Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Фэнтези » Рыскач. Школа истинных магов
Константин Назимов: Рыскач. Школа истинных магов
Электронная книга

Рыскач. Школа истинных магов

Автор: Константин Назимов
Категория: Фантастика
Серия: Рыскач книга #3
Жанр: Фэнтези
Статус: доступно
Опубликовано: 08-12-2017
Просмотров: 378
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 80 руб.   80 руб.
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Есть знания и желание, осталось сделать шаг и, протянув руку, взять то, к чему стремился. Одному это не под силу, да и слово дано древнему артефакту. Приходится организовывать школу магии. И вновь сталкиваться с интригами и проблемами, которых и так-то немало. Отношения с правящими мира сего непонятны. Вроде с королями договорился, и различные гильдии приветствуют такое начинание, но кто-то открыл сезон охоты на новоиспеченного директора.
Противник силен и мало в чем уступает. Удастся ли противостоять угрозе, поставившей под сомнение все начинания?
Забравшись на вершину горы, я сидел и, не мигая, смотрел вдаль. Мысли в голове отсутствовали напрочь. Прошло около двух месяцев, как стал полновластным хозяином школы истинных, но по внутренним ощущениям — год, а то и два. Зябко передернул плечами — холодно, но одна радость — нет связи с настойчивым и вредным советником. Мой личный артефакт возомнил себя не пойми кем! Еще недавно числился у него в хозяевах и друзьях… нет, он меня обучал, и за это — премного ему благодарен, но то, что он устроил после того как дух школы передал ему бразды правления… это просто нечто. Пару дней я не знал ни хлопот ни забот, гулял и осматривал территорию, строил планы… Где те планы? Эх, знал бы — согласился на трон! Ну нельзя так третировать! Мало того, что заставил таскать камни, так еще и связки рун для различных заклинаний стал вдалбливать. Нет, против ничего и сейчас не имею, но ведь он толком не объяснял! Где практика? А? Хотя, практиковаться он меня заставлял, одно из ценных умений — перемещать камни, правда, после парочки глыб источник мой опустошался. На все вопросы этот злобный демонический артефакт отвечать отказывался или дозировал информацию такими малыми кусочками, что картина в целом не складывалась…
А на вершине хорошо: воздух чистый и главное — нет связи с Креуном. Вот странно: нахожусь посередине между древним портом и школой, а достучаться он до меня не может. Или не хочет? Попытался связаться с советником сам, интересно же, да и остыл малость. В ответ — тишина; надо взять на заметку это место, мало ли… вдруг захочу от его назойливости уединиться, да и попугать можно. Хотя, — тяжело вздохнул — все это детские обиды, он же хочет как лучше и не всегда помнит, что человеческий организм требует отдыха… Ладно, что за эти два месяца у меня в активе? Давно хотел разложить все по полочкам. Итак: мой источник — универсальный, могу оперировать четырьмя стихиями в равной степени. Оказалось, что пентаграмма в холле школы — своеобразный экзаменатор, проверяющий внутренний источник мага на способности. Увы, выдающимся я ничем не отличаюсь. Самые сильные истинные маги имели склонность к одной стихии и ей оперировали; это не означает, что, допустим, водный истинный (а их называли так по склонности к стихиям) не мог использовать огонь: мог, но на водный вал создавал всего небольшой фаербол, и это не значит, что огонь слабое место. Просто вода — его стихия. А вот универсальные, те могли оперировать стихиями примерно одинаково, но они, априори, слабее стихийников.
«Ну, хоть не тройственный и не двойной маг», — усмехнулся про себя. На воображаемой лестнице иерархии внизу стояли стихийники, выше — универсалы, а над ними — двойственные и тройственные истинные. Двойственные имели склонность к двум стихиям, тройственные — соответственно к трем. У двойственных — две стихии очень слабы, а тройственные вовсе не могли оперировать одним из направлений магии. А ведь не иметь доступа к стихиям несладко. Зачем распоряжаться огнем и водой, но не иметь доступа к воздуху и ветру? Таким истинным приходилось тяжко. Чтобы чего-то достичь, им приходилось развивать свой источник, чтобы хоть как-то оперировать с непослушными стихиями. Нда, с одной стороны — универсалом неплохо, но… мне припомнился разговор с Креуном, сразу после определения моих возможностей. Стоя в круге определения принадлежности к стихиям, я наблюдал, как все четыре руны слабо светятся. Тогда мне вспомнилось, что в этом круге уже стоял и видел такую же картину.
— Неплохо, — сказал новоиспеченный дух школы, но в голосе его сквозило разочарование.
— И чем же ты тогда расстроен? — не поверил ему я.
— Да не расстроен я, — после продолжительной паузы ответил тот; в его интонации и вправду прозвучали довольные нотки. — Рэн, дело в том, что директором школы может стать только универсал. Да, пусть ты кому-нибудь из своих будущих учеников уступишь по силе, но еще есть знания и умения. А вот руководить школой стихийнику… — он помолчал, — просто не дано, нельзя управлять и учить тому, что сам знаешь лишь в теории. Представь: сильнейший воздушный маг не сможет продемонстрировать ученикам простенький песочный вал: ну не подчиняется ему земля! Или огненный маг не сможет избежать атаки песком на полигоне!
— Хм, может ты и прав, — согласился с его словами, попытавшись представить, как, не используя магию воздуха, отбиться от экзаменаторов на полигоне…
Странно, но таким магам-ученикам на том полигоне делать нечего. Будучи директором, не допустил бы туда стихийника, двойственного или тройственного мага, не владеющего воздухом. Какие-то другие для них испытания существовали, может, и на полигоне, но явно не против волн и зыби песка.
— И все же: в твоем голосе мне послышалось разочарование.
— Это не то чтобы разочарование… руны указывают на мощь твоего источника, а он не очень-то силен… — пояснил дух.
Хм, в этом ни мгновения не сомневался; моему источнику, только-только развивающемуся, до обычного истинного мага ох как далеко. Да, в древние времена тяжко бы пришлось при учебе и сдаче зачетов…
— Креун, — с подозрением обратился к советнику школы, — а кто еще экзаменовал учеников, кроме водных и песчаных стражей? Что-то мне подсказывает — воздушные и земляные где-то прячутся!
— Песчаные относятся к земле, — поправил меня Креун. — Но ты прав, существуют еще горные и воздушные стражи-экзаменаторы. И те и другие живут в горах, воздушные представляют собой прозрачных птиц-орлов, а ледяные — горы льда в форме зимних барсов.
— Водные…
— Призрачные русалки, — перебил меня советник, — они волны могут поднять, рули кораблям подпортить, а при необходимости и потопить то или иное суденышко, — не давая и рта мне раскрыть, предотвращая мой очередной вопрос, продолжил: — Воздушных стражей — три штуки, водных — тридцать, ледяных — пятьдесят.
— А песчаных?
— Восемьдесят три единицы.
— Странное количество, — поразился я.
— Ничего странного, — усмехнулся дух школы. — Песчаных легче всего разрушить, правда и создать не трудно, водных — слишком велика территория для охраны, меньше нельзя, уничтожить их можно с помощью льда, «барсы» огня боятся, а вот воздушных… — Креун взял паузу, — их уничтожить чрезвычайно сложно, магические заклинания сквозь них проходят, но и создать их сложнее всего.
— А как разрушить песчаных стражей? — вырвался у меня вопрос. Воспоминания о моем «экзамене» в пустыне — не самые приятные.
— Для этого надо учиться! — ехидно ответил мне мой, наверное, уже бывший советник, переквалифицировавшийся в духа школы. — Ты с водными и горными вряд ли справишься; если один на один — еще есть шансы, а против двух-трех вряд ли устоишь.
Мне и ответить-то на его слова нечем, все понимаю. Но… ехидничать-то зачем? Да, поговорили мы тогда, а дальше и началось.
Выйдя на крыльцо школы, радостно прищурился. Мне никто не страшен, можно спокойно в любое предприятие ввязываться! Через мгновение Креун всю малину испортил, заявив, что периметр школы никто из стражей надолго покинуть не сможет. Вот ведь, а я-то тогда размечтался… Во всем этом один положительный и немаловажный момент — с такой охраной никто не страшен! Да, это не подготовленные бойцы, однако против них никто не устоит. Нет, возможно, если нападающие зададутся целью и атакуют из всех мне известных артефактов, то сумеют уничтожить кого-нибудь, но остальные-то, подвластные воле Креуна, справятся! Да и сама природа обезопасила школьную территорию: с моря неприступные горы, огромными вершинами стоят на страже на протяжении километров пятидесяти, да еще как бы заключают все строения в своеобразную подкову. К окончанию импровизированной подковы подходит лес, в котором расположены песчаные стражи, а после леса начинается полигон или пустыня. Последняя не дар природы, явно рукотворно созданная истинными магами территория, но от этого мне легче — голова болеть не будет. С импровизированной картой местности, территории, за которой может наблюдать Креун, я познакомился сразу после разговора о стражах. Их решил называть именно так, а не артефактами-экзаменаторами. Странно только, что русалок и птиц истинные создали прозрачными. Время у меня тогда свободное имелось, отправился в порт и познакомился с парой русалок-стражей. Их головы вынырнули рядом с пирсом и приветствовали меня фонтаном воды высотой метров десять. Да они, оказывается, еще и хулиганки! Весь мокрый осматривал резвящихся в воде русалок, но рассмотреть их — сложная задача: лишь когда они выпрыгивали из воды можно увидеть, а так… просто вода. Да, водные стражи сотканы из воды, не имеют одежд… хотя, может, и используют какую-нибудь накидку — не разобрать! Не дождавшись от них ни слова, разочарованно ушел. Креун объявил, что вскоре смогу устанавливать со стражами контакт и отдавать приказы, минуя его, как и получать информацию о нарушителях границ, которые они охраняют. В горы отправился на следующий день — очень уж хотелось воочию увидеть барсов и орлов. Последние меня заставили задуматься. Как защититься от невидимого врага, если такой объявится? Дух уверил, что на территории школы и букашка без его ведома не похозяйничает. Ага, подобные речи уже приходилось слышать. Птички материализовались у моих ног в тот момент, когда почти добрался до площадки с барсом. Снежную кошку приметил давно, она прохаживалась взад и вперед по уступу скалы и, кидая на меня взгляды, благожелательно виляла хвостом. А вот о присутствии стражей воздуха Креун сообщил в свойственной ему в последнее время манере:
— Ты птичку-то не раздави, а то следующим шагом ей на крыло наступишь!
— Где?! — замер я на месте.
— Прямо! — хмыкнул тот.
Присмотревшись магическим зрением — обычным ничего не видно — разобрал слабо мерцающий контур огромного орла, всего в паре сантиметров. Нда, таких птичек, с меня ростом, повстречаешь — и в ловушках необходимость отпадет!
— И все же, — задумчиво оглядывая неподвижную птицу-стража, спросил у советника: — Как им приказы-то отдавать?
— У каждого стража есть знак, он чем-то напоминает руну. — Креун замолчал, а потом задумчиво добавил: — А может, это и есть неизвестная руна, очень уж похожа…
— Ты ее видишь? — спросил, осматривая сантиметр за сантиметром стража.
— Вижу; придет время — и ты увидишь.
— И когда этот момент настанет?
— Скоро, — коротко и не вдаваясь в детали, ответил тот.
Это его «скоро» наступило на следующий день. Мало того, что каменные блоки меня изматывали, так он еще требовал во время работы раздваивать сознание и учить хитросплетение рун. Но самое интересное — то сплетение рун лишь ускоренным темпом опустошало мой источник, а перенос камней вычерпывал его до дна. И так три недели! Три чертовых недели! Объяснять он не соизволил, лишь твердил, что это необходимо. Да, связки я освоил и сумел рассмотреть знаки в стражах. Почему же Креун сразу не сказал, для чего они нужны? Я быстрее бы вызубрил. Хотя… не уверен; слишком сложный и длинный ряд. А учил-то четыре заклинания, в принципе, по аналогии мог бы догадаться, что на каждого из разновидностей стражей — одно сплетение. Знаки хоть и стали в стражах мне видны, но… они же все разные, а их предстояло запомнить. У-у-у, запомнил, на это понадобилось еще пяток дней; точное количество не подсчитывал, может, и больше. Вызвав тот или иной знак и напитав его магией из собственного (к сожалению) источника, мог узнать о страже все — где тот находится, какие у него повреждения, уровень энергии. Приказывать могу не так много — охранять, экзаменовать. Провел один опыт: оттащил в пустыню каменный блок и приказал атаковать его песчаным стражам. Увы, кроме ранее виденных в их исполнении заклинаний, ничего-то они не применяют. Это и вредный дух подтвердил. Он с самого начала знал свойства стражей. Дальше — больше: заставил у скал расчищать бывшее русло реки. Нет, каково? А намерения-то высказывал самые лояльные: мол, через эту реку русалки смогут пройти. А сам он ничего поделать не может, нет у него сил. И я, как самый последний олух, повелся! Но и тут не обошлось без учебы: защитные сплетения, установка барьеров против магии, обычного оружия, защитный контур как у стражей. За пару недель освоил все. Самый лучший — защитный контур, он окутывает все тело, не мешает движению, расход за час — тридцать процентов источника. Увы, как оказалось, все универсальное имеет недостатки. Пущенную стрелу, дротик, удар меча — отведет, как и не даст поразить защищаемый объект единичными ударами магии, но если таковых последует десяток, то защита не выдержит, вернее — источник иссякнет. Барьер против магии напоминает мою придуманную воздушную стену, но удар магии она не сдержит, да и атаковать самому в этом случае невозможно. Кокон против обычного оружия неудобен, сфера передвигается вместе с хозяином и отнимает немало сил, движения замедленны, против атаки магией не спасут, но подпитывается буквально каплями из источника. Правда, магически атаковать и тут невозможно, вернее — при выпуске заклинания кокон распадется.
— Креун, — обратился я к духу, когда расчистил нагромождение камней в скалах, из глубин которых когда-то вытекала река, — все готово.
— Угу, встань на берег…
— Речку пускать собрался? — вылезая из рва, спросил его.
— Да, не мешай, там такой завал плотный… — он не договорил, а из дыры в скале вылетел первый камень и упал на противоположном берегу.
Молча наблюдая за тем, как один за другим каменные блоки ложатся на землю, я все больше и больше злился. Он мог это сделать сам! Не стоило мне так мучиться.
— Как Кин поживает? — неожиданно для самого себя, задал ему вопрос, когда из скалы потек ручеек.
— Нормально, ей ничего не угрожает, Гунер с ней носится как с золотой кури… Э-э-э, Рэн, ты меня неправильно понял!
— Отстань и не тревожь меня! — От удара сапога мелкий камешек полетел в ручеек, превращающейся в полноценную реку.
За это время я неплохо изучил все вокруг, когда мне требовалось побыть одному и подумать. Но от его присутствия нигде невозможно спрятаться. Не обращая внимания на слова советника, которые пробивались через «защитный барьер» в моей голове, рванул на вершину горы в надежде, что там он оставит меня в покое… Сколько я уже тут просидел? Час, два, десять? Да, обида притихла, но в душе все клокочет. Вот ведь предатель! Не говорил ничего мне о Кинэлле, а она-то!.. Надо бы ее навестить и поговорить… Подошел к краю вершины: дома и школьный замок отсюда маленькие, речка блестит, за ней луг и лесок, за которым степь — красота! А надо еще и школу восстанавливать, и осваивать древние знания… Нахмурился; книги остались, а вот артефактов — нет. Бывший дух школы выполнил свое обещание и каким-то неведомым способом сумел уничтожить практически все, оставил лишь бытовые артефакты, от остальных же — расплавленное золото, другие металлы и драгоценные камни. Попались мне и накопители магии: увы, не действующие — и следа от магических рун на них не осталось; а ведь их как-то еще на камень нанести надо умудриться… Креун по этому поводу не печалится — знания есть, а разобраться в них и применить — лишь вопрос времени. Ага, времени… И сколько потребуется? Рядом со мной опустился страж. Орел внимательно меня осмотрел и спорхнул с вершины. Новый школьный дух волнуется! Где-то тут рядом оставшаяся пара кружит — подстраховка в стиле моего советника. Спуск с горы занял неожиданно больше времени, чем я рассчитывал, к школе спустился в темноте. Блок от советника снял (но тот пока не тревожил), уселся в столовой и сказал:
— Кушать подавай! — Усмехнувшись, добавил: — Но не ту бурду, которой кормил все это время!
— Один момент! — воскликнул дух.
— Давай-давай… — угрюмо осмотрел пустой стол.
Надо советника на место ставить, а то непонятно, кто кому хозяин. Ишь, моду взял, кормит бурдой одной… На столе появились жареная картошка, фаршированный гусь, еще какие-то жарения, бутылка вина, фужер, столовые приборы, закуски… Нда, может же, когда припрет! Ничего не сказал, головой покачал и принялся за трапезу. Наелся, плеснул в бокал вина и задумчиво спросил:
— И как жить будем?
— Рэн, извини, но про Кин сказать ничего не могу — ее тайна, — твердо произнес Креун.
— Ее? — Покрутил вино в фужере, наблюдая за его игрой; советник молчит. — Ладно, встречусь с ней — поговорим.
— И это правильно! — воскликнул дух. — Но до этого тут надо все обустроить, учиться начинать пора, а не бездельем маяться!
— Это я-то маялся?!
— Скоро зима, ученики нужны, одному учиться сложно, да и развиваться невозможно. Ты же возглавляешь школу, учеников вот только нет! — не слушая меня, продолжил тот.
— Да? А как их содержать? Боюсь, мое поместье долго меня не прокормит, а денег-то нет!
— За все надо платить, в том числе и за обучение, — высказал мысль Креун. — Но действовать тебе тонко придется. Нельзя допустить перекоса сил в королевствах! Набери с каждого по несколько человек, тогда они не позарятся расширить королевские владения за счет знаний. Да и клятву взять можно.
А это мысль; но как заинтересовать в обучении, да еще и плату за это взимать? Хотя, другого пути вроде как и нет. У меня нет денег на то, чтобы поднять свое поместье, а уж о школе и говорить не приходится. Пора отправляться в путь и решать проблемы, а их накопилось опять не мало. Взять хотя бы наши отношения с Кин: просто так оставить ее этому старому… гм, королю не собираюсь. Посмотрим, кто кого!


Глава 1
ВОЗВРАЩЕНИЕ В КУЛАСУ

Опять пустынная степь, но в этот раз она не пугает своими загадками. Оазисы создали ученики школы при сдаче выпускных экзаменов. Креун рассказывал, что раньше их много стояло, но время не тронуло лишь некоторые из них — самые прочно связанные магическими структурами и потоками. Да, до такого умения мне — как песчинке, чтобы она самостоятельно прошла расстояние до столицы. Ничего, справлюсь; может, и не простоит мой будущий оазис столько времени, но добьюсь того, чтобы он хотя бы получился! А ведь создано это все не великими и без всяких посохов! Креун заблуждался в свое время, говоря, что живых существ истинные создавали с помощью мощного артефакта. Проходя мимо оазиса с волками, задумался: это сколько же энергии затрачено? Представить — и то невозможно, а ученики, используя свой источник, пропуская через него энергетические потоки магии и вплетая связки рун, всего лишь сдавали экзамен. Путешествие по степи, а по-другому это и назвать нельзя, прошло без осложнений. Да и какие осложнения? Креун по первому моему требования материализовывал еду и питье, на вверенной ему территории эта способность у него появилась, но только тут. Даже на территории моего поместья у него таких способностей не прибавилось, что-то связано с потоками и привязкой к местности, я так и не разобрался. Уже стена, отгораживающая полигон от владений Куласы, показалась, а до меня только сейчас дошло:
— Креун! А назад-то как мне с учениками добираться? Через степь дорогу на лошадях не преодолеть!
— Рэн, ну что за вопросы ты задаешь? Морем, конечно!
— Каким это образом? — ехидно поинтересовался у своего советника. — Корабль нанять не выйдет, не захочет никто в такое плавание пускаться! А приобрести судно, да еще и с командой…
— Хм, об этом я как-то не подумал… — признал дух школы одну из немногих своих ошибок. — Значит, возьми в обучение кого-нибудь из моряков, — выдал он предложение.
— Угу, возьми; можно подумать, что ко мне очередь стоит!
К вышке, а назвать это сооружение башней язык не поворачивается, с которой когда-то начал свой путь к школе, решил подойти с покровом ночи. Незачем любопытным знать о моем возвращении. Нда, подошел-то как хотел, но вот докричаться до выводящего во сне залихватские рулады лейтенанта оказалось непросто. Пришлось запустить в окно удар воздушного кулака. Послышался разбиваемый треск стеклянной тары, хриплые спросонья проклятия старого воина, и только тогда он соизволил обратить на меня внимание.
— Лейтенант! — в очередной раз крикнул я.
— Кого еще черти принесли? — высунулся в окно страж границы; расстояние до меня не малое, но амбре…
— Помнишь, пару месяцев назад ты меня ночью отправил в степь? — задал я вопрос.
Старик минуту молчал, а потом с кряхтеньем удалился внутрь. С такими-то возлияниями он и собственного лица не упомнит, не то что меня! Но как же на ту сторону попасть? Пробивать дыру в стене желания нет, хотя, сделать это — на раз-два. В окне показалась лампа, а за ней и голова лейтенанта.
— Что-то не припомню я тебя, — протянул он, осматривая меня. Лампа била мне в лицо и походила на фонарь, хотя таковым и не выглядела.
— А записку от Портриса помнишь?
— От графа-то? — он потер щетину, что-то решая. — Помню, как не помнить!
Он неожиданно радостно засмеялся, исчез, что-то в его каморке упало, разбилось, послышался треск, но потом из окна вылетела веревочная лестница. Подергав ту и, убедившись, что привязана она на совесть, решил подняться. Влезая в окно, чуть не вывалился обратно. Лейтенант брился! Всюду разбитое стекло, бардак, а он в парадном мундире, ну, если тот можно назвать таковым, сидит за столом перед зеркалом и, напевая себе под нос что-то веселое, скоблит щетину. Кстати, и штраф он с меня не взял…
— Вернулся, значит? — Старик вытер остатки мыльной пены и, не найдя ничего лучшего, смочил ладони в стоящем на столе фужере и похлопал себя по щекам. — Граф обещал за меня похлопотать, он теперь важной шишкой стал, а ты пока меня тут дождись, мигом обернусь.
— Портрис стал важной шишкой? — удивился я.
— Ага, правая рука короля — начальник тайного сыска!
«Ну вот, обещанную мне должность занял…» — вспомнил я его предложение и невольно улыбнулся. Выходит, что дела у него пошли в гору, он сумел достучаться до короля и вскрыть в королевстве «гнойник».
— Так может, мы вместе? — задал вопрос лейтенанту, который осматривал свой меч, с трудом запихивая тот в ножны.
Меч никак не хотел заходить полностью, чем озадачил лейтенанта.
— Вот ведь, проклятая сила! — выругался он, однако напрягшись, меч в ножны загнал. Вытащить его будет не так просто, но это не мои проблемы; лейтенант победно на меня посмотрел и сказал: — Не помню твоего имени, но граф просил тебя оставаться здесь, он сам прискачет. Ты перекуси, — он обвел взглядом пустой стол с остатками пищи и полупустой бутылкой, — хочешь — выпей, в шкафу вино есть, а я мигом.
Не успев ему ответить, удивленно смотрю, как тот, будто обретя молодость, шустро спускается по лестнице. Интересно, он что, до города пешком топать будет? Нет, выйдя из башни, он громовым голосом потребовал себе коня, и через минуту топот копыт возвестил меня, что он удаляется в сторону столицы. Хм, а может, он мне насчет Портриса соврал, и у того дела плохи? Меня же хотят захватить и выведать тайны. Бред! И придут же такие мысли в голову… Да и захватить-то меня легко не получится: вернее, из известных мне артефактчиков никому я не по зубам. А если что ¬— выпрыгну в окно, уж с территории-то школы меня и вовсе не взять. Обойдя комнату лейтенанта, поднял перевернутый стул, и присев к столу, принялся ждать. Пора придумывать план, которого у меня еще не существует. Может, снять домик и повесить вывеску, что принимаю в ученики за… Ага, так ко мне кто-нибудь и пойдет, да и домик снять не на что, а еще необходимо набрать обслугу, завезти продукты, обустроить дома для проживания… Нда, а по себе ли ношу выбрал? Боюсь, проблем меня ждет много. Хоть и жалко мне двух алмазов с кулак размером, но придется их обменять на золото. Камни когда-то служили накопителями, и виды на них у меня имелись, на всякий случай прихватил из подвала школы, где дух складировал артефакты и потом превратил их в составляющие, но… деньги, все упирается в них. Золота там имелось, по словам Креуна, килограмм на двадцать, но существовала проблема, оно смешалось с какими-то металлами, и его еще предстоит очистить от примесей. Дух клянется, что такое под силу истинному магу, и у меня обязано получиться, но как обычно — со временем. Да и камней, не вплавленных в металлы, там не так много; два таких сейчас лежат во внутреннем кармане моего камзола. На улице стало светать, а Портриса с лейтенантом все нет; в сторожевой сети ничего необычного, можно бы поспать, внутренний голос подсказывает — денек предстоит трудный. Так… вот в сети появились пять всадников, и они в ускоренном темпе мчатся в сторону башни. Хм, всадников-то четыре, а пятая лошадка — без седока. Да это Ворон! Как же соскучился я по своему скакуну! Я спустился вниз и вышел на улицу. Ворон, а только он может так каркать, оставил далеко позади отрядик и галопом мчался на меня. Как бы не затоптал сгоряча… Нет, он резко присел на задние копыта и, поднимая облако пыли, затормозил от моего лица в полуметре. Ему осталось вытянуть шею, что он и не замедлил сделать, но вместо ожидаемого языка на моем лице, перед носом щелкнула его пасть, и конь разразился укоризненным карканьем.
— И я рад тебя видеть. — Обняв верного друга за шею и похлопывая по холке, принялся успокаивать его.
— Трогательная встреча! — осаживая возле нас своего коня, произнес Портрис.
— Рад тебя видеть, — протянул я графу руку.
— Честно говоря, не чаял увидеться! — крепко пожав руку, сказал граф. — Если бы не Ворон, то и помянуть не раз тебя уже хотел, но видя, что конь безмятежен и не выказывает опасений за твою судьбу — успокаивался, по этой причине и к Анлусе его не отправлял.
— Как у них с Генером дела-то? — поинтересовался я, и в этот момент меня все же удостоили чести и лизнули в щеку! Ворон дает понять, что обиды на меня не держит и рад, что с хозяином все в порядке.
— Ну, мгновенного общения не получается, донесения от… хм, людей в Лиине приходят не часто, но месяц назад никаких потрясений не происходило, — ответил граф.
По его обмолвке понял — Портрис интересуется состоянием дел в королевстве Гройн с помощью шпионов.
— Ты им хоть весточку-то послал, что сам в порядке?
— Рэн, за кого ты меня принимаешь? — покачал тот головой, а потом кивнул на башню: — Пойдем спокойно поговорим, а то тут ушей хватает.
— Пойдем, — согласился с ним, оглядывая заинтересованно прислушивающихся к разговору двух спутников графа и старого лейтенанта.
— Вы нас тут обождите, — бросил им граф и первым направился в наблюдательное сооружение.
Покачав головой на царивший в комнате лейтенанта беспорядок, он сел за стол и принялся рассказывать:
— Те документы наделали много шума. Замараны в делишках оказалось намного больше народа, чем я мог себе представить; тем не менее, сумел добиться встречи с королем и все ему выложить.
— Ага, король прямо ждал своего старого служаку и прослезился от встречи, — недоверчиво хмыкнул я. — Рассказывай уж по порядку!
— Да не о чем рассказывать, король молод, у него я не служил, но обо мне он слышал, да и встречались мы. Когда ты ушел, я ознакомился с документами и выписал всех причастных, список получился — будь здоров. Так вышло, что обращаться вроде как ни к кому и нельзя — все из высокопоставленных господ так или иначе замешаны. Не попавшие же в мой список все равно вызывали подозрения, а город тем временем стоял на ушах. Об ограблении узнали, и тайная стража шерстила всех подряд, необходимость решаться на какой-то шаг сподвигла меня ввязаться в авантюру. Я нашел двух своих бывших учеников, которые не смогли продвинуться по карьерной лестнице и прозябали в нищите. Вот с их помощью, правдами и неправдами, встретился с королем, — Портрис развел руками, давая понять, что на этом его рассказ закончен.
— Граф, что-то мне подсказывает — самые интересные события остались за пределами услышанного! — осуждающе покачал я головой и вопросительно посмотрел на него.
— Рэн, да какие события-то? Обычная рутина! — рассмеялся тот и резко оборвав смех, спросил: — У тебя-то как? Что там в степи?
— Да ничего необычного, — решил ответить ему таким же рассказом. — Пара ловушек, и все. Прошел, увидел развалины древних строений, от них мало что сохранилось, а потом вернулся.
— И все? — удивился он, внимательно на меня посмотрел, а потом чуть улыбнулся. — Я тебя понял, — Портрис задумался на миг и принялся вспоминать: — Выписал, значит, замешанных в афере, а список получился длинный. Но куда с тем списком податься — задача! На первый взгляд, нерешаемая. Кто я? Беглый граф, когда-то служивший в тайном сыске… да со мной и разговаривать-то никто не пожелает. В лучшем случае выслушают и сдадут как вора, укравшего документы, еще и премию получат. Пару дней промаявшись этим вопросом и так ничего не решив, попал в зал для бедных. Уж не знаю, каким меня туда ветром занесло — не иначе провидение помогло... Так вот, за столиком опознал двух бывших своих учеников, они меня тоже мгновенно узнали, но вида не подали. Постоял я тогда, подумал — и решил с ними пообщаться.
Портрис встал, уверенно, как будто у себя дома, открыл шкаф и достал бутылку вина; чуть подумал и прихватил еще одну. Сполоснул фужеры вином, выплеснув в окно, и разлив, молча выпил, я же чуть пригубил и стал слушать далее.
«Что ж вы учителя-то своего не узнаете? — обратился я к ним, — продолжил рассказ Портрис.
— Да признали, но нужно ли наше узнавание? — хмыкнул один из них.
— Возможно и нужно, — присел я за их столик. — Рассказываете, что тут и как. Почему в таком месте обедаете? Ну, они мне и рассказали…» — Граф поморщился. — После моего бегства все пошло наперекосяк, их стали задвигать на задний план, поручать невыполнимые задания, и карьера у них так и не сложилась. А ведь и учениками-то назвать своими не имею права, в лучшем случае — помощниками. Да, они видели, что творится, но сделать ничего не могли. Не имея моих связей, веса в обществе и доказательств — выхода не нашли, хотя и строили планы. Выслушал я их, а потом и огорошил, что документы с доказательствами вины высокопоставленных чиновников имеются. Терять им уже нечего, и они решили рискнуть, предварительно изучив бумаги. Нашлись у них и друзья в охране короля, не артефактчики и не офицеры — прислуга. Вот они-то и провели нас троих под покровом ночи в королевский дворец. А там мы совершили преступление. — Граф рассмеялся.
— И что же за преступление? — заинтересовался я.
— Мы похитили короля и доставили его в мой номер в трактире. — Граф, а ныне глава тайной службы, причмокнул губами. — За это полагается минимум виселица, максимум — четвертование, а потом виселица. И молодой король Кулар нас по этому поводу просвещал, пока мы его тащили. Нда, авантюра, у которой шанс один на миллион — выгорела. Нас не схватили во дворце, короля не опознали по дороге, в трактире гуляли свадьбу и на троих странно выглядевших людей, тащивших молодого и дорого одетого господина, внимания никто не обратил. Как оказывается просто — лишить короля трона! — Граф покачал головой. — Этим мы, кстати, и охране короля нос утерли. Кулар, убедившись, что зла мы ему не желаем, ознакомился с доказательствами вины своего окружения и принялся наводить порядок железной рукой. Правда, советами моими он пренебрегать не стал и сделал так, как я ему подсказывал. Через трое суток столицу ждало потрясение: одновременно в дома многих почитаемых и известных персон ввалились люди тайного сыска. В операции участвовали рядовые стражи под руководством своих лейтенантов. Сопротивления никто не оказал, слишком уверились в своей вседозволенности и решили, что это всего лишь происки конкурентов, от которых можно откупиться. Увы, они ошиблись, в камерах встретились с многочисленными подельниками и… — граф потер виски, только тут я заметил, что выглядел-то он ужасно усталым. — В общем, до сего дня аресты идут, есть и честные люди, но рядом с королем таковых оказалось не много. Кулар предложил мне возглавить тайный сыск; как ты догадываешься, отказываться я не стал. Вот вкратце и все; если взглянуть со стороны — ничего необычного и интересного: рутина. — Портрис отсалютовал мне фужером и, пригубив вино, заерзал на стуле в предвкушении моего рассказа.
Вдаваться в частности я, как и он, не стал, однако про вал и зыбучий песок рассказал, сославшись на то, что это такая древняя ловушка, и мне удалось ее обойти. На его вопрос — как? лишь пожал плечами и улыбнулся, промолчав — у каждого свои секреты. Портрис на деталях и не настаивает, понимает, что у каждого свои тайны и расспрашивать бесполезно. Заверив главу тайной стражи, что со стороны степи им ничего грозить не может, задумался. Ходить вокруг да около можно долго, но необходимо на что-то решаться, и когда, если не сейчас? Набрав в грудь воздуха, выдал:
— Хочу набрать учеников и вместе с ними изучать магию истинных! Там хоть и руины, но жить можно, книги остались… — Граф никак внешне не прореагировал на мои слова, щека лишь дернулась, и он глубоко задумался.
Вроде и на меня смотрит, а взгляд рассеян; что-то обдумывает и просчитывает. Эх, знать бы, что... Хоть и родственники мы, даже друзьями можно назвать за пережитое вместе, но… служба и преданность. Портрис на службе у Куласы, это его родина и для ее земли он сделает все от себя зависящее, но ведь не предлагаю же я ему нанести вред королевству! Наоборот, статус не просто поднимется — взлетит, если тут будут изучать магию истинных; впрочем, он и сам это должен понимать.
— Это очень дорого обойдется, боюсь, ты не потянешь такую затею, — произнес граф и отрицательно помотал головой.
— Да, у меня нет таких денег, — согласился с его выводами. — Но и учеников бесплатно набирать не планирую — пока, по крайней мере.
— Собираешься взимать плату за обучение? — поднял брови Портрис. — Но артефактчики передают знания лишь за отработку. Научился — свободен!
Такую реакцию я ожидал и обговаривал с советником. Словом не убедить, посмотрим, что он скажет после кое-какой демонстрации. Создав огненный шарик, отправил его «гулять» по комнате, заморозил вино в фужере у графа. Послушный моим приказам шар огня облетел комнату, поплясал на столе, раздулся до размеров арбуза и с искрами лопнул, не причинив нам никакого вреда.
— Хм, иллюзия? — спросил граф. — С подобными и даже более интересными штучками я в твоем поместье сталкивался.
Вздохнув про себя, вызвал вновь руну огня, насытил и заставил огонь зависнуть посередине стола.
— Попробуй до него дотронуться, но хватать огонь не советую — обожжешься! — сказал я.
— Да? — Глава тайной стражи медленно поднес палец к огню, после чего отдернул со словами: — Горячо!
— Огонь… — пожал я плечами, а потом предложил: — Давай выпьем? — взял фужер и, потягивая, стал медленно пить, с интересом наблюдая, как граф пытается вытряхнуть хоть капельку.
— Тут же лед! — воскликнул он. — Но как?! Ты ведь не использовал артефактов, я бы… — он оборвал себя на полуслове. — Выходит, магия истинных тебе покорилась.
— Это громко сказано, но кое-какие заклинания создавать могу, — без ложной скромности похвастался я, но потом добавил: — Самые обычные, а сложные... надеюсь покорятся со временем.
— Что-то мне подсказывает: от школы не только руины остались… — бросил на меня задумчивый взгляд глава тайной стражи.
От этого взгляда мурашки по спине пробежали. Неужто как с Гунером все получится? Ну не могу же я так в людях заблуждаться! Правда, князь ничего дурного не сделал, если не считать, что Кин у себя во дворце оставил. Нда, Кин…
— Не так много, как хотелось бы, — вздохнул я. — Но крыша над головой имеется, да и для обслуги место найдется.
— Могу поговорить с королем, найдем с десяток достойных людей, которые будут обучаться у тебя; финансирование, естественно, возьмет на себя корона, — предложил граф.
— Нет, этого не надо. Получив знания, люди будут служить Куласе, и вскоре от девяти королевств на нашей земле останется одно. Не к этому стремлюсь — люди должны получить забытую магию! Планы мои таковы: с каждого королевства наберу не более трех человек, способных заплатить за обучение, они принесут клятву верности школе, тогда и шансы будут равными. — Я встал, достал из шкафа фужер, наполнил его вином и поставил перед графом.
— Мысль у тебя правильная, но боюсь, не очень выполнимая, — задумчиво барабаня по столу пальцами, ответил Портрис и пояснил: — Стоит объявить о приеме в такую школу — и от желающих не будет отбоя, появятся интриги, деньги и все, что с этим связано; одним словом — мерзость.
— Решение о принятии того или иного ученика зависит только от меня, и деньги — не основное, главное — желание и стремление, — не согласился я с ним, подумал и добавил: — Правда, золото — одно из условий приема; и не хочется выставлять такое требование, но придется.
— Но для этого тебе понадобится объехать все королевства и получить разрешение от правителей. На это потребуется уйма времени.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей