсона. И лишь от твоих умений зависит, насколько долго ты в нем задержишься.
Они прошли в то, что мужчина назвал городом, хотя на взгляд Фролова Херсон скорее являлся деревней, только четко структурированной. Перед собой Валерий увидел строгие ряды одинаковых одноэтажных домишек. В центре находилась круглая площадь диаметром метров семьдесят. С одной стороны за домами виднелось открытое пространство. Почему оно не было застроено, для чего предназначалось – Валерий понять не сумел. Они уже оказались на площади, и мужчина подвел новичка к большому матовому экрану около метра по диагонали.
- Компьютерные игры тебе знакомы? – спросил он.
- Одно время здорово ими увлекался.
- Замечательно. Сейчас поиграешься. Только учти, дело это очень серьезное, от него во многом зависит твоя будущая жизнь. Тебе на выбор предложат семь уровней. И пройти можно только один, а не то, что проскочил первый и поднимаешься на второй. Заруби на носу, для тебя это жизненно важно. Пойдем дальше. Если выберешь и пройдешь первый, тебе дадут холодное оружие ближнего боя: сабли, мечи, копья. Второй уровень – арбалеты, охотничьи ружья, пистолеты. Третий – автоматы и нарезные винтовки. Четвертый – тяжелые пулеметы, пушки, минометы, огнеметы.
- А пятый? – спросил Валерий поскольку мужчина замолчал.
- Пятый еще никто не проходил. Как и шестой с седьмым. Можно только догадываться, какие там сюрпризы. Хотя седьмой уровень почти наверняка прямая дорога на Райский остров.
- Что за остров такой?
- Место, куда мы все стремимся попасть. Но тебе еще рано об этом думать, сейчас твоя главная задача – обзавестись оружием.
- Хорошо, забыли про остров. А что происходит с теми, кто проигрывает игру?
- Ничего. Они уходят с пустыми руками. А оружие здесь строго индивидуальное, ты не сможешь выстрелить из чужого автомата или пистолета.
- Вот засада! Мне почему-то кажется, что профессиональные вояки не самые большие знатоки компьютерных игр.
- Молодец, ухватил самую подлую суть этой игры. Нормальное оружие слишком часто достается штафиркам-ботаникам, с трудом отличающим приклад от магазина. Хотя бывают приятные исключения. Но мы заболтались, а система не любит, когда долго висят над ее душой.
- У этой фиговины есть душа, - скептически хмыкнул Фролов.
Вместо ответа мужчина подтолкнул его к матовому экрану. И тот моментально осветился ярким светом, а в руках у Валерия оказался привычный джойстик. Ну хоть в этом загадочные хозяева планеты облегчили условия игры. А то бы подсунули свой девайс, и ломай голову, с какой стороны за него браться.
Фролов считал себя достаточно приличным игроком, но упоминание о том, что лишь единицы сумели пройти четвертый уровень, а пятый вообще стал глобальным камнем преткновения, вынудило его осторожничать, ограничившись лишь вторым уровнем. Валерий ждал от игры чего-то запредельно сложного и необычного, однако к своему изумлению ему предложили обычные гонки. Слегка измененные по сравнению с привычными, но по сути хорошо знакомые. Возможно, дальше, на следующих уровнях, игра резко усложнялась, но сейчас он финишировал с некоторым отрывом и не потратив ни одной лишней жизни.
Мужчина панибратски хлопнул Валерия по плечу:
- Ну, ты конкретно Шумахер. И жизни все сохранил.
- А разве в этом есть какой-то сакраментальный смысл?
- Еще бы! Если осталась единственная жизнь, выбираешь всего одно оружие. А если сохранил все, тебе выдадут сразу три разных ствола. Или что-то из первого уровня, по твоему желанию. Да ты посмотри!
Валерий перевел взгляд на экран. Там возникли изображения нескольких десятков пистолетов. Фролов застыл в нерешительности. В огнестрельном оружии он разбирался чуть лучше, чем свинья в апельсинах.
- «Глок» бери. Восемнадцатый. Отличная вещь и двадцать патронов в обойме.
Валерий не стал возражать. По подсказке он выбрал и охотничье ружье «ремингтон». Проигнорировав арбалеты, Фролов скользнул взглядом по изображениям холодного оружия. Вот где пригодились его обширные знания. В топку рыцарские мечи, копья и сабли. Если он верно оценил ситуацию, то ему идеально подходит катана. Легкий самурайский меч обеспечивал свободу маневра и при этом позволял нанести сокрушающий удар.
Едва Валерий определился с выбором, перед ним вырос постамент, на котором лежало его оружие.
- На выход за границы Херсона выдается одна обойма к пистолету и пачка патронов для ружья. Если все их расстреляешь, запасы пополнятся только на следующий день. Ну и каждую неделю в качестве бонуса прилетают дополнительные обойма и пачка, - пояснил мужчина.
- А если не умеешь стрелять и надо потренироваться? Одна обойма – это курам на смех, - встревожился Фролов, успевший забыть, как обращаться с огнестрельным оружием.
- Расслабься. Тренировки – отдельная песня. На стрельбище патронов хоть одним местом ешь, но если попытаешься заныкать хоть один, я тебе не завидую.
- А что тогда будет? – взялся любопытствовать Фролов.
- Плохо тебе будет. Очень плохо. Так что даже не пытайся, - мужчина решил обойтись без конкретики. – Все, довольно разговоров. В курс дела тебя ввели, оружие ты получил, осталось познакомиться с мэром города.
- О как! – удивился Валерий. – И за какие заслуги мне такая честь?
- Да, это честь! – напыщенно заявил мужчина, - но одновременно и обязательная процедура. Мэр должен лично переговорить с каждым новичком, составить первое впечатление, на что он способен.
За время этого короткого разговора они успели подойти к единственному в Херсоне каменному зданию в два этажа. Вокруг него и в самом доме шаталось около десятка человек, вооруженных автоматами. К удивлению Фролова среди них была одна женщина. Кабинет мэра располагался на втором этаже. Обстановка его была, мягко говоря, спартанской. В России такой устыдился бы глава самого захудалого городишки. Зато сам мэр чисто внешне идеально вписывался в этот затрапезный интерьер. Было в его внешности что-то неуловимое, вызывающее желание дать ему по морде. С точки зрения Валерия это был замечательный кинематографический типаж наперсточника, шулера или председателя колхоза. Особенно замечательными были глаза: неопределенного цвета, воровато бегающие, словно их обладатель что-то украл или собирался украсть. Все же это была какая-никакая власть, и Фролов первым выдавил из себя отрывистое «здрасьте».
- Ну здравствуй, новичок! – мэр изобразил на своем лице подобие улыбки.
Теперь он стал похож на цыгана, оценивающего краденую лошадь. Правда, лошади не умеют разговаривать, а Фролову пришлось ответить на несколько вопросов.
- Какой-нибудь уровень сумел пройти? – в первую очередь спросил мэр.
- Да, второй.
- Неплохая замена. Твой предшественник остановился на первом. А чем занимался на Земле?
- В офисе работал.
Тут мэр не выдержал и бросил в сердцах:
- Развелось офисных работников, как дерьма на свиноферме. А если попадаются военные или полицейские, то почти все получают в плечи нулевой уровень.
Сделав вид, будто не заметил брошенные в свой адрес обидные слова, Валерий спросил:
- Я что-то не понял насчет своего предшественника. Как это определяется?
- А очень просто. В каждом городе, а их в нашей части Пантеона ровно тридцать, живет тысяча человек. Ни больше, и ни меньше. Если кто-то из них гибнет или попадает на Райский остров, ему на замену в тот же день приходит новичок.
Фролов хотел задать еще несколько вопросов, но мэр решительно пресек эту попытку:
- Иди, тебе покажут твое жилье и помогут с обустройством.
Тот же мужчина, встречавший Валерия у ворот города, привел его в один из стандартных одноэтажных домишек:
- Располагайся, будь, как дома, - сказал он, заходя в одну из двух жилых комнат. – Все, что здесь видишь, твое. Дальше сам разберешься. У нас вчера шушера и мешочник двух человек грохнули, так что должен еще один гость появиться. А я сегодня на воротах, если пропущу новичка, у меня будут серьезные проблемы.
Мужчина рысью выскочил из дома, а Фролов занялся ревизией свежеприобретенного имущества. На большой кровати лежали спальные принадлежности и уже знакомый Валерию комплект одежды, названный им «пижамой». Еще в комнате были три стула, тумбочка и стол. К стене была прибита вешалка, заменяющая шкаф для одежды. Под вешалкой стояла обувь на все случаи жизни: босоножки, кроссовки, ботинки, резиновые сапоги. Фролов распахнул тумбочку. Там лежали мыло, полотенце, зубная щетка, безопасная бритва с упаковкой лезвий и два тюбика. На одном была нарисована зубная щетка, а на втором шапка пены. В выдвижном ящике тумбочки обнаружилась электробритва, но почему-то без провода.
- Как же ей пользоваться, когда сядет аккумулятор? – удивился Валерий. – И есть ли он в ней?
Завершив изучение личного пространства, молодой человек вышел в коридор. Дверь напротив была приоткрыта. Фролов на всякий случай постучал, а потом осторожно заглянул. Ага, такая же комната, как и у него. Только царил в ней настоящий бардак, вызвавший у Фролова удивление: как можно добиться такого феноменального результата при столь скудном наборе личного имущества?
В коридоре было еще три двери. Одна вела на улицу, две, расположенные рядом посередине между комнатами – в ванную и туалет. Валерий на всякий случай осмотрелся внимательнее, но факт оставался фактом: кухня в этом доме отсутствовала. Надо полагать, в городе налажено централизованное питание, а ему об этом ни слова, ни звука. Вот и ходи голодный неизвестно сколько времени.
Фролов выбрался на улицу. Справа за рядами домов находилось свободное пространство. Но с ним он еще разберется. Сейчас куда интереснее то, что слева. Валерий пробрался между домами. Предчувствия его не обманули. Он увидел четыре приземистых здания, располагавшиеся у самого забора. Стоило подойти к ним вплотную, и запах убедительно доказал Фролову, что он выбрал правильное направление. Валерий зашел в ближайшее здание. Взору его предстали пустые столы, которые небрежно протирали несколько женщин. Одна из них соизволила обратить на него внимание:
- Ну и что ты тут забыл? До ужина еще три часа. Хотя постой, что-то мне твое лицо незнакомо? И приперся в неурочное время. Свежак, что ли?
- Ну да, только сегодня вляпался в это безобразие.
- И успел оголодать? Молодец, завидую. Большинство людей, когда узнают, куда их занесла нелегкая, надолго аппетита лишаются. Но извини, ничем не могу помочь. У нас порядки строгие, еда четко по расписанию.
- А если… - начал было Валерий.
- Никаких «если»! Нету у меня желания из-за голодных свежаков в полях корячиться да жизнью рисковать, - отрубила женщина.
Побрел Фролов, несолоно хлебавши, обратно. Только зашел в дом, как распахнулась комната соседа, и оттуда выглянул парень неопределенного из-за пышной бороды возраста.
- Здорово, новичок! Будем теперь вместе кантоваться. Меня Семеном зовут.
- Валерий, - представился Фролов.
- Ты как, в полном ауте или маленько очухался? – довольно бесцеремонно поинтересовался сосед.
- Пока ничего. Но я же еще не выходил из города.
- Это ты грамотно заметил. По закону тебе положено три дня на адаптацию. Осмотреться, научиться владеть оружием. У тебя какой уровень?
- Второй.
- Нормально. А стрелять умеешь?
- Так себе. Уже забыл, когда огнестрел в руках держал.
- Это плохо. Здесь твоя жизнь в первую очередь зависит от умения стрелять. Во вторую от удачи, а в третью от владения холодным оружием. Кстати, ты сколько жизней в игре потерял?
- Ни одной.
- Молодец! А тебя встречающий предупредил, что в таком случае не стоит брать два ружья или пистолета, а надо взять меч или копье?
- Предупредил.
– Вот и хорошо. А то есть здесь твари, которым наша стрельба глубоко фиолетова, зато их можно порубить на мелкие кусочки. Ты чем разжился, мечом или копьем?
- Катаной.
- Клюнул на восточную экзотику. А зря. Нет, я не спорю, катана – вещь отличная, но овладеть той же саблей проще.
- Я серьезно занимался реконструкторством.
- В смысле игрался в средневековую войнушку?
- Не только игрался, но и вдумчиво изучал оружие, в том числе самурайское.
- Да, парень, могу тебе только посочувствовать.
– Это почему?
- Угоди ты сюда на четыре месяца раньше, стал бы инструктором по фехтованию. Лафа конкретная, учишь народ махать холодняком, постоянно обретаешься в городе и при этом на общих правах участвуешь в лотерее.
- Какой лотерее?
- А тебе Петруха не рассказал?
- Это который у ворот стоял? – догадался Фролов.
- Он самый. Так вот, есть на Пантеоне Райский остров. Это такое место, где нет оживших кошмаров, и тебя сплошь окружает красивая жизнь.
- И как туда попасть?
- Есть два варианта. Первый – рискнуть самому, но это чистое самоубийство. До острова несколько десятков километров, а по морю шастают спруты-людоеды и гигантские акулы, которые на Земле давно вымерли, а у нас из-за какого-то урода, насмотревшегося акульих ужастиков, очень даже неплохо себя чувствуют. Погоди, щас вспомню, как они называются.
– Мегалодоны.
- Верно. Ну, ты энциклопедист! Здесь, на Пантеоне, нет подходящего материала и инструментов, чтобы построить нормальный корабль. А лодку мегалодон расколошматит вдребезги одним ударом, если раньше тебя из нее спрут не выудит. Правда, есть тут у нас один мечтатель, он дельтаплан строит, хочет на нем через море перелететь. Но, зуб даю, пойдет он на корм морским гадам. Поэтому остается один реальный путь, надо собрать пуд корня Химеры. Дело это муторное. Сам корешок с указательный палец, а Химера хотя и растет сообществами типа земляничника или черничника, но встречается далеко не на каждом шагу. Месяц, а то и полтора уходит, пока всем городом пуд набираем. Тогда кладем корень на устройство, которое под настроение и если грамотно попросить, выдает нам разные ценные вещи. Ровно пуд исчезает, излишки отбрасываются в сторону, и появляется номер счастливчика, который отправляется на Райский остров. А дальше… Но это надо видеть а не рассказывать, целое представление.
- С отправкой на Райский остров.
– Да.
- И людей реально отправляют?
- А зачем бы мы тогда напрягались, собирали корень? Каждый надеется получить путевку в новую жизнь, только мало кому удается. Да ты сам посчитай, за год человек десять вытягивают счастливый билет, всего один процент. Но это теоретически, а с учетом того, сколько народа гибнет, выходит и того меньше.
- Ну ладно, это удаленная перспектива. А что меня ждет в ближайшее время?
- У тебя второй уровень, поэтому собирательство тебе не грозит. Начнешь с охоты, это самое простое. Дальше тебя поставят охранять народ, сначала тот, что собирает корень, потом тех, кто обеспечивает нас дарами леса, фруктами, ягодами сердцевиной хлебного дерева. А самое ответственное – это разведка новых плантаций Химеры, но если ты до этого и дойдешь, то нескоро. Жаль, маловато людей первого уровня, одного инструктора на них кое-как хватает. Хотя я на твоем месте попробовал бы подкатиться к Бате, вдруг он расщедрится.
- А кто такой Батя?
Лицо Семена тут же превратилось в верноподданнейший лик, и он с благоговейным придыханием сообщил:
- Батя – наш мэр, лучший из мэров этой проклятой планеты! Только благодаря ему вы выживаем среди смертоносных монстров и в окружении коварных врагов, норовящих на нашем горбу въехать в рай.
У Валерия сложилось несколько иное, мягко говоря, впечатление о херсонском градоначальнике, но он не стал затевать дискуссию, тем более, что в речи Семена был один странный момент, требующий пояснения.
- Слушай, а почему в городе мало людей первого уровня? Мне казалось, что должно быть наоборот, он же самый элементарный.
- Ну, во-первых, кому хочется махать железяками, когда есть возможность обзавестись нормальным оружием? А большинство из попавших сюда на Земле рубились во всякие стрелялки и догонялки, вот и замахиваются на серьезную игру. Во-вторых, бабам вообще нет прока от первого уровня. Сила у них не та, удар слабенький, мало кто из них способен хотя бы слегка покоцать любого из монстров. Поэтому им ненавязчиво рекомендуют идти на второй уровень, а если попадается реальная геймерша, то и на третий
– Понятно. А почему в нашем доме нет кухни? Я бы с удовольствием чего-нибудь перекусил, успел за сегодня проголодаться.
- Вопрос не по адресу. Спроси об этом у создателей Пантеона, если доведется с ними встретиться, - усмехнулся Семен. – Но у меня для тебя есть и хорошая новость, можно идти ужинать. Наслаждайся, Валера, последним свободным вечером, с утра тобой займутся по-взрослому. Людей постоянно не хватает, слишком много нас здесь гибнет. Механизм вроде бы отлаженный, однако приходится постоянно затыкать бреши, вставлять новые винтики вместо утраченных.
Валерия захомутали сразу после завтрака. К нему подошел мужчина средних лет, назвавшийся Георгием, без лишних слов поставивший задачу:
- Сходи домой, возьми оружие и двигай на полигон, за левые дома. Там все увидишь, в этом городе надо очень сильно постараться, чтобы заблудиться.
На пустыре, громко названном полигоном, собралось человек десять. Судя по малочисленности, новичков тут обучали по ускоренной программе. А и в самом деле, чего напрягаться, если на смену выбывшему быстро нарисуется новый страдалец. Человека же бывалого, стрелянного лишь приспосабливали к местным условиям, действуя по принципу «ученого учить – только портить».
В этом Фролов убедился на собственном опыте. Преподавателю фехтования хватило нескольких минут, чтобы отбросить в сторону кол, выполнявший роль учебного копья. Затем он жестом фокусника извлек то ли книжицу, то ли тетрадь, судя по потрепанности, выполнявшую роль главного, если не единственного, учебного пособия, и открыл ее. Валерий увидел рисунок существа, отдаленно напоминающего сказочную бабу Ягу.
В книжице было еще много рисунков. Некоторые инструктор пролистывал, по ходу говоря «против этого холодняк не катит». На остальных задерживался, подробно объясняя, как лучше управиться с тем или иным монстром, какие у него самые уязвимые для катаны места. Увы, теоретическим курсом все и ограничилось. Никто не удосужился сделать чучела, на которых можно было бы отточить самые смертоносные удары. В очередной раз торжествовал принцип «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Если новичок на свое счастье окажется умелым воином, то будет жить и, возможно, попадет на Райский остров.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

d_ice, 24-03-2019 в 18:03
Идея хорошая и мир забавный..но! Имеют место быть какие то нелепые скачки между персонажами и местами действий. Например:
- Еще как выйдет, - возразил Фролов. – Надо лишь присмотреться к жабе со всей дотошностью.
Землянин вернулся домой, терзаясь сомнениями.

И ладно бы разок такое...
А еще у автора описано что Пантеон выдавал своим постояльцам чистую одежду и стирками заниматься было ненужно.., а чуть далее по тексту был грязнуля который ленился стирать, а еще никто не догадался добывать порох и поражающий элемент из халявно выдаваемых патронов(для производства гранат), никто не плел сети....не продуманный труд, явно все выдумывалось что называется в процессе.