Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Космическая фантастика, Мистика, Приключения, Фантастика, Фэнтези » Отзвуки серебряного ветра. Мы — были! Путь
Иар Эльтеррус: Отзвуки серебряного ветра. Мы — были! Путь
Электронная книга

Отзвуки серебряного ветра. Мы — были! Путь

Автор: Иар Эльтеррус
Категория: Фантастика
Серия: Отзвуки серебряного ветра книга #2
Жанр: Космическая фантастика, Мистика, Приключения, Фантастика, Фэнтези
Статус: доступно
Опубликовано: 05-10-2020
Просмотров: 53
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 110 руб.   
ОПЛАТИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Жизнь течет по своим правилам, чаще всего непонятным людям и иным разумным. Изменения накатывают неожиданно и чаще всего тогда, когда их никто не ждет. Орден Аарн, вызывающий ненависть правительств стран галактики, тоже не остается в стороне – впереди война с религиозными фанатиками, которые ради своей веры готовы погубить разумную жизнь во всей галактике. Чтобы выжить, вчерашние враги вынуждены забыть о вражде и объединиться. Иного выбора у них нет…
Раздражающий гул двигателя мешал заснуть, и Нио ворочался на узкой и жесткой койке. Да еще и соседи не давали покоя. Впрочем, чему удивляться — если набить в довольно тесное помещение больше двухсот человек, то результат получится именно таким. В бывшем трюме, сейчас плотно заставленном трехэтажными железными койками, было не протолкнуться. Люди занимались своими делами, кто-то спал, кто-то разговаривал, кто-то что-то ел, кто-то монотонно проклинал соседей и саму жизнь. Слава Благим, трехмесячный путь подходил к концу, сегодня вечером космодром Ирлорга примет их разваливающийся корабль.
Офицер скривился — чудо, что это ржавое корыто, именуемое с какой-то стати «Победителем», вообще долетело куда-то. Разве это корабль? Улитка, да и только — три месяца на расстояние, которое современные корабли проходят за неделю. Нонсенс! Увы, место на звездолете классом повыше оказалось не по карману отставному офицеру, ведь даже за койку на этой лоханке с него содрали полторы тысячи кредитов. Осталось совсем немного, около семисот, и это все, с чем Нио Геркат-Хартон должен начинать новую жизнь. Да уж, новую жизнь в сорок два года... Врагу не пожелаешь.
Горькая и едкая обида до сих пор темной пеленой колыхалась в душе. За что с ним так подло поступили? Впрочем, он прекрасно понимал, почему и за что. Из него сделали козла отпущения. Всего лишь... Хорошо хоть вообще не расстреляли, вполне ведь могли. Воспоминание о том, как отвернулись все друзья, было донельзя мучительным. «Предатель!» — кричали ему в спину, и никто не захотел ему поверить. Ни один человек. Хотя нет, один все же поверил. Но что мог сделать простой капитан второго ранга? Ровным счетом ничего! Спасибо Тао и за человеческое отношение, за сочувствие, за то, что понял и не стал плевать вслед, как другие. И несмотря на то, что его разжаловали, майор Геркат-Хартон продолжал считать себя офицером. Он никого не предавал! Не нарушал присяги, а значит — он офицер.
— А ну, давай бабки, я те сказал! — привлек внимание Нио чей-то хриплый голос, и бывший офицер раздраженно выругался про себя, открывая глаза.
Совсем рядом с ним, в проходе между койками несколько помятых личностей зажали молоденького паренька. Бедняге разбили лицо, и он все время вытирал стекающую из рассеченной брови кровь. Парнишка с отчаянием оглядывался, но все вокруг отворачивались и делали вид, что ничего особенного не происходит. А предводитель крыс с насмешкой покачивал перед глазами жертвы считывателем кредитных карт.
Эта сплоченная стая была хорошо знакома Нио, весь полет, все три месяца они не давали жизни никому, терроризируя окружающих, и мало кто решался давать отпор. Только насиловать пока не решались — капитан перед стартом сказал, что любого насильника за борт без скафандра вышвырнет. Хотя этим и насиловать не требовалось, находилось достаточно женщин, добровольно выполнявших все их желания. Выполнявших — в надежде на покровительство и защиту.
Нио банда тоже не рискнула трогать, крысиным чутьем угадав, что этот — опасен. И на настолько наглый грабеж до сих пор не шли. Отнимать у паренька его жалкие гроши? На этом корабле богатых не было, только отчаявшиеся люди могли согласиться на полет в таких условиях. Безнаказанность головы вскружила? Зря это они, очень и очень зря. Что ж, придется поучить. Забирать у человека последнее не дозволено никому!
Офицер мягко спрыгнул с койки и неслышными шагами приблизился к бандитам. Один из них все-таки что-то услышал и обернулся. Поздно. Удар ногой в печень, и смуглый верзила с хрипом рухнул на пол. Главарь что-то заорал и кинулся на Нио, двигаясь при том так неуклюже и медленно, что офицер только зло рассмеялся. Он стоял на месте и пропускал мимо удары бандита, мгновенно сдвигаясь вправо или влево на какие-то сантиметры.
А, сволочи, ножи достали? Что ж, сами виноваты. Несколько быстрых, почти невидимых глазу ударов отправили вооружившихся ножами членов банды в глубокий нокаут. Офицер повернулся к остальным, стоявшим в отдалении, и те по-крысиному ушмыгнули куда-то. Залитый кровью парнишка с недоумением смотрел на пришедшего ему на помощь человека.
— Ну, что стоишь? — улыбнулся ему Нио. — Пошли в санузел, рану промыть надо.
Тот только судорожно кивнул и поплелся следом за своим спасителем. На ржавой лоханке и санузел был под стать всему остальному. Грязный, тесный, унитазы даже пластиковыми перегородками не отделялись друг от друга. Да и было этих унитазов всего два десятка на двести восемьдесят три человека... Первое время люди стыдились, пытались соблюдать хоть какую-то очередность посещения туалета мужчинами и женщинами. Но вскоре об этом забыли, слишком велика была теснота. Не до стыдливости стало.
Нио затащил паренька в двери санузла, растолкав по дороге толпу жаждущих попасть внутрь — люди видели расправу с бандитами, и никто не осмелился протестовать. Вот же, все хвосты Проклятого! Что за невезение? Напоролся. На унитазах сидело несколько женщин. Офицер вошел, изо всех сил стараясь не смотреть на них — надо же, некоторые еще краснеть не разучились... А девушка слева могла показаться даже привлекательной, если бы ее для начала как следует отмыть.
К сожалению, в трюме даже душа не имелось, и все три месяца пути люди вынуждены были обходиться без мытья. Разве что во время остановок кто-нибудь из пассажиров ухитрялся найти возможность помыться, но это мало кому удавалось — на космических станциях вода ценилась на вес вария, а лишних денег ни у кого из пассажиров «Победителя», не было. Только универсальная биоблокада спасала от эпидемий. Орден Аарн еще лет семьсот назад облагодетельствовал обитаемую галактику этим лекарством, дающим иммунитет к любой, даже неизвестной никому заразе. Капитан «Победителя», несмотря на всю свою жадность, добавлял лекарство в еду для пассажиров — трупы на борту ему были не нужны и невыгодны.
Нио подвел смущенного парнишку к крану и открыл воду. Хорошо хоть дистилляторы на корабле работали относительно неплохо, можно не опасаться. Офицер обшарил свои карманы и задумчиво хмыкнул себе под нос — старая привычка космодесантника таскать при себе медикаменты и сейчас не подвела. Он сам промыл пострадавшему рассеченную бровь и залепил найденным биопластырем. Потом внимательно осмотрел его. Смуглый, каштановые волосы, черные глаза. И отчаянно курнос. Губы парнишки кривились в нерешительной улыбке, во взгляде все еще сквозил страх. Нио вздохнул — придется держать паренька при себе, крысы ведь мстительны, могут и ножом пырнуть где-нибудь в уголке.
— Спасибо вам... — выдавил из себя парнишка.
— Было бы за что, — проворчал офицер. — Держись возле меня, не то опять поймают. Такие не любят упускать добычу.
Он снова посмотрел на спасенного. Симпатичный мальчишка, наивный и совсем молоденький — лет семнадцать-восемнадцать, вряд ли больше. Акцент на общем у него только странноват — шипит как змея в конце каждого слова. Где это, интересно, так говорят? Ладно, придет время, сам расскажет.
Нио вышел из санузла, парнишка поспешил за ним. Люди у входа снова поспешно расступились — никому не хотелось связываться с человеком, способным в одиночку положить такую банду.
Офицер, не торопясь, шел к своей койке, привычно сканируя взглядом пространство. Какая-то странность вдруг привлекла внимание, и Нио замер, мгновенно насторожившись. На его койке кто-то сидел. Он нахмурился, на всякий случай приготовившись к бою, и тенью скользнул вперед. Кто это, интересно, настолько обнаглел? Одного урока оказалось мало?
Так. Будь оно все проклято! На краешке койки сидела дрожащая девушка в грязной, длинной темно-серой юбке. Непонятного цвета замызганная кофточка была разорвана, и она придерживала воротник рукой. Она смотрела взглядом затравленного зверька. Понятно... О Благие, один раз только выставился, и на тебе! Еще одна за защитой от кого-то. И не прогонишь ведь, видно, что человек в беде.
Девушка, увидев Нио, встала, неловко поклонилась и сквозь слезы с каким-то отблеском слабой надежды во взгляде, посмотрела на него. Посмотрела и тут же смущенно опустила глаза. Все сразу стало пронзительно ясно, по ее поведению ясно — девочка родом из Аствэ Ин Раг, только там женщины не считаются людьми и являются полной собственностью мужчин. Нио уже доводилось видеть их, ни одна никогда не поднимала глаз на мужчину и покорно выполняла любой его приказ. Забитые, не представляющие себе иной жизни рабыни. А уж если какая и фактически являлась рабыней...
Читанное о порядках на Аствэ Ин Раг потрясало любого нормального человека до глубины души. Нио не составлял исключения, но далеко не во все прочитанное верил, не могло такого быть, не укладывалось такое в сознании. Но как, интересно, девочка с планеты религиозных фанатиков оказалась на этом гнусном корабле? Фанатики ведь почти не появлялись в «мирах греха», как они именовали другие государства обитаемой галактики. Да мало того, что оказалась, так еще и осмелилась сама подойти к незнакомому мужчине! Ведь по их законам — это бунт. Даже за попытку на ее родине камнями побивали. Это до чего же бедняжку нужно было довести, чтобы она решилась?
Нио подошел, молча повернул девушку спиной к себе и задрал ей кофточку. Она даже не попыталась сопротивляться. Ну, конечно, так он и думал. Всю спину несчастной покрывали струпья и кровоподтеки — ее хозяин продемонстрировал типичное отношение к женщине для уроженца Аствэ Ин Раг.
— Господин, — прервал его мысли чей-то бас. — Эта тварь осмелилась потревожить ваш покой? Прошу вас не беспокоиться, она будет наказана.
Нио медленно повернулся, едва сдерживая ярость. Перед ним, склонившись в угодливом поклоне, стоял огромный бородатый мужик в каком-то нелепом балахоне. В руках он держал толстую резиновую палку, на которую с ужасом смотрела несчастная девочка. Из глаз бедняжки катились крупные слезы, на лице застыла обреченность. Нио даже передернуло. Этот подонок избивает девчонку палкой?! Мгновенно вспыхнувший гнев оказался столь сильным, что офицер не сдержался, и его кулак с хрустом врезался в челюсть рабовладельца. Тот с воплем отлетел и рухнул на пол.
— За что, господин?! — взвыл он, с изумлением глядя на ударившего его человека.
— За то, что ты мразь! — рявкнул Нио.
Он уже корил себя за то, что не смог сдержаться. Ведь эта сволочь все на девочке выместит. Понятно уже, что рабыня. А по межпланетным законам рабыня, вывезенная хозяином в миры, где нет рабства, все равно остается рабыней. Свободной она становится только в случае, если сама сумеет сбежать и добраться до планеты, не признающей рабства. Что, как понимал любой, было совершенно невозможно. Если же какая несчастная сбегала от хозяина на другой планете, то ее разыскивала местная полиция и возвращала ему. Куда и как могла спрятаться беглая рабыня в незнакомом мире, не имея ни денег, ни документов? Потому беглых находили очень быстро. Что после поимки ожидало бедняжку, человек с воображением вполне мог себе представить...
Интересно, а на планетах ордена такие же законы? Или иные? Кто бы знал... Ни хвоста Проклятого об этих Аарн неизвестно! И что теперь делать ему? Отобрать девочку у ублюдка? Так ведь эта сволочь капитану пожалуется. А попадать в корабельный карцер Нио совсем не улыбалось. Да, раскидать членов экипажа, даже вооруженных, бывшему майору спецназа космодесанта не составит особого труда. Но тогда на выходе из корабля его, скорее всего, будет ждать полиция. И как поступить? Оставить эту пришедшую к нему за помощью девочку в беде, бросить ее? А совести хватит? Знает ведь, что сотворит хозяин с избитой до полусмерти рабыней. Нет уж, он все-таки человек...
Нио тяжело вздохнул, доставая из кармана кредитную карточку с оставшимися деньгами. Бородатый стоял в стороне и держался за челюсть. В его взгляде, обращенном на плачущую девушку, было столько обещания, что она чуть ли не билась в судорогах от ужаса.
— Твоя рабыня? — холодно спросил Нио.
— Да, господин, — снова поклонился бородатый, с уважением и страхом поглядывая на все еще сжатый кулак офицера.
— Она мне нравится, сколько ты за нее хочешь?
— Тысячу кредитов, господин, — в глазах инрагца зажегся алчный огонек.
— Не смеши меня, — с презрением усмехнулся Нио. — Тысячу она стоила, когда была здоровой и ухоженной. К тому же — непокорна, покорную рабыню так избивать не нужно. Я даю тебе пятьсот и это мое последнее слово. Впрочем, может мой кулак покажется тебе более приемлемой платой?
— Я согласен, господин, согласен! — быстро закивал бородатый, отойдя на всякий случай в сторону — кто знает, что взбредет в голову этому странному человеку. Очень опасному человеку! Опасность, исходящая от него, ощущалась на каком-то нутряном, животном уровне. Хочет эту давно надоевшую и непослушную рабыню? Да пускай берет, не хватало еще с таким зверем спорить! К тому же пятьсот кредитов тоже немалые деньги, ему действительно больше за эту наглую сучку не выручить. Дома бы за нее и двести не дали.
Девушка с ужасом смотрела на Нио. И ее глаза становились все более пустыми, казалось, надежда по капле вытекает из них, сменяясь обреченностью. Она ведь пошла на бунт, увидев, как этот человек защитил избиваемого подонками паренька. Теми самыми, которым хозяин заставлял ее отдаваться почти каждый день. Отвращение к себе после каждого такого случая было столь велико, что рабыня припрятала веревку. Если бы появилась возможность хоть на несколько минут уединиться, она давно бы удавилась. Да только на корабле везде толпились люди... И девушка с гадливостью подчинялась приказам, пока эти приказы не перешли грань возможного.
Сегодня от нее потребовали совершенно скотских, омерзительных вещей. Противоестественных, запретных. Она отказалась, и хозяин так страшно избил ее за это... И девушка убежала, убежала к тому, кто помог беззащитному. Ей почему-то показалось, что этот человек не такой, как другие мужчины, что он ее защитит, поможет. Наивная дура! Он ее просто покупает. Да еще и сказал, что непокорна... Ой, как бы у него не стало хуже, чем у нынешнего хозяина. Неужто сразу бить начнет? Святой Благословенный, да за что же ей все это? Только за то, что женщиной уродилась?..
Нио видел этот страшный пустеющий взгляд, и ему было очень не по себе. Офицер ощущал себя последней мразью. Но роль, если уж взялся за это неблагодарное дело, нужно сыграть до конца. Он сжал зубы и заставил себя казаться бесстрастным. Затем взял девушку за руку и повел к стене, где висел экран инфора для связи с рубкой. Рабыня безразлично передвигала ногами — какое ей дело до их денег и их сделок? Опять ее продают. Все как всегда... Нио снова посмотрел на девочку, поморщился и включил инфор, вызывая рубку.
— Ну что там еще? — послышалось недовольное урчание, и на экране появилось толстое одутловатое лицо капитана, явно испытывающего муки похмелья.
— Господин капитан, — коротко поклонился офицер. — Прошу зафиксировать сделку в главной базе данных корабля.
— Пять кредитов.
Нио согласно кивнул и вставил свою кредитную карточку в одну из прорезей инфора, набрав на клавиатуре код. Затем наклонился к сканеру, давая считать рисунок сетчатки глаза. После него то же самое проделал бородатый.
— Я, божий слуга Укен Санор, продаю свою рабыню Рилку господину... — сказал он и вопросительно посмотрел на офицера.
— Нио Геркат-Хартону.
— Да-да, господину Нио Геркат-Хартону... Цена оговорена и составила пятьсот галактических кредитов. Рабыня переходит в полную собственность господина Геркат-Хартона и я, Укен Санор, после получения денег на мой счет, не буду иметь к господину Геркат-Хартону никаких претензий по поводу этой рабыни. О чем и заявляю в присутствии уважаемого капитана, которого прошу заверить нашу сделку.
— Согласен со всем вышесказанным, — кивнул офицер.
Капитан недовольно хрюкнул, приподнял бровь и внимательно осмотрел безучастно стоявшую рядом с Нио девушку. Видимо, зрелище не пришлось ему по вкусу, так как он скривился и что-то быстро набрал на клавиатуре своего инфора. Нио внимательно следил за ним и тихо вздохнул, увидев, что трансферт денег произведен. Из щели под экраном выскочили два пластиковых листа, удостоверяющих сделку.
Офицер взглянул на бородатого и досадливо поморщился. Тот выглядел настолько довольным, что чуть ли не сиял. А из этого следовало только одно — Нио переплатил, как минимум, вдвое.
— Эх, старый ты дурень, — неслышно пробормотал он себе под нос.— Выйдет тебе твоя доброта когда-нибудь боком...
Осталось всего сто девяносто три кредита. И это все. Хотя, стоп, — еще минус пять.
— Подождите, капитан, — обратился он к собиравшемуся уже отключиться толстяку. — Я хотел бы заверить еще один контракт.
— Какой?
— Прошу зафиксировать мои слова.
Нио подождал, пока включится звукозапись, и сказал:
— Я, Нио Геркат-Хартон, отпускаю свою рабыню Рилку на свободу и прошу уважаемого капитана зафиксировать это в главной базе данных корабля.
Толстяк даже проснулся от столь дикого заявления, его крохотные глазки стали круглыми. А уж лицо бородатого инрагца стоило особого описания. Челюсть его попросту отвисла, он вцепился обеими руками в собственную бороду, и даже не круглыми, а квадратными глазами уставился на сумасшедшего, выбросившего на ветер пятьсот кредитов. Деньги, на которые во многих колониальных мирах можно было скромно прожить пару лет. Почти все люди, услышавшие слова Нио, тоже негромко переговаривались и переглядывались, не веря собственным ушам.
— Вы уверены? — опомнился в конце концов капитан.
— Да.
— Но тогда, согласно межпланетному законодательству, вы обязаны дать освобождаемой рабыне свою фамилию.
— Вот и хорошо, — усмехнулся офицер. — Всегда мечтал о младшей сестренке.
Он повернулся к замершей с широко распахнутыми глазами девушке и спросил:
— Будешь моей сестренкой?
Рилка ошеломленно смотрела на него и тщетно пыталась что-то сказать. Вот только не получалось у нее это. Никак не получалось. Это что, сон какой-то? Глаза девушки были наполнены изумлением, из них потоком текли слезы. Свобода? Новый господин отпускает ее на свободу? Но так же не бывает... Господин предлагает стать его сестрой? Он выбросил ради нее такие огромные деньги?! Спасибо тебе, Святой Благословенный! Не ошиблась! Этот человек действительно не такой, как все прежние господа! Рилка рухнула на колени и принялась целовать ему ноги. Девушка захлебывалась слезами радости и готова была сделать для освободившего ее все что угодно.
Нио замер, потом осторожно поднял уже бывшую рабыню на ноги и обнял, стараясь не потревожить избитую спину. Она замерла, ощутив ласку в этом объятии. Никто и никогда до сих пор не относился к ней ласково, за всю свою жизнь девушка ни разу не слышала даже доброго слова. Только приказы, ругань и бесконечные побои. И с каждой новой продажей становилось все хуже и хуже, каждый новый хозяин оказывался еще большим зверем, чем прежний. Но Рилка все равно отказывалась выполнять самые отвратительные приказы, четко зная, что когда-нибудь ее за это забьют насмерть.
В конце концов девушка заставила себя оторваться от груди офицера и заглянула в глаза своему спасителю. Господин Нио смущенно улыбался, ему было неловко, неудобно, Рилка чувствовала это и удивлялась. Наверное, он из мира, где никогда не было рабства...
— Документы готовы, — проворчал с экрана капитан, с легким презрением посматривая на Нио, которого посчитал дураком. — За удостоверение личности с вас еще десять кредитов.
Офицер криво усмехнулся и снова отстучал код своей изрядно опустевшей кредитки. Из щели под экраном выпала пластиковая карточка удостоверения личности. Нио взял ее в руки и прочитал: «Рилка Геркат-Хартон, 21 стандартный год, лицо без гражданства». И маленькая голография заплаканной девушки, видно, капитан снял изображение прямо с экрана инфора. Офицер улыбнулся и вложил карточку в дрожащую руку ставшей свободной рабыни.
Она, все еще не веря, уставилась на символ своей свободы, пару минут ошеломленно смотрела на него, а потом села прямо на пол и отчаянно разрыдалась.
— И что ты с ней будешь делать? — неуверенно пробормотал Нио себе под нос.
Никогда он не умел обращаться с женщинами, не было у него такого таланта. Потому и остался до сорока двух лет холостым — эти загадочные существа всегда были для него тайной за семью печатями. А уж что делать с плачущими женщинами, он и подавно не знал. Но все же присел перед Рилкой на корточки и принялся неловко гладить девушку по голове. И она вскоре затихла.
Смутное беспокойство почему-то не давало Нио покоя. Он плавным, слитным движением поднялся на ноги и привычно просканировал пространство вокруг, отмечая малейшую угрозу. Ясно, бородатая сволочь не успокоилась. Посчитал его идиотом и теперь прикидывает, как бы и рабыню себе оставить, и деньги поиметь? Ну-ну... Нио скользящим кошачьим шагом приблизился к инрагцу и оскалился. Пальцы левой руки слегка сжались на кадыке бородача, и тот заперхал, жадность во взгляде мгновенно сменилась страхом.
— Если ты, сволочь, — прошипел офицер, змеиным взглядом держа глаза рабовладельца, — хоть попытаешься приблизиться к моей сестренке, то я с тобой такое сделаю...
Он многозначительно оскалился, и бородатый завизжал от ужаса. Перед ним стоял матерый убийца, готовый убивать. И это ощутили все вокруг. Люди отшатнулись от Нио и постарались побыстрее разойтись — странный человек опасен, очень опасен, это понял каждый. Да и воспоминание о том, как он положил банду, которой так боялись пассажиры, не придавало бодрости. От такого сумасшедшего лучше держаться подальше. Для здоровья полезнее.
Именно такого впечатления Нио и добивался. Он еще раз крепко встряхнул бородатого и отшвырнул его к стенке. Тот ринулся куда-то в сторону и исчез в проходе между койками.
— Гм-м-м... — раздался в возникшей тишине голос капитана, с подозрением взиравшего на офицера с экрана инфора. — Господин Геркат-Хартон...
— Да?
— Вы бывший космодесантник?
— Спецназ космодесанта, — многозначительно усмехнулся офицер.
— Я буду вам крайне признателен, если вы воздержитесь от насилия до посадки... — толстяк цедил слова сквозь зубы, с затаенным страхом глядя на человека, которого поначалу посчитал дураком. — Мы все-таки садимся на планету ордена, и мне не нужны неприятности. Понимаю, что приказать не могу, мои космонавтики вам на один зуб будут, но все же...
— Не беспокойтесь, господин капитан, — криво усмехнулся Нио. — Я никогда не нападаю первым. Но если уж кто полезет...
— А, Проклятый с вами со всеми! — махнул рукой капитан. — Сами с этими Аарн разговаривать будете. Вот уж с кем каши не сваришь!
Он поморщился и отключился. Нио осторожно поднял все еще сидевшую на полу Рилку и погладил ее по щеке. Девушка судорожно прижимала руки к груди, пряча карточку удостоверения, губы ее тряслись, а во взгляде была такая собачья благодарность, что офицеру стало неловко. Он, ничего не говоря, потянул девочку за руку, и она покорно пошла следом. Подойдя к своей койке, Нио усадил Рилку и сел сам. Спасенный паренек устроился на полу напротив и восторженными глазами уставился на своего защитника.
Нио незаметно поморщился. Опять... В который раз уже! Ну почему с ним это постоянно происходит? С самого училища на нем то и дело повисали нуждающиеся в помощи люди. А Нио никогда не мог отказать. Теперь вот эти двое. И придется проследить, помочь как-то. Мальчишку сразу ограбят, а то и прирежут где-нибудь в уголке. Девочка вообще ничего не может и не умеет, совершенно не знает окружающего мира. Всю жизнь была рабыней, и плохо ли, хорошо ли, но необходимым минимумом ее до сих пор обеспечивали хозяева. Да и денег у нее — ни ломаного медяка. С голоду ведь пропадет ни за Проклятого душу...
Ох, ему бы кто помог. Осталось ведь всего лишь сто семьдесят восемь кредитов. Это им с девочкой на двоих. А кто знает, какие на планетах ордена цены? Сам Нио, по крайней мере, не знал. Хотя подозревал, что довольно высокие. Ладно, на первое время должно хватить. А там, может, и работу найти удастся. Не белоручка, на любую согласится. Если только сразу обратно не выпинают. Аарн почему-то больше половины прибывших к ним эмигрантов через день-другой отправляли восвояси, и никто не мог понять их критериев отбора. Хорошо хоть, сами оплачивали людям обратную дорогу.
— Ладно, ребята, — вздохнул офицер, отмахнувшись от беспокойных мыслей о будущем. — Рассказывайте, что ли, кто вы и откуда.
— Меня Линесом зовут, — потупился парнишка. — Линесом Орински, я из Ситени, Телли Стелл. У нас вся семья там на орбитальных верфях работает.
— А чего же к Аарн подался?
— Отец выиграл немного денег в лотерею, чтобы у нас выучиться, их мало, а так — может, и повезет. Сосед наш бывший в ордене пять лет проработал, вернулся спецом по компам, и теперь целый вычислительный центр возглавляет. А сколько он денег с собой привез...
— Хм-м-м... — недоверчиво приподнял бровь Нио.
— Это правда! — вскинулся Линес. — Он такой дом огромный себе выстроил!
— Почему тогда отец сам не поехал?
— Не знаю... — покраснел парнишка. — А из братьев я лучше всех в школе учился, вот папа и решил меня отправить. И это...
— Что?
— Спасибо вам. У меня всего-то сто двадцать кредитов на все про все и было. Если бы не вы...
— Оставь! — отмахнулся офицер. — Не люблю крыс. Пока они не слишком наглели — терпел. Но когда к тебе пристали, терпение лопнуло.
Он повернулся к сжавшейся в углу койки Рилке и погладил девушку по щеке. И едва не рассмеялся — девочка так покраснела, что вся стала пунцовой. Она несмело улыбнулась, и офицер даже удивился тому, насколько осветила эта робкая улыбка заплаканное лицо.
— Болит спина? — с сочувствием спросил он.
— Болит... — почти неслышно ответила девушка. — Но вы не беспокойтесь обо мне, господин. Не впервые, заживет, как на бродячем стирхе[Стирх - теплокровное животное ростом с шакала. Похоже на крысу с голой шкурой. Водится на родной планете Рилки. Обитает на свалках, питается падалью, чрезвычайно живуче.].
— Сядем, врача найду, — проворчал Нио. — И не возражать! Я лучше знаю.
Рилка снова покраснела и закивала. Она все еще не могла осознать того, что с ней случилось. Свобода... Извечная мечта любого раба. Никогда не верила, что ей суждено стать свободной, что и у нее что-то хорошее может быть в жизни. Святой Благословенный помиловал рабу свою за все испытанные муки! И этот господин, давший девушке свободу, почему-то заботится о ней. Хотя да, он ведь назвал бывшую рабыню своей сестрой... Пусть поверить в такое очень трудно, но у Рилки впервые в жизни появилась надежда.
— Расскажи немного о себе, малышка, — снова погладил ее по голове Нио.
Спрашивая, офицер даже предполагать не мог того, что услышит. Бесхитростный рассказ потряс его. Да, он слышал и читал о порядках на Аствэ Ин Раг, все-таки ближайший сосед Кроуха-Лхан. Но одно дело читать, а совсем другое — услышать из уст девочки, которая на себе испытала весь ужас тамошней жизни.
Рилка родилась в большом доме старейшины общины фанатиков на Эрмине, одной из окраинных планет святой иерархии. С раннего детства девочка знала только голод и побои. Первый раз ребенка изнасиловали в пять лет. Она едва не умерла, несколько месяцев не могла ходить. Мать после случившегося долго прятала дочку в подвале и кормила чем могла. Если бы не она, детство Рилки оказалось бы куда страшнее. Мамины любовь и забота, тщательно скрываемые от господина, хоть немного скрашивали жизнь, наполненную непосильным для ребенка трудом.
Когда ей исполнилось десять лет, случилось страшное — девочку продали хозяину постоялого двора. Ведь постоялый двор — жуткое заведение для рабыни... Им приходилось там выполнять любую прихоть любого гостя. На постоялом дворе впервые и проявился бунтарский характер Рилки. Девочка отказывалась делать отвратительные для нее вещи, и никакие побои не могли заставить ее подчиниться. Чего только не творили со строптивицей...
Рилка не стала рассказывать всего, видя как неприятно господину Нио слушать это. Через три года, отчаявшись сломать, непокорную рабыню продали по дешевке полунищему дервишу, и с тех пор она не задерживалась ни у одного владельца больше, чем на год. Пока не оказалась у нынешнего хозяина. Ой, слава Святому Благословенному, уже у бывшего! Господин Санор купил ее на распродаже имущества разорившегося торговца. Купил всего за пятьдесят кредитов. К такому зверю Рилка еще не попадала...
Девушка решила умолчать о страшных пытках, которым подвергал рабынь этот человек. А то ведь господин Нио и так разъярен, еще кинется убивать ее бывшего хозяина, и у него будут из-за этого неприятности. Уж лучше промолчать.
Однажды господин Санор, непонятно почему, вдруг сорвался с места и полетел с планеты на планету, таская за собой трех своих рабынь. Но вскоре осталась только Рилка — одна из ее подруг не вынесла постоянных пыток и умерла, а вторую хозяин продал какому-то торговцу из Тиума. До этого девушке жилось немного легче, все же их было трое. А вот когда осталась одна...
Рилка осторожно дотронулась до живота и зашипела от боли. Сплошной ожог. Уже три месяца не заживает. Но ничего, заживет. А если она и умрет, то умрет свободной, спасибо господину Нио за это. Хорошо хоть, на этом корабле бывший хозяин не решался пытать рабыню на глазах людей, и только бил. Наверное, скоро забил бы насмерть, если бы не сегодняшний случай. Уже месяца полтора, как он приказал рабыне спать с бандой, которую разогнал господин Нио. А сегодня бандиты захотели от нее совершенно отвратительных вещей, которые Рилка отказывалась делать всегда. Отказалась и сейчас. Скоро прибежал господин Санор и... О Святой Благословенный!..
Девушка несколько раз теряла сознание от боли, но все равно не соглашалась выполнять прихоти подонков. А когда очнулась, увидела, как господин Нио разогнал бандитов. Вот и приплелась к нему за помощью. Почему-то показалось, что этот человек поможет. И какое счастье, что не ошиблась! Рилка снова заплакала, поймала руку офицера и принялась покрывать ее поцелуями, шепча какие-то отрывистые слова.
Нио, потрясенный до глубины души страшным рассказом, гладил плачущую девушку по голове, ему очень хотелось найти зверей, творивших с бедняжкой такое, и воздать им по заслугам. Он-то думал, что это с ним поступили жестоко... Да по сравнению с ней он счастливый человек!
Офицер осторожно поглаживал девочку, продолжавшую тихо плакать у него на груди, и скрипел зубами. Как же у них хватает совести так с живыми людьми обращаться? С людьми, которым больно и страшно? О, Благие! Почему вы допускаете, чтобы в ваших мирах творилось такое?.. Чудовищность рассказанного Рилкой не укладывалась в сознании, на его родной планете такое было попросту невозможно. Но Нио видел, что девочка говорит правду. И от этого понимания становилось еще гнуснее на душе.
— Внимание! — раздался в трюме хриплый голос капитана. — Корабль идет на посадку. Всем лечь на койки и пристегнуться. Даю десять минут, кто не успеет, тот сам будет свои потроха со стенок соскребать!
Нио вздрогнул, вспомнив, как взлетало проклятое корыто. Надо срочно укладываться. Но он ведь теперь не один... Вот же хвост Проклятого! А ребят куда девать? Но проблема разрешилась сама собой — ближайшие соседи заблаговременно убрались подальше от опасного сумасшедшего, освободив две верхних койки. Офицер сам уложил Рилку на нижнюю и тщательно пристегнул все ремни — тряска при посадке должна быть очень сильной. Это, если капитану вообще удастся посадить свое ржавое корыто.
Его насторожило сдавленное мычание девушки, когда он затягивал ей ремень на животе. Но Нио подумал, что у нее снова болит израненная спина, и не стал внимательнее присматриваться к Рилке, да и время заканчивалось. Он с сомнением поглядел на толстые швеллеры, приваренные к полу и потолку. Именно к ним и крепились койки. Оставалось надеяться, что приваривали крепко, и швеллеры не сорвет во время посадки. Офицер покачал головой, быстро улегся на среднюю койку и пристегнулся. Линесу помощь не понадобилась, он занял верхнюю, и Нио слышал, как паренек постукивает зубами от страха.
Эта посадка запомнилась бы любому до конца жизни. Старую лоханку немилосердно трясло, люди в ужасе вопили, ржавые стены скрипели и стонали. Жара стояла неимоверная, устаревшие лет триста назад системы охлаждения не справлялись, каждый человек в трюме обливался потом и натужно, с хрипами дышал.
Нио очень беспокоился за Рилку — девочка сперва стонала, но вскоре затихла, и это пугающее его молчание длилось уже добрых четверть часа. Проклятые перегрузки — это ему не впервой, и не такие приходилось во время тренировок переносить. А избитая донельзя Рилка? Ей-то каково? Хоть бы только выжила... Сейчас офицер снова вспоминал, как дергалась под его руками бедная девочка, когда он ее привязывал. Похоже, избитая спина — далеко не самое страшное…
Как ни странно, старый корабль сел благополучно. Удар, сотрясший каждого до самых костей, и пытка закончилась. Нио в тот же момент отстегнул ремни и спрыгнул с койки. Бросившись к девушке, он с облегчением вздохнул. Слава Благим! Дышит! Без сознания, но дышит. Он достал из своей сумки нашатырь и быстро привел Рилку в чувство. Надо же, как пригодилась армейская аптечка, взятая с собой в этот путь с билетом в один конец.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей