Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Катэр Вэй: Охота на скреббера
Электронная книга

Охота на скреббера

Автор: Катэр Вэй
Категория: Фантастика
Серия: H.I.V.E. книга #2
Жанр: Боевик, Зомби, Попаданцы, Постапокалипсис, Приключения, Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 07-02-2018
Просмотров: 1004
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
.mobi
   
Цена: 129 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (3)
Книга 2
Через многое пришлось пройти Доку в новом мире. Не единожды стоял он между жизнью и смертью, но всякий раз только чудом выбирался из передряг. Обзавёлся друзьями и даже нечаянно создал третью расу благодаря своему дару, но главного так и не достиг за то теперь он знает куда приходит кормиться скреббер. Цель поставлена давно-добыть белый жемчуг, вот только чем и кем придётся пожертвовать ради этой цели?


Старая, деревянная лестница противно скрипнула под ногами. Поломанные перила опасно шатались. Я медленно поднимался на второй этаж, боясь лишнего шума.

Заколоченные разным деревянным хламом окна первого этажа, раскиданные вещи, перевёрнутая мебель, перекошенное фото с улыбающимися людьми, наискось перечёркнутое неровной, бурой полосой в полстены... Всё говорило о том, что люди от чего-то прятались и это что-то, похоже, ворвалось в дом, и произошло страшное. Противная вонь, отдающая кислятиной и гнилью, сильно напрягала нервы.

Я был готов к опасности, подстерегающей меня в этом доме. Но, всё, как обычно, происходит очень неожиданно.

Ваша жизнь в таких ситуациях зависит от наработанных месяцами реакций.

Когда я увидел нечто, то растерялся, хотя видел их тысячи и убивал сотни раз.

Маленькое существо, ребёнком ЭТО назвать язык не поворачивался, покачиваясь, дёргая назад, то одним, то другим плечом, подволакивая пальцы ног, вышло из спальни. Склонив голову набок, неестественно вывернув шею и утробно заурчав, шагнуло мне навстречу. Её огненно-рыжие волосы висели грязными, застывшими сосульками. Когда-то огромные, зелёные глаза, теперь поддёрнутые мутной плёнкой, словно у дохлой рыбы, плотоядно таращились на меня, не выражая ничего, кроме голода. Запёкшаяся бурая корка на лице и руках, перепачканное в крови светло-зелёное платье, указывали на недавнюю трапезу.

Оно тяжело дышало, выдавливая воздух с сипением и хрипом, на вдохе воспроизводя жуткое урчание, не присущее никому живому. Оскаленные грязные зубы с остатками мяса и, кажется, какой-то ткани, клацали, предвкушая очередную поживу, приближались ко мне.

Я же стоял, как вкопанный, не чувствуя собственного тела. Липкий, леденящий ужас струился в жилах вместо крови. Грудная клетка, замершая на вдохе, отказалась работать, скованная судорогой, до тех пор, пока пронзительная боль в руке, оттого, что её жрут, не вывела меня из ступора.

Перехватив свободной рукой томагавк, я нанёс удар...

Я сидел на ступеньках, весь в крови, баюкая укушенную руку, и смотрел на двух одинаковых призраков, с разными по цвету волосами, которые обнимали третьего призрака – рыжеволосую девочку, гладя её по голове. Призраки исчезли, не сказав мне ни слова. Я остался наедине со своими мыслями.

***

– Что, Прапор, сделала тебя девчонка?! – Леший медленно шёл рядом, довольно улыбаясь в косматую бороду.

– Сам в шоке. На четыре. Нет, Леший, ты представляешь, какая-то соплячка меня – и на четыре!

– Тебя... Она вровень с Аби бьёт, если не дальше пятисот метров, хотя, и дальше тоже не сильно отстаёт, а у него ведь дар, если ты не забыл.

– Да, уж, детки пошли... – усмехнулся Прапор, – один мне всю плешь проел: – «Возьми меня в рейд, пожалуйста, обещаю, честное слово, без разрешения больше никого ни убивать! Честно-честно!», – и смотрит же, гадёныш, такими ангельскими глазами, что так и хочется поверить. А эта: – «Могу попасть в глаз человеку до пятисот метров...». И, главное, смотрит как! Ты видел, как она смотрела?! Вот потому, Леший, я своих детей и не завожу. Они теперь какие-то странные пошли, опаснее мутантов даже.

Леший забулькал басистым смехом.

– Что же ты тогда её заграбастал в свой отряд? Пусть бы у меня и оставалась.

– Ты и так у меня двоих бойцов отжал. Имей совесть! Я её поднатаскаю чутка, дурь лишнюю выветрю, и отличный снайпер получится. Ты, кстати, видал, как она на тренировках Тороса с поста сняла? Не, правильно я её назвал, точно – Рысья! – Прапор оскалился. Его улыбка скорее вызовет страх, чем ответную улыбку, но по-другому этот человек улыбаться не умел. Он вообще редко улыбался.

– С чего это ты решил, что я у тебя бойцов отжал? Никого я не отжимал, они сами попросились. Чего вот от тебя Муха ушёл? – Леший остановился, преградив путь Прапору, и уставился на него, не мигая. Глаза его стали враз серьёзными, жёсткими.

Прапор, дёрнув щекой, опустил глаза в землю.

– Знаю, сам виноват. Из лазарета выплыла информация о его паутине. Ты же знаешь: у нас все суеверные, вот и стали парня сторониться. Кто он теперь? И не человек, и не кваз, и не мутант. Вообще не понятно: кто он и что выкинуть может.

– Нет, Прапор, не знаю. В моей группе суеверных нет. Его приняли, как родного. И ты верно сказал, он непонятно кто и неизвестно на что теперь способен. И во что он превратится, если уйдёт от людей отверженный, обозлённый недоверием и предательством. Как это потом может аукнуться, ты подумал? Вот и Торос поэтому ушёл, что потерял общий язык с бывшими сослуживцами. Они и на него косо посматривать стали. И Болт из твоих был. – Леший будто очередной костыль вбил в крышку гроба. Прапор заиграл желваками и поменялся в цвете лица, сжав кулаки до хруста.

– Так что, ты хорошо подумай, прежде чем тащить к себе девчонку. Наведи порядок. Это я тебе как другу советую, а потом и Рысю заберёшь, если она согласится. Я никого держать не собираюсь, но и девчонку портить не дам. Хороший она человечек, чистый. – Леший улыбнулся, дружески хлопнул товарища по спине. Прапор от удара хекнул, сбив дыхание.

– Я понял тебя, Леший. Спасибо. – Чуть закашлялся и повёл плечом.

***

– Люди к нам добры. Мне нравится Тамара. Она хорошая, – уркнул Борзя.

– И мне нравится Тамара. И Док нравится, и Младшие стаи, – отвечал Микроб.

– Есть и другие люди! Они уходят за черноту! Они боятся! Страх! Вы чувствовали, какой от них страх?! Люди разные! Нельзя доверять! Они – не Иные! Они предают! – встрял в разговор Разбой.

– А мы – Иные? Ты уверен, что Иные на той стороне нас примут?! – Это уже Моня

– Я их не приму. Не они меня. Они глупы. Глупый – плохо. Глупый – это смерть. Их Старшие глупее Борзи, – рассуждал Разбой.

– Люди – плохо. Иные – плохо. Кто тогда хорошо? – засомневался Моня.

– Мы! – Разбой задрал вверх переднюю лапу.

– Ты – глупый! Мы только тут, и нас мало. За чернотой нам не выжить. Иные нас убьют. Мы больше не Иные. Мы другие. Мы умные, как люди. Мы вспомнили прошлое. Мы дружим с людьми, но выглядим, как Иные. Другие люди нас примут за Иных и тоже захотят убить. Но мы – уже не Иные! Но и не люди, – заключил Моня.

Умник лежал на полянке, догрызая ногу вкусной коровы, и наблюдал, как спорит его стая. Хорошо, что стая начала спорить на эту тему. Умник давно уже для себя всё решил, но он хотел, чтобы до Младших это дошло самостоятельно. Он не любил тупых. Он убил уже много младших, которые плохо обучались. Его стая должна быть умная и сильная, как у Высшего человека.

Моня молодец. Он умный и самый хитрый из его стаи. Док его так назвал из-за какого-то еврея. Не помню, кто такой еврей. Разбой тоже нравится: умный, сильный, но всегда подбивает других на баловство. То людей напугают, то корову утащат, то сам залезет в тесный дом за котом и там застрянет. Приходится ломать дом, вытаскивать Разбоя. Он очень любит бегать за котами. А Борзя очень любит их есть. Всегда бегает следом. Он вообще очень любит есть. Всё и всегда, и лезет самый первый, боится: ему не хватит еды. Еды сейчас много. Она есть всегда. Поэтому он самый крупный, но немного туповат. Но слушается, приказы исполняет чётко. Правила не нарушает. Ещё он очень любит Тамару. Все в стае любят Тамару. Я тоже её люблю, но она больше всех любит Микроба. Тамара его назвала так, потому что он маленький. Много думает и мало ест. Плохо растёт, но умный. Самый умный в стае. Он катает Тамару и самых младших из стаи человека на спине. Они зовутся Дети. Детям нравится, Микробу тоже. Микробу нравятся Дети. Маленький – тоже хорошо. Он пока пролазит в тесные дома. Там часто прячутся серые люди. Иногда золотые. Золотых моя стая не ест. Мы зовём Тамару или Дока. Они зовут других и забирают золотых людей. Голод больше не мучает так сильно. Это хорошо.

– Старший, мы хотим на ту сторону черноты. Мы хотим объединить нашу стаю и стаю Высшего человека. У нас будет одна большая стая. Станем самые сильные. Самые умные. – Микроб переминался с лапы на лапу перед лёжкой Умника.

– Ты понимаешь, что человек не примет тебя на равных, пока ты не станешь Высшим? – сказал Умник, оторвавшись от вкусной кости. – Даже Док принимает меня как Младшего, хотя сам младший. Я это понимаю и принимаю. А вы это примите?!

– Да, Старший, – уркнул Микроб.

– Да, Старший, – шустро ответил Борзя.

– Принимаю, Старший, – ответил Разбой.

– Согласен, Старший, – взмахнул головой Моня.

Глава 1


– Вы обратно меня не берёте с собой?! – возмущался недовольный Аби, таская ящики в машину. – На остров с Мухой не пустили в рейд, с Прапором не пустили и сейчас с собой не берёте! – Поставил раздражённо ящик в кузов.

– Э-э! Не картошку таскаешь, офигел так швырять?! – сделал замечание шедший следом с очередным ящиком Студент. – Ты бы ещё в футбол с ним сыграл! Ерунда ведь, что там боезапас, да?

– Прости, я нечаянно. Но серьёзно, Студент, почему меня уже вторую неделю дома держат, как маленького?! Вообще-то, это уже возрастная дискриминация получается! Я жаловаться буду, – наигранно насупился парнишка, пытаясь изобразить как можно более серьёзное и злое лицо.

– Да, да, правильно, Аби! В письменной форме, пожалуйста, и на стол к Седому! – съёрничал Фома, ставя ещё один ящик. – Он рассмотрит твою жалобу, и виновные понесут наказание в обязательном порядке, – хихикнул он, разворачиваясь в обратном направлении.

Мальчишка насупился на самом деле: – Так нечестно, правда. Что я, хуже других что ли. Я уже не ребёнок, – тащился подросток, опустив голову, вслед за Фомой.

– В том-то и дело, Аби, что ты ведёшь себя как маленький. Тебе Леший что сказал? Сидеть дома на хозяйстве и смотреть за живностью. Почему Рыся не ноет? Она точно так же сидит вместе с тобой. Но от неё мы ещё ни единого звука не слышали, а ты уже весь мозг выклевал. Тоже мне, птичка заёбышек. За лисятами, по-твоему, кто следить должен? Или давай их раздадим, к чёртовой матери, тогда и забот у тебя не будет. На, вот, лучше, тащи, – Фома сунул в руки мальчишке объёмную сумку, – скажи Студенту, что всё остальное сам подниму.

– Не надо никого раздавать…

– Не обижайся. Просто, у каждого свои обязанности и своя ответственность. Каждый находится там, где от него больше всего пользы в данный момент, и ты, как взрослый, должен это понимать.

Аби постоял ещё пару секунд, обдумывая услышанное, перехватил поудобнее сумку и пошёл наверх, поднимаясь по шахте домашнего бункера.

Я подъехал на своём «Комбате» к воротам усадьбы Лешего. В машине копошился Студент, укладывая коробки.

– Здорово! – Протянул я руку, приветствуя друга. – О, уже и ногти отросли?!

– Ну да – Студент повертел пальцами, сжал и разжал ладонь. – Уже как новенькая, немного тянет, правда, и чешется зараза, а так, ничего, нормальная.

– До сих пор не могу поверить в здешнюю регенерацию. Феноменально! – Я рассматривал не так давно отросшую руку Студента, которую ему оторвал мутант во время штурма Парадиза, несколько месяцев назад.

– Рука – это ерунда. Я видел однажды, как мужик ногу отращивал вместе с левым полужопием. Вот где феноменально. Филину же нашему полспины выдрал кусач, вместе с куском позвоночника, и ничё, скачет уже, как лось ретивый.

– Где этот лось, кстати? Он с нами едет?

– Не-а, его Седой на стены припряг. Говорит: мы халявщики. Стабу внимание не уделяем. То болеем, то катаемся, хрен знает где, а дежурить вечно некому.

– Привет, Док, – раздался за спиной голос Аби, – мы уже почти собрались. Кофе будешь?

Я кивнул.

– Ры-ы-ся! Рыся! – звонко закричал паренёк в сторону дома.

Из окна второго этажа высунулась девчонка, лет пятнадцати, не больше, с короткой стрижкой под каре. Её тёмные, ровные волосы обрамляли лицо, делая его ещё более круглым и детским.

– Чего ты орёшь?! Ой, привет, Док! – Махнула она рукой, приветствуя меня.

– Кофе сделай! – Крикнул Аби.

– Сколько? – поинтересовалась Рыся

– Да делай всем, – ответил Студент, вылезая из машины. – Арман с Киром сейчас придут. Выпьем да поедем.

– Кир тоже едет? – удивился я. Вроде, когда планировали, состав совершенно другой был. А тут и Филина припахали, и Кир с нами. – А Леший где?

– В штабе. У них там собрание с утра пораньше. Обратно Манчестер чего-то затеял. Леший не едет, Кир вместо него. Надоело ему в стабе сидеть, покататься хочет, – ответил Студент.

– Да, уж, передислокация, однако... – я был удивлён. Разве можно так менять всё перед самой дорогой, но промолчал. Куда мне лезть со своим-то трёхкопеечным опытом в стабе.

– О! Здорово, Док, – Фома вышел из-за дома, неся длинную, небольшую, но, видно, что увесистую сумку.

– И тебе не хворать, – протянул я руку для пожатия.

– Бросай барахло! Пошли кофе пить, – сказал Студент уже с порога дома.

Не успел я зайти, как меня атаковали один серый и два рыжих разбойника.

– Ага! Попался! – подхватил я на руки одного из лисят и, пытаясь удержать изворачивающееся и кусающееся существо, потрепал его по холке и отпустил на свободу.

Меня тянули за штаны сразу в три разные стороны. Я присел, принялся гладить и играть с лисятами.

Один серый, с рыжиной на холке, самый мелкий из помёта. Его назвали Ниф-Ниф. Второй рыжий, с чёрными лапами – Наф-Наф. И третий, самый крупный и самый наглый, ярко рыжий, с белой грудью, копия мамы, получил кличку Нуф-Нуф.

С кличками долго ломали голову, придумывая и боевые, и звучные, но всё было не то. Больше месяца они бегали безымянные, пока не влезли в кухонный шкаф. Перевернув все продукты, в том числе и муку, разгрызли пластиковые бутылки со сгущёнкой и подсолнечным маслом, перемешав всё с крупами, от души вывалялись в смеси. Зайдя в самый разгар на кухню, Арман стал их ругать:

–... (не подлежит печати)... и какие вы после этого лисы, если вы – СВИНЬИ!!!

С тех пор у нас и появились три поросёнка.

– Ах, вы, бандиты, а ну, не кусайся! Слезь со спины, Ниф!

– Ах, я вам щас дам! – послышался из кухни приближающийся голос Рыси.

Лисята, прижав уши, прыснули кто куда. Один нос и два глаза выглядывали из-под кресла. Второй нос показался из-за дверей, третьего вообще нигде не было видно.

Я усмехнулся, глядя на прячущихся бандитов. Рыся их строила только так. Она единственная, кроме родной мамки, кого они слушались.

Придя в дом Лешего, девочка была просто в неописуемом восторге от зверинца и тут же приступила к воспитанию. Мы же с ними сладить не могли. Чем они становились старше, тем больше пакостей творили. Чего только стоил задний двор, который они превратили в швейцарский сыр, нарыв там в мягкой земле бесчисленное количество дыр! Так что, с появлением девочки из тайги мы все выдохнули с облегчением.

Она вообще оказалась фантастической находкой. И характер золотой, и талантов целая куча, природных, не даров Стикса. Дар пока что у неё только один – «скрыт», умеет накидывать купол невидимости. Леший прокачал её дар розовой жемчужиной, мы все скинулись на это. А как она готовит пироги – слюнями изойти можно!

– Алиска обратно с Лешим ушла? – спросил я у Рыси, не заметив любимой лисицы.

После ранения рыжая сильно изменилась в развитии и поведении. Леший, и без того не чуявший в рыжухе души, в последнее время и вовсе прикипел к ней всем сердцем. Она отвечала ему тем же, постоянно таскаясь следом. Леший уже не выезжал в рейды без Алиски. Они буквально спелись вместе и будто понимали друг друга. Хотя, возможно и понимали. Неизвестно ведь, как чёрная жемчужина, которую я ей скормил, подействовала на зверя. Людям жемчуг даёт дар, почему бы и зверю не дать. Кто знает...

– Как обычно, – пожала девочка плечами. – Кофе готов. Вы там будете пить, или вам сюда принести?

***

Выехали только к девяти утра, хоть и планировали на семь, начало восьмого.

Я крутил баранку, поглядывая по сторонам.

Вытоптанная тысячами ног минувшей орды земля начала оживать, покрывшись ярким зелёным ковром разнотравья.

Как оказалось, в этой части Улья пребывала вечная, поздняя весна, или раннее лето. Дожди не частили, и температура не падала ниже плюс четырнадцати.

Заночевать решили у меня дома, в старой квартире моего родного кластера, за одно и проверить версию о подвале соседа, полном стыренного у государства оружия. На двух машинах ехать было не так страшно, как в прошлый раз. Или я просто привык уже, адаптировался к новой реальности.

Беспощадные тренировки принесли свои плоды. Я уже не был тем суповым набором, с чёрными кругами под глазами. Мышцы наросли по всему телу, улучшились реакция и выносливость. Я научился разбираться, практически, в любом оружии, не только в теории, но и на практике. С дарами тоже разобрался. Оказывается, дар «призрак» не такой уж и безобидный. С его помощью можно совершать рисковые, немыслимые и неожиданные диверсии. Так же, как и с даром «лекарь» или «хилер», вполне можно остановить сердце или даже вырвать орган. Любой орган, до которого дотянешься в тот момент. Парализовать лёгкие, порвать или передавить основные артерии. Всему этому меня научил наш лекарь Батон. Я даже не думал, что лекари с прокачанными дарами настолько опасны.

Валдай тоже поднатаскал меня не хило в своём даре – «призрак». Как оказалось, один гениальный рейдер разработал очень хитрую технологию боя при помощи небольших предметов. Если всунуть один небольшой предмет в другой и выпустить из руки, то произойдёт маленький ″Бум!″. И без разницы, что во что впихивать.

Мы начали с колышков и тренировочных щитов. Так же учили и Валдая.

Я вошёл в состояние призрака. Рука, с зажатым в кулаке деревянным колышком, свободно проходила сквозь щит. Всунув кол в щит, я отпустил его и... послышался громкий треск ломающейся сухой ветки, и щепки полетели во все стороны. На месте моего колышка зияла дыра размером с мой кулак. Вот так и тренировались. Чем больше предмет, тем больше дырка. Чем плотнее материал, в который вводят предмет, тем больше дырка. А с гранатами вообще прелесть получалась. Взрыв усиливался в несколько раз. Была только одна загвоздка: чем больше предмет, тем сложнее его выпустить, они будто прилипали к рукам. Вот светошумовую гранату я ещё кое-как стряхнуть с руки мог, но что-то более крупное уже не получалось.

Вот с даром «ксера» у меня было не так всё радужно, как хотелось бы. Пока я мог копировать только маленькие вещи. Патроны самого мелкого калибра – это мой предел. На большее не тянул. Манчестер сказал, что просто нужно время. Лет через пять я смогу копировать всё, что поместится в руку. А если я стану квазом, то и того больше, потому что у кваза руки гораздо больше человеческих. На что я ему предложил слопать чёрную жемчужину и самому шлёпать противотанковые. Говорит, что уже несколько раз так и делал, причём специально, но некоторые, намекнул на Лешего, растут как на дрожжах и остаются здоровыми, даже после обращения в человека, а некоторым не везёт.

***

– Засада!!! – рявкнул Арман, хватаясь за автомат.

Я увидел посреди дороги, как мираж, подрагивающее марево, которое всё больше и больше приобретало очертания самосвала, стоящего аккурат поперёк. И тут же, нарастающий шквал эмоций, идущий с обеих обочин – люди! Агрессивно настроенные люди, алчущие поживу.

В то же мгновение послышались дробные звуки от выстрелов по кузову и бронестеклу, от попадания пуль. На стекле прямо перед моим лицом появилось сразу три пятнышка.

Я прибавил скорость и выкрутил руль влево, держа курс чётко на источники эмоций. Машина ухнула в кювет. Меня подбросило на сидении и больно припечатало грудью о руль. Выпустил весь воздух из лёгких, лязгнув зубами. В глазах на мгновение потемнело. Мёртвой хваткой вцепившись за баранку, пронёсся по людям, пытающимся спастись. Один попытался встать, вскидывая при этом руки в моём направлении, не знаю, что он хотел сделать, но, к моему счастью, ничего не успел. Второй откатился в сторону, ещё двое других просто таращились с перекошенными от ужаса лицами. Всё пронеслось буквально за мгновение.

Арман, подлетев на сидении, ударился лицом о лобовое стекло, при этом смачно матерясь на своём родном, цыганском.

Под колёсами послышался, нет, скорее почувствовался хруст ломающихся костей. Перекошенные ужасом лица лежащих в укрытии людей, так и стояли перед глазами, отпечатавшись на сетчатке фотокадром. Звуки стрельбы по моей машине возобновились. Раздался взрыв, тут же ещё один. Дрифтуя, развернул «Комбат» в обратном направлении и, прибавив газу, смачно врезался в стрелка, стоящего в нескольких метрах от кровавого месива своих недавних товарищей. Тело буквально разрезало пополам острым клином отбойника, забрызгав кровью весь капот. Арман продолжал материться, болтаясь по салону и хватаясь за всё, что можно и нельзя, злой как чёрт.

Звук стрельбы раздавался с дороги. Немного буксанув на подъёме по сочной траве, вылетел на асфальт. Наш «Патриот» дымился, но огрызался, отстреливаясь из бойниц, прорезанных специально для таких случаев в бронелистах.

Я увидел, как из правого кювета полетел небольшой предмет в мою сторону. Закувыркавшись по асфальту, подарочек катился прямо под машину. Прижав педаль акселератора, бросил вперёд рычаг коробки передач, резко отпустил сцепление и, нещадно портя резину колёс, рванул вперёд. Позади жахнуло! Снова слетел с дороги мордой в кювет. Вывернул влево, полетел, целясь отбойником в разбегающихся людей, фонящих страхом смерти. Оба свалились раньше, чем я до них доехал, видимо, подстреленные из второй нашей машины.

– Тормози! Тормози! Тормози! – орал Арман, видя, что я и этих сейчас перееду.

Я вновь поцеловал зубами руль, а Арман – панель с лобовым стеклом.

Машина встряла, не доехав каких-то пару метров. Перед капотом появился Кир. Тут же исчезнув, появился вновь. Раненые были уже связаны пластиковыми хомутами по рукам и ногам. Кир было опёрся о капот, но тут же отдёрнул руку, брезгливо сморщив нос, стряхнул с ладони останки людской плоти.

– Фу! Мерзость! – посмотрел на ладонь, вынул белый платок, отёр кровь и выкинул его в сторону.

Арман, утерев рукавом кровь с разбитых губ, вылез из машины, придерживая ушибленную руку.

– Что у вас там? – спросил он у Кира, слегка прихрамывая. Подошёл к связанному, несильно пнув того ногой.

– Обошлось. Прикрыть успел, но машина в хлам. – Кир посмотрел на окровавленную физиономию Армана – Что, бронь пробили?

– Не. Ему спасибо, – ответил Арман, кивнув в мою сторону.

Я всё так же сидел, вцепившись в руль, и смотрел упорно на грязный капот. Из носа и губы капала кровь.

– Там все – двести, – услышал я голос Студента. – Вот, это всё, что смогли снять. Один вообще, на два разделился. Почти всё оружие в хлам. Тебя где так учили по людям кататься, Шумахер? – постучал он костяшками пальцев по ветровому стеклу. – Э-э-э, брат, да ты в ступоре. А, ну, на-ка, глотни, – открыл он дверь и сунул мне фляжку под нос.

Взяв флягу, выпил глотков пять алкогольной, терпкой, плохо пахнущей жидкости. Поморгал, сбрасывая остекленение взгляда, постепенно приходя в чувство. Звучно сглотнул, протяжно выдохнул, посмотрел на флягу. Сделав ещё пару глотков, спросил:

– Кто это? Муры?

Людей, настоящих живых людей, мне пока не приходилось убивать, тем более таким, изуверским способом. Хруст ломающихся костей до сих пор слышался в ушах.

– Оклемался? Ты где так водить машину научился? – озабоченно спросил Кир.

– Это он так пугается, – то ли пошутил, то ли всерьёз сказал Арман, вытирая мокрым платком лицо. – В прошлый раз примерно то же самое было. Я тогда думал: он мне оставшиеся рёбра доломает, или в люк вылечу. Ну, чё, пойдём голубчиков допрашивать? Ща вот и узнаем: муры они или ещё какая нечисть.

Арман, долго не заморачиваясь, просто наступил одному из раненых на простреленную ключицу и прокрутил носком ботинка. Пытаемый взвыл и нецензурно выругался, упомянув всю нашу родню в общем и целом. Пытка повторилась ещё несколько раз, и раненый бандит скончался.

– Да, чтоб тебя! Ух, ты, какой чувствительный... – расстроился Арман, да и все остальные тоже.

Проверили на разговорчивость второго – молчит, даже не шелохнулся.

– Ладно, не хочешь по-хорошему, придётся по-плохому. – Арман скрутил кляп из мокрого платка, которым недавно вытирался, насыпав в него земли, завязал и сунул второму подранку в пасть.

Достал маленький кривой нож, похожий на коготь, с чёрным лезвием. – Не хотел пачкаться, но, придётся, – сказал он это тихо, но пробрало даже меня.

Задумчиво, медленно провёл взглядом от головы, до ног и обратно, остановился в области живота. Ухмыльнувшись, дёрнул бровью, присел на корточки рядом с побелевшим человеком. – Ну, что, не передумал ещё? – спросил он, задирая вещи, оголив нужный участок.

Человек задёргался, пытаясь уползти.

– Не спеши-и-и-и, – прижав дёргающегося каким-то хитрым захватом, быстро сделал несколько неглубоких надрезов по животу. Подцепил край и потянул сверху вниз, медленно подёргивая, то натягивая, то чуть отпуская, лоскут кожи.

Человек замычал на высокой ноте и попытался выгнуться дугой, но Арман держал его мёртвой хваткой.

– Смотри, Док, эту науку тебе ещё не преподавали, – сказал рядом стоящий Кир. – Как раз момент подходящий. Учись. Арман – мастер своего дела, но азы каждый знать должен.

– Если бы ты знал, как я не люблю это грязное дело. – сказал Арман, делая новые надрезы на теле в области рёбер. – Если это не сработает, – продолжал он своё кровавое деяние, – я сделаю из тебя орла, образина. Док, ты слышал про кровавого орла? – тянул он очередную ленту кожи на глухо визжащем чуваке. – Это, когда рёбра подрубают по позвонку и вытягивают их, как крылья. Иногда даже лёгкие вынимают и вешают рядышком. Обычно, от болевого шока умирают, но этот крепкий, значит задохнётся. А, ну, помогите-ка мне его на брюхо перевернуть, а то, чувствую, я с ним до вечера цацкаться буду.

Исполосованный мужик тут же замычал что-то нечленораздельное, показывая всем своим видом, что хочет многое быстро-быстро сказать.

– Поговорим? – Арман глянул тому в глаза. Мужик активно закивал головой.

Пленного посадили, уперев спиной о колесо, вынули кляп изо рта.

– Пить, – прохрипел еле слышно мужчина искусанными в кровь губами.

Студент присел рядом, снял с пояса пленного флягу. Свинтив крышку, нюхнул.

– Ты его что, на самогоне делаешь? На, бормотуху свою, пей, – принялся поить связанного. Жидкость проливалась, текла по давно небритому подбородку. – Ну, что, прорезался голос? – Спросил Студент, закрывая флягу.

Допрос начал Кир:

– Кто вы?

Пленный плюнул розовой, тягучей слюной, чуть наклонившись вбок всем телом. Сидеть со связанными за спиной руками было очень неудобно. Онемевшие ноги, туго стянутые хомутами, тоже не придавали устойчивости. Ещё немного и мужчина бы завалился, но чья-то твёрдая рука удержала и вернула его обратно. Пленник болезненно скривился. Он понимал, что лучше рассказать всё, как есть. Хватит с него геройства. Он устал от боли. Стукач? Да и ладно. Кто теперь с него может за это спросить, если он уже, считай, жмур. Никто за него не впряжётся, даже если бы и могли – не стали бы. «Шакалы они все, а не волки. Не за кого терпеть. Был реальный кент, но и его не стало. Теперь моё время пришло...», – подумал мур и начал отвечать на вопросы:

– Академика братки.

Студент с Филином переглянулись. Похоже, они знали, о ком идёт речь.

– Кого тут ждали?

– Вас и ждали.

– Однако... – удивился Фома.

– Рассказывай. Что, по слову из тебя тянуть должен, или продолжить. – Кир кивнул в сторону Армана, вытирающего тряпкой руки.

У меня появилось дежавю. Только руки в этот раз были красные, а не чёрные.

– Стуканули Академику, что группа матёрых вместе со Стариком в рейд поедут. Вот мы и засели встречать.

Все молча переглянулись между собой.

– С каким Стариком? – продолжил Кир.

– Шеф ботал: который самый здоровый будет, как кваз, но человек.

– И как же вы Лешего собрались брать-то, всего в восемь рыл? – усмехнулся Кир.

– Бойцы были, самый цимус: анти сенс, телекинетик, мираж и ментальный, два снайпера и сила. Если бы ваш аллигатор тормознул, то повязали бы вас не трепыхнувшихся. Он же Тыра, видать, одним из первых мочканул, и Базай не успел. Вон он, скопытился сразу. – Показал подбородком на труп, валяющийся с половиной головы и раскинутыми в стороны руками.

–А-а, а этого я снял. Приметный, – глянул в ту сторону Фома, – Шаманить, падла, собрался, руки ток вскинул, а я ему прям в башку гостинчик: держи, родной. Это ваш ментальный боец, что ли, был?

– Нет. Телекинетик он. – Пленный снова плюнул.– Дай живца, – посмотрел он на Студента.

– А говна на лопате тебе не дать? – усмехнулся Студент.

– Не своё же даёшь. Жалко что ли? – Мур закашлялся, выплюнув сгусток крови.

– Напои, а то скопытится ещё раньше времени, – отдал приказ Кир.

– Хм... – потёр Кир голый подбородок, глядя, как Студент поит пленного, – где вы таких умельцев понабрали?

– Академик цимусных прокачивает жемчугом. Но не на халяву. Отрабатываем.

– У тебя дар какой?

– Снайпер я. Бью без промаха, всегда.

– Точно! Это он нам мотор прострелил, – сказал Фома Студенту. – Я его всё выцелить не мог, прятался быстро гад.

– Кто стуканул о рейде? – продолжил Кир допрос.

– Не могу знать. Харей не вышел. Этот вон, наверно, знал, – кивнул в сторону первого, ныне покойного пленного. – Он с шефом накоротке был. Шушукались…

– Зачем мы вашему Академику понадобились? На внешников работаете?

– Не могу знать.

– Рассказывай, где обитаете, сколько людей, чем промышляете, как с обороной дела обстоят. Где какие посты и так далее. Я внимательно тебя слушаю.

– Что со мной будет?

– Убьём. Быстро и без мучений. Устраивает?

Пленный мельком глянул на Армана и кивнул.

***

Пленного мура упокоили быстро и без мучений, как и обещали. Хотя, обычно муров так легко не убивают. Если мур попался, то сдыхает он очень долго и очень мучительно, тем самым расплачиваясь за свои деяния, и другим в назидание.

– Как сказал бы Леший: «Удостоили, ироды, машину хорошую, чтоб вам пусто было!», – вздохнув, сказал Фома, разглядывая слегка дымящийся дуршлаг на колёсах.

– Куда самосвал-то делся? – я был удивлён, когда выкатил на дорогу и увидел там только наш искалеченный «Патриот».

– Никуда. Это была иллюзия. На понт брали. Пошли, Фоме поможем. – Арман вылез из машины. Я направился следом.

В лесу неподалёку стояли: «Буханка», переделанная под морозилку с камерой для пленных и УАЗ. До нашего ему было далеко, но, вполне себе, на ходу машина. Это лучше, чем ничего. «Буханку» испортили основательно. Если и найдут, то уже не используют. Мур рассказал много интересного, и теперь мы думали, как быть? Если поехать за Василисой, то можем опоздать к Академику. Эти подонки держат людскую ферму. Вырезают органы, сливают кровь и ждут регенерации, чтобы повторить всё вновь. После трёх-четырёх таких кругов человека просто полностью разбирают на органы, как машину на запчасти. Всё это продают внешникам. К тому же очень важен фактор неожиданности. Они сейчас ждут своих бойцов с новой партией «мяса», но никак не само «мясо», вооружённое и агрессивно настроенное. Прознав о провале операции, скорее всего усилят оборону или ещё чего выкинут, мало ли. Поехать разносить в пух и прах это осиное гнездо? Тут тоже палка о двух концах. Вдруг девочка в эту перезагрузку иммунной окажется, а мы не успеем. Ведь всякое может случится, мы же не на чай попить едем. Разделиться на две группы – тоже не вариант.

Академик, как мне объяснил Арман, вовсе не учёный и не профессор. Это погоняло он получил ещё на Земле, мотаясь по зонам. Он там был главарём и тут занялся тем же, состряпав себе банду из тех же зеков, прилетающих вместе с куском его родной тюрьмы. Поговаривали, что он не один, но парой, с двойником, никто никогда его не видел. Его убивали несколько раз, но каждый раз Академик появлялся снова и снова. Либо у него дар, либо там, действительно, всё дело в двойниках.

До кластера с Василисой ехать день. Перезагрузка через три дня. Двое суток и эта ночь в запасе. Выехали так рано на всякий случай. Вот, этот «всякий» и случился. Решили пойти ва-банк.

Отправив на разведку группу призраков, сами поехали к моему бывшему дому в надежде на чудный подвальчик. Для задумки Кира нам нужна была взрывчатка. Без неё дело очень усложнялось. Мой родной кластер, всё равно, был по пути, так что мы не сильно теряли во времени.

***

– Ты уверен, что мы в перезагрузку не попадём, он же ночной? – спросил я у Армана, подъезжая к городу. Мой друг сидел пристёгнутый ремнём безопасности и выглядел как енот-алкаш. Его опухший, красно-фиолетовый нос дополняли два фингала, синеющих под глазами, будто очки.

– Уверен. Тут перезагрузка каждые пять дней. Сегодня... – он достал записную книжку, полистав, ткнул пальцем в запись, – третья ночь после перезагрузки.

– Что это у тебя? – спросил я о блокноте.

– Это, братишка, ещё одно сокровище нашего мира. – Усмехнулся он, пряча блокнот во внутренний карман своей камуфляжной куртки.

– Ну, и обсвинячился я... – глянул он на бурое пятно на рукаве. – Надо бы шмотки сменить. У тварей нюх – ни чета собакам.

– В моей квартире, вроде, должно быть что-то на тебя из барахла. По крайней мере, у меня были и комок и кожанка. Вот заодно и ботинки себе заберёшь. Надеюсь, подойдут по размеру. А то всё на мои косишься, – я улыбнулся.

Арману с первых дней нашего знакомства понравились мои байкерские ботинки. Сколько мы искали потом, но таких так и не нашли. Я давно уже сменил свою любимую кожаную куртку на обычную, весеннюю форму мультикам. В ней и удобнее, и не так жарко. Помню, как вырядился в первый день, и смех, и грех. Насмотрелся же фильмов, начитался книжек, вот и перестраховался, боясь всего на свете. Был бы железный скафандр, одел бы и его. Хотя, тактические перчатки без пальцев, хорошие наручи из кожи, с металлом, сделанные местными умельцами на заказ, наколенники и ботинки с металлическими носами, те самые байкерские, я ношу и по сей день. Уже не раз они меня выручали в чрезвычайных обстоятельствах. Хороший удар таким вот ботинком, и пыл да и аппетит у многих становятся гораздо меньше. А наручи удобно пихать в зубастую пасть, прикрываясь во время рукопашной с заражёнными первой или второй стадии развития. Можно и с более развитыми такой фортель попытаться выкинуть, но не факт, что рука останется на своём законном месте. Скорее, в пасти противника застрянет.

Вот и мой родной город.

Вроде и родной, но абсолютно не вызывающий тоску по прошлой жизни. В этом мире я оказался гораздо счастливее и обрёл новую семью в лице своих друзей. От природы прямолинейный скептик, с острым, колючим языком, но готовый, не задумываясь, отдать свою жизнь за любого из нас, недоверчивый Фома. Иногда летающий в облаках, влюблённый в Алинку, но суровый в бою, Студент. Молчаливый, спокойный Филин. Арман, который вечно обо всех переживает и заботится, словно квочка. Педантичный эстет и гениальный мозг – Кир. Бывший КГБист, но вполне весёлый и добродушный в своём узком кругу Седой. Толстяк Манчестер, которого среди друзей называют главным ″хомяком″ Стикса за способность из всего делать прибыль и направлять энергию в наиболее выгодное русло, опять же, делая прибыль. Леший – огромный, жизнерадостный, здоровяк, которого мы все почитаем как отца. Он один из «стариков» Улья. Мудрый, рассудительный, спокойный. И двое мелких: Аби – одиннадцатилетний, непоседливый авантюрист и пятнадцатилетняя Рыся. Тихая, с огромной силой воли, умна не по годам. Ещё есть Прапор, но с ним у нас скорее сотрудничество, нежели дружба. Резкий, вспыльчивый вояка, всю жизнь провёл по горячим точкам той планеты. Он старается не позволять себе лишнего только в присутствии Лешего, и то не всегда сдерживается. Но он является другом Лешего, Манчестера, Седого и Кира. Это наши консулы…

Не так давно мы приняли в семью ещё четырёх человек. Двух бывших бойцов Прапора и свежих иммунных: Тамару и Капитана. Рыся тоже свежая, вместе с этими двумя попала в Стикс, но она пока живёт в Парадизе, а Тома и Кеп – на острове, с Умником и его стаей. Умник... тоже дорог моему сердцу, хоть и мутант. Дорос уже до элитника, воспитал себе стаю, хоть и маленькую, но разумную. Молодец. Я горжусь им. Можно сказать, он – моё детище.

Раньше... я был совершенно один... Для меня ад был там, а здесь – я живу, дышу...

Из раздумий меня выдернул голос Армана.

–Э-э! Ты куда поехал?!

Задумавшись, я выехал на главную дорогу, которая пересекала весь город через центр. Я остановил машину, очнувшись.

– Что тут у вас стряслось? Почему через центр правишь? – спросил Кир из подъехавшего, экспроприированного УАЗа.

– Что, родные ветра почуял? – усмехнулся из той же машины, сидевший за рулём Фома.

– В точку. Мысли всякие полезли, – согласился я с другом, задумчиво.

– А-а-а, ну да, ты же у нас первый раз в родной кластер вернулся, – улыбнулся Кир, – ностальгируешь? Ну-ну, – кивнул он, выставив свои белоснежные зубы. – Док, – с лица его резко исчезла улыбка, и измен

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

Виктория, 19-03-2018 в 16:42
Книга понравилась. Жду продолжение.
Nik, 16-02-2018 в 18:58
Не понравилось. Если первая часть была еще нормальная то вторая превратилась в какой то детский сад.
alexzh70, 14-02-2018 в 21:19
Отличное продолжение, жду третью часть! Спасибо огромное!