Главная » Боевик, Космическая фантастика, Мистика, Приключения » Шаман. Орбитальный драйв. Звезды кормят тьму
Вадим Попов: Шаман. Орбитальный драйв. Звезды кормят тьму
Электронная книга

Шаман. Орбитальный драйв. Звезды кормят тьму

Автор: Вадим Попов
Категория: Фантастика
Серия: Шаман книга #3
Жанр: Боевик, Космическая фантастика, Мистика, Приключения
Опубликовано: 17-05-2017 в 18:22
Просмотров: 239
Наличие:
снято с продажи
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 70 руб.   
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Заключительная книга цикла. Цепь странных происшествий сводит вместе старых знакомых – шамана-психотехника, убийцу из имперской службы безопасности, преступницу-биохакера и армейского капеллана. Им предстоит принять участие в событиях, которые навсегда изменят судьбу человеческой расы.
Издание включает рассказ «Звезды кормят тьму» события которого происходят во вселенной «Шамана» после окончания событий трилогии.
Обложка работы Катерины Wagner Грековой.
Первым Лилит ударила того что сидел за столом справа от Хаса.

Здоровый детина в поношенном плаще успел лишь повернуть голову и вылупить глаза, когда распрямившаяся в колене нога Лилит в коротком сапожке с низким каблуком пнула его в ухо так, что он слетел с подломившегося стула на тщательно вымытый пол.

Сидевший слева от Хаса сутулый дерганый парень успел только сунуть руку во внутренний карман куртки, когда его шею что-то укололо. Пальцами левой руки заблаговременно срощенными в острый как бритва коготь, Лилит ласково царапнула шею противника.

- У тебя не та реакция, мальчик. Руки на стол и не шуми.

Тот засопел, но подчинился.

Сбитый с ног заворочался.

- А ты – лежи где уронили… Ты дурак, Хас. Настолько дурак, что даже телохранителей выбрать с умом не умеешь.

Лилит перевела взгляд на Хаса – поверх прицельной рамки бластера в правой руке. Тот вжался в ободранное кресло и старательно держал растопыренные ладони выше плеч.

- Я тоже рад тебя видеть, Лилит. – Подал голос из-за стойки бармен. – Не соблаговолит ли объяснить моя милая посетительница со странностями, зачем она устраивает погром в приличном заведении?

Когда минуту назад девушка с бластером в руке нервной пружинистой походкой вошла в бар пересадочной станции, носивший название «У кота», Жан сперва напрягся, но разглядев лицо посетительницы, убрал руку из-под стойки и продолжил смешивать коктейль.

«У кота» случались побоища и помасштабнее, так что, по мнению и бармена, и завсегдатаев, пока что волноваться было не о чем. Немногочисленные из-за раннего времени посетители только переглядывались и лишь один новичок незаметно, как ему показалось, проверил на месте ли его оружие.

- Этот наводчик криворукий нас подставил… – Проговорила Лилит сквозь зубы, не сводя глаз с лица вжавшегося в спинку кресла Хаса, серого как посадочное поле космопорта.

- Это причина. – Согласился Жан и опять спросил: – А чего не решить вопрос без мордобоя? Пришли бы всей командой, как культурные люди…

- Команды больше нет. – Сказала Лилит.

В баре повисла гробовая тишина. Был слышен только привычный и обычно незаметный гул вентиляции.

- Этот кретин вместо джиттарского транспортника… В общем следуя точно по его координатам мы напоролись на джиттарский интернат.

Зал выдохнул.

- Джитты хорошо маскируют корабли для выращивания психотехников и еще лучше их охраняют.

- Кто остался?.. – хрипло спросил Жан.

- Ульрих…

- И?..

- И всё.

Спустя несколько мгновений, Жан спросил:

- Как он?

- Плохо. Но кибермедик вытащил. – Не сводя глаз с Хаса, явно желавшего провалиться сквозь пол и всю начинку пересадочной станции в открытый космос, Лилит закончила: – А остальных – в мясо.

Жан вышел из-за стойки и замер рядом с Лилит.

- Догадываешься, почему она тебя до сих пор не убила? – вкрадчиво спросил Жан приобретавшего уже зеленый оттенок Хаса.

Тот отчаянно завертел головой, словно пытался отвинтить её от плеч.

- Ты же знаешь её экипаж?

Судорожный кивок в ответ.

- У троих были семьи. А Ульриху возможно потребуется дополнительное лечение. Про убытки которые понес капитан и его корабль, можно и не упоминать. Если бы не это, я бы сам тебя пристрелил. За тобой и раньше грешки водились, но сегодня… За такое принято дорого платить.

Хас наконец обрел дар речи и залепетал, взмахивая руками.

- Это же случайность!.. Я… я же не знал… И д-денег у меня н-не…

- Заткнись. Я знаю Лилит. Как капитан она заплатит семьям погибших. Но ты…. никто здесь не будет с тобой работать, пока ты не выплатишь ей столько, сколько она скажет. А кто рискнет иметь с тобой дело, – Жан оглянулся вокруг и повысил голос, – может выметаться с этой станции к чертовой матери. В галактике достаточно притонов, где народ вне закона относится друг к другу как пауки в банке: подставляет, стреляет в спину и ворует у своих. На моей станции этого не будет.

Жан обвел взглядом посетителей. Синие глаза бармена над изуродованной страшным ожогом нижней частью лица не обещали ничего хорошего тому, кто осмелился бы возражать. Но желающих возразить не нашлось. Бар «У кота», как и вся станция, охранялись не только бластером, с которым Жан не расставался даже во сне. И не только его металлической рукой, в которой, по слухам, скрывались страшно представить какие смертоносные гаджеты. Скажем, из комнаты за стойкой в сложный для заведения момент могла появиться пара боевых армейских киберов и разом отбить у кого бы то ни было желание спорить с Жаном.

Стальные пальцы левой руки бармена сомкнулись на запястье Хаса и почти нежно сжали его.

- Отвечай даме по делу, Хас. Не юли. Или тебе правая рука ни к чему?

- Нет!.. Я… Да!.. Конечно… Лилит! Я дам новую наводку! Я дам верняк! И… и откажусь от своего процента…

Вокруг зашумели. В основном предлагалось выкинуть Хаса в шлюз, сколько-можно-терпеть-эту-сволочь-среди-истинных-джентльменов-господа-ну-в-самом-то-деле…

- Конечно, ты дашь верняк. – Спокойно сказала Лилит. – Потому что на этот раз ты не только дашь наводку, но и полетишь с нами на дело. И без своих клоунов с бластерами. Один.

Часть первая. Покушения и последствия

1. Яр Гриднев, психотехник

1

Ярранский посох был чуть длиннее локтя. Он словно жил своей жизнью в руке шамана, издавая странный звук, нечто среднее между шелестом и перестуком. Звук казался потусторонней закадровой музыкой к застилавшему небо дыму, к поникшим веткам деревьев со свернувшимися от жары листьями, к шелесту пожухлой травы под ногами, к скрипу вулканического пепла на зубах.

…Яр Гриднев прилетел на эту планету, казавшуюся из космоса зеленой и гостеприимной, час назад. Впрочем, уже с орбиты становились заметны следы вулканической активности в некоторых районах. Сигнал бедствия шел из лагеря неподалеку от действующего вулкана. Снимок с орбиты четко продемонстрировал купола модулей походных домов, геологоразведочную технику и стоящий поодаль видавший виды транспортник. Ясно, геологическая партия. Но непонятный выбор для стоянки, что и говорить.

Но больше всего настораживали снимки, на которых бесстрастный фотоглаз зафиксировал обломки двух космических кораблей. Свежие обломки.

Маленький корабль психотехника по широкой дуге скользил с орбиты на поверхность, а Яр изучал выданную компьютером справку о планете. Всё это было странно. Период сейсмической активности этого кислородного мира остался в прошлом, и что могло вызвать новый бурный всплеск… Если только эти геологи не из какого-нибудь НИИ под крылышком частной военной компании, решившей поэкспериментировать, скажем, с волновым воздействием на ядро планеты. У частных вояк ума на такое хватит.

Яр посадил корабль рядом с лагерем. Здесь его уже ждали. Десяток мужчин и женщин смотрели на него усталыми глазами через прозрачные забрала скафандров.

Когда Яр вышел наружу, и порыв ветра зло стегнул его колючей пылью по лицу, ему пришлось достать из кармана куртки бандану и замотаться до глаз. Мелкий вулканический пепел пачкал руки и лицо, забирался под одежду. Космы серого дыма перечеркивали небо. Да, анализ проб атмосферы явно показывал пригодность местного воздуха для дыхания и отсутствие каких-либо токсических примесей, но для долгого пребывания здесь скафандр был оправдан.

Геологи были рады ему вялой радостью измученного процедурами неизлечимого больного, получившего сообщение об изобретении нового экспериментального препарата.

Предводитель встречающих, низенький жизнерадостный бородач, с энтузиазмом пожал ему руку. Очень рады! Очень ждали! И именно психотехника! После того как бородатый Джеральд О`Брайан промахнул планшетом пластинку электронного удостоверения Яра, то снова принялся трясти ему руку и сетовать на то, что уже всё выпили, нет ни глотка виски в этой дыре, всё выдули, пытались гнать дедовским методом из местной дикорастущей кислятины, но это совсем не то, надо быть алкоголиком, чтоб на такое позариться, но тем не менее, говоря строго между нами, удалось получить несколько литров напитка приличного качества, так что если господин психотехник в настроении… Но прежде всего – дела! И когда мы вырвемся отсюда, а с вашим-то опытом… да я уверен что вам это раз плюнуть! Так вот! Я угощу вас таки-и-им виски!..

Яр в который раз подумал, что выхлопотанная через военных возможность заменить псевдонимом настоящую фамилию в пластинке электронного удостоверения чрезвычайно облегчает жизнь. Иначе пришлось бы пить самогон этого гостеприимного ирландца сразу после посадки, не отходя от корабля.

А так дело ограничилось едой на скорую руку и чаем в одном из модульных домов. Внутри, когда они остались наедине, градус веселости руководителя геологоразведочной партии несколько упал.

- Это дело для психотехника… Не справитесь вы – не справится никто! – таков был рефрен его невеселого рассказа.

Геологи высадились здесь почти неделю назад. Планета была давно зарегистрирована как собственность крупной корпорации, и после первоначального беглого обследования предназначалась для заселения, но наконец, нашлось время прислать на нее геологическую партию. И тут начались сюрпризы.

- Пробы грунта дали потрясающий результат. Это место просто набито полезными ископаемыми. – О`Брайан с горящими глазами размахивал руками так, что чуть не смахнул со стола кружку с чаем. – Плотность месторождений – фантастическая! Эту планету впору распилить на куски. У нас договор с корпорацией – несколько процентов прибылей наши. Теперь мы богачи!..

Яр движением руки остановил словоохотливого начальника партии.

- Расскажите мне что случилось дальше.

- Ах да… – О`Брайан погрустнел. – В общем разведали. На третий день осознали размер удачи. Устроили вечеринку, выпили. А той же ночью всё и началось.

Сначала тряхануло, да так что стаканы с виски полетели на пол модуля-столовой. Потом под утро уже не только тряхнуло, но и громыхнуло. Утром весь лагерь был покрыт белесым вулканическим пеплом, а в полукилометре от стоянки изрыгал огонь и дым свежий вулкан.

- Собственно не вулкан даже… яма с раскаленной лавой. Всё клокочет как кастрюля на огне. Жарко. Пепел летит. Мы, конечно, сразу отогнали транспортник и разведывательные катера. Потом перенесли лагерь. – О`Брайан помотал головой, словно не веря самому себе. – На следующую ночь всё повторилось. Ночью – локальное землетрясение. Под утро – новый вулкан рядом с лагерем. – Помолчав с полминуты, он тихо добавил. – Мы меняли место стоянки пять раз… Я не понимаю происходящего, господин психотехник. Такого не должно быть. Мы проводили бурение – тут совершенно нормальная толщина коры, никаких разломов. Разумеется, магма планеты может проплавить её вот так – в одном месте, в виде исключения… но пять раз подряд?! И каждый раз рядом с нашим лагерем?!

…После выяснилось что самовольный выход на орбиту на предназначенном для подобных полетов разведывательном флаере Рик задумал для того, чтобы найти подходящее место для стоянки на континенте в другом полушарии. Самый молодой участник геологоразведочной партии, вчерашний студент конечно же не хотел вернуться из первой экспедиции не отличившись. Поэтому идея самовольно найти подходящее местечко для новой стоянки и затем явиться с докладом к начальству казалась ему блестящей. Ну что ему могло угрожать? Ведь победителей не судят.

Вконец помрачневший ирландец зло взмахнул ладонью над инфобраслетом, и в воздухе повис портрет молодого геолога. Улыбка победителя и такие привлекательные для девушек ямочки на щеках.

- Он едва стартовал и начал набирать высоту, когда ближайшая огненная яма выплюнула вулканическую бомбу – комок полузастывший лавы, размером с меня. Точно по колпаку кабины. Флаер потерял управление и… вниз… – Смотревшие на Яра покрасневшие глаза начальника геологической партии были полны недоумением. – Я не представлял, что вулканическая бомба может достать корабль на такой высоте.

- Что с парнем?

О`Брайан нехотя сказал:

- У нас не самый современный, но хороший медкибер на корабле – подлатал прилично, потом Рика ввели в состояние искусственной комы… Но в общем ясно было, что чем быстрее его доставят в больницу – тем лучше.

Помолчав с полминуты, начальник геологической партии заговорил снова.

- Я был среди тех, кто считал произошедшее случайностью… нас таких было большинство… ведь глупые случаи, которые не предусмотришь, бывают всегда. Мы не давали сигнала SOS, сделали свободный запрос по находящимся рядом судам. В этой системе как раз проводит маневры Пятый военный флот империи. Там два корабля-госпиталя и хорошие врачи. В общем, они выслали к нам корабль-разведчик. Прилетели-сели. И когда военные уже с Риком на борту стартовали… начался настоящий ад. От первой вулканической бомбы корабль увернулся… мы предупредили на всякий случай их пилота о том, что недавно произошло, и он был готов к такому… но потом… В общем на моих глазах участки почвы раскалялись и на поверхность прорывалась лава… в десятках мест… И в воздух летели вулканические бомбы. Адская артиллерия… Корабль-разведчик поднялся выше чем флаер Рика… Поэтому когда он рухнул – в живых не осталось никого.

О`Брайан вздохнул.

- Я тут же дал сигнал с красной степенью опасности по этой планете – никаких посадок… И, да – исключение только для психотехника, который готов рискнуть жизнью. – Потом, помявшись, ирландец добавил: – Я… мы все думаем, что дело в планете. Таких случайностей не бывает. У нас в команде неплохой психотехник – всегда неисправность найдет, но с этим… С этим он не справляется.

Яр кивнул и встал.

- Спасибо за рассказ. А теперь мне надо поговорить с вашим психотехником.

2

Психотехник был пьян.

- Колле-э-ега-а!.. – Он шагнул к остановившемуся на пороге жилого модуля Яру, но запнувшись о брошенный на грязный пол скафандр, растянулся на полу. – Во-от так всё не-епросто на нашей нелепой планетке… – Он встал на четвереньки и хихикнул. – А хотите выпить, коллега?.. Мы гоним тут пре-пар-ши-и-вей-ший…э…

Яр шагнул к нему, сгреб за ворот заляпанной серой формы и, подняв на ноги, встряхнул. Хотел закатить пощечину, но раздумал.

Разговаривать с психотехником, которого звали Джим, оказалось особенно не о чем. Разве что о нем самом. Выпускник института с заштатной планетки, где факультет психотехники был слабо укомплектован преподавательским составом, закономерно стал тем, кем стал. Способности психотехника без правильного обучения никого еще хорошим специалистом не делали. После получения диплома Джим вполне успешно поработал на малых транспортниках, затем устроился в геологоразведочное подразделение крупной корпорации. И вот тут-то им и овладел страх. С каждым разом, готовя корабль к отлету, он всё больше ощущал себя самозванцем. Не принятая к обсуждению в серьезных, не желтых СМИ, но отлично известная пилотам кораблей и агентам страховых компаний статистика была неумолима: корабли, в экипаже которых были психотехники, попадали в неприятности – как во время гиперпрыжка, так и в целом – куда реже. Но психотехником себя Джим не ощущал. И чувство вины в сочетании с неуверенностью в себе, страхом подвести всех и страхом смерти медленно, но верно сделали Джима завсегдатаем баров. Он пил в каждом космопорте. Разумеется, перед отлетом О`Брайан и сам проходил процедуру расщепления алкоголя, и сурово прогонял через нее всю команду. Но страх не отступал, и, подготовив корабль к старту, в полете Джим вновь и вновь прикладывался к заветной фляжке. Местный самогон был отвратителен, но после того как они застряли на этой планете и запасы алкоголя иссякли, особого выбора у Джима не оставалось. Его и так подрубленная уверенность в себе, окончательно рухнула вместе с разбившимся армейским кораблем-разведчиком. Он успел переговорить с военным психотехником, который явно был настоящим профи в своем деле. Следующий раз он увидел этого человека, когда вместе с остальными извлек его труп из-под обломков разбившегося корабля.

- Эта планета – чертово кладбище… – бормотал Джим, раскачиваясь на стуле и глядя на Яра снизу вверх. – Это капкан, который больше никого не выпустит… И всё из-за меня…

- Почему это? – искренне изумился Яр.

- Настоящий психотехник наверняка бы что-то почувствовал и предупредил команду…

Яр искренне рассмеялся.

- Ну конечно! Сперва команду, потом О`Брайана, а там уж и директора геологоразведочного кластера компании. И по одному слову психотехника, состоящего у них на жалованье, руководители коропорации отменили бы разведку перспективной планеты. Вы сами-то в это верите? Скорее всего, вам порекомендовали бы быть бдительнее на задании, вас затем и наняли. Или вы не знаете риторику этой начальственной публики?

Джим подавленно молчал.

- Не волнуйтесь, Джим, вы улетите с этой планеты.

Яр взял с замызганного стола инфобраслет Джима и перекинул на него файл.

- Это моё приглашение на стажировку в один из лучших институтов психотехники Ярры. Там вам помогут снова поверить в себя.

Джим вылупил глаза.

- Попасть туда очень непросто, но моё имя и моя рекомендация на Ярре кое-чего стоит. Во всяком случае могу гарантировать что ваше начальство отпустит вас туда с восторгом.

- Но вы?..

Яр улыбнулся.

- Только не открывайте этот файл, прежде чем вернетесь домой. Я работаю под псевдонимом и лишнее внимание мне сейчас ни к чему.

3

Сейчас Джим остался в лагере геологоразведочной партии, откуда вместе с другими наблюдал за Яром.

Постукивая посохом и полуприкрыв глаза, шаман медленно обходил клокочущие озера лавы вокруг стоянки геологов. Пары серы не давали нормально вздохнуть, лицо щипало от пота. Цхар был рядом. Яр ощущал, как духу-помощнику не нравилось это место, где было слишком жарко, слишком душно и плохо пахло.

Наконец вместо приглушенного ворчания раздался утвердительный рык и Яр остановился. Посох застучал чаще, когда психотехник начал медленно поворачиваться по часовой стрелке. Наконец звук прекратился. Яр опустился на пожухшую от жары траву, вытянул руки вдоль туловища и закрыл глаза.

4

…Эту горную поляну он прекрасно знал. Заповедник «Озеро богов». В получасе лёта на флаере отсюда будет его дом на Ярре.

Сейчас был тот непередаваемый миг горного утра, когда над поросшей яркими цветами поляной со стрекотом носились мелкие красные, синие и зеленые цвеки, дышалось легко, а где-то рядом, за камнями, родник вызванивал лучшую в мире мелодию.

Из-за скалы вышел цхар. Под солнечными лучами капли воды на мокрой шерсти выглядели изысканной авторской бижутерией, если конечно представить себе мастера, который будет изготавливать украшения для гигантской синеглазой кошки.

Цхар подошел к Яру и с коротким мурчанием сел рядом. Яр принял звериную форму и мир преобразился. Он привычно блокировал лавину хлынувших в ноздри запахов и игриво пихнул цхара лапой в плечо.

«Мне нужно договориться с духом той планеты, чтобы он отпустил людей. Пусть он позволит им улететь. Веди».

Взгляд цхара был серьезен.

«У нас мало времени. Пошли».

Цхар фыркнул.

«Время всегда есть. Надо ждать».

«Чего ждать?».

Цхар поднял голову.

«Не чего, а кого».

Кобальтового оттенка глаза указали Яру на дальний конец поляны, туда, откуда звучала песня родника.

Оттуда к ним широкими шагами шла русоволосая девушка в белом платье с синей каймой на рукавах и намокшем от росы подоле.

- Здравствуй, Яр Гриднев. Помнишь меня?

Несмотря на многолетний шаманский опыт, от изумления Яр даже не успел принять человеческую форму.

Девушка подошла к ним, опустилась на колени и с улыбкой почесала за ухом сперва цхара, а потом и остававшегося в зверином облике Яра.

Голубые глаза на тонком, ослепительной красоты лице были полны приязни и печали.

А Яр вспоминал.

…Пропавшая сестра, последняя орденская планета Лента-5, жуть приюта «Путь истинный», визг бластеров и брызги крови, выплеснувший мозги на обшивку крейсера Вертун и Данька, застывший с древним огнестрельным револьвером в руке…

«Я никогда и не забывал тебя, Вода».

Яр потерся меховой кошачьей щекой о тонкую сильную руку без браслетов и колец.

«Я приветствую тебя и рад нашей встрече. Но что ты делаешь здесь, так далеко от дома?».

- То же что и всегда, шаман. Восстанавливаю равновесие.

«Но я…».

- Я договорилась с духом этой планеты. Он даст улететь людям. Но они перепугали его разговорами о том, как распотрошат и разрежут на части его дом, чтобы наделать себе безделушек. Думаю, через несколько лет люди смогут прилетать сюда снова. С хорошим психотехником, конечно. И не для добычи полезных ископаемых. Привычка уничтожать красоту ради выгоды однажды может погубить твою расу, шаман.

«Так корабли смогут улететь и никто не погибнет?».

- Да. Эту задачу можешь считать выполненной.

«Спасибо тебе».

Яр благодарно кивнул остроухой головой. Однако грусть и тревога в глазах Девы Источника не исчезали.

- Ты бы и сам, скорее всего, с ним договорился. А я здесь затем, чтобы предупредить тебя.

Красный цвек попытался сесть ему на нос и Яр непроизвольно отмахнулся от него лапой.

«Предупредить? О чем?».

- И тебе, и нашему общему другу Даниле грозит опасность.

«Даньке?.. Но какая?»

- Об этом рано говорить, тем более, сейчас у меня предчувствий больше чем знаний. А пока найди его, и доверяйте только тем, кому действительно верите. Предыдущий раз, когда мы встречались, речь шла о судьбе моей планеты. Мне кажется, что теперь от вас обоих будет зависеть куда больше, чем кто-либо может предположить.

«Но что конкретно…».

Она выпрямилась, положила ладони на головы обоим цхарам и взглянула в безоблачное небо.

- Гроза… – сказала Дева Источника негромко, словно самой себе, а потом опустила взгляд и посмотрела прямо в глаза Яру. – Приближается гроза.

И тут же рассыпалась на мириады мелких капель, вспыхнувших в лучах утреннего солнца беглой радугой.

5

Когда Яр попрощался с духом-помощником, вернулся в свое тело и открыл глаза, его оглушили радостные крики. К нему бежали геологи, и впереди всех улыбающийся до ушей О`Брайан.

Восторг незваных гостей планеты был понятен. Огненные ямы с лавой больше не клокотали. Трещины, извергавшие серный газ, закрылись. Прилетевший с гор свежий ветерок развеивал гарь и удушливый запах.

Яр, убирая посох в чехол, с усилием улыбался, выслушивал похвалы и терпеливо жал протянутые руки. Отмахнулся от вопроса О`Брайана.

- У вас же есть мои данные, в них и номер счета… Заплатите сколько сочтете нужным.

Сказанное Девой Источника разом перевело решенную проблему из разряда радостных событий в факт прошлого, тут же начавший покрываться пылью забвения.

После того как Яр под видеозапись рассказал начальнику геологоразведочной партии о непростом характере духа планеты, тот почесал в затылке и наконец сказал:

- Лично эту запись шефу покажу. А если что – наш профсоюз подключу. Пусть эту планету лет на десять закроют. И после – чтоб без психотехника не совались.

Яр кивнул, а О`Брайан продолжил:

- Мы тут насиделись по горло, минут через сорок стартуем.

Яр снова покивал.

- Хорошо, Джеральд. Я вслед за вами.

Яр был рад, что скорый старт мешает геологам закатить пьянку в его честь.

- Я пойду в холмы. Пройдусь…продышусь как следует. А потом – тоже в небо.

О`Брайан кивнул, мол, всё понимаю, психотехнику после работы нужен отдых в одиночестве. Потом он снова рассыпался в благодарностях, опять спросил не хочет ли Яр с ними перекусить перед стартом, еще раз предложил отныне держать связь, и непременно найти время встретиться и выпить, О`Брайан угостит Яра таким виски, какого он в жизни не пил, потом подошли с благодарностью еще несколько геологов…

Словом, когда Яру наконец удалось со всеми попрощаться и откланяться, он пошел к холмам быстрым шагом, пообещав себе что сейчас будет сидеть на камне, проветривать голову и ни о чем не думать. А потом, когда ветер выдует из головы дела сегодняшнего дня, он составит план поисков Даньки. Найти оперативника имперской службы безопасности – не самое простое дело, но он, Яр, представляет кого спросить и через кого какую информацию можно попытаться получить… Но это потом. Всё это потом.

На этой планете не было троп, и он медленно поднялся по каменистому склону холма, ища подходящий камень для того чтобы сесть.

Расположившись на мшистом валуне, посреди склона, заросшего высоким кустарником с лиловыми листьями, он вытер пот со лба. Геологи уже свернули лагерь, и загружались на корабль со скоростью выбегающего из блока смертников заключенного, внезапно получившего помилование.

Где-то на грани слышимости ему почудился шум флаера. Кто бы это мог быть?.. Эскадра в системе наверняка извещает любой корабль о том, что здесь происходит. Какой-нибудь ненормальный «искатель непознанного», сующий свой нос куда ни попадя, и особенно туда куда запрещено? Или кто-то из военных прилетел помониторить ситуацию с риском для жизни?..

Геологи уже загрузились, и место бывшего лагеря опустело. Фигурка О`Брайана махнула Яру рукой и скрылась внутри судна. Взревели двигатели, взметнулась пыль, и на столбе пламени корабль с геологоразведочной партией рванулся вверх, быстро превращаясь в стальную точку в небесной синеве.

- Пора и мне отсюда выбираться… – пробормотал Яр и поднялся с валуна.

Рычание цхара всегда предвещало большие неприятности. Если известное ярранское выражение «Покой на лице и цхар в сердце» характеризовало того, кто бдителен, несмотря на внешнюю безмятежность, то шаман, дух-помощник которого давно стал частью его сознания, носил «цхара в сердце» в буквальном смысле слова. Поэтому на такие предупреждения Яр всегда реагировал незамедлительно.

И сейчас, как только он услышал звериный рык, Яр привычно упал за валун на одно колено, выхватывая бластер. За спиной, между Яром и его кораблем у подножия холма было метров двести пустого пространства. Трава в горелых проплешинах была не настолько высока, чтобы кого-то скрыть. Значит холм и кусты. И обойти его можно с любой стороны.

Плохо.

На периферии сознания Яр уже решил, что звук флаера ему не почудился, но сейчас главным было не это. Он сосредоточенно ждал атаки неизвестного противника, держа при этом в голове возможность отдать кораблю команду «Ко мне», чтобы спровоцировать атаку.

Он ждал.

Ничего не происходило, только ветерок ерошил траву.

Однако Яр верил цхару, не было случая, чтобы дух-помощник ошибся. Потому, не опуская бластера и не сводя глаз с зарослей, он согнул кисть левой руки, дотянувшись до инфобраслета. Тот моментально откликнулся, переключаясь на ввод с левой руки: облако виртуальной клавиатуры окутало ладонь и пальцы.

Дальше всё было делом техники – несколько хорошо натренированных движений пальцев воспроизвели цифробуквенный код и бегло начертили ряд геометрических фигур. Отозвавшись на введенный пароль, за спиной Яра взревели двигатели корабля.

Всё так же не отводя глаз, Яр ввел команду. Всё было просто: в режиме защиты вооруженный парой турелей и тепловиком автопилот корабля был надежным союзником. Вот сейчас он подойдет поближе…

И тут что-то произошло.

Тон двигателей сменился. Яр глянул через плечо. Корабль, вместо того чтобы прикрывать своего хозяина, резво набирал высоту.

Он знал, что кто-то в зарослях на склоне холма только и ждет подходящего момента для атаки, когда он, Яр, отвлечется. Поэтому он быстро вернул внимание на кусты и принялся медленно отступать назад. Одновременно пальцы левой руки, сновали по сетке витртуальной клавиатуры, словно встревоженный паук в паутине, отдавая команды непослушному кораблю.

«Надо его быстро сажать и убираться… Лучше вообще пусть не садится… открыть шлюз и вскочить…».

Беззвучная вспышка полыхнула в небе, и на мгновение выжгла добела все цвета окружающего мира. Потом оглушительный грохот и волна горячего воздуха ударили сверху, заставив Яра не присесть, а почти упасть на корточки, заткнув ладонями уши. Сейчас в ушах звенело, он знал, что боль придет потом.

«Легкая контузия… Бластер… Где…».

Он заставил себя нашарить в траве выпавшее из руки оружие и несколько раз почти наугад выстрелил перед собой, целясь туда, где среди застилавшей глаза слепящей белесой пелены ему чудилось какое-то движение.

Но бластер вырвался из пальцев, а в живот его ударило чем-то тяжелым.

А потом Яр лежал на спине, пытаясь вдохнуть, и смотрел, как на фоне выцветшего добела неба над ним склонились фигуры в силовых доспехах. За опущенными забралами шлемов ему чудились улыбки.

2. Данила Одинец, агент имперской службы безопасности

1

Даниле невыносимо хотелось выпить. Вместо этого он с серьезным видом слушал свое непосредственное начальство, и размышлял о том, насколько равноценной заменой выпивке была бы возможность свернуть шею этому неутомимому болтуну в мундире с погонами майора имперской службы безопасности на плечах.

Начальник это человек, который усложняет простое и вульгарно упрощает сложное. Поэтому пребывание в кабинете начальства редко вызывает восторг у подчиненного, и ничего нового в этом нет. Вот только подчиненным себя Данила не чувствовал. С тех пор как Лора ушла в отставку, эта работа и это место перестали ему нравиться даже в той малой степени что нравились раньше.

Вглядываясь в лучащееся фальшивым добродушием лицо своего куратора, просившегося на сравнение с дешевой размалеванной пластмассовой куклой в ярко освещенной витрине, он испытал привычный приступ отвращения.

Лора знала его еще мальчишкой. После того как банда безумцев, возомнивших себя вершителями человеческих судеб и народными мстителями, за мнимые грехи его родителей запихали Данилу по подложным документам на тюремную планету…и после того как там случился бунт… Лора стала единственной преградой между Данилой и его следующим приговором. Лора стала единственным, кто решил поверить словам подростка с пожизненным сроком, единственным кому было не лень докапываться до правды. Лора стала его куратором, когда он принял предложение поработать на безопасников, вместо отправки на другую тюремную планету. Лора сама его уговорила. И Лора проследила за тем, чтобы условия контракта были соблюдены. Так и было – после трех лет работы на правительство, работы грязной и кровавой, в шестнадцать лет он снова оказался дома. И много позже, когда на первом курсе военного училища в сложной ситуации на орбите Ленты-5 ему надо было вытащить из форменного ада девушку, которую он любил и еще целую кучу народу, он активировал свой «спящий контракт» с безопасниками. И всё получилось. Ему поверили, и он вытащил всех. Но в качестве предусмотренной контрактом платы за помощь службы безопасности, с тех пор вот уже десять лет он убивает по приказам империи и «во имя интересов человечества». И Лора снова стала его куратором. И была им до недавнего времени.

А теперь…

Данила равнодушно взглянул на круглое лицо, плававшее над покатыми плечами, словно бледная луна. Нос едва выдавался из этой плоской как блин поверхности, глаза и рот на ней будто процарапали тупым ножом. Лицо не внушало ни капли доверия. Оставалось лишь надеяться, что среди вмонтированных в письменный стол, стены и потолок разнообразных сканирующих и несущих смерть устройств, которыми окружил себя майор Рук, не было какого-нибудь невероятного прибора для чтения мыслей. Оставался еще вариант, что в одной из тумб слоноподобного письменного стола сидит, скорчившись карлик-телепат. Впрочем, такого таланта как чтение мыслей среди психотехников, не встречалось. Во всяком случае, насколько было известно Даниле… Хотя чего только не бывает в наше время.

- Вы улыбаетесь? – Бледные мясистые губы майора попытались изогнуться в ответной улыбке. Получилось не очень. – Это хорошо. Надеюсь, вы будете так же улыбаться по окончании вашего следующего задания. Что у нас обоих будут причины для широких улыбок.

Согласно условиям контракта, Даниле предстояло работать на безопасников до тех пор, пока начальство само не соизволит отправить его в отставку. Или до того дня, пока очередной террорист не пристрелит его. То есть – до самой смерти. Данила снова взглянул на красноватый нос майора и представил как тот, зажмурившись, подносит запотевшую рюмку к губам и опрокидывает её внутрь своей уродливой головы. И смачно, с удовольствием крякает. И всё же: сколько лет ему еще работать под руководством человека-блина? Пока не свернет шею на очередном задании? Или пока этого умника не повысят? Насколько Данила успел ознакомиться с манерой своего нового начальника вести дела, повышения тому предстояло ждать бесконечно долго.

Он вспомнил теорию, согласно которой в косной иерархической структуре служащего, попавшего на должность, где он оказывается некомпетентен, не продвигают по служебной лестнице вверх, но и не смещают на прежний пост. «Так не принято», «зачем обижать хорошего работника» и тому подобное. В результате очень скоро вся система оказывается укомплектована специалистами, каждый из которых «не на своем месте». Теория сомнительная, но с точки зрения Данилы прекрасно объяснявшая периодические проколы службы безопасности Галактической Империи.

- Неплохо подумать, – продолжил начальник, встав из-за стола и принявшись походкой перекормленной утки прохаживаться по кабинету, – и о том, что у профессионала не должно оставаться времени на то, чтобы улыбаться. Это показатель серьезности отношения к работе.

Остановившись посреди кабинета, майор смерил Данилу взглядом.

- Как впрочем, и манера одеваться. Разве я не говорил вам, что являться к непосредственному начальнику в джинсах – проявление неуважения к старшему по званию? Для человека вашего рода деятельности профессиональная форма одежды – костюм с галстуком.

«Всё-таки исключительный идиот… или притворяется? – подумал Данила. – И как он дослужился-то до майора? Интересно, он сам хоть раз работал под прикрытием? Или нарочно несет такую чушь? А может и впрямь считает, что моя грязная работенка на службе людей, называющих себя «государством» состоит из обжиманий с великосветскими красавицами, коктейлей и элегантного выстрела из снайперки с безопасного расстояния? Прям любопытно, он сам-то хоть раз мыл пол и посуду четыре месяца кряду во фронтирной забегаловке, вечерами попивая дешевое пиво с такими же бедолагами? И всё для того чтобы когда в этой дыре наконец появится связной с телохранителем, отобрать у них то, что они принесли с собой… отобрать любой ценой…».

Совершенно некстати в памяти всплыло лицо улыбчивой девчушки-официантки, проработавшей те четыре месяца бок о бок с ним в этой забегаловке, которая явно питала в отношении Данилы вполне определенные надежды… Девчушки, получившей шальной заряд бластера в голову, когда Даниле не удалось выполнить задание мирным путем. Надежды официантки не оправдались. Но задание, поставленное теми, кто именовал себя «государством», было выполнено.

Данила с трудом отогнал непрошеное воспоминание и сосредоточился на том, что говорил начальник. Если отрешиться от риторических вопросов, то насколько он успел узнать майора Рука, мелочными придирками тот разогревался для высказывания более крупных претензий.

- …И уже не первый раз мы получаем информацию о том, что на миссиях повышенной секретности вы не подчищаете за собой. Я имею в виду свидетелей.

Данила сделал честное лицо и размеренно произнес:

- Мои отчеты поступают к вам после каждой миссии. В строго оговоренные сроки. Если я допустил какие-либо ошибки, то готов их обсуждать. Насколько мне известно, свидетелей после моей работы не остается. Не могу не осведомиться: в полной ли мере вы доверяете вашим источникам?

Майор Рук напустил на себя добродушный вид.

- Не настолько надежные, чтобы я не доверил вам следующее задание. Я хочу лишь предостеречь от возможных небрежностей. Пусть даже из самых лучших побуждений. На вашей работе приказы должны заменять вам любые побуждения. Особенно на следующем задании, которому там, – похожий на бледную вареную сардельку палец майора ткнул куда-то вверх, – придают большое значение. Итак – к делу.

Данила без труда разглядел никогда не тающий лед на дне глаз майора. Не-ет, эта сука-безопасник отнюдь не идиот.

На мгновение Данилу охватила жуткая усталость, которую усугубляло, откуда ни возьмись появившееся дурное предчувствие. Сильное до тошноты ощущение тревоги и бессилия сжало горло. Ему снова мучительно захотелось выпить.

Должно было случиться что-то плохое.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей