Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Альтернативная история » Время собирать камни
Павел Дмитриев: Время собирать камни
Электронная книга

Время собирать камни

Автор: Павел Дмитриев
Категория: Фантастика
Серия: Ещё не поздно книга #5
Жанр: Альтернативная история
Статус: доступно
Опубликовано: 28-03-2019
Просмотров: 190
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
.mobi
   
Цена: 120 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Угораздило меня попасть из 2010 года в 1965-й!
С ноутбуком, «RAV»-чиком и трагическим послезнанием о дальнейшей судьбе СССР!
Но судьбы меняются...
Вот и мне, русскому инженеру Петру Воронову, многое удалось изменить в этой реальности.
Как?
Да конечно же срочной – можно даже сказать, досрочной! – компьютеризацией всей страны. Несколько лет прошло, а СССР уже догоняет капиталистов.
Как повернётся в дальнейшем судьба моей страны – предсказывать не берусь: реальность-то изменилась.
Но надежды на нормальное развитие есть, и одно я могу утверждать твёрдо – для спасения СССР я сделал всё!

Все права этой работы защищены авторами, будь то в целом или её части, в частности, права на перевод, перепечатку, повторное использование иллюстраций, декламация, радиовещание, воспроизведение на микрофильмы или любым другим физическим способом, и передача или хранение и поиск информации, электронной адаптации, компьютерного программного обеспечения, или с помощью аналогичных известных сейчас или разработанных в будущем средств.

© 2019 Павел Дмитриев.
© Редактор и художник-иллюстратор Стрыжаков Н. В. 2019.
Осенью 1966 года на НАМИ буквально свалился странный прототип-самоделка...
С одной стороны – не слишком удивительное событие, энтузиастов в трудовых коллективах Советского Союза более чем достаточно, чуть ли не в каждой второй мастерской по производству амортизаторов для грузовиков или гусениц для экскаваторов известно, как сделать самую лучшую в мире легковушку. Иногда в увлекательный процесс удовлетворения собственных амбиций за государственный счёт удаётся вовлечь руководство, и тогда из узлов «Волги», «Запорожца» и трактора «Беларусь» удаётся собрать нечто удивительное, вроде «Зари» или «Старта» , которые против законов природы и здравого смысла способны передвигаться по дороге без помощи буксира.
Но с другой стороны...
Попросту говоря: предоставленный экземпляр поверг специалистов в настоящий шок – неожиданная по очертаниям, но при этом до мелочей проработанная форма кузова, неокрашенный пластмассовый бампер и накладки на дверях, аэродинамические фары сложной формы, красивый просторный салон, в котором каждая мелочь находилась на своём месте, гнутые, вклеенные в проёмы стекла...
Подобных неожиданностей в образце оказалось поразительно много. При этом нигде не чувствовалось влияния советского конструкторского опыта, ни малейшего следа от знакомых по «ГАЗам» и «Москвичам» деталей, тем более – узлов. Наоборот, всё – начиная от необычных шурупов и пластмассовых пистонов, заканчивая двигателем – неизвестные самодельщики создали с нуля.
Уже через пару часов у специалистов сложилось твёрдое убеждение: слово «самодельщики» нуждалось в кавычках, потому как уровень проработки технических нюансов конструкции не оставлял сомнений – кто-то, не жалея ресурсов, изготовил точную – насколько это вообще возможно – копию новейшего зарубежного автомобиля.
Дело в общем-то вполне обычное и крайне интересное, поэтому инженеры НАМИ работали как в НИИЧАВО. К утру понедельника образец превратился в набор деталей, а список безответных вопросов размерами напоминал годовой бухгалтерский отчёт.
На первый взгляд ничего запредельного...
В двигателе использована тривиальная схема DOHC , только клапана регулируются не двойными гайками, а размерными шайбами-прокладками.
Отлитый из чугуна блок цилиндров – примерно такой же, как на недавно показанном в Париже «Fiat-124» . Двигатель – поперёк, вместо цепи ГРМ стоит зубчатый ремень, оригинально, совсем как на перспективном «Fiat-128».
Карбюратора нет, вместо него впрыск. Очень перспективная технология, не зря её коллеги с Уфимского моторного завода уже лет пять пытаются приспособить на «ГАЗ-21», без особого, впрочем, успеха.
Антиблокировочная система тормозов, пожалуй, ещё действительно не использовалась на серийных моделях нигде в мире. Немцы только обещали через год-два , но ещё надо посмотреть: есть ли от этой премудрости какой-то толк на дороге.
Что ещё необычного?
Полный привод и высокий внедорожный клиренс?
Избыточно и глупо для крупносерийной модели, но на дорогах СССР более чем к месту.
Трёхточечные ремни безопасности, да ещё с блокировкой замка зажигания, так что пока не пристегнёшься – не заведёшь?
Вот это точно при копировании добавили от себя, по-советски, жёстко. Капиталисты максимум лампочку какую-нибудь предусмотрели бы.
Гидроусилитель рулевого управления?
Алюминиевый радиатор?
ШРУСы вместо полуосей?
Так это всё – мелочи, широкому применению которых препятствует лишь высокая цена.
Однако собранные вместе непривычные новинки давали картину неправдоподобного технического прорыва. Да и в деталях, если в них вникать глубже, начиналась настоящая фантастика...
Взять хотя бы впрыск топлива в цилиндры!
Он оказался многоточечным, с форсунками, подобных, наверное, не делали и для космических кораблей. Вдобавок к этому какой-то фокусник умудрился завязать их управление на настоящий портативный компьютер, который использовал для своей работы досель невиданный датчик кислорода на основе оксида циркония , бесконтактное устройство для подсчёта количества оборотов , измеритель количества подаваемого воздуха с подогреваемыми платиновыми нитями и электронный термометр.
Чудеса технологии позволяли получать сто тридцать лошадиных сил с двух литров, то есть всего-то процентов на двадцать больше, чем на аналогичных по рабочему объёму двигателях.
Подобный авангардизм ради в общем-то незначительного прироста мощности не могла себе позволить ни одна из автомобилестроительных компаний мира . Да и по надёжности удар заметный, хотя тут надо признать: счётчик километража показывал почти сотню тысяч километров пробега, и по внешнему виду агрегатов нельзя было сказать, что их часто ремонтировали.
Поиски чудо-конструкторов прояснили часть вопросов, а заодно добавили новых...
Во-первых, оказалось, что двигатель разработали в странном НИИ «Интел» Министерства электронной промышленности для использования в качестве автономного электрического генератора. Но откуда взялся прототип и почему именно «Интелу» – а не профильному НАМИ? – позволили «содрать» чудо вражеской техники, никто точно не знал, более того, ходили слухи, что сам министр Ефим Павлович Славский после неудачной попытки покачать права в здании на Старой площади советовал подобные вопросы никому и никогда не задавать.
Во-вторых, в МЭП не только смогли «как бы создать» двигатель, они ещё и получили добро на строительство в Северодонецке мощного завода под крупносерийный выпуск с абсолютно невероятными планами под миллион агрегатов в год. Соответственно заграничные станки и целые производственные линии закупались без промедления, в приоритетном порядке, да и сама стройка курировалась лично товарищем Вороновым, членом Президиума ЦК.
Последнее не удивляло – перспективы двигателя были видны невооружённым глазом...
А вот сопутствующие проблемы, очевидно, большие начальники сильно недооценили.
Фактически им предстояло создать не одно предприятие, а минимум – пару десятков. Существующие поставщики-смежники попросту не вытягивали нужные технологии, начиная от мелочей вроде отсутствия электрических проводов с пластичной и надёжной изоляцией и заканчивая поршневыми кольцами, под которые в Абакане строился завод «Riken» .
Только с электроникой управления всё более-менее сложилось, благо, она у МЭПа своя.
А вот остальное...
Кишка у МЭПа оказалась тонка для проекта подобного масштаба: дёрнулись туда, сюда, показали прототип итальянцам и французам – видать, с ними надежды на плодотворное сотрудничество было поболее, чем с Минавтотрансом – но в конце концов кто-то особо умный просто плюнул и свалил проблему с больной головы на здоровую.
Начальники, как им и положено, вывернулись...
Да и для НАМИ самым очевидным решением было поставить слишком дорогой и сложный для условий СССР прототип в дальний угол, с рекомендациями не выкатывать ранее одиннадцатой пятилетки.
Но куда тогда девать огромное количество двигателей, которые через пару-тройку лет пойдут с конвейера в Северодонецке?
Товарищ Шокин, министр МЭПа, попросту отмахнулся от неприятных вопросов – пообещал пустить на экспорт всё, что останется от генераторов.
И самое смешное – у него могло получиться!
Если не в Италию или ФРГ, так в Чехословакию или ГДР – точно, полигонные испытания показали, что двигатель как минимум не уступает лучшим мировым образцам.
Не сказать, что такой поворот кого-то из функционеров от автомобилестроения особо волновал, но тут подоспело постановление о пяти процентах с валютной выручки, и...
Такого удара от МЭПа «Автоэкспорт» не пережил и натурально взял НАМИ за жабры – доллары, фунты, марки и прочие франки нравились всем. Тем более что ответственные товарищи заверили: патентные претензии исключены, то есть документацию у капиталистов не спёрли «по-честному», а всё же тихо купили – не иначе кто-то где-то уже разорился, безуспешно пытаясь создать космолёт на колёсах.
Сначала, конечно, предложили самое простое – всунуть новый двигатель в «Москвич» или «Волгу». Однако уж больно неудачный момент выпал – оба предприятия находились в состоянии вывода на конвейер «принципиально новой перспективной модели» и не желали ничего слышать о модернизации раньше, чем в следующей пятилетке.
Разрабатывать иную – адаптированную под советское производство – модель не хотел уже «Автоэкспорт», талантам инженеров НАМИ там откровенно не доверяли, вдобавок понимали, что даже в случае большой удачи работа растянется минимум на несколько лет, тогда как самодельный прототип мало того что уже существует в железе и чертежах, так ещё успел получить на удивление благожелательные отзывы от водителей-испытателей.
Так родился «Спутник» – изначально рассчитанный на экспорт полноприводной полувнедорожник. Очень уж хотелось некоторым руководителям выйти за рамки непритязательной дешевизны советского автопрома , показать, что СССР способен создавать спутники не только для космоса, но и превзойти именитых соперников на самом капиталистическом рынке из возможных – автомобильном. Пусть даже ценой покупки некоторых производств целиком или заказа весомой части комплектации за рубежом . В конце концов, двигатель всё равно есть, а остальное – как-нибудь приложится, и надо заметить, такая точка зрения вполне имела право на жизнь.
Перед автоспортсменами соответственно поставили свою задачу – в обстановке строгой секретности подготовиться к будущим гонкам на «Спутнике» ещё до его официального производства. Первоначально целились на ралли «Лондон – Сидней» тысяча девятьсот шестьдесят восьмого года, но не сложилось.
Под вопросом оказался и супермарафон тысяча девятьсот семидесятого, но тут помогла невысокая репутация отечественного автопрома. Организационный комитет попросту не стал придираться к формальному требованию «серийности модели» – предпочли по-джентльменски поверить на слово, не ожидая особых сюрпризов...

– Гляди, гляди скорее, чего бабы делают! – неожиданно прервал молчание штурман Валентин Кислых.
– Где?! – в два голоса отозвались Сергей Тенишев и задремавший, было, на заднем сиденье второй пилот Валерий Широченков.
– Вон там, слева, – махнул рукой штурман. – Толкают свой гламурный тарантас!
– Да ни в жисть, – попробовал возразить водитель, на секунду отрывая взгляд от дороги. – Модистка – ну, которая Розмари Смит – мне сама хвасталась, что их техники раскачали боевой полуторалитровик до девяноста пяти лошадей...
Но против фактов возражать было сложно: завывающий двигателем «Austin Maxi» под номером семьдесят четыре был виден на соседней петле серпантина как на ладони, ближе чем в сотне метров.
Кислых не удержался, залихватски присвистнул, уж больно аппетитно выглядели девушки в процессе заталкивания хетчбека в гору.
И Тенишев озабоченно пробормотал, пытаясь на взгляд определить угол подъёма дороги:
– Неужели там настолько круто?
– Скорее, поломались, – возразил штурман. – Наш «крокодил» чуть не вдвое тяжелее их «Максика», но идёт как по маслу.
– Переплюнь! – хором попросили друзья.
– Тьфу-тьфу-тьфу! – послушно отреагировал Кислых, провожая взглядом удаляющийся экипаж соперниц. – Странно как-то...
– Никакой мистики... – Тенишев постучал ногтем по шкале высотометра, на котором стрелка перевалила за четыре с половиной километра. – Помните, как в НАМИ загнали в барокамеру форсированного «Москвича»? Сколько у него мощи осталось на пяти километрах? Пятнадцать лошадей из восьмидесяти?
– С барокамерой ребята хорошо придумали, – Широченков явно размышлял о чём-то своём, разглядывая уползающую под капот ленту дороги.
– Кстати, вполне реально, – согласился штурман. – Без доработки были все шансы ногами всласть поупираться, на наших-то двух тоннах...
– Зато после того, как в «Интеле» что-то с программой впрыска намудрили, прёт как по шоссе, – ласково погладил баранку Тенишев, без особого труда пройдя очередную «шпильку». – А тут, кажись, и впрямь покруче пошло!
– Перевал – не за горами, – напомнил очевидное Кислых. – Негде уже петли класть, и так – не трасса, а настоящее чудо, даже представить не могу, сколько сил на неё положили инки.
– Ребята, хватит о дороге! – прервал рассуждения второй пилот. – На горизонте две очаровательные попки!
– На плёнке три кадра осталось, – немедленно отреагировал штурман. – Исключительно для перевала. И кстати... – добавил он тут же. – Менять кассету на дороге не дам!
Возражать никто не стал, слишком дорого – а именно засветкой уже отснятой катушки! – обошлась подобная операция в тряске гонки несколько дней назад.
– Ребята, может, поможем? – с деланной беззаботностью спросил Широченков. – Нельзя таких аппетитных девчонок на дороге бросать, они упёртые, дотолкаются так до шприца с корамином .
– Да не даст тебе Жанка всё равно! – добродушно рассмеялся Кислых.
О попытках второго пилота советской команды найти взаимность у коллеги Жинетт Дерулан знали, наверное, все раллисты. Невысокая стройная француженка часто беседовала с Валерием на ломаном немецком, охотно принимала цветы и подарки, но...
Экипаж прекрасно видел, что дело у незадачливого кавалера никак не двигалось дальше разговоров о шестерёнках.
– Впрочем... – штурман неожиданно продолжил. – Ты прав, не по-мужски бросать девушек, надорвутся, а им небось ещё детей рожать.
– Толкать?! Да вы с ума сошли! – возмутился Тенишев. – Это – без меня!
– Зачем? – удивился в ответ Кислых. – Кинем трос и полегоньку вытащим. Время есть, да тут и осталось-то километров пять всего!
– А ну как запалим движок?! – возразил водитель. – С нас же «Автоэкспорт» шкуру спустит!
– «Спутник» вытянет! – в голосе Широченкова не чувствовалось и грамма сомнений.
Поколебавшись несколько секунд, Тенишев махнул рукой.
– Чёрт с вами, Ромео недоделанные!
Высокий лупоглазый автомобиль советской команды притормозил рядом с «Austin Maxi». Пошло вниз стекло задней двери, и второй пилот на скверном немецком поинтересовался у едва не падающего от усталости и нехватки кислорода гламурного экипажа:
– Очаровательные фрау, не хотите ли продолжить путешествие на буксире?
– Вам что, двигатель Гагарин подарил? – мрачно огрызнулась «модистка», высокая фигуристая блондинка. Но тут же постаралась натянуть самую ослепительную из улыбок на покрытое коркой пыли и пота лицо, пока странные русские не передумали. – Разумеется, мы согласны!
– Вэ-ли-ра! – не сдерживая эмоций, ринулась из-за руля к старому знакомому госпожа Дерулан. – Ты – наш спаситель!
Через несколько минут сцепка из двух автомобилей бодро двигалась к перевалу, причём Жинетт сидела в «Спутнике» – на коленях у весьма довольного ситуацией Широченкова...

История так и осталась бы маленькой тайной двух экипажей, но вмешался случай...
У одного из шофёров идущих навстречу грузовиков под рукой завалялся фотоаппарат, которым он не преминул воспользоваться – всё же ралли за мировой кубок проходят не каждый день. Буксировка в горах не казалась потомку инков чем-то необычным, просто попался хороший ракурс, и очередной кадр лёг на купленную по случаю катушку «Kodak Verichrome»...
Проследить дальнейший путь снимков не взялся бы и Шерлок Холмс, однако уже через два дня изображение «Спутника», вытягивающего на Тиклио «Austin Maxi», появилось на обложке «Daily Mirror».
Ничего не подозревающие автогонщики наконец-то добились того, что не смог за прошедшие месяцы осуществить «Автоэкспорт»: советской командой и возможностями «Спутника» всерьёз заинтересовались журналисты ведущих изданий, а за ними – и специалисты.
Поэтому и отделался отдыхающий в Лиме экипаж «романтиков» поразительно легко – одним лишь строгим выговором, про который, казалось, начальники начисто забыли после звёздного финиша советской команды, изумившего уже подогретый предыдущими публикациями мир автомобилестроительной индустрии.
Было из-за чего: «Ford», «Citroen», «BMW», «Mercedes-Benz», «Peugeot»... – никто из них не смог составить серьёзной конкуренции изделию Миасского завода!
Из пяти стартовавших советских автомобилей до праздничного портала на олимпийском стадионе Ацтека дошло три – великолепный результат для сложнейшей гонки !
Кроме того: экипажи Потапчика и Тенишева заняли первое и второе места, а ребята Хольма пришли четвёртыми.
«Боевые» автомобили в Москву не вернулись – их ждал триумф в Парижском автосалоне.
Гонщиков на родине тоже встречали как героев, призёров «World Cup» наградили орденами «Трудового Красного Знамени», остальных – медалями «За трудовую доблесть».
Не остался в долгу и Миасский завод, он премировал раллистов мотоциклами «Урал» с коляской. Однако в последний момент экипажу Тенишева припомнили выговор и колясок лишили .
Чем, впрочем, никого особо не расстроили – впереди спортсменов ждали новые, ещё более впечатляющие победы...

Объём производства «Спутников» быстро рос...
Уже в тысяча девятьсот семьдесят втором году с конвейера сошло более двухсот тысяч машин для покупателей из Бельгии, Австрии, Швеции, Франции и многих других стран. Но полностью удовлетворить валютный спрос не получалось, даже учитывая клон «Шкода-Спутник», крупносерийный выпуск которого к тысяча девятьсот семьдесят третьему году удалось развернуть на заводе в Млада-Болеславе.
Так что в свободную продажу для граждан СССР автомобили Миасского автозавода поступили только в тысяча девятьсот семьдесят седьмом году, то есть спустя семь лет после начала серийного выпуска.
И только знающий человек мог заметить отличия от экспортной модификации: механическую коробку передач, упрощённую электросхему без центрального замка, не слишком качественный пластик салона, тканевую обшивку сидений, нанесённую по упрощённой схеме краску кузова...

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей