Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Константин Назимов: Воровка живых картин
Электронная книга

Воровка живых картин

Автор: Константин Назимов
Категория: Фантастика
Жанр: Авантюрный роман, Приключения, Фэнтези
Опубликовано: 22-06-2018
Просмотров: 132
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 99 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Живые картины — верх искусства, на них меняются события, они реагируют на окружающую обстановку. Молодая девушка мечтает создавать полотна, но пока она их заимствует. Ее жизнь резко переменится после очередного дела — все встанет с ног на голову. Размеренная жизнь превратится в череду опасных приключений, где магические артефакты окажутся на чаше весов жизни и смерти. Не ясно кто враг, а кто друг, кто придет на помощь, а кто предаст, и нет ответа, почему вокруг закрутились такие события. Разберется ли она и сумеет ли пройти тяжелые испытания, приготовленные ей Создателем?
Задумчиво глядя в окно выбила по столу ладонями барабанную дробь и принялась собираться. Хотя чего собираться-то?! Все давно готово, обдумано и десять раз отмеряно и все же меня что-то останавливает. Вот только что? Ну залезу я в дом к смерку, позаимствую «живую» картину… В первый раз что ли? Тем более контракт заманчив, да и договор заключен с держателем воровского сообщества города. О-о-о, держатель Йорк не должен подпадать под мои подозрения. Его знаю столько, сколько себя помню и именно ему мы с тетушкой обязаны своему существованию в королевстве Лардес, причем, надо заметить не бедному существованию! Правда, уже год я веду дела одна, тетушка отправилась на встречу к своим усопшим родственникам, и к своим двадцати годам меня мало можно чем испугать. Теперь я полновластная хозяйка лавки со скромным названием «Все для дома», но найти у нас какую-либо утварь можно с трудом. Наша… вернее уже, моя лавка специализируется на продаже украшений, как для дома, так и персонально для любого желающего. Покупатели в основном люди среднего достатка, которые желают подарить своим любимым украшения или презенты к какому-либо знаменательному событию. Контракт же я заключила неделю назад, и произошло это буднично, в трактире. Если не считать охраны держателя воров и трактирщика, то кроме нас там никто не присутствовал. Трактирщик объявил, что зал после вчерашнего «гуляния» собирается ремонтировать. Ремонт он, конечно, делать не думал, все равно к утру такое же состояние окажется, и стоял у своей стойки, ловя движения держателя и готовясь в любой миг выполнить то или иное его пожелание. Мы сидели за центральным столиком и неторопливо вели беседу ни о чем, наконец главный вор столицы начал то, ради чего он меня позвал:
— Айлин, к тебе есть небольшой заказ, — потягивая пиво, пробубнил не глядя на меня воровской вожак.
— Йорк, ты же знаешь, что уже давно отошла от этих дел, и твой посыльный мог поставить тень на моей репутации! — ответила я и дернула плечом, искоса оглядывая охрану держателя.
Знакомство с такой важной фигурой афишировать не хочется. Иногда от воровского сообщества через мою лавку проходят сомнительного рода драгоценности, на этом сотрудничество и заканчивается.
— От дел навсегда отойти невозможно, — многозначительно ответил мой собеседник, который вырядился как на званый ужин: зеленоватый камзол расшит серебряной ниткой, у стола стоит вычурная трость, на руках перстни, седые волосы уложены волосок к волоску, даже борода и та расчесана! — Да и сама знаешь, что по пустякам я тебя бы не побеспокоил. Для банальной кражи у меня люди есть, а вот взять куш… — он взял паузу, — не каждому дано.
— И какое же все же дело у тебя? — вздохнув, поинтересовалась я.
На тот момент мои дела шли неплохо, и особой необходимости связываться с сомнительными заказами желания не находилось. А что? Золотые украшения, мастера-ювелиры на реализацию дают, а те что и не дают с радостью продают. Они-то работают на заказ, а он не всякий раз устраивает заказчика. Самим же ювелирам торговать готовыми украшениями никакого интереса, их заказчики люди привередливые и если кто-то отказался от драгоценности, то другие ни в жизнь не купят. Единственное что — в моей лавке всего один магический предмет и тот не на продажу, а на определение магии вещей. Если, не дай Смотрящий, продам магическую вещичку и попадусь, то вмиг лишусь патента и пойду по белу свету нищенствовать. Очень уж строги правила продажи магических штучек, не для простого они народа, да и стоимость их не каждому по карману. Один кинжал с магической кромкой (обычная вещица) стоит сотню золотых, это если он не украшен всякими драгоценностями, а уж про что-то этакое и говорить смысла нет.
— «Рассвет у реки», — обронил вор и уставился мне в глаза.
— И? — выгнула я бровь дугой. — Или ты предлагаешь пойти на дело на рассвете у реки? Мне твои слова ничего не говорят!
— Это картина, — вздохнул Йорк, — живая, нарисов… тьфу ты, написана несколько веков назад для дара от нашего королевства Кроштанскому королю, тогда чуть-чуть бойня не развязалась на границе. Вот наш король и решил уладить дело, но то ли что-то переиграл, то ли смерк цену загнул, но подарок не состоялся. Картина хранится недалеко, в двух кварталах отсюда.
— Ты вчера перебрал что ли?! — воскликнула я. — Да такие известные вещи ни в жизнь не сбыть!
— Заказ на нее есть, твоя доля… — он криво усмехнулся и цепко посмотрел мне в глаза — три тысячи.
В этот момент я пила вино и естественно закашлялась, такие деньги мне удавалось заработать за год, а тут сразу и ведь картина… ее можно рассматривать в тихой и спокойной обстановке, когда никто не сможет помешать. Вдруг отыщется секрет смерков? Но риск…
— Смотрю, ты задумалась! — довольно протянул Йорк. — В этом-то ни секунды не сомневался!
— Пять тысяч, — непроизвольно вырвалось у меня.
А что? Он явно назвал не конечную цифру! Но все же, картина стоимость порядка десяти тысяч и нанимать воров за… столько же?! Правда, продать такое краденое невозможно, но почему бы не рискнуть? И какова же доля Йорка, если он на мои слова пожевал губами и ни сколько не удивился?
— Четыре, — глядя в сторону ответил вор.
— Пять! — покачала я головой, в душе дурея от своей наглости и баснословной суммы.
Но такие деньги оправданы, на них можно купить патент по продаже магических вещей. С другой стороны, кто мне самой эти вещи продаст? Ладно, потом решу! Тем более что условия-то выставила неподъемные и заказ может не состояться, честно говоря, в глубине души что-то меня останавливает.
— Хорошо! — неожиданно согласился Йорк.
Достал свечу, зажег и поставил на стол.
— Заказ на вещь в течение месяца передаю наемнице Айлин, после выполнения обязуюсь с ней тотчас рассчитаться!
Он провел рукой над огнем свечи, и на его ладони появилась точка, она пока еще белая, так как я свою часть над свечой договора не произнесла. Чуть помедлила, взглянула на Йорка, который почему-то напрягся и спросила:
— Если не получится?
В момент, когда «свеча договора» горит — любые уточняющие вопросы ложатся в узор скрепленной магией. Если договор нарушит одна из сторон, то вся рука окрасится в черный цвет и с таким человеком дел уже иметь никто не захочет. Наемник мало чем рискует, если он старается, но условие контракта выполнить не в силах, то по истечении срока договор разрывается. Но если он отступится от своего слова, то… такую же метку, как и у заказчика, приобретет.
— Стандартно, — пожав плечами, ответил Йорк.
— Заказ принимаю сроком на месяц, — сказала я и провела рукой над магической свечой.
На ладони появилась красная точка, которая через миг преобразовалась в коричневое пятнышко, напоминающее родинку. Договор заключен!
Сейчас я находилась в своей спальне на втором этаже, за окном вечер бодался с днем, но летнее солнце неуклонно опускалось за горизонт, напоследок выстреливая своими лучами в окна домов. Передо мной на столе лежат два коротких кинжала, моток веревки, свернутое полотно с картиной и стоит бутыль со смесью различных масел. На нее-то у меня особая надежда, и пока она меня ни разу не подвела. В данной бутыли смешалось до двадцати различных масел: обыденное оливковое и подсолнечное, масло из лесных орехов, желудей, пшеницы… и многого еще всего. Рецепт старинный, за него отдала пару лет назад сто золотых лардов, а на эти деньги можно безбедно прожить чуть ли не месяц! Но вложенное золото, сто крат себя оправдало, если обрызгать одежду и смазать подошву таким маслом — ни один маг не сможет не только отследить, но и снять слепок ауры! А при моем невинном увлечении это незаменимо! Да, я не только хозяйка лавки, но и воровка, да-да, именно так и никак иначе! В этом-то могу отдать себе отчет, но воровка специфическая, мне нравятся картины…
А ведь все началось давным-давно, когда известный художник демонстрировал свое умение на дворцовой площади. Он создавал свои картины под удивленные вздохи толпы и я, семи лет от роду, застыв с открытым ртом, смотрела на то, как он творил. Уж не знаю, чем он оказался обязан входящему на трон королю, но именно из-за того и оказался устроен этот показ.
Живые картины — нечто особенное, их желают иметь самые состоятельные маги, аристократы, купцы. Создают их смерки — представители древнейшей расы, которые когда-то правили миром, но оказались свергнуты своими слугами. Тех в свою очередь поработили люди, но и те и другие живут бок о бок с нами. Если смерков осталось мало и встретить представителя этой древней расы не каждому и суждено, то онды служат людям. Впрочем, меня больше сейчас занимает один-единственный смерк. К нему в «гости» собираюсь наведаться через пару часов и позаимствовать «Рассвет у реки», по крайней мере, так мне описали требуемую картину, размером метр на метр.
В столице королевства Лардов, проживает всего сотня-другая смерков, все они маги, живут в своих домах затворниками и встречаются лишь с себе подобными. С одной стороны их мало, но они представляют собой реальную силу, все же маги. С ними принято считаться и, в какой-то мере, они пользуются заслуженными привилегиями. Да и люд… смерки существа далеко не бедные. Теоретически их можно встретить на улице, в трактире или увеселительном заведении. А что, им ничего людского не чуждо, да и выглядят они как люди… почти. Если смерк изменит своей одежде — серо-темного покроя, да сумеет сдержать эмоции и не сузит свои зрачки до вертикальной щели, то и отличить такого от обычного жителя Лиары окажется не так-то просто. И все же, они несчастны, живут намного дольше нас, но неумолимо вымирают. Иногда в стычках между собой, иногда с нашими магами, а ведь продолжение рода им не светит. Да, они сильны, как в магическом, так и физическом плане, но онды первым делом истребили почти всех их женщин… Почему? А кто его знает! Это случилось без малого восемьсот веков назад, и раскрывать сею тайну никто не собирается, да правда и желающих узнать это не наблюдается.
Так, ладно, взяла свиток с картиной и развернула. Хм, река есть, рассвет есть, а то что пейзаж никогда не поменяется и не оживет — понятно, не выходит у меня «живая» картина. И ведь на свое увлечение перевожу немало прибыли: закупаю холсты, краски и… творю у себя же на чердаке с семилетнего возраста. Эх, жаль что магия мне недоступна, могу ощутить лишь слабый ее всплеск — не более, да и в школу магии уже поступала два раза, рискуя навлечь на голову своей тетушки проблемы. Поступить в магическую школу можно только раз, без права на повторную попытку. Да, что там поступление! Вспомнив, усмехнулась: строй ребят от восьми и до двенадцати лет и мимо нас, испуганных, притихших и затаивших надежду, идет маг. Шагает ускоренно и на лице его нарисована скука, еще бы, за неделю он проходит мимо рядов не один десяток километров, а поступивших оказывается не более десятка человек. Это со всего королевства-то! Мимо меня маг прошел и ухом не повел… и так два раза. Второй раз попыталась в одиннадцать лет, увы и ах, но… нет во мне проявление силы. Так, пора!
Подошла к столику у окна и взглянула в зеркало: старый, кургузый камзол, отлично скрывает изящную фигуру и говорит, что обладатель его не богат, но и не бродяга, а вот лицо и волосы… правильные и даже где-то красивые черты лица с голубыми глазами и черными как ночь волосами… Ох уж эти волосы! И как такое могло случиться, что жгучая брюнетка заимела голубые глаза?! Вот ведь Смотрящий с неба пошутил! Ладно, открыла шкатулку с косметикой: пудра землянистого цвета обильно легла на лицо, тонкие усики приклеила под нос и напоследок надела широкополую шляпу. Да меня так и мой слуга не узнает! Покидала в заплечный мешок приготовления, дожидавшиеся меня на столе, и вышла из комнаты.
За стойкой скучает Олот — онд, верный слуга, служивший мне и тетушке с таких давних времен, что подозреваю: меня еще и не планировалось, а он уже скалой возвышался за спиной моей недавно почившей родственницы. По сути: онды — раса, выведенная смерками из обезьян и еще Смотрящий знает кого. Высотой под два метра, с чугунными мускулами, защищен от магии разума и… весь обросший шерстью. Вроде, по задумке смерков, они должны выполнять одни приказы и никаких мыслей у них возникать не должно. А что? Очень удобно! Тут вам не мерзкие людишки, у которых одни проблемы! Только смерк привыкал к слугам, как те старились и умирали, вот и пошли они по собственному пути. И все вроде получилось, но онды эволюционировали, научились складывать дважды два и читать (далеко не все), и в один прекрасный, вернее, ужасный для смерков день, взбунтовались. Рабы почти полностью истребили своих хозяев, ходят легенды, что некоторые онды «своих» смерков защищали и именно так те и выжили, но… ни те, ни другие о тех событиях не распространяются, а людская память со временем прилично события переиначивает.
— Хозяйка куда-то собралась? — прозвучал вопрос от стойки.
— Нет, что-то неважно себя чувствую и всю ночь собираюсь спать в своей кровати, — ответила я, прикрывая «свои» усики рукой.
Олот — онд понятливый, и что к чему понимает быстро. Он может и не догадывается, чем намерена заниматься, но если его кто-то спросит, где и что делала его госпожа, то ответ окажется тот, который нужен мне.
— Будьте осторожной, госпожа Айлин, — слуга вытащил кинжал и почесал острием свой лоб, — поправляйтесь скорее.
Я улыбнулась краешком губ, Олот еще и шутить умеет, помимо того, что сносно считает и пишет.
— Постараюсь, — ответила и направилась к черному ходу, чтобы покинуть лавку.
— Арбалет или пистоль с собой не возьмешь? — прозвучал в спину вопрос, заставив меня задуматься.
Стрелять в темноте болтами занятие неблагодарное, а уж из новомоднего пистоля и вовсе хлопотное. Нет, это неплохое оружие для ближнего боя, и тот кто его изобрел уже озолотился, но… шумное оно, а мне нужна тишина, да и против магов оно бесполезно.
— Нет, — ответила, решив про себя еще раз, что действовать стану тихо, а если что — надежда на ноги.
Взялась за ручку двери, оглянувшись на невозмутимого слугу, который продолжал чесать лоб кинжалом, и покинула лавку.

ГЛАВА 1. Картина

Редкие прохожие, спешащие по своим делам, не помышляют заострить свое внимание на скромном парне, который явно приехал из провинции поглазеть на столицу, да проведать каких-нибудь дальних родственников. Что ж, все как и задумано.
Уверенно лавируя по темным переулкам столицы, через полчаса оказалась у своей цели: высоким забором, огораживающим поместье смерка. На втором этаже, на стене в кабинете и есть моя цель. Дом трехэтажный, большой и в нем имеется парочка слуг, ондов нет, обычные люди, но от этого ненамного легче. С ворами в королевстве разговор короткий, поймав на месте преступления, могут и жизни лишить и ни один королевский дознаватель слова не скажет. Случалось, маги вычисляли вора позже, с теми уже велось дознание по полной программе, и после того, как свою вину воришка признавал (посмотрела бы я на того, кто в пыточной молчать станет!), отправляли на рудники или, в зависимости от преступления, на плаху. Однако все эти меры не убавляли у народа желания поживиться за чужой счет. Если говорить про меня, то первое «заимствование» совершила в тринадцать лет. Да-да, именно заимствование, и в мыслях не держала воровать картину. Рассчитывала разобраться с тем как она написана и вернуть на место. Да и увела-то я ее случайно, из кабинета чиновника по сбору налогов. Мы тогда туда пришли с тетушкой Озали, чтобы та заплатила по счетам за год. Надутый и важный чиновник восседал в кресле, и вяло перебирал бумаги, у него что-то там не сходилось, и он повел тетушку в канцелярию, а вот «живой трактир» на стене притянул мой взгляд с первого мгновения. Картина висела среди каких-то пришпиленных бумажек и явно находилась не на своем месте. Меня в кабинете оставили одну, и через миг холст покоился у меня на животе, а на месте «трактира» виднелась обложка папки, позаимственной с одной из полок. Чиновник ничего не заметил, и целую неделю я изучала на чердаке манеру художника. Потом проговорилась своей подруге, которая, как оказалась, дружила с одним из воров. Так и до Йорка слушок дошел, что у соплячки есть живая картина. Разговор с держателем воров оказался сложным, но он пообещал уладить это дело и не предавать огласке. Конечно, ничего улаживать он и не помышлял, через год в кабинете чинуши картины я не заметила. Ладно, все это дела прошлые, пора и за нынешние браться!
Достала бутыль с маслом и не жалея обильно вылила себе на голову, окропила камзол, смочила подошву сапог — пора! Спрятала бутыль и в два прыжка перелетела через забор и присела прислушиваясь. Собак, слава Смотрящему, нет, да и в саду никто не дежурит, а вот всплески магии есть. Похоже, установлены заклинания на предмет неуместного вторжения. Да, магию чую и даже, если сосредоточусь, вижу ее всплески. Умение чрезвычайно полезное и, можно сказать, уникальное, ни у кого, кто не владеет магией такого нет, ну, может и есть конечно, но мне не ведомо.
Обходя расставленные сторожевые магические ловушки, подобралась к стене. План дома мне дал держатель, а план проникновения составила сама. Мой замысел имеет несколько «скользких» моментов, но другого варианта не нашла. По плющу, увивающему стену, добралась до второго этажа, как и предвидела: окна защищены, поэтому полезла дальше. На крыше, пригибаясь к коньку, чтобы не заметили с улицы, подобралась до каминного дымохода. Закрепила веревку и стравила свободный конец в темную дыру. Главное, чтобы никто не разжег камин! А то, промасленная одежда горит очень даже хорошо. Пора внутрь, поежилась, но сомнение отбросила и медленно стала спускаться по дымоходу. Нет, ну почему они все такие экономные?! Могли бы и почаще нанимать трубочистов! Через пару метров сажа облепила меня всю, дышать стало тяжело, но хоть глаза открывать не нужно — все равно ничего не увижу. Двигаюсь медленно, стараясь производить как можно меньше шума, но все равно, липкий пот страха струится по спине, и шорох пепла слышен отчетливо. Возможен вариант, что меня ждут с распростертыми объятиями у камина слуги смерка. Но нет, опасения не подтвердились, тишина и никого. Огляделась и чуть в голос не выругалась: камин в зале, а не в кабинете! То ли дымоход перепутала, то ли где-то разветвление имелось. Вот она непредвиденность! Если слуги обходят дом, то сажу заметят мгновенно, это ведь не закрытый кабинет! Накаркала! Внизу послышались голоса:
— Ихтер, говорю тебе, что-то слышал!
— Валр, меньше пива хлебай! Кого ты мог услышать?! Тут даже мышей нет, господин Скер всех вывел.
— Лучше бы он кошек завел или на худой конец собачек, нам бы меньше головной боли было.
— Ага, а кормил бы и убирал за ними он сам? — язвительно спросил своего напарника голос.
— Но все же, что-то мне послышалось, — упрямо сказал мнительный слуга.
Я стояла ни жива, ни мертва, решая что делать, если они пойдут прямиком сюда. Кабинет еще отыскать придется, да и запертым он может оказаться, а взламывать его времени нет, да и вряд ли получится. Пожалуй, пора уходить несолоно хлебавши, я даже сместилась к камину, подумывая убраться восвояси тем же способом. Конечно, после неудачной попытки можно забыть о заказе и так столица «кипеть» станет, обсуждая неудавшееся ограбление, это если смерк даст разрешение своим людям рассказать о произошедшем. Хотя, даже если и не разрешит, то они все равно проболтаются. А сам смерк в любом случае примет усиленные меры по защите свое жилища, может и собачек заведет, да и на вора посмотреть захочет.
— Ладно, черт с тобой, подозрительный ты наш! — рассмеялся слуга. — Иди и пройди третий этаж, а я тут похожу, а потом на втором встретимся.
— Договорились! Но если хоть что-то отыщу, то ты бочку пива выкатываешь!
— Ага, мечтай! Иди давай, а то и это-то прокиснет!
Слуги явно решили разделиться, это мне на руку, не то, что они поодиночке пошли, а то, что начали с третьего этажа. Одни шаги стали удаляться, другие же наоборот приближаться. Зал, где я притаилась находится рядом с лестницей, которая поднимается с первого этажа и минуя второй, уходит на третий. В доме есть еще одна лестница, которая семметрична первой. В голову закралась две идеи. Первая: все вопит о том, чтобы когда слуга поднимется на третий этаж, тихо спуститься по лестнице и выйти через главный вход, сказать своей идеи прощай! Вторая: рискнуть и отыскать кабинет, глядишь и удастся осуществить задуманное. И хоть вероятность исхода второго плана один к ста, что не выгорит и можно попасться, я почему-то выбрала именно его.
Тень слуги поднимающегося по лестнице мелькнула в свете его же лампы и пропала, а я, на цыпочках, проследовала вдоль залы. Вышла в небольшой коридор и через десяток шагов оказалась перед дверью, где предположительно находится кабинет. План помню отлично, на этом месте может находится только он! Теперь главное… Охранной магии незаметно. Заперто или нет? Нет! Смерк понадеялся на свою репутацию мага и слуг!!! Наивный, я усмехнулась и медленно толкнула дверь внутрь, та бесшумно распахнулась и в свете луны мне сразу бросилась в глаза картина, висящая на стене. Рассветом там правда не пахло, наоборот, луна всходила над горизонтом, бурные воды кипят, а одинокий парус клонит к воде ураганный ветер. С холста веет такой тревогой и опасностью, что я поежилась и, потеряв драгоценные пары секунд, дернулась к картине. Следующие действия отлажены: из мешка достаю свою мазню (чем-то даже похоже, правда, воды спокойны и паруса нет, а что, может уже уплыл!), вытаскиваю кинжал, снимаю со стены картину, в три приема высвобождаю ее из рамы и заменяю своей. Так, картину на место, добычу сворачиваю в трубочку и пихаю в мешок, который перекидываю на спину. Лишь бы Смотрящий с неба не отвернулся! Только об этом подумала, как цепляю вазу и та падает на ковер — пронесло, не разбилась и шума не наделала. Ноги в руки и… дверь не открывается! Как же так?! Черт! Я же в коридор толкаю! На себя, бли-и-и-и-н, ну откуда тут такая ловушка?! Дом сотряс пронзительный свист, который не умолкая стал орать то громче, то тише, режа по моим ушам. Вылетев в коридор и от души хлопнув дверью, метнулась к лестнице. Оттуда донесся торопливый топот шагов — слуга с нижнего этажа! К другой лестнице! А оттуда, с третьего этажа стучат сапоги и громкий голос орет:
— Ихтер! Кто-то в кабинете!!!
Напарник не откликнулся, а я, как загнанная лань, метнулась туда-сюда, схватила, так удачно стоящую напольную вазу и запустила ее в окно. К пронзительному свисту присоединился завывающий вой от окна. Вот ведь…! И тут метка стояла! А со стороны улицы донеслись возгласы патруля.
Что ты будешь делать! Похоже Смотрящий от меня отвернулся. Понятно одно — прыгать в окно нельзя, обязательно в объятия стражников попаду. Как загнанный зверек метнулась к первой попавшей двери, ввались внутрь, и тихо закрыв за собой замок, привалилась к дверному косяку, пытаясь унять дыхание и успокоить «вырывающееся» из груди сердце.
Чьи-то ноги пробежали по коридору и, вероятно, остановились напротив разбитого окно. Вой смолк, а слуга прокричал:
— Он где-то в саду! Ищите! Господин щедро заплатит за поимку!!!
— Валр, ты бы не разорялся так, стража лучше нас знает что делать. Среди них есть маг, — сказал ему подбежавший напарник.
— Мимо тебя никто не мог пройти?
— Нет.
— Беги за господином, он…
— Да и без тебя знаю я, где он, — оборвал своего коллегу слуга.
До меня донеслись удаляющиеся шаги — один ушел, а вот второй… Хотя, выйти из этой комнаты не так-то просто. Зная о магических метках, не сомневаюсь, что и здесь установлено нечто похожее. Вот только странно — не ощущаю я магии.
Обхватив голову руками, сползла по стене на пол. В такой переплет еще никогда не попадала, и что самое поганое — выхода не вижу. Покинуть свое убежище сейчас нет никакой возможности, а чем дольше пойдет время — тем шансов еще меньше. Вероятно остается единственный выход: дождаться когда в доме окажется как можно больше народа и раствориться среди них. Утопия конечно, но попытаться стоит. А вот дальше… думать над этим совершенно не хочется, но мозг сам выстраивает перспективы и все они не слишком радостные. Чем дольше нахожусь в доме — тем больше шансов у магов слепить мой слепок ауры. Хотя, что я себя обманываю? Смерку хватит и часа моего пребывания в доме, масло хоть и перебивает все, но оно быстро теряет свои свойства… Так, в бутылке-то еще что-то осталось! Осторожно отлипла от стены и, достав свой «элексир», вылила на себя последние капли. Все! Теперь посмотрим, где очутилась. Свет из окна слабо освещает комнату, но глаза давно привыкли к темноте, и я стала озираться. Рядом со мной виднеется кресло, а вот потом в ряд стоят книжные шкафы — библиотека. Тут поживиться нечем, вернее, мне данная комната ничем не поможет, эх, если бы это оказалась какая-нибудь кладовка, желательно с одеждой для слуг. Осторожно подобралась к окну, выходящему на противоположную улицу. Народ суетится — бегает и машет руками, понятно — вора ищут. А вот звуки до меня не долетают, да и стекла на вид толстые — такие напольной вазой не разбить, кстати и вазы тут нет. Что ж, надо набраться терпения и ждать, а пока можно прикинуть: что делать, если удастся отсюда унести ноги. Картину Йорку отдать — раз! Схватить самое ценное и бежать. И куда? В королевстве оставаться нельзя — найдут, впрочем, в других тоже отыщут легко. И угораздило же меня связаться с смерком! Они занимают нейтралитет и даже на недружественных, королевству, землях не спрятаться. Кстати, а почему не укрыться, допустим, в Ивларте? Королевство хоть и соседствует с нашим на западе, но смерков там, по слухам конечно, королева недолюбливает, и всячески пытается их выжить, а все имущество в казну загрести. Да, смерки богаты, это всем известно…
В коридоре кто-то прошел, да не один человек, а чуть ли не десяток. Я встрепенулась, поднялась с кресла, в котором размышляла и припала к двери.
— Господин лейтенант! Вы с вашими людьми появились вовремя — спасибо, но разрешить обыскать дом?! Да еще и без…
— Вор не покинул территорию! — оборвал слугу властный голос. — Мои люди и я сам убеждены, что преступник где-то здесь! Мы должны обыскать все!
— Вы уже и так прошлись по всему первому этажу, но…
— Валр, не утруждай себя, — донесся вкрадчивый голос, в котором почудилась власть, сила, уверенность и злоба.
У меня мурашки побежали по спине, а голос продолжил:
— Господа стражники сейчас извинятся и покинут мои владения! Ни о каком расследовании внутри дома не может идти и речи!
— Господин Скер, но… — попытался ему кто-то возразить.
— Покиньте мой дом, — сказал смерк.
И столько в его голосе прозвучало угрозы и такой скрытый и волевой приказ, что даже я потянулась к ручке двери. Правда, вовремя одумалась, а может посыл прошел, а вот стража застучала сапогами по полу. Смерк, похоже, стоял в коридоре и наблюдал за, когда же шаги стихли, он обратился к слуге:
— Кто проник в дом?
— Мы с напарником совершали обход, когда Ихтеру что-то почудилось. Разделившись, стали обследовать дом и вдруг мерцающий свист!
О-о-о, очень точное определение! Я бы до такого и не додумалась, свист, кстати, до сих пор в ушах стоит.
— Значит кабинет… Ты где находился?
— Господин, я в этот момент обследовал первый этаж, Ихтер на третьем находился. Как только свист возник, я кинулся по этой лестнице, — он, наверное, указал рукой вдоль коридора, — а вот напарник мой, спускался по второй. Вор оказался между двух огней и был вынужден спасаться бегством через окно.
— Вот как? Хм-м… — смерк зашагал вперед и назад, его шаги то удалялись, то приближались к моему убежищу, вот он остановился: — Жди меня здесь! — коротко приказал слуге и куда-то пошел.
Варл облегченно выдохнул, а вот я облегчения ни капли не почувствовала, меня наоборот стал бить дрожь. Скер отсутствовал добрых пять минут, которые показались мне вечностью.
— Как вор проник в дом? — спросил он слугу, как только вернулся.
На этот раз в его голосе почудилось удовлетворение, что поставило меня на грань паники. Неужели он догадывается, где я спряталась?
— Через дымоход, прямо в гостиный зал спустился, — доложил слуга.
— Обратно таким путем он уйти не мог, — констатировал смерк, а потом начал отдавать приказы: — Все слуги должны покинуть дом. В саду не должно остаться ни одного человека. Завтра… нет, уже сегодня, после обеда, вставить окно и убрать грязь. Понял?
— Но…
— Выполняй!
Угу, он все знает и… достав кинжал провела кончиком пальцев по лезвию. Что жизнь только начавшаяся, сейчас оборвется? Другого выхода нет, оказаться пойманной на горячем… да еще таком… за это с радостью предадут казни на городской площади, до этого вдоволь поиздевавшись. Да если и не казни, то… Нет, лучше кинжал под сердце! Оказать же сопротивление смерку и не помышляю, он сильнее меня, а если даже вдруг предположить, что не умеет владеть оружием, а это невероятно, то против магии шансов нет.
— Ты хорошо рисуешь, — раздался тихий шепот практически над ухом.
Отпрянув от двери, выставила кинжал и закусила губу, во рту появился соленоватый привкус крови. Не услышала, как ушел слуга, а смерк оказался рядом с дверью. Маг тем временем вполголоса засмеялся:
— Ты же воровка! Но не простая — художница, если бы не это… — он помолчал. — У меня к тебе предложение.
Мысли в моей голове несутся вихрем, но не за одну не могу уцепиться. В голове пульсирует вопрос: «Что делать-то?!».
— Не молчи, я знаю — ты там, твоя аура начинает пробиваться сквозь блок. Кстати, кто тебе защиту ставил? — смерк говорит спокойным, умиротворенным голосом, как будто хочет меня от чего отвлечь.
«Окно! Кто-то сейчас в окно залезет и…» Он не дал додумать, вновь рассмеялся:
— И не бойся, я не заговариваю тебе зубы. Кстати, они красивые? Сколько тебе лет?
— Много, — не выдержав, процедила я.
— Жаль! — весело воскликнул он и продолжил допытываться: — А как мне тебя отыскать? Ты местная или приезжая?
— Зачем меня отыскивать? Давай, я отдам тебе картину и…
— Так ты согласна впустить меня и отодвинуть от двери кресло?
Действительно, кресло подпирает дверь, а моя тушка упирается в него. Когда это успела и как интересно, оно ведь не такое и легкое!
— Можно подумать, оно тебя остановит, — буркнула я.
— Сделка? — предложил он мне, веселящимся голосом.
— Какая?
— Ты выйдешь отсюда целой и невредимой, даже картину не отниму, но…
— Что но? — не выдержала я его паузы.
— Ты придешь к мадам Трекс и сыграешь со мной и моими друзьями в карты.
Смотрящий! Какие еще карты?!! Он что, шутить изволит?!
— Это не шутка, — как бы ответил на мой мысленный вопрос Скер. — На кон ты поставишь свой заработок и… — он вновь замолчал.
— И?
— Свободу.
Так, мне предлагают сыграть на рабство.
— У меня есть выбор? — поинтересовалась я.
— Он есть всегда! Стража еще недалеко ушла.
Ага, как же, выбор… мечтательница. Кстати, а почему он не может меня принудить стать его рабой сейчас?
— Ну, ты согласна? — не дал он додумать мне.
— А если я выиграю?
— О-о-о!!! Тогда ты окажешься сказочно богатой и… свободной.
— Да, — тихо промолвила я.
— Отлично!
Слух у него хороший, себя и то еле услышала, а смерк продолжил:
— Сегодня в восемь вечера, по приглашению господина Скера у мадам Трекс, знаешь ее заведение?
— Да, — шепнули сами собой мои губы.
Гостиница мадам широко известна в городе, там могут остановиться только состоятельные люди, ну, и смерки. Онды же большими деньгами никогда не владели, даже тогда, когда правили миром, они золоту не придавали должного уважения. А вот в заведении у мадам все поставлено на богатство. Там самые дорогие угощения, роскошные номера, девицы и игорные ставки. Богатые играют в карты, кости и рулетку. Поговаривают, что у Трекс установлено целых три рулеточных стола. Там никогда не бывала и не собиралась, да, честно говоря, и желания не имелось. Попасть же туда могла лишь в качестве… впрочем, на такое никогда бы не пошла. Зато теперь, практически добровольно, иду.
— Отхожу к окну — путь свободен, — произнес смерк.
Кресло на место ставить не стала и так много сил отдала, чтобы его сдвинуть и как только дверь им подперла? Немного посомневалась и открыла дверь. Силуэт смерка виднелся на фоне окна.
— Дверь можешь закрыть, орать не станет, — хмыкнул тот, видя мое замешательство.
Он не делает попытки приблизиться, но его взгляд буравит меня. В этот момент порадовалась, что вымазана в саже, а на голове шляпа. Однако, вспомнив, что он может повторно снимать слепок ауры, приуныла.
— Договор? — спросил он.
Мне осталось лишь кивнуть, а смерк, под моим удивленным взглядом вытащил из кармана «свечу договора», под его взглядом на вершине свечи заплясал огонек.
А сам он не такой и высокий, метр девяносто, не больше, всего-то сантиметров на десять выше меня. Глаз не видно, а вот лицо не старое, не скажешь, что прожил столько веков. Хотя, сколько ему лет мне неизвестно, может и не так много. Он тем временем пробубнил условия и провел ладонью над свечой. Хм, чтобы мне повторить его действия, придется подойти почти вплотную. С другой стороны, если бы захотел, давно уже скрутил, той же магией, например. Тем не менее, кинжал из руки не выпустила, так и пробормотала свою часть договора. Рядом с меткой держателя появилась еще одна. Смотрящий, что же ты замыслил?!
— До вечера, — произнес маг и не глядя в мою сторону отправился в кабинет, у двери остановился и произнес: — Ты бы поспешила, дел-то много!
Медленно развернувшись, побрела в сторону лестницы, потом до своей лавки. Как дошла — не помню, но со стороны зрелище, наверное, интригующе… перемазанный в саже человек идет по столице в такую рань.
Как во сне вошла через черный ход в свою лавку. Олот сидит за столом и держит в руках кинжал. Можно подумать, что он его из рук не выпускал после моего ухода. Слуга окинул меня взглядом и встал.
— Все нормально? — спросил он.
—Да, — тихо ответила и провела рукой по испачканному сажей лицу. — Ванну бы…
— Через десять минут, — улыбнулся мне слуга. — Все приготовлено, осталось разогреть, я же знал, что госпожа захочет искупаться после… — он весело посмотрел на меня и закончил: — болезни!
После чего развернулся и потопал в хозяйственную комнату, где собраны все механизмы по обслуживания моей лавки, в том числе находится и две печи предназначенных для отопления зимой и разогрева воды. Через десять минут я лежала в пенной ванне и размышляла. Странный договор никак не выходит из головы, мне даже все условия неизвестны! Хотя, в том моем положении, свои требования выдвинуть не представлялось никакой возможности.
Переодевшись и завтракая все сосредоточенно обдумываю. Мое состояние не укрылось от слуги, хотя, по сути он является кем-то вроде дальнего родственника, живущим под одной со мной крышей.
— Айлин, что случилось, ты сама не своя?! — присел за стол напротив меня Олот.
— В этот раз Смотрящий отвернулся от меня, боюсь, жизнь после моего ночного путешествия круто изменится, — вяло тыкая вилкой в омлет, ответила я.
— Думаешь, тебя могут найти?
— Сегодня все решится, денек будет жарким, — криво улыбнулась и понялась из-за стола, так толком и не поев. — Ты собери все самое ценное, возможно, нам придется бежать. Ты со мной?
— Куда бежать?
В глазах слуги тревоги и растерянности нет, он просто уточняет.
— Еще не знаю, да и выйти за городские ворота может и не удастся…
— А зачем за них выходить? Если что, пути найдем, не волнуйся, — попытался он меня успокоить.
Самое интересное, что не чувствую ни капли тревоги, просто неопределенность и… опустошенность, да еще уверенность, что ничьей рабой не стану, уж лучше ножом в сердце. Что там он говорил? Карты? Хорошо! Пусть так, но до этого мне необходимо решить кое-какие дела.
— Айлин, так что случилось-то? — онд сел за стол напротив меня.
— Ох, Олот, в этот раз влипла по крупному, — призналась ему, но потом, постаралась придать уверенности в голосе: — Ничего — прорвусь!
— Не расскажешь?
— Давай потом? Сама сперва разберусь, — попросила его. — Ты пока выполни мою просьбу и… у меня к тебе вопрос. Если придется бежать, то ты…?
— Ты уже спрашивала, я с тобой!
После его слов настроение у меня немного приподнялось. Действительно, чего это я нос повесила? В карты играю неплохо, а среди смерков шулеров вроде нет.
Выписала из книги доходов и расходов всех кому задолжала. К моему огорчению, таковых набралось приличное количество, и что самое неприятное — денег должна почти тысячу золотом. Если подсчитать товар в лавке, то все хорошо и прекрасно, а вот с наличностью — беда. Полторы тысячи на все про все, вернее, тысячу придется отдать, а на пятьсот уже рассчитывать.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей