Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Альтернативная история, Попаданцы, Фантастика » Рожденные в СССР. Часть Первая. Пришествие
Ал Коруд: Рожденные в СССР. Часть Первая. Пришествие
Электронная книга

Рожденные в СССР. Часть Первая. Пришествие

Автор: Ал Коруд
Категория: Фантастика
Серия: Рожденные в СССР книга #1
Жанр: Альтернативная история, Попаданцы, Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 14-05-2021
Просмотров: 1529
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 120 руб.   
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Советский Союз потрясает невиданное событие. В течение 1974 и 1975 годов на его территорию начинают массово попадать люди из двадцать первого века. Люди, некогда рожденные в СССР. Как такое знаковое событие повлияет на страну, на её жителей и руководителей? Появится ли у человечества шанс на альтернативное развитие цивилизации?
Часть первая Пришествие посвящена моменту попадания и первым шагам людей из будущего в новом для них мире. Шок, осознание неизбежности, смутная надежда на лучшее. Как бы вы сами чувствовали себя на их месте?
Бывает такое ощущение, что вот именно сейчас с вами произойдет нечто чрезвычайно важное? Некое чувство дежавю, только в отношении возможного будущего. Вернее сказать, дежавю из этого самого будущего, которое вы уже наблюдали в одном из вариантов прошлого. Мудрёно, не правда ли? Только как еще выразить это странное самоощущение, накатившее враз и ниоткуда. Когда срабатывают неведомые для обычной жизни рецепторы подсознания и начинают намного быстрее работать нейронные сети в сером веществе головного мозга. И на какое-то мгновение ты становишься абсолютно точно уверен в своем ближайшем будущем. Очевидно, что именно подобное этому Шестое чувство и помогает людям экстремальных профессий, летчикам, спортсменам, военным сделать верный и решающий шаг.
Сколько записано рассказов о том, что люди в чрезвычайных ситуациях действовали как будто помимо собственной воли. Что ими в этот момент управляло? Приверженцы церкви с благоговением указывают на изволение Господне, эзотерики глубокомысленно списывает на «скрытые сверхвозможности человека», остальные люди попросту благодарны судьбе.
Как бы то ни было, но будет правильней сказать, что сердце Степана Николаевича Холмогорцева просто-напросто «ёкнуло». Ведь перед моментом того, решающего его дальнейшую судьбу, шага он думал об совсем ином, радуясь наконец-то наступившей теплой погоде, начинающемуся лету, зеленым листочкам на деревьях и тому обстоятельству, что вскоре отправится на природу. Весенние хлопоты по оформлению в ГИБДД фаркопа, его установки и покупке прицепа остались позади. Лодочный мотор «Ямаха» последней модели дожидается своего часа в гараже, где лежит свернутой и сама надувная лодка.

Занятый такими приятными мыслями Степан не обратил особого внимания на охватившее его внезапно тревожное чувство и не сразу заметил, что все вокруг как бы изменилось. Поначалу он осознал только тот факт, что стало заметно холодней. В это время года с утра в Ярославле обычно бывает прохладно, и поэтому Холмогорцев еще дома накинул на себя ветровку. Сейчас же и она никак не спасала от дуновений промозглого и весьма прохладного воздуха. Затем Степан к своему большому удивлению понял, что и сама одежда стала ему несколько великоватой. Джинсы буквально сваливаются с задницы, да и рубашка с ветровкой болтаются на теле, как будто они увеличились размера на два. Мужчина остановился на тротуаре, как вкопанный и застыл на месте.
Его основное внимание сейчас привлек ярко-желтый кленовый лист, лежащий на асфальте. Позже он назвал этот парадокс эффектом «туннельного зрения». Порыв ветра, видимо, принес листок из Бутусовского парка, что находился по ту сторону улицы Чайковского. «Откуда тут сейчас такой увядший листок?» - никак не мог понять Холмогорцев. – «Это экология или…?» Затем мужчина перевел взгляд в сторону парка и невольно вздрогнул. Ну а как вам перенестись из расцветающего лета в позднюю осень? Никак уж не спутаешь «пору очей очарованья» с только что зазеленевшим свежим листом. Да что такое, черт побери, происходит? Где он?
Степан Николаевич сделал несколько шагов вперед и снова остановился по совершенно дурацкой причине. Штаны с него спадали и мешали идти. Холмогорцев машинально задрал ветровку и затянул ремень как можно потуже. Затем Холмогорцев заметил взгляд проходившего мимо него пожилого мужчины. Одновременно любопытный и как будто бы осуждающий. Незнакомец походил обликом на старорежимного интеллигента, таких уже давно не встретишь на улице - строгий темный плащ, фетровая шляпа на голове в стиле ретро шестидесятых, аккуратно подстриженная бородка и круглые, в металлической оправе очки. Какой-нибудь артист из близлежащего театра? Или светило медицины из больницы, что также расположено неподалеку?

Холмогорцев выдохнул и начал осторожно оглядываться. Его не покидало острое ощущение, что что-то здесь не так. Глаза уже успели выхватить из окружающего мира и послать в мозг некие сигналы, в которых сознание еще до конца не разобралось.
«Так, - успокоил он себя. – Выдыхаем и рассуждаем здраво! Мы наблюдаем вокруг картину поздней осени. Людей, э…несколько старомодно одетых. Темные плащи, пальто, рабочие куртки, многие из мужчин носят шляпы. Ни одного, кстати, в джинсах или в чем-то ярком. Нет! Вон девушка идет в ярком платке, да и плащ у неё красный из блестящего материала. Сразу видно модницу. Черт, а это что такое?»
Мимо по улице проехали разом две блестящие глянцем Волги-21, затем по ней не спеша прокоптил грузовик. Его модель Степан Николаевич определить не смог, но что-то явно старое. Дела…
«Опа-на! Так это, наверное, здесь кино снимают! Я, получается, случайно впёрся на съемочную площадку! То-то они на меня смотрят, как на болвана. В Ярике в последние годы частенько стали снимать фильмы и сериалы. Хотя, как они успели…»
Да, он правильно подумал. Невозможно для киносъемки убрать со столбов всю, совсем всю, заполонившую город безобразную рекламу. Возвратить обратно старинную ограду парка и воссоздать щербатый, с заплатками асфальт. В его время он был все-таки получше. Его время?!! По телу мужчины как будто разом пробежала толпа кошек с ледяными когтями. Проходя дальше по тротуару, Холмогорцев наткнулся взглядом на красного цвета широкую растяжку с лозунгом «Встретим XXV съезд КПСС достойно!»
«Черт побери, да что это такое! Вот, значит, как на самом деле сходят с ума.»
Степан остановился прямо посередине тротуара, заставив какого-то толстяка в рабочей спецовке с глухим ворчанием обойти себя по краю.
«Подожди, не дёргайся, олух царя небесного! Я Степан Николаевич Холмогорцев, 1975 года рождения, гражданин российской Федерации. В настоящее время направляюсь в офис Газпромбанка к своим клиентам. Моя небольшая сервисная фирма обслуживает их офисную технику. Погода сегодня с утра была хорошая, вот и решил пройтись, размять ноги. Автомобиль в этом плане огромное зло, а транспорт в условиях пандемии и сопутствующих запретов, зло еще большее. Идти по улице можно и без маски. Хм, вроде пока вполне сносно соображаю? Хотя кто его знает, как люди ведут себя при внезапно проснувшейся в их уме шизофрении. Только что мне сейчас прикажете делать?»

Степан отступил в сторону от проезжей части и беспомощно огляделся. В глаза еще больше бросились явные несоответствия существующей в данную минуту картинки мира тому, к которому Холмогорцев уже давно привык. Нечто неуловимое было разлито в здешнем воздухе. Кстати, да и он сам намного чище. И люди, немногочисленные прохожие совсем не смахивают на его современников. И не сказать, чтобы они обращали на Холмогорцева излишнее внимание. Хотя нет, он время от времени ловил любопытные взгляды. Тогда почему они не подходят к нему? Мол, что случилось и не надо ли вам помочь? Неинтересно или боятся? В голову стали приходить странные мысли, одни фантасмагоричной других. Вот что с людьми чтение фантастики делает!
На душе заскребли те самые кошки, которые обычно приносят нам несчастья. Да холодный ветер то и дело норовил залезть под внезапно ставшую большеватой одежду. Так можно и насморк схлопотать. И все-таки меня видят! Люди хоть и не пялятся откровенно, но поглядывают. Наверное, Холмогорцев сейчас смотрелся с их точки зрения весьма занимательно. Ярко-голубая куртка, хлопковая рубашка в красную полоску, джинсы и разноцветные китайские кроссовки. Окружающие одеты в более приглушенные и темноватые тона. Только странно, что никто из них не хочет общаться с явным чужаком. В чем же дело? Липкий пот стал заливать спину замерзающего человека в неясном предчувствии нечто страшного. Наша обычная реакция на незнакомое и неведомое по возможно представляющее некую угрозу.

Внезапно неподалеку раздался резкий звук тормозов, Степан Николаевич оглянулся и обомлел на месте. К тротуару припарковалась самая настоящая милицейская «Канарейка», патрульный ГАЗик времен шестидесятых. Он таких с детства не видел. С пассажирского места на улицу быстро выбрался бравый милиционер, в той самой серо-синей милицейской форме, введенной министром Щелоковым. Свободного покроя она на сержанте она сидела, как влитая Он был молодцевато перепоясан ремнем, да и фуражка посажена ровно по уставу. Крепкий паренек, видимо, недавно из армии, еще не растерял форму и некоторую браваду. На нем не висела привычная для полицейских амуниция в виде разгрузки с множеством карманов и бронежилета. Вместо автомата в закрытой наглухо кобуре на поясе висел пистолет. Да и ведет себя сержант вполне уверенно, в скупых движениях чувствуются повадки самбиста или рукопашника. Водитель также вышел из патрульного автомобиля и застыл около него. Страхует. «Все, значит, сушите весла, мы приехали. Грузите апельсины бочками!»
- Гражданин, садитесь уж. Чего стоять на холоде столбом!
«Гражданин все-таки! Никак в психушку повезут? Хотя к чему сейчас эти вопросы? В таких случаях, говорят, лучше не сопротивляться.»
- Сюда, пожалуйста.
Вежливые ребята, сами дверь открыли, да и смотрят на него отнюдь не записными волками. Интересно, но Степана посадили не в «клетку», а попросили на заднее сиденье.
«Не считают слишком опасным? Уже недурственно! Тогда и дальше будем вести себя спокойно. Значит, все не так уж плохо на сегодняшний день!»
«Канарейка» тут же отъехала от тротуара и на первом перекрестке повернула налево. Милиционеры впереди сидели спокойно, совершенно не нервничали, как будто, так и было надо. Невольно успокоился и сам Холмогорцев, начав с любопытством озираться по сторонам. Еще бы ему туда не смотреть! Это был Ярославль, но Ярославль какой-то не такой. Во всяком случае он его таким не помнил. Хотя что-то эдакое иногда прорезалось в памяти, но больно уж зыбкое и невнятное.

- Что-то сегодня густо пошло, - внезапно заговорил водитель. Он так же, как и сержант был относительно молод. Наверное, из-за этого носил усы и его волосы явно длиннее уставных. – Ребята с Брагино говорят, что уже третий десяток в райотдел отвозят.
- Ты бы это, Коля, за языком своим следил, - буркнул недовольно сержант, бросив взгляд в зеркало заднего вида, – не нашего это ума дела.
- Ну а как это не нашего? Не первый же день возим, давно уже не гостайна.
- Николай!
Степана в этот момент как будто пыльным мешком по голове стукнули, так в ней вдруг стало непереносимо мутно, а потом как-то разом все прояснилось и заиграло новыми, необычайно фактурными гранями.
- Парни, а какое сейчас, вообще, число?
- Второе октября тысяча девятьсот семьдесят четвертого…
Через минуту Холмогорцев очнулся от резкого запаха. Увидев над собой склонившегося сержанта, он энергично выдохнул и попытался выпрямиться на неудобном кресле милицейского автомобиля.
- Колян, ну какого хрена было говорить!
- Да я… - усач виновато улыбался.
«Ему бы усища сбрить и выглядел совсем молоденьким. Для форса носит? Что за чушь у меня сейчас в голове?»

- Вроде в норме. Мужик, тебя зовут-то как?
- Степан. Степан Николаевич.
- Извини эту балду деревенскую, вечно лезет впереди паровоза. Хотя… - сержант скептически осмотрел Холмогорцева, - ты и так все узнаешь. Попал, короче, браток.
От странноватого взгляда старшего патруля Холмогорцеву стало как-то не по себе.
- Может, расскажете в чем все-таки дело, товарищи милиционеры? - Степан окончательно запутался. Все в этой действительности шло совсем не так, к чему он привык за долгие годы. Диковинное приключение в стиле «Назад в будущее» как-то разом перестало быть занятным. Да и милиционеры явно знают намного больше, чем им положено. Во всяком случае его странной для сего месторасположения личности совсем не удивились.
- На себя лучше глянь, - сержант пересел вперед и изменил угол наклона зеркала.
«Что это!!!»
На Степана из-за зазеркалья с оторопью взирал совсем молодой вихрастый паренек, смутно кого-то напоминающий.
«Это же я…так выглядел в двадцать лет!».
Точно, вместо залысин густая шевелюра светло-русых волос, гладкий абрис лица. Ни ранних морщин, ни уже совсем не сходящих подглазников, ни единого седого волоса. Он погладил лицо. Кожа, молодая, эластичная и приятная на ощупь.
«Как это может быть черт побери!»
Холмогорцева очнулся от наваждения и начал судорожно ощупывать под ветровкой собственное туловище. Крепкое и худощавое тело записного спортсмена. Сплошные мышцы и никакого брюшка. Мускулы совсем, кстати, не перекачены, все в меру. Был за ним такой грех, стукнуло тридцать пять и решил пойти в зал подкачаться. Не задумывался, что потом мышцы без регулярных занятий быстро жиром затекут.
- Ну что, убедился, Степан? – сержант вздохнул и скомандовал Николаю. – Поехали, давай, - затем старший патруля снова обернулся. – Тебе там все расскажут лучше нас, так что не торопи события.
- Пацан, за возвращение кое-чего ты судьбе еще спасибо скажешь, - скабрёзно хохотнул Николай, тут же получив в бочину от сержанта. – Да что я такого сказал-то? Это же чистая правда!

Дальше все как-то стремительно закрутилось и завертелось. Как будто Холмогорцев больше не управлял собственной судьбой и дальше по жизни его вели за ручку. Они подкатили к двухэтажному особнячку со следами былой аристократичности и заехали во двор. В нем располагался Кировский РОВД города Ярославля. В тесном «предбаннике» патрульные аккуратно поставили Степана перед окошком дежурного офицера, расписались в какой-то ведомости и отошли.
- Гражданин, документы у вас какие-нибудь с собой имеются?
Капитан смотрел на Холмогорцева спокойно и деловито, никакой неприязни, присущей многим нынешним полицейским или напускной, но насквозь лживой вежливости. Видимо, дежурный действовал согласно какой-то доведённой ему инструкции. Как ни странно, но это обстоятельство здорово успокоило Степана. Он и сам привык вести себя сдержанно, без истерик и показного, на публику заламывания рук. Раз и тут люди не прыгают до потолка от неописуемого удивления, то значит все проходит в пределах «обычности». «Уже хорошо!»
- Вот, пожалуйста, есть водительское удостоверение.
- Отлично, - капитан одобрительно кивнул и взял заламинированный в пластик кусок бумаги в руки, абсолютно не удивившись несоответствию его настоящему времени, и начал переписывать данные в толстый с зеленой обложкой журнал. – Значит, 12 апреля родились, - дежурный позволил себе улыбку.
- Ага. В День космонавтики.
- Да, хорошее число. Но пока вы еще формально у нас не родились.
Холмогорцев внезапно почувствовал слабость в ногах, осознав смысл брошенной мимолетно фразы.
- Простите…
- Эх, это вы меня простите, пожалуйста. Ляпнул, не подумав. Много вашего брата сегодня к нам свалилось и не все такие сдержанные, как вы, товарищ. Вон там дальше по коридору скамеечки расположены, посидите пока там. Только сначала, пожалуйста, положите в этот ящик все электронные вещи из вашей эпохи и ответьте на один вопрос. Вы кто будете по профессии? Не ученый или инженер?
Степан даже не нашелся сразу, что ответить. Он уже давно работал совсем не по той специальности, что стояла в его дипломе. Много чего ему пришлось за эту четверть века переделать. Даже в одно время ремонтом квартир занимался и копкой траншей для прокладки кабеля. Потому он решил сказать только о последней его работе, в собственной же частной фирме.
- Ремонтирую офисную технику, - заметив недоумение на лице капитана, мужчина добавил. – Компьютеры, принтеры, модемы.
- Компьютеры?
- ЭВМ.
На лице дежурного, наконец, появилось осознанное выражение.
- Ага. Вы часом не этот... как его, программист?
- Нет, простите, это не мое. Вот всяческое железо оживить могу без проблем.
- Понятно, - капитан забрал лоток со смартфоном, электронными часами, что-то чиркнул в журнале и показал рукой, куда можно отойти.

Холмогорцев прошел мимо шикарной широкой лестницы, ведущей на второй этаж, и повернул направо. Узкий коридор с одной стороны ярко освещался зарешеченными окнами, на другую выходили двери нескольких кабинетов. Вдоль стены разместились деревянные, обитые темно-коричневым дерматином складные сиденья. Такие Степан успел застать в старых провинциальных кинотеатрах и деревенских клубах своей студенческой юности. И Холмогорцев был здесь не один. На таких же откидных скамейках сидело еще человек пять, по виду подобных ему бедолаг «попаданцев» из будущего. В голове Холмогорцева внезапно проскочил именно этот фантастический термин, абсолютно точно характеризующий их нынешний статус. Ох, сколько всего произошло за короткое вроде бы время! Уф, пожалуй, стоит пересидеть это дело, малость передумать.
- Эй, парень! - с соседнего ряда на Степана уставился коренастый крепыш с чубом на голове. – Там за углом есть бак с водой. Прикинь, у них даже кружка не привязана. Во времена!
- Степан, - протянул ему руку Холмогорцев. Ему вдруг остро захотелось не остаться со страшными мыслями одному.
- Михаил! Наконец-то хоть с кем-то можно перетереть тему.
- Эти что? - кивнул Степан в сторону остальных попаданцев.
- Да… - махнул рукой словоохотливый Михаил, - один в ступоре, другие чушь всякую несут. Сам откуда?
- С Ярика.
- Год какой?
Холмогорцев не сразу осознал, что именно от него хотят, потом к своему несказанному удивлению, засмеялся. Ну а что еще остается делать в такой фантасмагоричной ситуации! Не обращаться же в психушку? Она от нас еще не уйдет! Больно уж ситуация и вправду сумасбродная.
- Пятое июня двадцать первого было. Сегодня, еще утром.
- Понятно, с корабля и сразу на бал! - кивнул здоровяк и чуть позже жизнерадостно хохотнул. - Чего кипешевать, раз в такой замес попали? Надо как-то заново привыкать к коммуне. Я сам с декабря двадцатого. Видишь, в теплой куртке и ботинках. Весь упрел, пока сюда везли. Подожди, сейчас воды принесу, горло чего-то пересохло! Нам тут спецом вторую кружку выделили. Девять-один-один в погонах.

Холмогорцев задумался, некая подспудная мысль не давала ему покоя. Он кивком поблагодарил товарища по несчастью за воду и осторожно спросил его.
- Я тут краем уха слышал, что мы уже далеко не первые.
- Догадываюсь, - Михаил повернулся к длинному худощавому парню, тоскливо уставившемуся в окно и до сих пор не проронившему ни слова. – Рахмет, слышал чего-нибудь о других?
Молчаливый повернул к ним голову, но ничего не ответил, полностью погруженный в собственные мысли. Казалось, что даже его взгляд отсутствовал в этой части Вселенной.
- Что это с ним? – тихо спросил Холмогорцев.
- Да, - Михаил махнул рукой, - отец многоженец. Детей у него полным-полно, да уже и внуков, вот и переживает за них! Верующий он, вот и решил, что в аду. У тебя-то самого остался там кто?
Холмогорцев только в этот момент осознал, что происходящее с ним скорей всего непоправимо. Он здесь и именно сейчас, а его нынешнее «будущее» осталось где-то Там. Вообще, понимание ситуации подоспевало как-то постепенно, размеренно. Видимо, это некое свойство психики, чтобы выдержать нервную перегрузку. Вот Рахмету пережить такую судьбоносную перемену получилось очень тяжко. Слишком сильный якорь оставлен в то мире, и он попросту замкнулся в себе.
- Я разведен давно. Сын уже взрослый, институт закончил, помогаю иногда.
- Понятно. Мне, получается, еще свезло, всю жизнь как перекати-поле! Может и есть, где детишки, я о них не знаю.
Степан заметил, что светловолосый крепыш за показательно развязным поведением пытается скрыть собственную растерянность. Свершилось то, к чему они все меньше всего были готовы. Провалиться в собственную юность. Хотя какого лешего юность, в данном времени они еще скорей всего и не родились! Да и тот ли это мир? Фантастика предоставляет нам слишком много возможностей, так что пока стоит разобраться, а уж потом решать.

- Есть здесь попаданцы и их много, - неожиданно раздался сбоку спокойный голос. Михаил встрепенулся и уставился на юношу в модных узких очках, только подошедшего к ним. Было заметно, что очки ему сейчас несколько великоваты, как и остальная одежда.
- Ха, слово-то какое мудрёное! - развязно ответил и невпопад протянул. – Здесь, наверное, невероятно вкусный лимонад.
- Точно! Ну а мороженое, мороженое безо всякого пальмового масла! - по лицу здоровяка прокатилась теплой волной улыбка, видать, ожили детские воспоминания. Детство – оно такое, чаще всего вспоминается добром и ярким солнышком.
- Степан, - протянул очкарику руку Холмогорцев и тут же спросил. – Что ты про других знаешь?
- Валя. Да слышал от ментов, что меня подвозили. Сегодня наших много в сети попало.
- Стоп. Какие сети? – Холмогорцев подозрительно посмотрел в ясные и озаренные мыслью глаза Валентина.
- Тут такое, в общем, дело, - очкарик вздохнул. – Я с их водителем разговорился. Он заметил, что этим летом на физмат поступал, но не прошел по конкурсу. Разговорились по дороге. Парень толковый, мечту о науке не оставил. Интересные он идеи про нашу проблему высказывает.
- Ты-то сам откуда во всем этом волокёшь? – с интересом глянул на умника Михаил.
- Так я профессор на кафедре физмата нашего универа. Но это так, к сведению. Просто водителя я этого узнал.
- Как так?
- По фамилии его в дежурке окликнули. Он в будущем известным ученым стал, в Америке в последние годы работал. Как раз занимался проблемами временно-пространственного континуума. Гений нашей эпохи!
- Дела, - озадаченно протянул Степан. – И что он еще такого интересного рассказал?
- Вот про эти самые ловчие сетки и говорил. Люди в его время попадают не постоянным потоком, а как будто их вылавливают разного объема бреднями. Мы даже обозвали эту теорию «Мельничным захватом». Видели когда-нибудь ветряные мельницы? Их лопасти имеют некоторый изгиб, что захватить воздушный поток. Вот и эти временные «мельницы» каждый раз работают по-разному, в соответствии с заложенным в них алгоритмом. То несколько человек на область, в другой раз десятки на район. И люди среди попаданцев разных возрастов, но все рождены именно в СССР. В основном в семидесятые годы. Такая вот закономерная странность.

Беседовать дальше им не дали. В коридор вошел мужчина в гражданском костюме и хорошо поставленным голосом громко произнес:
- Внимание, товарищи! Сейчас названные мною из списка проходят за мной. Вас на улице ожидает автобус, на котором мы доедем до центра временного пребывания. Погодите, товарищи, на часть вопросов я отвечу вам по пути, на остальные дадут ответ уже специалисты в самом центре. Там же вас ждет вводная лекция. Сидоров, Улямжинов, Петровский, Холмогорцев. Прошу, за мной товарищи!
Степан вышел во двор вместе с Михаилом, за ними ковылял Рахмет и еще какой-то низенький и толстоватый человечек. Обращение «товарищ» как-то сразу прибавило обоим бодрости. Тем, кто родился уже не Советском Союзе не понять всех тонкостей между обращением «гражданин» и «товарищ». В их нынешней ситуации это знаковое уточнение от уполномоченного сотрудника говорило о многом. В них не рассматривают откровенных врагов или чужаков, что уже радовало. Они подошли к мордатому автобусу КАвЗ. Холмогорцев помнил, что обычно такие использовали различные предприятия для перевозки своих работников.
В салоне сидели только четыре человека и поэтому мест было полно. Михаил Сидоров устроился рядом с Холмогорцевым. Как-то сразу они начали симпатизировать друг другу. Наверное, оттого что оба не привыкли понапрасну унывать и были людьми жизнерадостными. Ну а что поделать? Не плакать же и бить себя в грудь от отчаяния, попав на сорок с лишним лет назад в прошлое. Делов-то! Мы же каждый день мотаемся туда-сюда по временному Континууму. Настоящие «временные проходимцы»! Так, ёрничая и гротескно подначивая друг друга, они отчалили от здания РОВД.

Вошедший в автобус последним товарищ уполномоченный одобрительно взглянул на улыбающихся молодых людей и махнул водителю. КАвЗ неторопливо проехал несколько кварталов городского центра и вскоре уже выруливал на «старый» автомобильный мост через Волгу. Хотя нового еще и в природе не было, да судя по жидкому потоку автотранспорта, пока он еще не требуется.
- Вижу, некоторые из вас уже познакомились друг с другом. Это здорово, товарищи! - сопровождающий встал в начале салона, слышно его было хорошо, голос отлично поставлен. – Меня зовут Олег Константинович Полянский, я довезу вас до Ярославского Центра помощи временным переселенцам и вкратце посвящу вас в суть происходящего. Пожалуйста, вопросы задавайте потом. Хотя на большинство из них вы получите ответ уже в самом Центре. Это не оттого, что мы что-то скрываем. Просто подумайте сами – стоит ли вам знать сразу все? Темпоральный шок – это штука такая, на каждого индивидуума воздействует по-разному. Поверьте мне, пожалуйста, на слово, мы уже всякого в процессе подобных встреч навидались.
Михаил наклонился к Степану и заговорщицки зашептал:
- Во как складно чешет. Точно или комсомольский хлыщ, или инструктор из обкома.
- Для начала обозначу главное – вы и в самом деле находитесь в октябре тысяча девятьсот семьдесят четвертого года. И мы уже имеем представление, что вы самые настоящие люди из будущего. Объявлю вам официально и безотлагательно - мы не имеем ни малейшего представления, почему и каким образом это явление происходит. Подождите, товарищ, с вопросами. Я отлично понимаю ваш животрепещущий интерес и противоречивые чувства, но порядок никто не отменял.
Итак, начнем сначала. Сыпетесь, да вот такой термин появился среди нас, вы в нашу эпоху где-то с марта месяца сего года. Представьте положение советских властей, когда в разных городах Союза начали появляться странные люди, которые утверждали, что они из будущего. Затем их количество резко возросло. Опять вопросы? Подождите, дорогие мои, до всего дойдет очередь. Вас, временных переселенцев в СССР уже достаточно много. Тысячи точно! Почему-то вы в основном появляетесь в крупных промышленных городах, что здорово облегчает жизнь советским властям. Представляете выискивать вас где-нибудь в тайге или пустыне? И еще одна важная особенность – все переселенцы возвращают себе самый бодрый возраст - примерно двадцать-двадцать пять лет. Это, честно говоря, здорово, вернуться обратно в собственную молодость.

Широкоплечий усач, сидевший спереди, не удержался и буркнул:
- Я еще в этом году даже не родился. Какая к черту молодость?
- Проживете её заново, молодой человек, - инструктор широко улыбнулся. Было заметно, что он не только умеет работать с людьми, но ему это дело нравилось. – Как вы уже поняли, правительство СССР оказалось перед некоей коллизией, как и в качестве кого вас принимать. В конце концов решили считать вас гражданами Советского Союза. Вы же все-таки родились в нем и выросли, не чужие нам люди. Для помощи вхождения в полноценную жизнь и были созданы Центры. В нашем, Ярославском ЦПВП, - Холмогорцев усмехнулся, умели же в Союзе давать всему сущему странные аббревиатуры, - вы все пройдете подробные опросы, тестирование, получите необходимую для адаптации информацию и помощь в дальнейшем вашем трудоустройстве.
- Не понял, мне что, опять работать! – внезапно вскипел сидевший в самом заду мрачноватый человек. – Я свою пенсию честно заслужил.
- Извините, товарищ, но в СССР работают все граждане. В вашем конкретном случае сможете получить работу по силам. Пребывание в самом Центре и обеспечение горячим питанием совершенно бесплатно. Так, товарищи, мы уже подъезжаем, прошу вас выходить организованно. Сначала все пройдут медицинскую комиссию и первоначальное интервью для дальнейшего распределения. Затем в столовой будет подан горячий обед.
Автобус между тем явно двигался по проспекту Авиаторов, а затем повернул направо и поехал мимо лесопосадок. Степан не так хорошо знал эту часть Заволжского района, здесь же вообще почти все было ему незнакомо. Поэтому он отчасти потерялся в пространстве. Затем среди деревьев стали заметны несколько белеющих кирпичом корпусов двухэтажных зданий, в поле зрения появилась спортивная площадка и дорожки для прогулок. Видимо, это был какой-то пансионат или дом отдыха.
Под наблюдением сопровождающего, собратья по временному несчастью покинули салон автобуса и прошли внутрь административного здания. Холмогорцев шепнул Сидорову, что начало, пожалуй, не самое плохое из возможных. Точно не лагерь с охраной и сторожевыми собаками, хотя у въезда на территорию стояла караульная будка. Честно говоря, Степану по дороге в голову уже приходили мысли о вездесущем КГБ, мрачном «совке», НКВДистком терроре и прочем либеральном бреде, густо тиражируемом в будущем. Хотя что еще можно ожидать от нашей не самой открытой миру системы? Она породила своей мрачной закрытостью не один миф, и не один скрыла в несметных архивах. Но будем надеяться на лучшее. Прозвучавшие ссылки на некий «опрос» и «тестирование» уже говорили сами за себя. Информацию с них будут трясти однозначно и неоднократно. Это и есть самая большая ценность гостей из двадцать первого века. Кто не хочет узнать, что станет с ним в будущем? Ну а уж после того, как в Кремле узнали, что СССР почил в бозе, стараться будут еще активней.

В вестибюле их разделили, Михаила отправили на второй этаж с другой группой приехавших. Степана, кстати, озадачил странный алгоритм классификации «попаданцев». Он еще в РОВД успел заметить, что паренек в очках, который назвался профессором физики, был отдельно от них усажен во дворе в черную «Волгу». Похоже, что местные власти уже начали использовать попаданцев в собственных целях. Хотя чего тут как раз странного? Такой подарок от Вселенной любой станет пользовать в полной мере. Хорошо, что хоть они попали в Союз не в конце тридцатых. Холмогорцев скептически относился к мифу о беспрерывных репрессиях, но отдавал отчет в том, что нравы в те предвоенные времена были достаточно жесткие. Иначе молодому советскому государству просто было не выжить! Эпоха проклятых и энтузиастов. Она еще не оценена историками до конца и в полной мере.
В коридоре каждому раздали по папке, в которой будет храниться его «Личное дело». Попросили заполнить незамысловатую анкету. Фамилию, имя, отчество, где и когда родился, место прошлого проживания, работы, дату «убытия». Затем молоденькая и весьма симпатичная медсестра попросила Холмогорцева пройти в кабинет. Самое сложное в процедуре осмотра оказалось не остаться без трусов. Они также стали на пару размеров больше, чем нужно, и то и дело спадали. Степан уже совсем позабыл, что когда-то был таким худощавым. Так, поддерживая трусы, он то садился на стул, то вставал для измерения роста. И все это под ехидным взглядом белобрысенькой сестрички. Блин, это такая мода в семидесятые предельно короткие халаты носить?! В глаза почему-то постоянно лезли стройные ножки весьма милой девушки. От Степана не ускользнул пытливый взгляд врача, отметивший его явный интерес к представительнице противоположного пола. Холмогорцев перевел дух – «Всего лишь один из тестов». Остальные процедуры также не вызвали особых вопросов. Забор крови из пальца, измерение давления, роста и основных параметров тела. Совсем как в военкомате. Проверка реакции, рефлексов, сопровождающаяся характерным постукиванием молоточком.
Несколько вопросов о самочувствии, затем ему предложили забрать одежду и пройти через отдельную дверь в соседнюю комнату. Не зря у Степана уже мелькали мысли о военных. Этот кабинет больше всего напоминал армейскую каптерку. Усатый мужчина, обликом и повадками смахивающий на опытного прапорщика, первым делом спросил «новобранца» о размере его одежды. Холмогорцев хотел, было озвучить привычные параметры из будущего, но затем задумался. Усач терпеливо ждал, видать, уже привык к подобному поведению попаданцев. Ну а вы сами вспомните свой размер в двадцатилетнем возрасте? Это только обувь обычно не меняется. Вскоре они совместно все-таки разобрались в насущных размерах и экипировали «попаданца» с ног до головы.

Вышел Степан из «каптерки» с увесистой спортивной сумкой в руках. Ну ладно хоть не с сидором, с этих станется. Армия, она, вообще, любитель всего незамысловатого. Форму солдатам в советских вооруженных силах по несколько десятков лет не меняли. В итоге Холмогорцев стал обладателем трех комплектов нательного белья синего цвета, обликом сильно смахивающего на стандартное армейское. К ним же прилагались три клетчатых рубашки их хлопка, одна из них с короткими рукавами. Свободного покроя синие брюки и куртка походили на строительные спецовки, только материал был получше, похожий на настоящий деним. Так и есть – еще в комнате-каптерке Холмогорцев заметил лейблу Avis «Мэйд ин Индия». Неплохо нас снабжают, по первому разряду. Что входит в эти времена в высший, Степан откровенно не знал. Все-таки периоды его детства и отрочества пришлись на восьмидесятые.
Здорово порадовал выданный «прапором» спортивный шерстяной костюм, примерно такой Степан носил в детстве. К нему шли обычные красные кеды. Ботинки черного цвета были сделаны из натуральной кожи, крепкие и вполне удобные, с толстой подошвой. Их, как белье и остальную одежду Степан одел еще до выхода в коридор. Темно-синий бушлат с теплой подкладкой и капюшоном мужчина держал в руках. Ко всему прочему еще прилагалась спортивная шапочка модели «петушок». Кстати, вроде как в этом времени она самый писк моды!
В несессере лежал стандартный набор мыльно-рыльного: белое банное мыло в бумажной упаковке, зубная паста «Старт», зубная щетка и безопасная бритва с набором импортных лезвий. Отдельно в бумажном пакете нечто, отдаленно напоминающее мочалку. Ну хоть будет чем мыться! Старую одежду по совету «прапорщика» Степан также сложил в сумку. Уже затем он вспомнил ценность джинсы в эту эпоху, наверное, их потом можно будет перешить. Ну хоть какой-то запас, да и ветровка с кожаным ремнем всяко пригодятся.

Вскоре в ряду одетых в одинаковые синие одежды «попаданцев» Холмогорцев вышел наружу. Их вел за собой брызжущий жизнерадостным оптимизмом полный мужчина. Чем-то он напомнил персонажа из старого советского фильма. Степан тихонько пробормотал «Весельчак У»», но его услышали, кто-то даже сопроводил ёрническое высказывание легким смешком. Сопровождающий, представившийся Тихоном Николаевичем, улыбки своих подопечных воспринял положительно, тут же выдав «запретный» анекдот про Брежнева, Никсона и Жискар Дестена. Холмогорцев только усмехнулся в ответ. Показной либерализм или очередной тест? Хотя, помнится, на кухнях тогда спокойно рассказывали анекдоты о руководстве страны. Живой народный юмор запретами не уничтожишь.
Идти было недалеко, двухэтажный корпус ничем особо не отличался от виденных Степаном ранее «совковых» домов отдыха. Большой холл внизу, зал для культурно-массовых мероприятий, несколько кабинетов, общие душевые. Жилые комнаты располагались на втором этаже. Только все здесь было откровенно новым, пахло свежей краской и деревом. Очень частая ошибка многих кинематографистов, зарабатывающих на сериалах «Ретро» заключалась в том, что для атмосферности они снимали дома и помещения той эпохи. Только вот зачастую интерьеры квартир находились в весьма запущенном и облупленном виде. Остро не хватало былой аутентичности, когда все было только что построенным и сверкало свежестью и новизной.
Степан отлично помнил их квартиру в только что построенном доме, полученную отцом, когда их семья вернулась из уральского закрытого городка в Ярославль. Батю переманили обратно, как ценного специалиста и выделили аж трехкомнатную квартиру, что в те времена было чрезвычайно круто. Ничем не передать запах только что построенного жилья! Новые ощущения, новые соседи и чистые газоны под окном. Боже, как давно это было! Да и будет ли вновь в этом мире, пока непонятно. Грусть мягкой лапой охватила сердце и заставила заколебаться. Правильно ли он поступает, повинуясь во всем местным управленцам? Привычки индивидуалистического будущего ведь просто так на помойку не выбросишь. Да и внутри себя он человек уже достаточно взрослый и циничный, чтобы так легко воспринимать перемены. Так, находясь в душевном раздрае, он и переступил порог своего временного жилища.

Холмогорцева поселили в пятую комнату. Там уже находился высокий молодой человек, тут же протянувший для знакомства крепкую и здоровую, как лопату руку.
- Илья Семенов. Будем без отчества?
- А давай! Мы вроде как сейчас опять молодые. Степан Холмогорцев. Ты давно тут?
- Да пару деньков уже кантуюсь. Считай почти старожил! Здесь расселяют по мере попадания. В смысле временного переноса.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей