Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Анатолий Оркас: Чего ты хочешь? - 3
Электронная книга

Чего ты хочешь? - 3

Автор: Анатолий Оркас
Категория: Фантастика
Жанр: Мистика, Начинающие авторы, Попаданцы, Приключения
Статус: доступно
Опубликовано: 27-01-2018
Просмотров: 570
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 70 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Все хотят стать правителями мира. Это же так здорово: повелевать одним мановением пальца, объявлять войны и миловать побеждённых, быть мудрым и чтимым Отцом Народов, не обделённым ни золотым кубком, ни горностаевой мантией…
А тут сам Дракон Судьбы подготовил тёплое местечко. Иди и правь! Тем более, после обучения у самых могущественных магов современности…
Но… Бесплатный сыр бывает ведь только в мышеловке, правда? И на любую, даже самую крутую Силу найдётся свой болт с резьбой «на восемнадцать»...

Единственная в сети ПОЛНОСТЬЮ законченная версия.
Кирка врубилась в изгрызенный край пласта, Марк слегка напрягся, и куски угля посыпались со стены. Картинно хыкнув, Марк ударил ещё пару раз, пока нащупал трещинку и смог отвалить ещё один кусок. Отложил в сторону кирку, лопатой нагреб уголь на тачку. Вытер измазанный лоб, нагрузил инвентарь поверх угля, выдернул факел и одной рукой начал толкать тачку наверх, часто останавливаясь отдохнуть.
   Пока что ему везло. Но спускаться в угольный забой с факелом... В общем, страшновато.
   Пока он работал в элитном забое, ему и в голову не приходило, что все откуда-то берётся. Откуда-то берутся факела, закрытые фонари со свечами, кто-то делает кирки, лопаты...
   Это всё было непременным атрибутом рудника, как цепи, как кнуты.
   Фактически, всей работы было — врубился, вывез и спи-отдыхай... Так нет же, умудрялся находить для себя столько поводов пострадать!
   Сейчас всё приходилось делать самому. Если что — и откопать будет некому.
   Вообще идея пришла неожиданно. Просто дорога, по которой шагал Марк, показалась знакомой. Неуловимо знакомой. Ничего из того, что сейчас на ней находилось, он никогда не видел. И шел тогда осенью, и в другую сторону, и смотрел не так и не туда.
   А — запомнил. Вот там будет перекресток. А дальше дорога тянется меж двух гор, и если пройти по ней — то и будет тот самый рудник.
   Меньше всего Марк ожидал, что будет с такой любовной ностальгией вспоминать это место. Вспомнились и принцы... Которые, наверное, давно уже не принцы. Интересно, кто из близнецов займет трон? Тот, который тогда ушел первым? А из "наших" кто? Марк понял, что вообще не в курсе текущей политической жизни этого мира. Даже про Генри он узнал только тогда, когда дворец стали захватывать...
   Как повернулась судьба остальных, он не имел ни малейшего представления.
   "Интересно, — подумалось Марку. — Если бы я не страдал всякой фигней, а сразу бы воспользовался знакомствами со столь значительными людьми — как бы повернулась моя жизнь?".
   Однако, сделанного не воротишь, как говорил Волшебник Мумми-Троллю. Ну, не очень-то и хотелось. И так неплохо получилось.
   Марк оглядел запустение, царившее на руднике. Вон там жила охрана. Тут готовили им еду. Вот их плавильная печка. Помост тот самый, нынче заваленный листьями и мусором. Ностальгия сжала сердце — оказывается, Марк скучал по этому месту. Надо же... Не ожидал.
   Постояв, поглядев на свой исток в этом мире, свое детство, прошедшее так бездарно, Марк огляделся, развернулся... И направился к сараю.
   В котором лежали кирки, лопаты, тачки... На гвоздиках аккуратно висели цепи. Тоже знакомые до боли.
   Цепи Марк брать не стал. Это было бы слишком глупо и смахивало на мазохизм.
   Более того, он вообще не знал, что будет делать! Но выволок тачку, кирку, лопату... И понял, что без факелов в забое делать нечего. Что в угольном, что в противоположном, рудном. Пришлось вооружиться топором и вспоминать, как тут факелы делались... Чёрт, всё забыл за пять лет, а?
   А потом ещё пришлось неуклюже рубить уголь и руду, таскать всё к печи... После чего громко и нудно ругаться. Первая плавка не удалась настолько, что пришлось потом полностью вычищать плавильную печь. И сейчас Марк заготавливал вторую порцию. Сам не зная зачем, упорно толкал тачку с углём к выходу.
   А у выхода...
   У там кто-то был. Светлое пятнышко выхода то темнело, то светлело. Марк даже остановился на секунду. Тогда у них была охрана. Насколько хорошая, он никогда не задумывался, ведь она воспринималась как надсмотрщики. Тот факт, что никто из "рабов" не собирается бежать, сознанием просто отбрасывался. В фантастических романах было положено иметь надсмотрщиков — вот они. То, что ребята их охраняли, Марк понял только сейчас.
   Разумеется! Королевский рудник, в котором, тем не менее, может много что случиться. Обвал. Взрыв газа. Отравление. Драка между принцами. Да что угодно! Вот почему каждый новый король лично отбирал сюда людей, конечно! Это должны быть универсалы — и принцев не щадить, и палку не перегнуть. И не вызывать подозрений, и следить, чтобы все живы (и здоровы!) остались.
   А что сейчас делать? Погасить факелы и подождать, пока эти, кто они там, уйдут? Марк усмехнулся собственным страхам и покатил тележку на выход. Он так боится, как будто ему есть чего бояться! А чего тут удивляться? Он работает тут всего второй день, а прежде ему года не хватило на то, чтобы расстаться с иными заблуждениями.
   — Марк? — удивленно спросил тот, кто ожидал у выхода.
   Проморгавшись от яркого света, Марк все равно не узнал собеседника.
   — Да. Приятно познакомиться. А вы кто?
   — Ты не помнишь меня? Ну, ты меня напугал! — и мужик облапил его поистине медвежьими объятиями.
   Марк осторожно ответил, стараясь не слишком пачкать, но того, похоже, совершенно не волновали такие мелочи.
   — Ну, чертяка! Как вырос-то! Возмужал! Что, ностальгия замучила? Давай помогу!
   Конечно, помнить Франка Марк не мог — вот еще, знакомиться с охраной, да и мелькал он тут не каждый день. У него была другая работа — общий надзор за королевской собственностью.
   — А я, понимаешь, смотрю, — увлеченно рассказывал Франк, с хрустом откусывая соленый огурчик, — а тут дым столбом. Что случилось? Пожар? Разбойники? В общем, кистень на пояс и сюда. Глядь, а тут деятельность. Кто-то в штольнях шурудит. Ну, кто в штольни полезет? Ладно, мальчишкам интересно. Но они не будут печь закладывать! Я, честно признаюсь, уже подумал о фальшивомонетчиках. Думаю, ну, все! Ща надо будет гонца королю отправлять... А тут ты вылезаешь, дубина стоеросовая! — и хранитель рудника счастливо улыбнулся.
   — Да нет, Франк. Я же тогда, фактически, не закончил. Меня забрали отсюда, не по своей воле ушел.
   — Ну, правильно, правильно. Молодец, что вернулся. Надо было, конечно, меня предупредить, я бы тебе подсобил...
   — Как раз этого и не надо. Я сам хотел разобраться в себе... И во всем этом.
   — Отшельничать надумал? Ишь... Ну, хрен с тобой, ууу, вымахал! А был же совсем сопля на проволоке, я ж тебя помню. Ну, тогда рассказывай, кто тебя тогда забрал, куда, и что ты делал?
   Удивительное всё-таки дело! Живешь, живешь... Потеешь, трудишься в поте лица... Событиями каждый миг заполнен! А вот так, у костра, за разговором — и хватает полчаса на то, чтобы три года рассказать.
   Конечно, рассказывал Марк не все. Про захват королевского дворца, разумеется, не рассказывал. Да и о разбойниках не стал... Хм... И о вампирах упустил... Нет, тогда — не три года. Всего два. Но все равно, полчаса — маловато. Это при условии, что половина ушла на полет за океан.
   На сегодня работы были закончены. Франк, не слушая возражений, утащил новоявленного рудокопа домой. Знакомить с хозяйством и родными. Он считал, что ему невероятно повезло! Традиции обязывали считать рудник тайным, и все относились к этому соответственно — усердно делали вид, что он никому не интересен, и уж такое своеволие, как приглашение монаршей особы к себе домой — и вовсе неслыханное преступление!
   А тут — на тебе! Сам принц неведомой страны заморской, один и без охраны! То есть, можно смело приглашать, и ещё много лет люди будут с завистью вспоминать, что в его доме ночевал королевский отпрыск! Который, разумеется, в будущем — король, а это значит, что сам король и ночевал.
   Марк посмеялся всем этим рассуждениям, но сходил, уважил человека. Он никуда особенно не спешил, поэтому окунулся в простой деревенский праздник, с легкостью поддерживая призрачную маску благородного дона. Это оказалось совсем несложно, надо было только не ругаться матом и не вытирать руки о штаны, а остальное люди додумывали сами.
   А уж невероятные приключения принца Марка, слетавшего за океан на драконе в поисках артефакта неведомой силы "Картошка" точно будут передаваться из поколение в поколение. То, что картошку они нашли, Марк рассказал. А то, что это такое — как-то упустил, не до того было. А вспомнил уже на следующий день, когда Франк, провожавший его обратно к руднику, доверительно попросил:
   — Покажешь?
   — Что?
   — Ну, картошку свою? За которой вы летали?
   — Так я ж ее посадил! — удивился Марк.
   — Посадил? Это что, дерево какое-то?
   Тут Марк понял, как рождаются легенды. Он посмеялся, рассказал Франку правду и, глядя на его огорченную морду, добавил:
   — Только ты никому не должен об этом рассказывать. Это королевский секрет!
   Франк посветлел лицом и поклялся.
   Вдвоем оказалось гораздо сподручней. Марк сам не знал, зачем он собирается плавить и что отливать. Но оказалось, что печка была собрана не полностью. Нужен был ещё свод и меха для продувки. Вдвоем выволокли их, подсоединили и по очереди давили на мудреную конструкцию из кож, пока в печи трещал и гудел огонь, выносящий лишний кислород и серу из железа.
   Получившаяся отливка была похожа на коровью лепешку. Франк осмотрел творение "принца": качественно сделанный и увековеченный в металле коровий помет, чуть дернул плечами и отдал хозяину. Однако, весу в ней было килограммов десять. Чистого железа, конечно, меньше, но это первые килограммы металла, которые Марк сделал сам. От и до. От руды в забое до конечного продукта. Конечно, все поделия "каторжан" не предназначались для практического использования (поэтому и использовали каменный, а не древесный уголь), но эта штука была и вовсе странной.
   — И что ты с ним будешь делать?
   — Колдовать буду, — спокойно сказал Марк. — Поэтому спасибо за помощь, Франк, я тебя не забуду. А сейчас — иди. Ничего страшного твориться не будет, просто не мешай мне.
   Сплавив нежданного помощника, Марк серьёзно задумался, а что, действительно, он будет делать? Ну, не колдовать же?
   Сидел и смотрел на неуклюжий кусок металла. Который он сам сделал. Сам. Господи, какая фигня получилась! Да, конечно, сколько труда было вложено в эту фигню. Какова ее ценность? С одной стороны — ее делал маг. Пусть плохонький, недоученный, но — маг. С другой стороны ее делал принц. Пусть плохонький, получивший свое королевское родство насильно и нечестно... Но королевский брат же! С третьей стороны, ее делал раб. Кстати, раб тоже плохонький... Прав был Учитель, за что бы он ни брался — полная фигня выходит.
   И вот — пожалуйста. Фигня, воплощенная в металле.
   Что с ней делать?
   И Марк не без горечи в душе признался сам себе, что эта фигня — никому не нужна.
   И ему — в первую очередь.
   Покачав в руке десятикилограммовый слиток фигни, он уже хотел закинуть его подальше в лес, но подумал, что мусорить тут — слишком наглая роскошь.
   Подхватил лопату и выкопал ямку. Уложил туда свой слиток, усмехнулся горько и закопал его.
   Разобрал и оттащил в сарай меха. Вычистил печку и отвез в отвал плавильный шлак. Вытряхнул и уложил на место тачку. Повесил кирку, поставил лопаты. Закрыл двери, огляделся.
   — Я сделал здесь все, что я хотел, — сказал Марк в пустоту. Прислушался — будет ли какой-то отклик? Нет, ничего не шевельнулось, ни внутри, ни снаружи.
   Внутри было спокойно и уютно. Если Дракон Судьбы и был рядом, то менее всего на свете ему нужны были слова. Марк ещё раз оглядел привычное и знакомое место, отряхнул ладони, подхватил свою худую котомку и пошел обратно.
   К людям.
  
   Миновав городские ворота, Марк привычным взглядом окинул окраины. Обычно именно здесь, недалеко от выезда, находились постоялые дворы или таверны.
   Если, конечно, они вообще были.
   Этот городишко был невелик, зато сразу за обширным прудом возвышался белокаменный храм с золотыми куполами.
   От таких памятников архитектуры Марк инстинктивно старался держаться подальше. Ну его!
   Однако, зачем-то его в этот город принесло. Надо осмотреться, выбрать перевалочный пункт. Возможно, придется подождать того события, которое в очередной раз круто изменит его жизнь. Возможно, оно прямо сейчас выскочит из-за угла.
   Выбрав направление на другой памятник, а именно — на остроконечную позеленевшую крышу, скорее всего венчавшую городскую ратушу, он достаточно быстро добрался до центра, вполне благоустроенного, и даже с мощеной площадью.
   На площади неспешно прогуливались разодетые дамочки, шныряли мастеровые, а какой-то дядька слезал с лестницы, с помощью которой только что повесил на стену дома черный флаг.
   — А что это у вас такое? — спросил Марк, подходя ближе.
   — Дык, траур! — ответил дядька, переставляя лестницу.
   — А по ком траур?
   — Дык, король преставился. Вчерась. Вот, стало быть, траур объявили, а мы готовимся.
   — Как "преставился"? — севшим голосом спросил Марк.
   — Ну, как... — дядька полез на лестницу. — Как это бывает? Ррраз, и нету...
   — Не может быть... — Марк вспомнил пацана на троне, как они сидели у него в кабинете, как он трогал его за руку и как провожал в карете...
   Он не мог "преставиться"! Нет, однозначно не мог! Молодой пацан, да под присмотром отличного лекаря, да под охраной...
   Хотя, что там охрана? Убили хлопчика... Обидно-то как...
   Марк сам не мог объяснить, почему смерть малознакомого, в общем-то, парня, так его задела. Общались-то они от силы два часа. Видимо, Марк до сих пор подспудно ощущал вину перед ним. Ведь именно он был инициатором нападения на дворец... Нет, конечно, были объективные причины, и вообще, не он, так кто-то другой... Но внутри все сжималось, и на глаза наворачивались слезы.
   Король умер... А ведь он обещал ему пообщаться. Встретиться. А сам бегал черт-те где, занимался своей безупречностью...
   Последняя мысль выбила из состояния депрессии. Безупречностью. Учитель говорил, что безупречность — это способ достижения цели, самый эффективный. Получается, что все так и было задумано? Что он не виноват? Что его брождения не были ни катастрофической ошибкой, ни предательством? Нет, это все — самооправдания. Но, постой! Ведь рядом был Учитель! Значит... Нет, ничего это не значит. Он его учил, да. А всякие обязательства, которые Марк обещал кому-то — да он и знать про них не знал! А даже если и знал, то никогда не вмешивался, частенько повторяя, что он — не нянька.
   Значит, сам виноват. И нечего сваливать вину на Учителя и судьбу. Сам прохлопал, сам потерял возможность... Да сам-то — ладно! А вот его лишил последней, возможно, радости...
   Марк шел по городу куда глаза глядят и предавался самобичеванию. А натренированное сознание это отследило, и ещё несколько шагов он отрешенно наблюдал, как сам себя ругает и как сам же поглядывает на себя — красиво ли ругается?
   Поняв, что находится под наблюдением, авторугатель смущенно заткнулся, и дальше Марк шел в тишине.
   Шел и рассматривал собственную вину. В чем он был виноват? В том, что обнадежил Генри и не выполнил своего обещания? Да нет, не в этом дело. Это факт, но внутри ничего не шевельнулось на подобные рассуждения. В том, что дал ему ложную надежду? Тут внутри что-то кольнуло, но, скорее, это его, Марково. Что же так саднит внутри? Может быть то, что он взбаламутил это болото, вмешавшись в естественный ход вещей? И тут внутри поднялась мощная холодная волна. Марк даже не ожидал такого. Неужели? Неужели его беспокоит не смерть Генри, не судьба несчастного мальчишки, не получившего никакой радости от своего королевского происхождения и правления, а только он сам? Эгоист...
   Но внутри никто не обратил внимание на самобичевание. Сейчас это было неважно. Важно было то, что без Марка, без его "благих намерений" мир развивался бы не так. Пусть ценой крови тысяч людей, но что для целого мира такая мелочь? В свое время он потерял всех динозавров, всех без исключения! Удачная находка, миллионы лет царившая на планете, была похоронена почти в одночасье — так что такое для мира какое-то захудалое королевство? Свято место пусто не бывает, его немедленно займут другие, более достойные.
   Возможно, и Генри в том мире был бы жив. Может, не как король, а как обычный подросток, но куда более счастливый и свободный...
   Марк осознал, что на него многотонной глыбой падает ответственность. И в его, Марка, воле принять ее или отойти в сторонку.
   Не заметить.
   Принять?! Принять на себя ответственность за совершенные когда-то глупости?
   Но это же значит...
   "А, собственно!", подумал Марк. И пошел дальше, всё больше балдея от пришедшей в голову идеи.
   С одной стороны, она была не такая уж и дурацкая. С другой стороны, текущее состояние было ему очень-очень знакомо. Вот так же он тихо балдел от идеи построить свой ресторан. Точно так же шел и рассматривал идею, которая с невероятной скоростью пускала в нем корни.
   Памятуя, чем кончилась та идея, стоило испугаться.
   Ну, в самом деле...
   Король Марк?
   Не смешно! Это вам не ресторан создать, и даже не за картошкой слетать...
   Картошка...
   Марк остановился, уставившись вдоль улицы невидящим взглядом. Картошка! Это, пожалуй, тянет на вступительный взнос... Пожалуй, что это кое-что достойное! Да, не армия последователей, не кровное родство с королевской фамилией...
   Кровное?
   Марк даже глянул на левое запястье. Нет, это было вообще невероятно, но... Но поверят ли ему? Не рассмеются ли в лицо?
   Впрочем, это как раз таки проще всего. Можно зайти к любому судье и узнать, как тут с правами наследования при кровном побратимстве? Это было даже не важно... Хотя, смотря сколько у него родственников...
   Нет, ну неужели? Неужели он рискнет вот так, по-наглому, пойти и?..
   — С дороги! — раздался голос сзади, и Марк освободил проезд телеге.
   Бред, конечно, но...
   Но что он теряет? Что он теряет...
   Самоуважение? Бред! Разве можно потерять уважение себя только от того, что не удалось стать королем? Надежду? Да он же никогда и не надеялся! Почему же он так боится этой мысли? Одной мысли???
   И сразу же вспомнился незабвенный дон Руадан с его страхами.
   Сначала надо победить страх, а уже потом ничего не страшно.
   Получается, что он просто боится?
   Да!
   Да, честно признался себе Марк. Я боюсь. Я боюсь... Чего? Да того, что не потяну. Я же не умею! Я не умею быть королем. Этому же учат с детства, иногда ? много поколений. А я? Кто я такой?
   И тут же понял, что вот в этом-то вся загвоздка и проблема. Кто он? Король ли он? И если да...
   Если да, то от него вообще ничего не зависит. Остается только идти и править, остальное приложится. А если нет...
   Тогда — то же самое! Значит, не будет он править, и все!
   Как же это просто! Либо налево, либо направо...
   Так куда?
   Возможно, Марк и сам бы принял решение. Ну, на недельку-другую позже...
   Но узнал идущего навстречу человека.
   — Рион!
   — О! Прошу прощения, запамятовал...
   — Марк.
   — Да! Здравствуй, Марк. Ты, помнится шел поступать в университет. Удачно?
   — Да нет... Рион... Мне нужно с тобой поговорить. Мне нужен совет. Поможешь?
   — Смотря сколько заплатишь, — маг улыбнулся.
   — Да тут такая вещь, что я и сам не знаю, стоит ли платить или лучше бежать без оглядки?
   — Ладно, пошли, чего стоять. Рассказывай, что у тебя приключилось?
   — Король умер.
   — Знаю. И что? Оживить его я не смогу, сразу предупреждаю.
   — Да я не об этом! У меня другое на уме... И я даже заплачу, наверное... Но чуть позже.
   — Это интересно... Попозже, да?
   — Я очень надеюсь на твою помощь.
   — Ну, и чем я тебе могу помочь?
   Марк собрался с духом, и торопливо ответил:
   — Научи меня быть королем.
   — Но это же невозможно! — недоуменно нахмурился маг. Недоуменно, но никак не насмешливо и не зло.
   — Неужели я недостоин этого звания? — упал духом Марк.
   — Да причем тут это?!
   — А к кому я тогда могу обратиться?
   — Ну, хорошо. Ладно. Раз ты не понимаешь... Давай так. Вот прихожу к тебе я. И говорю: "Научи меня быть Марком".
   — Кем?
   — Марком. Тобой. Научи меня быть тобой. Кто может лучше тебя научить, как быть тобой?
   — Но это же невозможно!
   — Вот и я тебе про то же!
   Марк с некоторым трудом выбрался из застенков собственных страхов и попытался критически обдумать ситуацию. Через некоторое время мозги заработали в нужном направлении.
   — То есть ты хочешь сказать, что я могу идти и править, как вздумается?
   — Не совсем так. Если ты вдруг когда-нибудь займешь трон, то ты в любом случае будешь править, как вздумается. Конечно, из тебя не получится ни Аристарх, ни Патр, но получится Марк. Ты войдешь в историю как "король Марк", и потомки будут воспевать в балладах либо твои славные победы, либо твою беспримерную тупость. Уж что получится, то получится. Может быть, что ты попадешь в историю как самый бесславный король, просидевший на троне один час. В любом случае, научить тебя чему-нибудь я не возьмусь. Если ты — маг, то и так все получится.
   — А как же светское воспитание? Внутренняя и внешняя политика? Дворцовые интриги, финансы... Я же всего этого не знаю!
   — Ты не поверишь, сколько живет и жило на свете королей, которые тоже не знали обо всем этом. Но их это не волновало, и они прекрасно правили. Ну, может, не прекрасно — но как умели. А ты что, собираешься на трон?
   Марк только кивнул.
   — Забавно. Мда. На наш?
   Марк опять кивнул.
   — Эту страну ждет очень, очень необычный правитель. Надо будет подумать, то ли присягнуть тебе на верность, то ли подыскивать себе укромное убежище подальше.
   — Ты правда думаешь, что у меня может получиться?
   — У тебя? — маг хохотнул. — Вспомни, как мы с тобой громили трактир. Между прочим, знаешь, почему меня не трогают Тёмные?
   — Ну, я думаю, потому, что ты очень крутой маг.
   — У них есть не хуже, а то и получше. И, кроме того, их много. И они работают очень слажено. Но на Микэле они погорели. Как раз в той битве мне и пришлось спешно учиться управлять железным телом, и вдвоем мы выстояли. Но не один маг Тёмных ошарашено лупал глазками, когда их излюбленные приемчики не срабатывали ни на мне, ни на Микэле. Внешне-то мы походили на людей! А ты справился. Пусть и пришлось побегать, но в одиночку, спросонья, победить железного голема — очень, очень достойный результат. Думаешь, одолеть королевство намного сложнее?
   — Думаю, — помрачнел Марк.
   — Марк, да ты просто боишься.
   — Ага. Именно так. Боюсь себя.
   — Расслабься, парень. Ты не страшнее дракона, не льсти себе. И слишком много ты натворить не сумеешь.
   — К сожалению, — сказал Марк с мрачной решимостью, — могу. К величайшему сожалению, моих сил и знаний хватит для того, чтобы разнести эту планету на кусочки. Спасибо, ты навел меня на размышления. Ладно, пойду обдумывать.
   — Что тут думать? — бросил маг ему вслед. — Делать надо!
  

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей