Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Ал Коруд: Рекрут Герой
Электронная книга

Рекрут Герой

Автор: Ал Коруд
Категория: Фантастика
Жанр: Космическая фантастика, Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 04-11-2019
Просмотров: 573
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
.mobi
   
Цена: 110 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (1)
Продолжение приключений штурмовика Действующей Армии Земной Федерации Алекса Карта. Сражения на чужих планетах, боевое братство и бесконечный поиск разгадок на странные вопросы.
   Карт невольно вздрогнул. Это взводный шеф-сержант заорал, что мочи: "Всем на погрузочный пандус! Живее, черти! Или вы не Вепри?!" В ответ ему раздался только нестройный гул голосов, все-таки их шеф мог один перекричать целую роту головорезов! Тело заученными и отточенными движениями следовало за товарищами по батальону рейнджеров "Вепри". Бойцы хоть и старались друг друга подбодрить, но в воздухе разлилась тягучей смесью всеобщая нервозность. Похоже, что эта высадка будет непростой.

   Еще вчера батальон выстроили на палубе и личному составу было объявлено, что их срочно перебрасывают на Калунию, пограничную планету в системе двух звезд. Довольно редкий тип звездной системы, где непонятным образом таки смогла развиться жизнь. После этого объявления весь начальствующий состав «Вепрей» заперся в кают-компании и получал подробный инструктаж. Сержанты же проводили стандартные процедуры: еще раз проверяли боевые порядки, просматривали ящички с личным оружием, готовились к выдаче боеприпасов.

  По взводам же пошли тягостные слухи: говорили, что у войск Федерации на этой планете недавно случились большие неприятности. Народ обрывкам информации доверял, «солдатский телефон» обычно не обманывал. Среди старослужащих было полно приятелей у флотских штабных и самое главное - у тыловых. Ведь именно снабженцы первыми получали запрос на дополнительное оборудование и боеприпасы. И если на склады пришла разнарядка на запчасти и топливные элементы к десантным дисколетам, то значит, впереди большой шухер, а то и полный атас. Сейчас же тыловые крысы носились по кораблю-матке, как наскипидаренные. Что вселяло в бывалых и бесстрашных бойцов лютую тоску.

  Вот и сейчас часть их батальона грузилась в "Прыгун". Мимо рейнджеров уже прошли озабоченные пилоты десантной капсулы, у технологических люков суетились техники, подготавливая боевую машину к вылету в атмосферу. Сам же ангар корабля-матки буквально поражал своими циклопическими размерами. Карту никогда еще не приходилось бывать на таких гигантских космических кораблях. "Материк" мог единовременно выслать двадцать капсул с десантом. К этому сонму спускаемых аппаратов надо было еще добавить две эскадрильи ближних охотников, расположенных на отдельных палубах матки. Всего на борту этого межзвёздного циклопа размещалось до десяти тысяч пехотинцев, плюс техника и снаряжение. Как местные специалисты только и разбирались во всем этом гигантском хитросплетении переходов, ангаров и складов? А ведь надо было еще обеспечить всех бойцов питанием, спальной койкой, подать воду для умывания, следить за отхожими местами. Но, надо признаться, уровень автоматизации и робототехники этого корабля также поражал воображение. Производили подобных монстров на Лигане, самой промышленно развитой планете Спирального Альянса.

  - Ал, не спи! - подтолкнул его свой могучей рукой закадычный кореш Ларсен. Им повезло оказаться вместе в одном батальоне и даже в одном взводе. Хотя скорей всего на это решение повлияли их победы в Больших играх. Карт побежал вслед за остальными бойцами, идущими гуськом вдоль зеленой мигающей ленты. Это был цвет их отряда. Все в огромном ангаре оказалось предельно практично продумано: каждой команде при погрузке присваивался тот или иной цвет, а дальше просто надо было следовать за указателями.

  Погрузка шла довольно быстро, и вскоре Карт влетел внутрь десантной капсулы и сразу повернул налево. Тело работало на полном автомате: заскочить в отсек, найти свое место, занять его, положить оружие в крепление, накинуть на себя противоперегрузочное приспособление и отжать кнопку готовности. Над его головой загорелся желтый огонек, как и у других бойцов отряда. Значит, все было сделано правильно. Заместитель командира их пятого взвода сержант Принер прошелся по отсеку и удовлетворенно хмыкнул, затем доложил по переговорному устройству о готовности и сам занял посадочное кресло. Огоньки тут же переключились на зеленый свет. Капсула была готова к прыжку на планету.

  Через некоторое время Алекс почувствовал, как капсула приподнялась над палубой ангара и пошла по гравитационным рельсам куда-то в сторону. Час назад он наблюдал похожий старт грузового аппарата. И явственно представил себе, как их "Прыгун" заходит по рельсам в большое отверстие шлюза, створки за ними быстро закрываются, моторы вентиляторов работают на полную мощность, не повышая шума. Затем в эфире раздался голос штурмана капсулы:

  - Готовность! Пять, четыре, три, два, один - пошли!

   Все десантники почувствовали, как под ними уходит палуба. Это они распрощались с гравитационным полем корабля-матки. Ощущения полета не наблюдалось просто появилась обычная невесомость. Пока они двигались в "гравитационном" лифте, предохраняющем капсулу от перегрузки и позволяющем здорово экономить энергию. Карт покрутил головой - все парни сидели спокойно, многие закрыли глаза, или спят, или расслабляются. Бойцы, вообще, переживают боевое десантирование по-разному. Хотя если быть до конца честным, то все равно всем им было страшно. Очень даже страшно. Ведь до поверхности планеты можно запросто и не долететь. Обидно вот так понапрасну сгореть в атмосфере или выпасть из разбитого ракетой транспорта, кувыркаясь в воздухе поломанной куклой. Такая бессмысленная собачья смерть! Лучше о таком даже и не думать, поэтому Алекс погрузился в воспоминания, десантироваться им еще минут двадцать как минимум.

   После испытательных экзаменов им предоставили двухнедельный отпуск. Начался он на центральной базе рейнджеров в районе Денвера, на Континенте. Большинство курсантов тут же разбрелось по увеселительным заведениям близлежащих городков. Но Алекс к этому повороту событий приготовился заранее. По вновь открывшимся для него каналам, и напрягая некоторые старые, он смог получить официально заверенную «дорожную карту» от одного городка к другому. Только дорога почему-то проходила через Филадельфию. Ну, любил он этот старинный город! Один из немногих, что сохранились с «дочумных» времен. И все было сделано вполне законно, а то, что пересадочный пункт находился так далеко - ну бывает, ошиблись малёхо.

   Отпуск вызвал у него двойственное впечатление. Приятно, конечно, произвести фурор среди молодых девушек, появившись в их обществе одетым в парадную форму рейнджера. Заслужить одобрительный кивок от старших, пройдясь твердым шагом по аллее. Но опять же - большинство закадычных друзей находились уже в армии, оказались раскиданы по множеству учебных баз, а кто-то уже пребывал в действующих соединениях. Кто-то из старых знакомых участвовали в соревнованиях на другом конце света.

  Поэтому после недели на побывке Алекс как-то загрустил и захотел уехать к новым товарищам, приобретенным в учебке. Был, правда, один довольно веселый эпизод. На второй день ему требовалось зайти в федеральное управление прокачать «дорожную карту». Здесь Алекса и застукал патруль военной полиции. Ухмыляющийся штабс-сержант потребовал "дорожную" и личный чип на опознание. Алекс с иронией наблюдал, как изменилось выражение лица полицейского сержанта. Тот побагровел и зло закричал:

  - Курсант, какого черта вы сюда заехали? У вас же пункт назначения в пятидесяти милях от базы!

  - Но документы в порядке?

  - Не знаю, щенок, как ты это сделал, но...

  - Во-первых - не щенок, а рядовой мобильной пехоты, - прервал злобную тираду полицейского Алекс, - во-вторых - у вас на терминале горит зеленый свет. Вы что-то имеете против федеральной службы отправлений?

   Патрульный стал красным, как вареный рак и хотел проорать что-то обидное, но молодой рейнджер его опередил:

   - Сержант, перед тем как оскорблять будущего штурмовика, подумайте, как бы это вам самому ни вышло боком?

   Угроза была вполне реальной, ведь Карт мог потребовать личный номер сержанта, а уж найти каверзный способ, чтобы отомстить военным копам, в таких делах рейнджерам не было равных. Ну не любили они наглых тыловиков. Командир патруля так и застыл на месте, а сопровождающие его двое рядовых замерли в ужасе. Видимо, с подобным наглым отпором они еще на практике никогда не сталкивались.

  Обстановку разрядил пехотный капитан, вышедший из боковой двери. Алекс сразу же принял строевую стойку и отдал честь, он успел заметить, что вместо правой руки у гренадера роботизированный протез, значит, офицер боевой, а в тыловую службу ушел скорей всего по ранению. Обычно протезы ставили тем солдатам к кому не смогла успеть квалифицированная медицинская помощь, а это случалось только в очень отдаленных гарнизонах.

   - В чем проблема, сержант? - обратился пехотинец к полицейскому.

   - Да этот салага мало того что находится здесь незаконно, так еще и угрожает мне!

   Полицейский своим заявлением совершил грубую ошибку, он показал, что не владеет ситуацией. Да и не принято в армии доносить друг на друга при обычных дисциплинарных нарушениях. Капитан заметно скривился и протянул руку за документами. Увидев на терминале данные, он усмехнулся и с интересом уставился на Алекса.

  - Ты ушлый парень, курсант Карт.

  - Рядовой Карт, сир! - поправил офицера молодой человек. - Мы уже прошли экзамены и приняты в армию Федерации.

  - Вот как? На какой базе заканчивали обучение?

  - Тромсе, сир!

  - Хм, интересно. Наслышан. Значит, будешь штурмовиком, - капитан задумчиво посмотрел на Карта. – Только как ты туда попал сразу после первичного курса?

  - Привилегия, сир.

  - ?

  - Я победитель Больших гонок, сир.

   Офицер с любопытством уставился на молодого рейнджера, рядовые полицейские также заинтересовались этим странным парнем. Не каждый день встречаешься с чемпионом легендарных соревнований. Сержант же стоял в стороне как оплеванный, сегодня был явно не его день.

  - Интересный ты молодой человек, - офицер протянул Карту документы, - не знаю, с кем ты там провернул это дельце, но постарайся больше не попадаться мне на глаза. И возвратись на базу вовремя. Все понятно?

  - Так точно, сир! - гаркнул Алекс, потом лихо развернулся на месте и пошел к выходу строевым шагом.

   После окончания всеобщей расслабухи новобранцев собрали в ординарные команды и повезли на "Крещение кровью" - старинный и предельно жестокий обычай. В последний раз они взглянули в иллюминаторы грузовика, уходящего на другую звездную систему, на старушку Землю. Все, сейчас у них началась настоящая армейская служба. С детством и юностью пришлось расстаться навсегда! Было грустно и одновременно весело. Впереди-то у них точно будет очень интересная и содержательная жизнь. Во всяком случае, еще лет девять. Не хотелось думать, что она может оборваться внезапно раньше положенного твоими генами и здоровьем срока.

    Последующие две недели пути они под руководством сержантов и капралов осваивали премудрости настоящего армейского быта. Дальние космические транспорты совершенно не располагали к комфорту. Узкие кубрики на отделение с двумя рядами коек и встроенными прямо в стены шкафчиками. Туалеты бойцам приходилось посещать по очереди, в душе на помывку были установлены предельно жесткие лимиты воды. Поэтому и внутри пахли эти транспорты не слишком приятно. От ветеранов можно было и вовсе страшные истории про случающиеся время от времени аварии и нехватку самого элементарного на борту дрейфующих в ожидании грузовиков. Тогда вода выдавалась только на питье, и была она не самого лучшего качества, в туалеты страшно зайти, такая там стояла вонь. Да и бойцы к концу пути пахли, как козлы.

  Жрачка в обычных рейсах выдавалась весьма однообразная, в основном всевозможные овощные пюре и сублимированные продукты. Тебе вручали тубу с овощами и пакет, который ты должен был наполнить горячей водой. Никаких сладостей и чая! После еды упаковка сразу шла в переработку. На борту, вообще, редко что пропадало, даже отходы жизнедеятельности высушивались и складывались в брикеты. На большинстве станций имелись собственные оранжереи и баки с хлореллой. В общем, добро пожаловать в Действующую армию!

  В конце пути им выдали боевое оружие и посадили в обычные суборбитальные капсулы. Их отряд попал на жаркую планету Хлют, завоеванную Спиральным Альянсом уже давно, но еще не покоренную окончательно. Здесь в больших городах постоянно находились гарнизоны войск спиральщиков. Землян среди них было мало, тех в основном использовали в настоящих боевых операциях. Пока молодые бойцы таращились на патруль Вискончиан, гуманоидную расу, одну из немногих реально воевавших за Альянс, их командиры договаривались с транспортом. Во время пути новобранцы вертели головами, благо сферическая крышка авилета была прозрачной. Планета Хлют оказалась почти вся заросшей тропическими лесами. Под крылом магистрального авилета сине-зеленые джунгли шли нескончаемым потоком, прерываясь только зелеными лентами рек.

   На вышедших из открытого люка новобранцев сразу же навалилась немыслимая жара и духота. Но бойцы хоть и были новичками, но уже совсем не желторотиками, все-таки серьезные испытания остались за плечами. Поэтому отряд чётко выстроился в колонну и двинулся по грунтовой дороге вглубь лесного массива. Вскоре деревья разошлись в стороны, и взвод оказался у большого озера, на берегу которого и стояла местная деревня. Вернее, её остатки, то тут, то там виднелись последствия весьма жаркого боя. Чадили черным дымом две подбитые бронированные машины, у дороги в рядок уложены погибшие бойцы вискончианского патруля. Многие дома сгорели, на месте некоторых оставались только разбитые в клочья ошметки. На площади валялся какой-то мусор, множество щепок от поломанной мебели, обрывки бумаг и прочей утвари.

  - Первое отделение направо, второе налево, третье прямо! - заголосил приданный отряду лейтенант.

   Солдаты привычно выполнили приказы и дисциплинированно выдвигались вперед. Около грузового трака их отделение остановилось, им начали выдавать новое оружие. Это были те самые АК-240, старинные огнестрельные карабины. Сильно поюзанные, но во вполне хорошем состоянии. Карт похолодел - значит, это всё не россказни! Им не дали опомниться и сразу отправили на край поселка. Здесь бойцы увидели пару бронемашин висконзианской пехоты и толпу местных жителей, застывших в нестройном строю под прицелом орудий. Маленькие, с темной, красноватого оттенка кожей, они выглядели безобидно, только затравленно озирались и мелко дрожали. К толпе местных то и дело подбегали патрульные и выдергивали оттуда отдельных особей. Набрав, таким образом, небольшую группу туземцев, они отвели их в сторону и выставили в ряд.

  - Первое отделение вперед! Построится! – истошно заорал молоденький лейтенант, видимо, и его предстоящая кровавая работа выводила из себя. Солдаты дисциплинированно выполнили команду, вбитые в подсознание рефлексы помогали в этот момент ни о чем не размышлять. - Оружие зарядить! Прицелиться! Огонь!

   Молодые рейнджеры произвели дружный залп, выбранные на заклание туземцы упали наземь, как подкошенные. По земле разлетались куски тел, ошметки мозгов, все оказалось вокруг заляпано кровью. Патруль выбирал из толпы новые жертвы. Карт успел только заметить, что среди них есть как мужчины, так и женщины.

  - Второе отделение на позицию! - снова раздался громовой голос лейтенанта.

   Карт сдвинулся с места вместе со своими товарищами. Голова закружилась, а руки в момент стали липкими от пота. А ведь это, и в самом деле, страшное и жестокое испытание — убийство живого и разумного существа! И не в горячке боя, когда ты и противника толком через адреналиновую пелену не видишь, а вполне осознанное уничтожение в устрашающих целях. Что за идиотский и ужасающий обычай! Но пока голова размышлял о постороннем, руки делали. Он привычно передернул довольно жесткий затвор, снял оружие с предохранителя и по команде офицера прицелился. Ему уже приходилось стрелять из данного карабина, поэтому он покрепче прижал приклад к плечу. Отдача у старинного ружья не слабая. Неожиданно в прицеле он заметил молодого краснокожего парня. Тот со страхом смотрел прямо на Алекса, по лицу новобранца потекли струйки пота, руки непроизвольно дрогнули. Всё его существо противостояло этому совершенно неестественному событию. Не должна разумная особь уничтожать другого разумного! Вселенная итак слишком холодна и бессердечна.

  - Огонь!

   Палец привычно выжал скобу, карабин дернулся. Алекс с ужасом наблюдал, как у стоящего напротив его туземца разлетелась голова. Убойные у этого старья были выстрелы! Но думать сейчас совершенно некогда. Бойцы бегут к машине, сдают оружие и возвращаются к авилету. Все парни из их отряда выглядят хреново, многих стошнило прямо на красно-бурую почву. Казалось, что та, и в самом деле, впитала целые реки крови, и от этой догадки становилось еще страшнее. Одного рядового привели обратно с позором, он уронил оружие и заплакал, вместо того, чтобы стрелять на поражение. Теперь он пойдет служить в штрафные подразделения. Никто из них не разговаривал друг с другом, да и не было повода веселиться. Новобранцы каким-то внутренним чувством осознали, что сегодня они достаточно прибавили зла во вселенскую копилку темной стороны бытия. Но именно в этот момент они стали полноправными солдатами Земной Федерации!

   Через месяц после "крещения" Алекс с Ларсеном прибыли на огромную базу "Титания", оборудованную в глубине гигантского астероида в системе Квахс. Это был один из основных пунктов дислокации частей Мобильной пехоты. Вряд ли на этой базе был хоть один человек, который обошел все помещения и коридоры циклопической системы базирования. Рядовые бойцы неотлучно находились только в своем секторе, где было все необходимое для жизнеобеспечения подразделения: кубрики, санитарно-гигиенический блок, кухня и столовая. В каждом таком отсеке обычно присутствовала и учебно-тренировочная часть, то есть спортзалы и боевые тренажеры.

   Двое новобранцев были определены в батальон "Вепри". Этот древний обычай называть свои подразделения звериными наименованиями пришел из Континентальной армии. Но не все батальоны получали собственные имена, а только те, кто это заработал героической службой и подвигами. Аналогом этой старинной традиции у гренадеров было звание гвардейцев. Парни попали в "Вепрь" только потому, что обучались на штурмовиков, прошли довольно жесткие испытания и поэтому сразу попали в высшую касту. Что опять же не спасло их от всех злоключений, присущих обычным новобранцам.

   Штабной офицер проводил друзей до кубрика пятого "коричневого" взвода, там они уже попали в крепкие лапы мастер-сержанта Лорейна. Тот быстро ввел новичков в курс дела и показал им их место, а было оно в самом темном углу кубрика. Подошедшие с занятий бойцы взвода познакомились с новичками и популярно объяснили особенности общежития рейнджеров. С незапамятных времен в армии осталась масса совершенно идиотских обычаев и традиций. Но что поделаешь, пришлось их исполнять.

   Хотя надо отдать должное - никто зазря новобранцев не гонял и не обижал. Да и кто такой Ларсен, объяснять было не надо, о его победе в Большом турнире все бойцы батальона уже слышали. У норвежца сразу же появилось множество спарринг-партнеров, обычное дело – проверить новобранца на стойкость. Карт также приобрел уважение среди новых товарищей, когда показательно загонял учебный тренажер до отключения и сделал это дважды. Лорейн хлопнул новичка по плечу и сказал, что после боевого крещения назначит его на головную машину.

   Иногда в батальоне появлялся его командир — майор Одевский, опытный офицер, недавно пришедший к ним из "Свирепых рысей". Высокий и плечистый он возвышался над своими штабными офицерами на целую голову, любил порядок и дисциплину, поэтому в расхристанном виде перед ним лучше было не показываться. Характер Одевский имел крепкий, по слухам в последний выход его старый батальон лишился командира, и ему пришлось взять командование на себя. "Свирепые рыси" успешно отразили атаки противника и вышли из боя с минимальными потерями. Поэтому штаб войск присвоил ему звание майора и назначило командовать элитным батальоном. Местные старослужащие пока только присматривались к новому командиру, а для Карта и Ларсена он и вовсе был первым.

   Все изменилось четыре дня назад. После обеда, когда у солдат по распорядку был двухчасовой отдых, неожиданно раздался противный вой сирены. Учебные тревоги объявлялись достаточно часто, Алекс уже привык к ним. Поэтому встал с койки и начал неторопливо собираться, пока не получил чувствительный пинок в зад.

  - Боец, не копайся! - Карт обиженно обернулся, рядом с ним стоял капрал Ухов. - Ты что - не понял, это не учебная тревога!

   И в самом деле, весь взвод суетился как ошпаренный. Бойцы выметали из открытых шкафчиков свой нехитрый скарб и упаковывали в штурмовые рюкзаки. На пороге появился сержант Принер.

  - Ну что застыли, сосунки? Пошевеливайтесь, сбор через двадцать минут на второй палубе. Живей!

   Карт упаковался в невероятной спешке, но он с детства умел быстро собираться, и вышел в просторный коридор. Здесь уже стоял ПВОшник их взвода увалень Кристо.

  - Чего это все так засуетились? - спросил новобранец почти дембеля, тот лениво оглянулся и нехотя ответил.

  - Привыкай. Так и выглядит обычно настоящая тревога. Хотя, как правило, о боевом выходе сообщают заранее. А если тревога неожиданная, значит, где-то случилась беда, и нас отправляют в самое пекло. Так что поглядывай в оба, салабон.

  - Понятно.

   Бойцы начали дисциплинированно выстраиваться в колонну. Ведь в таких случаях движение поодиночке было запрещено, чтобы не создавать ненужную сутолоку в коридорах. На второй палубе повзводно выстраивался уже весь батальон. Вскоре перед коробкой их пятого взвода остановился взмыленный Принер

  - Так, парни! В одном нехорошем месте у наших войск появились некоторые проблемы, и наше очень любимое командование не нашло другого выхода, как прикрыться нашими задницами.

  Бойцы загоготали, но сержант сменил улыбку на хмурое выражение лица, и взвод снова затих.

  - Поэтому сейчас бегом выдвигаемся на склад батальона, получаем оружие и амуницию четвертого уровня. Затем к площадке челноков, пятый выход.

   Пока рейнджеры ждали посадки на десантную капсулу к взводу подошел его командир штатс-лейтенант Трошев. Он внимательно осмотрел всех бойцов, время от времени поглядывая на планшет. Дошла очередь и до Карта с Ларсеном.

  - Вы у нас в первый выход? - спросил Трошев. - Тогда так: Карт, после высадки мы поедем на Кузнечике, сядешь туда штурманом. Опытный водитель во взводе уже есть. Ларсен, ты пойдешь вторым пулеметчиком своего отделения. Сержант Принер обеспечьте рядового оружием. И вот что, парни, - лейтенант посмотрел на новобранцев внимательно, - на рожон не лезть, старших слушаться! Все понятно?

  - Так точно, сир!

   Суборбитальный челнок перевез их на корабль-матку, где они два дня болтались в подпространстве, пока не вынырнули около планеты Калуния, места их назначения. Еще день рейнджеры болтались на орбите. Здесь уже выстроилась целая очередь из грузовиков. На планете не было функционирующих орбитальных лифтов, поэтому высаживались самым варварским способом, пробивая насквозь атмосферу и её озоновый слой. Первыми на поверхность выгружались гренадеры и легионы механизированной пехоты. Похоже, что на Калунии началась знатная заварушка! Принер попытался собрать через знакомых техников-связистов информацию и с каждым часом становился все мрачнее и мрачнее.

  - Значит так, парни, внизу сейчас настоящая бойня, - приземистый сержант кивнул в сторону палубы, - уже спустили три дивизии пехоты и пять легионов. На орбите одних только маток для атмосферников штук двадцать болтается, плюс целый сонм фрегатов и прочей мелкой хрени. Говорят, что и у летунов куча проблема, ремонтные доки не справляются.

  - Вот дела, - почесал в голове Ухов, – етить колотить, мне до дембеля три месяца осталось и тут такая лажа. Ну, что ты будешь делать!

  - Попали, братцы, - вздохнул невысокий и щуплый техник взвода Померанцев, - наступление, что ли, какое грандиозное идет?

  - Фиг знает, - ответил ему Принер, - флотские только сказали, что столько фрегатов поддержки давно не видели. Боятся ударов с той стороны орбиты. Вот тогда начнется реальная жопа. Без поддержки сверху у наших внизу одна за другой пойдут настоящие проблемы, из которых выбираться придется большой кровью. Угадайте с первого раза, кто её прольет?

  - Что, флот кораблей еще прислать не может? - спросил Карт.

  - Нет, салага. В этом секторе почти все их силы у Салана. Там третий месяц бойня. Верфи в близлежащих системах завалены ремонтными подрядами.

  - Хреново, - Ухов совершенно сник, чем повергнул Карта в настоящее уныние. У тебя и так поджилки трясутся, так еще и остальных предчувствия нехорошие. Вот попали!

   Стало ощутимо потряхивать, где-то в глуби десантного корабля натужно завыл двигатель. "Ага, значит, из лифта вышли. Скоро приземление!". Вдруг дисколет резко швырнуло куда-то в сторону, началась жесткая болтанка. Снова рывок, двигатели буквально взвыли от напряжения. Кто-то рядом закричал, - "Нас обстреливают!" "Хоть бы долететь!" - мелькнула у Алекса шальная мысль, стало неимоверно страшно, руки в штурмовых перчатках взмокли от пота.

  Остальные бойцы мрачно помалкивали. Что они могли поделать, сидя в противоперегрузочных креслах? Но пилот капсулы, похоже, был воякой бывалым. Он, не снижая скорости, вел дисколет прямо к поверхности планеты, на самой границе воздушных потоков он накренил корабль и спланировал вниз, включив на полную мощь торможение основным двигателем. Поэтому сама посадка, несмотря на скорость падения, получилась все-таки достаточно мягкой. Раздался вой сирены, десантники начали быстро отстегиваться и выбегать в коридоры. Столпотворения вопреки ожиданию не возникло, сказывались многие часы предварительных тренировок. Каждый знал свое место и действовал слаженно. За Карта работало его тело, руки самостоятельно закинули ранец за плечи, схватили карабин, а ноги уже несли его на погрузочный пандус. В лицо полетел песок и грязь, на поверхности был сильный ветер. Алекс держался сразу за Уховым и поскакал за ним направо. Их взвод выгружался последним, и только они отбежали от "Прыгуна" на двести метров, как тот тут же стартовал. Не хотелось летунам оставаться лишнее время в этой проклятой мясорубке!

  - Карт! - послышался крик Принера. - Держись Арбаса! Сейчас подойдет «Кузнечик».

  - Есть! - ответил рядовой и побежал к их штатному водителю. По пути он успел надеть защитные очки, бывшие в комплекте амуниции. Их взвод расположился в каком-то овраге с песчаными стенками. На вершине бокового гребня была заметна растущая сквозь песок трава голубоватого оттенка. Карт глянул вверх, небо оказалось покрыто сплошной молочной мглой. Только изредка можно было увидеть пролетавшие мимо атмосферники.

  - Черт! Его сбили! - кто-то рядом отчаянно заорал, и все повернулись в обратную сторону. И в самом деле, из облачности вывалился дымящийся "Прыгун". Он стал быстро рассыпаться в воздухе, задняя часть капсулы полыхнула ярким огнем, машина стремительно падала.

  - Бедные парни, - один из рядовых буквально застонал. Все отчетливо заметили мелькающие среди обломков фигурки погибающих десантников.

  - Это не из нашего батальона? - мрачно поинтересовался Ухов.

  - Нет, - Принер оглянулся, - наши рядом приземлились. Так, бойцы, не спать! ПВОшники разворачивайте свои пушки, третье отделение на фланги! Не видите, что здесь сейчас жарко!

  Алекс же на мгновение выпал из окружающего пространства. Неужели это все происходит именно с ним? Это как раз вокруг него идут настоящие боевые действия и умирают реальные люди? Прямо на его глазах только что погибло несколько десятков землян, а сколько их умирает сейчас на этом жалком клочке чужой планеты. Именно тогда его и посетила страшная мысль о неправильности происходящего, о той постоянной лжи, окружающей Карта с самого рождения. Зачем они прилетели сюда за миллиарды кликов от родного дома, что позабыли тут?

   Через пару минут техники подогнали загруженный припасами «Кузнечик». Карт стремительно влетел в переднюю часть скутера и уселся на место штурмана. Он сразу же начал подготовку к взлету, попутно рассматривая план полет. Рядом тяжело плюхнулся Арбас. Он молча кивнул Алексу, одобрительно взглянул на горевшие данными табло. Напарник водителя хоть и зеленый новобранец, но, похоже, дело свое знает крепко.

  - Смотри за маршрутом, парень, и поглядывай наверх. Тут полно чертовых атмосферников. Эй, сзади, что там с посадкой?

   В кабине пилотов появилась голова лейтенанта Трошева:

   - Все, бойцы, погнали! И повторяю еще раз - это боевой вылет!

   Арбас резво стартанул, машина сразу же легла на маршрут. Карт без опоздания передавал новые вводные, поступающие со станции тактического управления, на дисплей водителя, одновременно следя за верхними и боковыми экранами. Он моментально вошел в рабочий режим, сразу же прекратив мандражирование. Арбас помалкивал, видно, его полностью устраивала работа новичка, хотя Алекс был наслышан о скверном характере лучшего пилота батальона. Новобранец с интересом подмечал "фирменные" трюки старшего товарища, а тот на полпути к точке даже начал объяснять новичку рабочие показатели системы, при которых лучше идти на «Кузнечике». Алекс благодарно впитывал полезную информацию.

   "Кузнечик" был более тяжеловесной машиной, чем те, к которым он привык. Но пару раз и Карт дал несколько полезных советов, а Арбас их не проигнорировал, повторил в точности, удовлетворенно кивнув. Тем и отличается настоящий водитель от выпендрежника, что никогда не погнушается использовать умный совет. Пилотирование — это искусство, здесь невозможно достигнуть полного совершенства, нужно постоянно заниматься собой и смотреть, как работают лучшие. Через пятнадцать минут полета они вошли в "красную зону». Так назывались на жаргоне рейнджеров районы непосредственных боевых действий, где запросто можно было встретить противника. В наушниках послышался голос стрелка задней секции - "Наблюдаю бандита - Пять-десять- семьдесят". Это значило, что вражеский летательный аппарат завис над ними в правой задней полусфере.

   Арбас тут же резко ушел влево, прижимаясь к стенке скалистого каньона, а Карт с ужасом разглядел на экране пару разлапистых атмосферников, и это были явно не наши машины! Он панически заорал, увидев вспыхнувшие огоньки, - "Ракеты!". Водитель был спокойней и увел "Кузнечик" ещё ниже. Ракету сбили стрелки из левой задней башни, Арбас подставил её как раз против их сферы воздействия. Алекс мысленно выругал себя за панику и погрузился в процесс управления машины. Он заметил на карте маршрута возможность безопасного его сокращения. Водитель согласно кивнул и чуть подвернул машину влево. В кабину просунулась голова лейтенанта:

  - Капрал, какого черта мы нарушаем правила прохождения?

  Арбас, не поворачиваясь, хриплым голосом ответил:

  - Так безопасней, сир!

   Шлем командира тут же исчезла. В среде рейнджеров была принята жесткая ответственность специалистов за свои действия, поэтому им и доверяли. Вот и Карту, несмотря на все его регалии, не дали совершить сразу же первый боевой выезд. Хотя он чувствовал, что вел бы Кузнечик намного лучше и быстрее штатного водилы. Но с ним уже приключилась паника во время атаки атмосферника, значит, будут и другие косяки. Сперва бойцу требуется полновесная боевая обкатка, а уже затем можно мериться письками. Армия за последние три столетия выработала блестящую систему воспитания настоящих воинов.

   «Кузнечик» проносился над относительно ровной песчаной местностью, все овраги и неровности остались позади. Впереди завиднелась цепь невысоких холмов, за ними можно было заметить клубы черного дыма, время от времени там что-то очень ярко, до боли в глазах вспыхивало. Похоже, что они приближались к линии нашей обороны. Над грядой мелькнули вражеские атмосферники, но из низких облаков тут же вынырнули узкокорпусные земные истребители и тут же завалили один из вражеский авилетов, другой резко ушел обратно. На маршруте то и дело стали попадаться неуклюжие грузовые скутеры гренадеров. В нескольких местах рейнджеры заметили полевые укрепления, вокруг них сновали бойцы федеральной пехоты, мелкие рабочие кары, высились посты ПВО. В двух точках десантники заметили даже батареи тяжелых ионных гаубиц. Земля местами была изрыта следами от попаданий вражеских огневых средств, густо растекались лепешки оплавленной породы. Карт получил новые данные о маршруте и занимался его изучением и поэтому не сразу понял смысл фразы, оброненной Арбасом:

   - Эх, вашу мать, во мы попали!

   Алекс повернул голову к боковому экрану и замер от потрясения: на поверхности планеты лежали земные пехотинцы, в странных позах, как будто замерев для неведомой детской игры. Он не сразу понял, что это убитые бойцы. От некоторых, вообще, мало что осталось, просто лежали какие-то обрубки на черном пластике. Большой транспортный кар стоял прямо на краю этого поля мертвых, рядом с ним работала похоронная команда. «Кузнечик» резко повернул налево, не дав Карту времени порефлексировать. Впереди явственно загрохотало, несколько рукотворных смерчей взметнулись на вершинах близлежащих холмов — противник наступал и вел заградительный огонь. Через пять минут их десантный катер остановился под прикрытием конусовидного холма, и они тут же начали разгрузку.

  - Карт, Ларсен, Ухов, - раздался голос Принера, - остаетесь у машины! Берегите ее, как свои яйца! Мы наверх.

   Озадаченные бойцы кивнули и начали обустраиваться. Ухов скорёхонько установил треногу для своего лучемета и направил его в сторону соседнего холма сев перепроверять запасные батареи. Ларсен подключил крепление своего «Кортеса» в дежурное положение. Пулемет сейчас висел на серво-поясе бойца и, казалось, жил собственной жизнью. Управлять им можно было в трех режимах: полностью автоматический предпочтителен в ближнем бою или плохих погодных условиях. Радарная система сама выбирала приоритет целей и направляла ствол пулемет именно туда. Пулеметчику оставалось только контролировать расход патронов и настраивать оружие на необходимую дистанцию.

   Когда режим контроля был полуавтоматическим, то радар на тактический шлем пулеметчика подавал метки целей, а уже тот сам выбирал их приоритет. Или сам боец мог указать эти метки координацией целеуказания, производимой с помощью зрения. Правильная настройка указующего глаза была главным в умении владеть этим убойным оружием. Самые опытные пулеметчики обычно сочетали третий тип контроля - ручной режим с полуавтоматическим. Ларсен был поклонником именно этого подхода, поэтому сейчас и занимался настройкой целеуказания. Ствол оружия ходил то туда, то сюда, повинуясь взгляду бойца. Мерно гудели сервомоторы пояса, черный ствол плавно вычерчивал в воздухе извилистые восьмерки. Ухов с интересом наблюдал за телодвижениями новобранца.

  - У тебя занятный метод, где научился?

  - В Тромсе, один сержант показал.

  - Сержанта часом не Ильей Гладковым звали?

  - Да, точно, - Олд удивленно уставился на капрала, - встречались?

  - Служили как-то вместе почти целый год. Повезло нам тогда, наш батальон ошивался на отдаленной базе, ходили только на мелкие диверсии. Обычно так долго вместе служить не удается.

   Вдруг наверху раздался противный визг и в воздух взметнулись кубометры грунта. Бойцы присели, песок и мелкие камешки застучали по шлему и облаченным в броню спине и плечам.

  - Твою мать! - выдал русское ругательство Алекс. - Что это было?

  - Из дальних баллистических стреляют. Не боись, мы под защитой холма, - ответил капрал и внимательно стал разглядывать показания полевого радара.

   Так прошло полчаса. Иногда наверху раздавались взрывы, неспешный вражеский обстрел продолжался по неведомому расписанию. В стороне от них время от времени вспыхивали яростные перестрелки, общий гул сражения не утихал ни на минуту. Неожиданно из-за поворота показалось несколько самоходных прицепов и редкая цепочка людей.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

Борис, 28-10-2019 в 22:28
отличная история. прочитал моментально. спасибо, жду следующей!