Главная » Авантюрный роман, Боевик, Фантастика » Крепость на семи ветрах
Александр Конторович: Крепость на семи ветрах
Электронная книга

Крепость на семи ветрах

Автор: Александр Конторович
Категория: Фантастика
Серия: Музейный экспонат книга #4
Жанр: Авантюрный роман, Боевик, Фантастика
Статус: книга пишется
Начало продаж: 03-05-2019
Просмотров: 615
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 150 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (3)
Остров, набитый вооружением и современной техникой. Желанный трофей для любого солдата! И почти четыреста тысяч человек гражданского населения... бывших рабов и шахтеров. И всё это - во враждебном окружении. Да, можно взорвать шахты и заводы, сесть на корабли и отплыть, оставив позади себя выжженную пустыню, дабы противник ещё очень долго не смог бы использовать местные ресурсы. Можно - и это станет наилучшим и наивыгоднейшим выходом из сложной ситуации.
Но...
Бросить на верную смерть бывших рабов и пленников прежних хозяев?
И командир крейсера "Гром" принимает решение - мы остаёмся!
- Вторая рота на позиции! – каркнул динамик радиостанции.

Плохо! Опоздали на двадцать минут. Высказываю ротному свои соображения по этому поводу.

- Вас бы уже на клочки разметали – в реальном-то бою!

- Попали в болото, пришлось искать обход.

- А разведку местности вам кто сделать мешал? Сколько уже тут бегаем?!

Молчит рация, нечего мужику возразить. Ничего, пусть переживает, в следующий раз будет головой думать, а не каким-то иным местом.

- Отбой! Комроты – на командный пункт.

Минут через двадцать на холм взбирается командир. Понур и готов к разносу – издали видать.

- Ротный командир Дэйр, прибыл для получения замечаний! – подносит он руку к кепи.

У соратников Балка (а именно из них и составлен инспектируемый сейчас батальон) нет воинских званий как в нашей армии. Есть – должности. Чем-то это напоминает РККА многолетней давности. Комвзвода, комроты, комбат – и так далее.

Поразмыслив, наше командование не стало ломать устоявшихся традиций – пусть там называют друг друга привычным образом. Правда, у них эти подразделения называются иначе, но тут уже им пришлось подстраиваться под существующие реалии. Впрочем, они быстро с этим освоились и больше не путались. Да и мы привыкли к этому достаточно быстро – соотнесли с прошлым, всего-то и делов…

- Прошу к карте, - киваю я на стол. – По условиям учений, корабли противника собираются нанести огневой удар по вашим позициям. Вы должны быстро вывести роту из-под обстрела. Направление – выбрано правильно, от осколков и случайных снарядов вас защитил бы гребень холма. В чем же ошибка, командир Дэйр?

Он вздыхает.

- Не произведена разведка местности…

- Верно! Вы заняли эти позиции более четырёх часов назад, успели окопаться и выставить боевое охранение – это правильно. А вот пути вероятного отхода – не проверили!

- Но мы собирались наступать!

- А противник в курсе ваших намерений? Кто-то вам пообещал отсутствие артиллерии на данном участке? Море – в пяти километрах! Корабельные пушки добьют сюда легко!

Сник ротный…

- За оборудование позиций – четыре. А вот за провал отступления… Миша, сколько человек они могли там потерять?

Наш артиллерийский старлей приподнимает голову от расчётов.

- Только убитыми – до сорока человек. Да и раненых было бы… много. Роту, после такого обстрела, можно смело выводить в тыл – на переформирование и пополнение. Как полноценное воинское подразделение её учитывать уже нельзя.

- Вот так, командир Дэйр! Общая оценка – два! Экзамен ваша рота не сдала. Можете быть свободны!

Ротный козыряет и понуро топает восвояси.

Жестко.

Но в реальном бою он бы сейчас ползал по исковерканной земле и пытался собрать остатки своих бойцов.

Да, сородичи Балка не сильны в воинском искусстве – они больше строители, нежели солдаты. Но выбора-то у нас никакого нет! Кто есть – с теми и работаем.

Строят, кстати, они качественно.

И быстро.

Именно они в своё время предложили не ломать камень для построек укреплений специально, а использовать для этой цели старые рудничные отвалы. Их тут было просто до фига – протянулись на целые километры. Прикинув все за и против – наши инженеры с этим согласились. И в результате протянули железнодорожные пути ещё и оттуда. Благо, что наличная техника с такой задачей справилась достаточно быстро.

Но и постройка укреплений в результате резко ускорилась. Пришлось передать туда и большую часть прибывшего на захваченных нами кораблях «пополнения».       Сортировкой занимались все мои ребята – у них-то никакого языкового барьера нет. Да и общение с сородичами им даётся проще и быстрее.

Были там и соплеменники Балка, похоже, что с его миром вайны сцепились особо жестко. Почти в каждом пополнении попадались пленные оттуда. Чем уж они так их разозлили-то?

Но вот, что в них есть – так это поразительная самоорганизация. Как только над ними перестала висеть чья-то чужая воля, они тотчас же выстроили у себя некое подобие привычного общества. Нашлись и командиры – как правило, бывшие инженеры и бригадиры. Из их среды и выдвинулись уже чисто армейские руководители. Раз надо – они будут. Да, почти полное отсутствие военного опыта имело место. Но присутствовало также и горячее желание оный опыт приобрести.

Сначала это несколько озадачило наше командование, но переговорив с некоторыми обитателями Ганеи, удалось кое-что прояснить.

Флота, подобного кораблям вайнов, там не имелось. Да его, собственно говоря, вообще ни у кого, по-моему, не было – да и быть не могло. Таких отморозков ещё поискать надобно!

Имелись, разумеется, какие-то там военные корабли и на Ганее, но… Словом, они там погоду явно не делали.

И за неимением флота, соратники Балка начали зарываться в скалы. Им бы ещё и пушки соответствующие… но, чего нет – того нет. Обходились чем могли.

Однако крепости строить насобачились – не каждый корабль такое сооружение в одну харю расковырять мог.

И поэтому, в отношении строителей действовало неукоснительное правило. В плен - и пожизненно под землю. Легкой смерти, по мнению вайнов, такие люди не заслуживали. По их понятиям, они поступали подло и бесчестно – прятались за тоннами камня, вместо того, чтобы принять отрытый бой. А мы-то удивлялись – почему тут преимущественно строители, а не солдаты? С нашей точки зрения было бы логичнее, как раз второе – именно они встречают противника первыми.

С нашей.

У капитанов кораблей имелась своя, чуждая нам, логика.

Первыми-то, да, встречают… но первыми их и хоронят. На рудниках полезнее горные инженеры и дорожники, а не обученные бойцы – тем тут делать особо нечего.

Жестко и цинично – но очень даже прагматично.

Спустя месяц после захвата двух кораблей, я присутствовал на совещании, которое собрал Иванов. Кап-раз как-то осунулся и даже внешне постарел – чувствовалось громадное напряжение последних недель. Да и все присутствующие… тоже отнюдь не являли собой образцы процветания.

Докладывал кап-два Хальзин – на нём лежала вся наша сухопутная оборона.

- Нами заложено четырнадцать фортов. Четыре – вполне закончены и введены в строй. Всякие незначительные недоделки можно завершить уже в процессе эксплуатации. Ещё пять введём в строй в течение месяца. Прочие… постараемся довести до готовности в самое ближайшее время, бросим туда все силы, в том числе и освободившиеся после постройки прочих сооружений. Линии электропередач – подведены повсюду. Сейчас начинаем демонтировать времянки, заменяя их капитальными кабельными коллекторами. Работы идут круглосуточно, бригады сменяются по графику.

Продолжая говорить, он указывает на карте месторасположение всех упоминаемых объектов. Я не сильный специалист в фортификации, но даже с моей точки зрения всё это выглядит вполне внушительно. Форты стоят не только на берегу, ими прикрыты также и некоторые направления в глубине острова – чтобы сдерживать прорвавшегося противника. Здесь огромную помощь оказали инженеры с Ганеи – для них такие постройки вполне привычны и даже обыденны. Не обошлось и без некоторых добавок уже с нашей стороны.

- Так… - кивает каперанг. – Флагманский артиллерист – ваше мнение?

Капитан первого ранга Федотов – суровый, несмотря на обманчивую внешность, мужик. Спец в своём деле просто запредельный! Ни к какому компьютеру ему даже и прибегать не нужно – по-моему, он в состоянии ответить вообще на любой, даже самый каверзный, вопрос.

- Стандартный наш форт… - указывает он на схему. – Четыре-пять пушек, железобетон и всё такое прочее… Ну, с одним-двумя кораблями он вполне себе успешно пободается. Может и на дно пустить – если те вовремя не отойдут. Но на это я особо бы не рассчитывал – там тоже не дураки на мостиках стоят. Три-четыре, а тем более - пять кораблей – и расклад будет уже совсем иной! За день его, конечно, по камешку не разберут, но вот за два-три – и к бабке не ходи!

- Но ведь есть и генераторы защитного поля! – вставляет реплику Хальзин.

- Есть, - кивает Федотов. – Я именно это и имею в виду, когда про три дня говорю. Без них – за день сроют до основания. Два корабля, если кто-то позабыл, это два десятка стволов двухсотмиллиметрового калибра, как минимум! А пять? Как работают эти пушки - все ведь видели?

По лицам большинства присутствующих понятно – видели. Особенно соратники Балка – они, так ещё и на своей шкуре это испытали.

- Ну, не скажите… - качает головой главный по фортам. – Там всё же усиленный железобетон!

- Пушки выбьют – и толку с этого бетона? – пожимает плечами Федотов. – А генераторы не выдержат столь массированного обстрела тяжелой артиллерией. Потом противник подойдёт ближе и сметёт в море всю систему противодесантной обороны. И уже после – пойдёт десант.

- Ваши предложения? – наклоняет голову набок Иванов.

- Тыловые батареи для обстрела с закрытых позиций. По таким целям противник стреляет плохо. Но и тут я бы не сильно обнадёживался – они научатся быстро! Жизнь заставит… Железнодорожные орудийные площадки – это тоже может стать неожиданным сюрпризом. Мины… ну это уже не моя епархия, тут минёр пусть выступает. У меня всё.

- Дивизион живучести, - вызывает нового докладчика командир «Грома».

Худой и подвижный кап-два Васильев – полная противоположность флагарту. Невероятно деятельный, он, по-моему, весь остров уже облазить успел. Да что там остров! Не удивлюсь, если его ребята уже и морское дно поблизости ухитрились проверить.

- В целом – я согласен с выводами предыдущего докладчика, - начинает он. – Однако! Мы в своей деятельности исходим ровно из таких же посылок. И поэтому нами предусмотрен ряд мероприятий по усилению оборонительных сооружений…

Кап-два подробно останавливается на некоторых моментах. Так, например, предусмотрен некий оперативный резерв запасных стволов. Проложены в некоторых местах дополнительные подъездные пути. Заменить поврежденное орудие можно в течение двух-трех суток.

- Если они у вас будут, эти сутки… - бурчит с места Федотов.

Ему никто не возражает.

- Подполковник Снежный!

Слон был краток.

- Вместе с силами ополчения в строю тридцать шесть тысяч восемьсот бойцов. Полностью боеспособны – три с половиной тысячи. Проходят обучение – двадцать три тысячи. Прочие части в процессе формирования и предварительной подготовки. Оружия, боеприпасов и снаряжения – в избытке. Тыловые отсечные позиции оборудуются силами подразделений при поддержке инженерного корпуса.

Есть у нас и такой. Во главе поставили Балка – он быстрее всех сработался с нашими специалистами.

- Ваша оценка стойкости противодесантной обороны?

- До дивизии включительно – отобьем. Если больше… тут уже будет труднее.

Положим, что представить себе дивизию морской пехоты вайнов… это надо неслабое воображение иметь! Таких сил тут, насколько мне известно, не собирали уже очень давно! Вайны в своей тактике успешно использовали подразделения туземцев. Им даже платили – не жалко! Всё равно потом… потом много чего «внезапно» может поменяться. Такая тактика с успехом применялась ими и на Земле. И сработало же! Но вот где им взять такое количество туземцев з д е с ь…

- Начальник тыла!

Тот обстоятельно доложил по всем позициям – чувствовалось, что мужик досконально вник в особенности здешней инфраструктуры.

- В наличии триста сорок шесть тысяч триста человек – включая воинские части. Нетрудоспособных – чуть более двадцати восьми тысяч. Это женщины, дети и старики, но последних относительно немного. В здешних условиях они…

Тут и так всем всё понятно – не выживали.

- Наличных запасов вполне достаточно для обеспечения пропитания всех в течение года. Если ужмёмся – год и три месяца. Я не учитываю запасов эскадры – только местные склады.

Здесь тоже всё ясно – это наш НЗ.

- Естественная убыль… гм-м-м… населения – двести сорок три человека за прошедший месяц. Прирост…

- В смысле – прирост? – удивляется каперанг.

- Ну, дети же рождаются? – пожимает плечами тыловик. – Девяносто шесть человек…

Выслушав большинство из присутствующих, Иванов подвёл итог.

- Хреново, дорогие товарищи! Того и гляди, гости незваные пожалуют, а у нас – за что ни возьмись, ничего-то толком и не готово! Как воевать-то собираемся, а? Начштаба – в двухдневный срок представить мне план по ускорению строительства обороны! Привлечь абсолютно всех, кто способен хотя бы молоток в руках держать! Десантники с «черных кораблей» не станут выяснять степень участия каждого в общем деле – оставят здесь выжженную пустыню! Всё! Все свободны!

А вот меня и Слона он жестом оставил на местах. И наш «молчи-молчи»{[1]} тоже скромно притулился в сторонке.

- Вот, что… - каперанг вышел из-за стола и опустился на стул рядом с нами. – Вы и так всё знаете…

Да чего уж там… знаем. Открытого боя с серьёзной эскадрой нам не выдержать. На Земле – так куда как более крупное соединение всего два корабля чуть по винтикам не разобрали! Да – «Гром» превосходит любой из «черных кораблей». Поправка – превосходит те, которые мы уже видели. Но в реальном бою никто этого не проверял!

- Короче, - не стал разводить антимонию Иванов. – Родился тут у наших мастеров плаща и кинжала некий план… Впрочем, он вам всё и сам расскажет – и получше меня.

- Как вы знаете, - не стал ходить вокруг да около контрразведчик, - мы эфир мониторим постоянно. Там много чего интересного есть, но это пока нам не по зубам…

А вот «по зубам» оказалось следующее.

Оба захваченных корабля так и остались стоять в порту. Но ушлыми мастерами тайных дел с их борта были изъяты некоторые вещи. И выйдя подальше от островов, в эфир запустили панические сообщения. Смонтированы они были при непосредственном участии радистов обоих трофейных судов. Там и голос был, и передача на ключе – ничего не упустили! В одном случае – так даже использовали личный шифр одного из представителей контрразведки. Того, кого удалось взять живым.

При этом «молчи-молчи» на меня выразительно посмотрел. Понятно – это, стало быть, моего «крестника» раскололи…

В воду полетели также и предметы, взятые с кораблей. Притопили и оставили болтаться на волнах шлюпку с простреленными бортами. Стреляли, кстати, из спаренной крупнокалиберной установки местного производства – чтобы и комар носа не подточил! Кровушкой, между прочим, щедро побрызгали…

- Таким образом, мы тщательно сымитировали нападение какого-то (пока неизвестного) военного корабля на оба судна, которые направлялись в свой порт. Не сказать, чтобы рядовой случай – но вполне вписывающийся в реальную обстановку. Такие вещи уже происходили и ранее – хотя и достаточно давно. Захватили – и увели с собой. Часть экипажа попыталась убежать – и их ожидала незавидная участь.

Ну, да – окровавленная шлюпка с простреленными бортами. Не удивлюсь, если туда и относительно «свежего» покойничка подкинули – эти ребята ещё и не такое могут!

- Судя по радиообмену, эта новость особого ажиотажа не вызвала. Место происшествия находится достаточно далеко отсюда – более трехсот миль. Нет, понятно, что там были высказаны самые различные подозрения, кое на кого даже пальцем указали… Но никаких конкретных действий пока не планируется – нет достаточных доказательств. Капитанам военных кораблей и вооружённых судов предписано усилить внимание и предпринимать повышенные меры предосторожности в данном районе. Пока – всё.

Переглядываемся.

Операция, конечно, интересная… но мы-то здесь с какого бока облокотились?

Контрразведчик усмехается.

- Идём далее. Совсем «закрыть» остров мы пока не можем – оборона не готова. Поэтому и будем дальше «ваньку валять». На связи мы постоянно, все положенные отчёты отправляем в срок. Иногда задерживаемся – нам тотчас же дают руководящий втык. Исправляемся… Но пока – там никто не подозревает о произошедшем. Формально – тут самостоятельный анклав, но вы же всё прекрасно понимаете… Во внешнем мире существует некий орган, который такими вот образованиями и рулит.

- И много тут таких… образований? – интересуется Слон.

- Мы знаем о трех. Два из них – верфи. Поистине циклопические, у нас ничего даже приблизительно похожего нет. Именно там и собирают «наковальни». Прочая мелочь сходит со стапелей в самых разных местах. Это – исключительно военные верфи.

- А третий?

- По нему данных пока недостаточно.

- А где собирают суда-передатчики? – спрашиваю я.

- Хороший вопрос! Увы, пока мы этого не знаем…

Из дальнейшего рассказа стало ясно, что сидеть на попе ровно никто не собирается. Раз нельзя принимать бой на острове – то никто не запрещает воевать в открытом море.

- С «черными кораблями»? - вопросительно смотрю на каперанга. – Но ведь первый же бой – и все капитаны станут искать этот неизвестный корабль?!

- Нет, - делает отрицательный жест Иванов. – Раскрывать инкогнито «Грома» - преждевременно. Но, кто сказал, что воевать будет именно он?

«Молчи-молчи» улыбается и продолжает рассказ.

- Мы не можем более рисковать, атакуя корабли в гавани. Рано или поздно кто-то сумеет выйти в эфир… Но ведь судно может сюда и не дойти… или отсюда не вернуться– это, уж как повезёт!

Первым врубается подполковник.

- Так мы что же – пиратов должны изображать, так?

- Именно! Пусть их и ищут… И чем дольше их будут искать где-то т а м - тем позднее «черные корабли» придут сюда! В порту уже заканчивается переоборудование одного из захваченных кораблей – он-то и сыграет роль неведомого злодея. А экипаж – это будут уже ваши люди!

Оглядываюсь на Иванова.

- Всё так, капитан. Ваша задача – максимально оттянуть противника от Штормовых островов. Пусть там шарят в море и ищут неведомо кого. «Гром» тоже уходит – в район будущего рандеву. Мы должны обеспечить встречу прибывающего конвоя. Так что защищать острова будет некому.

- Понятно.

Командир встаёт – поднимаемся и мы.

- Не умею я громких речей говорить… Помните – никто из вас не может попасть в плен! Ни при каких обстоятельствах! Противник не должен узнать об истинном положении дел. Здесь почти четыреста тысяч человек – и их жизнь теперь в ваших руках.

На выходе из штаба подполковник кивает мне на лавочку под деревом.

- Присядем?

Опускаемся.

Слон какое-то время молчит.

- Кого с собою возьмёшь?

- Стариков – это уж само собою разумеется! Всех не смогу, не дадут – они же у меня теперь ещё и инструкторами работают. Но, кого смогу – выдерну.

- Лады… Я с морпехами побазарю – думаю, каперанг и им соответствующее указание уже отдал. Парни там суровые – самое то! Ну и ещё кой-чего прикину… Корабль этот осмотрю. Насчёт твоих ребят поговорю. Чует моё сердце, что с начбоем{[2]} схватка нешутейная предстоит! И с тыловиками – небось, зажали кой-чего из положенного вооружения! Они без этой «экономии» жить не могут! Казалось бы, трофеев полные склады – бери, не хочу! Ан, фиг – и тут чего-то «не положено»!

По диспозиции – Слон старший. Не капитан – тут настоящий моряк имеется, а старший в смысле всяких там военных вопросов. На мне – чисто штурмовая команда, мои ребята пойдут первыми. А общее руководство – на нём. Так что, вполне логично, что по некоторым вопросам договариваться будет именно он. Не говоря уж о звании, мощная его фигура и так внушает невольное почтение.

Понимаю, что всё это – немыслимый экспромт. Оттого так хмур командир «Грома» - не лежит его душа к таким вот скоропалительным выкрутасам.

- Вот так, Ма Той… - поворачиваюсь к окну и смотрю на бегающих по площадке бойцов. – Сам понимаешь, шансы на возвращение невелики. Поэтому отобрать предстоит только тех, кто подготовлен самым лучшим образом. Но нельзя останавливать и процесс учёбы – этого с нас тоже никто не снимал.

Задумался мой ротный. Я сознательно не стал пока собирать всех, а вызвал только его. Соображаловка у мужика работает побыстрее, чем у прочих. Потому и стал моим заместителем.

- Я так понимаю, командир, что меня ты оставляешь здесь?

Правильно понимает – и не обижается. На кого ещё я могу оставить столь сложное хозяйство? Тут и повседневная работа и натаскивание пополнения… да и много чего ещё. А людей нет! Не в смысле – солдат нет, этих-то, хоть отбавляй! Командиров нет! По уму, так из моих парней взводные - так в самый раз, а вот ставить их на роту рановато. Но… нет у нас времени. И кадрового резерва нет.

- Я бы взял с собою ещё и взвод Гая.

- Новичков? – отворачиваюсь от окна и сажусь за стол. – Там девятнадцать человек, если не ошибаюсь?

- Двадцать один – двоих я перевёл из другого подразделения.

- Почему их?

- Это лучшие стрелки. И в рукопашном бою хорошо себя показали – даже Якупов их похвалил!

Аргумент! Похвала нашего сибиряка для меня значит очень много.

- Принимается. Из роты Га Шана два взвода. Дополнишь её новичками – пусть старики подтянут их до своего уровня.

Старики… две недели подготовки всего! Зато – жесткой, мои ребята спуску не давали никому.

Да плюсом является то, что большинство «новичков» - бывшие матросы штурмовых команд. То есть, люди более-менее опытные. Сильно физически сдавшие, голодные… но злые и упрямые. Стало быть, та самая мотивация у них присутствует во весь рост!

Но разница в уровне подготовки – она слишком уж велика! До хрена чего пришлось просто через колено ломать – иного выхода не имелось. Слава богу, что это выпало не на мою долю – парни и сами справились.

И ещё раз не могу не вспомнить того, что мои ребята сильно выделяются среди своих сородичей. Внешностью, физическими кондициями и какой-то уверенностью в собственных силах. Их даже издали можно отличить от новичков. И это является наилучшим примером того, что избранный ими путь – правильный. У хорнов нет культа физической силы, но крепкие люди всегда уважаются. То есть, ты таким стал – значит, смог! Выжил в бою, не дал себя убить противнику – молодец. Понятно же, что именно в такого, выделяющегося среди прочих, человека, противник будет стрелять в первую очередь – как в самую заметную мишень. И то, что ты ныне жив, свидетельствует о том, что ты хороший боец.

Разумеется, я не стал никого разубеждать – пусть думают, как хотят, лишь бы для дела полезнее было.

После некоторых сомнений состав десантного отряда утвердили – сорок шесть человек.

- Гона вычеркни.

- Почему? – удивляется мой зам. – Он хороший солдат!

- Его сестра скоро родит. Кто по обычаю должен принять её ребёнка?

- Муж.

- Ты сам знаешь, что его нет, да и никогда не было.

Да, в тоннелях такими сложностями не заморачивались. Женщина должна рожать – и этим всё сказано.

- Отец… ну… любой мужчина из её рода!

- Или глава клана.

В противном случае ребёнок считается… не изгоем, нет… но каким-то не таким…

А кто у нас глава клана?

По факту – ваш покорный слуга. Который в это время будет болтаться где-то в море.

- Он будет сильно огорчён.

- Пусть подумает про свою сестру. Про её ребенка – и про то, как будут смотреть на него другие дети.

То есть - у нас всех есть будущее. Глава клана смотрит дальше прочих и видит то, что пока не понятно другим. Не сомневаюсь, что этот факт быстро станет достоянием гласности. Война – это сейчас. Но не навсегда. Клан должен расти и уже сейчас думать о самых слабых. В чём-то это перекликается с обычаями хорнов, в чём-то нет. Но – ничему не противоречит кардинальным образом. Разве что тем, что такая забота о новорожденных обычно командованием не проявляется – капитану корабля как-то пофиг на проблемы матросов.

Как там, в старой песне пели? «Были сборы недолги?»

Так и у нас с этим делом не затягивают.

И уже через полчаса весь личный состав отряда выстроился на площадке, ожидая подхода грузовиков.

И почти тотчас же нарисовался Гон – видать, кто-то ему на ухо шепнул.

- Командир…

- И не проси! Ты ответственен за свою сестру! Её ребёнок – первый, кто родился в клане!

Удар в поддых – тут ему и возразить нечего. Традиции – это у хорнов в крови. А долг перед кланом… это вообще не обсуждается. Был бы главою кто-то другой, не командир – тут хоть какие-то шансы бы имелись. Но в данном случае – шансов никаких.

И поэтому мой солдат только вздыхает. Впрочем – уже не солдат, теперь он командует десятком новобранцев. Угу… младший из них превосходит его по возрасту на добрый десяток лет!

- Я ведь могу положиться на тебя? Ты всё сделаешь правильно? И твои солдаты – они будут смотреть на своего командира! Кто покажет им пример, если не командир?

- Яр! – вытягивается он в струнку. – Командир! Я не подведу тебя! Но прошу – помни обо мне!

- Вот уж чего точно не произойдёт! Я в тебе и не сомневался никогда! – успокаивающе хлопаю его по плечу.

Наша дорога к порту проходит мимо вновь построенной батареи. По массивным железобетонным стенам сейчас ползает множество людей – ставят маскировку. Инженеры ловко вписали её в окружающий пейзаж, совсем немного его изменив. Сильно сомневаюсь, что у капитанов приходящих сюда кораблей, было желание тщательно изучать и описывать скалы над бухтой. А раз так, есть некоторый шанс на то, что хотя бы несколько залпов двухсотмиллиметровых пушек можно будет сделать внезапно для противника. Так что сюрприз выйдет крайне неприятный…

Корабль, на котором нам предстоит выйти в море – тот самый, который мы когда-то захватывали. И с той поры его облик претерпел некоторые существенные изменения. Оценивая проделанную работу, всё больше прихожу к выводу о том, что план «молчи-молчи» отнюдь не скоропалительная выдумка.

Я далеко не морской инженер, но оценить масштабы проделанной тут работы кое-как могу. Здесь явно не за неделю всё обустроили. Похоже, что переоборудование корабля началось едва ли не на следующий день после его захвата.

А раз так – то и план этот родился явно не вчера и не в спешке.

Что ж… это хоть немного успокаивает!

Снежный с морпехами был уже на борту. Там же встретил я и нового капитана корабля – старшего лейтенанта Демидова.

Капитан – главный на корабле, как говорили англичане – «первый после бога», поэтому представляюсь ему по всем правилам.

- Олег, - протягивает он мне руку.

- Дмитрий.

- Подполковник опередил вашу группу всего на полчаса, - кивает капитан на Слона, - поэтому я и решил - сначала подождать вас, а уж потом показать вам обоим корабль.

Разумно, времени у нас не так-то уж и много.

- Нет, - словно прочитав мои мысли, качает головою Демидов. – Мы пропускаем «Гром» - он вместе с кораблём-передатчиком выходит уже через час. Мы следующие…

Понято, выход такого огромного корабля – процедура нелегкая. Особенно из небольшой бухты. Да ещё и корабль-передатчик с ним – тоже судёнышко не маленькое. Разумнее им поперёк дороги не лезть – капитан, безусловно, прав.

- Кормовую надстройку существенно переделали – там, на скорую руку, оборудовали посадочную площадку. И теперь у нас на борту есть вертолёт! Сейчас он накрыт маскировочными сетями – на всякий, так сказать, случай…

Поприбавилось на борту и скорострелок – к имевшимся ранее четырём, добавили ещё пять. На баке установили пушку калибра 100 миллиметров – тоже неслабый аргумент!

- У нас на буксире идут два быстроходных катера – один с торпедным аппаратом на борту. Две установки для запуска реактивных снарядов – их смонтировали по одной на каждом борту. В носовом трюме оборудовали снарядный погреб, в среднем – места для десантной партии. Кормовой оставили без изменений – на то есть свои соображения…

Перестройка этим не закончилась – заменили также и радиолокатор – наши куда как более совершенные, нежели аналогичная аппаратура местного производства. Поставили и ещё одну радиостанцию – для связи со штабом. Мало того, что мы с вайнами работаем на разных частотах, так и характеристики судовой радиостанции где-то могут быть неплохо известны…

Добавилась и аппаратура ночного видения, всякие там тепловизоры и прочие полезности – капитанский мостик постарались дооборудовать на славу!

Словом, прежние обитатели своего корабля просто не узнали бы. Как, впрочем, не узнали бы его и те, кто хоть раз встречался с ним в прошлом.

По-моему, в нашей реальности такой корабль назывался вспомогательным крейсером. Хотя, нет… там что-то другое было…

Рейдер!

Во!

Ещё, помнится мне, немцы в Отечественную войну такими корабликами немало крови кое-кому пустили.

Делюсь этими мыслями с капитаном, он согласно кивает.

- Да, при перестройке корабля был учтён подобный опыт. И некоторые установленные тут агрегаты входили в бортовой запас судна снабжения.

Вот и говорите мне теперь, что данный план родился экспромтом! Нет, вполне допускаю, что основным он не являлся, и был, так сказать, «запасным козырем». Но уж точно не на коленке его писали…

Закончив осмотр, капитан удалился на мостик – предложив нам готовиться к отходу. А меня тотчас же утащил Слон.

- Всё посмотрел?

- Впечатлило, если честно. Вот, не думаю я, что наши хитрецы это только сейчас изобрели. Не верю, хоть убей!

- Хм… Ну, спорить не стану. Тем паче, и я тут кое-что любопытное выяснил.

Он останавливается у борта и рассматривает рейд.

- Вон там, видишь? – указывает он рукой.

- Где?

В указанном месте, действительно, наблюдается какое-то движение, видны стрелы экскаваторов.

- Во-во, именно там! Что, как ты думаешь, там строят?

- Да… хрен его знает… Наверное, флот что-то такое городит – у воды же!

- А «городят» там ещё один пирс… Третий уже! Сколько у нас всего кораблей?

- Если с трофеями – пять.

Подполковник кивает.

- И все они стоят тут – в этой бухте. А на той стороне есть бухточка поменьше – так и там аналогичное строительство развернулось. Тоже пирс – и тоже не один. Зачем, спрашивается? У нас и кораблей-то столько нет! Там, кстати, сразу две батареи заложили. Это при том, что берег почти везде, кроме этой бухточки, обрывистый и пристать к нему практически негде. Не будет там десанта – некуда высадить.

- Ждём пополнения? Кораблями, в смысле?

- Откуда? И «Гром»-то всей страной тянули, как не надорвались ещё при этом?! Нет… тут другое что-то… Знать бы – что именно?

Он поясняет – его задача состоит ещё и в том, чтобы обеспечить надёжную оборону захваченных судов – буде таковые появятся. И их конвоирование к островам.

- У нас на борту, если не считать экипажа корабля, сто тридцать шесть человек штурмовой команды. Помимо твоих парней ещё и морпехи – сам понимаешь, что за народ. Для штурма – слишком много, у нас всего два быстроходных катера. И они могут взять на борт не более двадцати человек зараз. Не на шлюпках же прикажешь суда на абордаж брать? А вот, если учитывать ещё и конвоирование захваченных кораблей…

Да, планы нашего командования враз не просечёшь…

Рассвет мы встретили уже в море.

Два дня мы бороздили пустынные воды, не встречая ни одной живой души. Снежный почти безотлучно сидит в радиорубке, так что всех ребят гоняю я один. Ну, не совсем один, если точно…

Он постучался в мою каюту сразу после отхода.

- Александр Иванович?! Как вы здесь оказались?

- Иванов прислал. Еле успел, уж очень вы, ребятки, прыткие… Пока собрался, пока доехал – а у вас уже и сходни поднимают!

Сказать, что я этому рад – полслова! Такой мастер – он хоть кого поднатаскать может. И очень быстро! Мои парни его и Якупова просто на руках готовы носить – так эта парочка тут всех впечатлила. Насколько я в курсе, среди морпехов они тоже пользуются немалым уважением.

На баке установили мишени – и теперь там постоянно трещат выстрелы. Инструктор плотно взялся за моих ребят. Попутно мы отрабатываем опыт группового взаимодействия с морпехами, для чего наши совместные группы непрерывно скачут по всему кораблю. Радиорубка, мостик, машинное отделение – капитан уже начал искоса на всё это дело посматривать. Но понимает, что всё это для дела – и молчит. Кстати, командир этих ребят – лейтенант Васильев, оказался очень даже нехилым докой именно по части всевозможных «тихих» проникновений на различные объекты. Слон вскользь обронил, что у мужика два боевых ордена – и именно за такие вот штучки. Это здорово! Никогда нельзя знать наперёд, что может встретиться на пути. И такой вот опыт может быть очень даже полезным.

На третий день подполковник собирает нас у себя в каюте.

- Вот цель, - и перед нами ложится фотоснимок, сделанный, скорее всего, разведывательным беспилотником.

- Грузовой корабль, идёт к нам. Должен доставить на остров продовольствие и взамен забрать полтора десятка пушек. Задача – захватить, и имитировать нападение неизвестного корабля. Для чего его радист должен передать в эфир парочку панических радиограмм. Но, разумеется, не из этого квадрата. Впрочем, это уже не ваша забота, организуют… Капитан уже начал сближение, пока стараемся держаться вне зоны действия радиолокатора противника.

- Вооружение? – интересуется Васильев.

- Стандарт – четыре скорострелки. На борту нет «живого» груза, так что команда, скорее всего, не вооружена. В смысле – не таскают «метлы» с собой. Так-то они в судовом арсенале обычно лежат… Как мы знаем, подобная предосторожность применяется обычно при перевозке будущих обитателей тоннелей и рудников. Понятно, что расчёты скорострелок при оружии – так уж у них заведено. Ну и на мостике может быть вооружённая охрана, но это уже наше предположение. Всё. Ваши предложения?

- Судя по снимку, - замечает морпех, - они идут с приличной скоростью – вон какой бурун! Так что из-под воды к ним незаметно не попасть…

Разглядываю фото. А что это у него за площадка на корме?

- А если вот сюда?

- То есть?

- А вот то самое и есть…

Как стемнело, вертолёт поднялся в воздух. В его десантном отсеке шесть человек – больше не взять. Исходим из того, что противник, ввиду отсутствия в этом мире авиации, всё своё внимание будет уделять именно надводным, а не гипотетическим воздушным целям. Ну и аппаратура постановки помех – она ведь тоже для чего-то же существует? Так что на какое-то время их локатор «ослепнет». Ослепление это будет относительно кратковременным, чтобы там никто не успел поднять тревогу. А нам много и не надо. Вертолёт - большая цель, а вот шестеро парашютистов… После чего нам предстоит полагаться только на свои парапланы. Наш винтокрылый друг, сбросив парашютистов, тотчас же свалит восвояси.

И это будет первое боевое десантирование «Стрелы». Кончилась учёба…

Привычные серые комбинезоны заменены на черные – так мы больше сливаемся с темнотой. Бронежилеты, приборы ночного видения, бесшумное оружие – постарались учесть всё.

Задача простая – корабль должен ослепнуть, оглохнуть и онеметь. И только тогда к его борту подойдут скоростные катера с десантом. Машинное отделение – не наша печаль. Мостик – только в том случае, если это будет необходимо. Ну и расчёты скорострелок – это уж само собою разумеется. Ввиду того, что шуметь крайне нежелательно, постараемся вывести из строя эти агрегаты несколько нетрадиционным способом…

- Подходим к району выброски!

Снаряжение проверить, подтянуть…

- Пошёл!

Прыжок в ночное небо – это что-то! Тем более – в незнакомое небо, под непривычный рисунок звезд.

Рывок – открылся парашют!

Прижимаю гарнитуру.

- Здесь первый! Обстановка!

- Второй – норма.

- Третий – норма.

И так далее…

Сверяюсь со светящимся циферблатом на левой руке. Зелёная стрелочка указывает направление.

- Курс двести восемьдесят шесть. Держать высоту!

По прикидкам мы должны выйти на цель через пять минут. Если она не изменит курс… Но с чего бы это вдруг?

- Я первый. Захожу с кормы.

Ведомые подтверждают.

Ну что – начали?

- Всем – готовность!

Вот она – цель.

Корма корабля надвигается. В окулярах ночника уже можно рассмотреть какие-то ящики, уложенные на палубе.

- Общая команда – ждать! Сажусь первым, осмотрюсь!

Подтянуть стропы…

Толчок! Тотчас же нажимаю замок, сбрасывая подвесную систему. Ещё утащит куда-нибудь по палубе… ветерок-то тут присутствует!

На ногах я всё же не устоял и впилился плечом в какую-то деревяшку. Аж искры из глаз!

Скручиваюсь и отползаю в сторону.

- Здесь первый – на месте. Осматриваюсь…

И чуткие микрофоны стрелковых наушников тотчас же улавливают какой-то шорох. Не ветер, он не умеет топать по палубному настилу.

«Медведь» тотчас же прыгает в руку, навинчиваю на ствол трубку глушителя.

Кто тут ещё?

Снова звук шагов. Слева, за ящиками.

Пригнувшись, осторожно перемещаюсь в стороны, выходя в тыл возможному противнику.

Вот он!

В окулярах ночника что-то появляется…

А так?

Щелчок – включаем ещё и тепловизор.

Теперь видно лучше – это человек. Стоит, что-то разглядывая на палубе. Быстрый взгляд по сторонам – никого.

Ну, а раз так…

Пистолет лязгнул затвором – сам выстрел почти не слышен. Глушитель, да ещё и свист ветра…

Осматриваю лежащего.

Опа, а он с «метлой»!

- Внимание всем! Дозорный на корме был вооружён!

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

Андрей R, 16-03-2019 в 09:49
Борис, у меня для вас плохие новости. Вы НЕ ПОНИМАЕТЕ. Это не рассказ, а книга, которая находится в процессе написания. Она еще не закончена.
Борис, 16-03-2019 в 07:37
я конечно все понимаю, но это не книга , а раск. с таким объёмом ей цена 70-80р как максимум. читается хорошо. в первых трёх книгах есть дебильные ошибки типа «обойма» у пистолета. к читателю надо относится с большим уважением, не писать откровенный бред, да и размер книг оставляет желать лучшего.
Полковник, 05-03-2019 в 10:13
Прошу прощения, но третья книга в серии - "Штормовые острова", а эта, стало быть, четвертая.
Или я что-то не понял?

Оценку поставил заранее! :)