Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Боевик, Фантастика » Солдаты вечности
Алексей Евтушенко: Солдаты вечности
Электронная книга

Солдаты вечности

Автор: Алексей Евтушенко
Категория: Фантастика
Серия: Стража реальности книга #2
Жанр: Боевик, Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 30-01-2016
Просмотров: 605
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 59 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
И чего, спрашивается, привязались эти зеленокожие пятиглазые пришельцы? Давно проблем не было? Ну так будут! Особенно если за дело берутся ребята Мартина Станкевича из Стражи Реальности. Ладно, с пришельцами разобрались, а дальше что? Дальше нужно разобраться с трофеями. А в трофеи достался нехилый домик – Пирамида, напичканная всякого рода полезной машинерией. Вот теперь бы победителям радоваться жизни и наслаждаться заслуженным отдыхом, ан нет, не получается. Ведь Пирамида не просто чудо-домик, а все еще действующая «диспетчерская» Реальностей, некогда сооруженная всемогущей расой Хозяев. А раз уж ты сидишь в диспетчерской, то будь любезен – реагируй на вызовы. И Мартину со товарищи пришлось реагировать, а куда деваться?

«Солдаты Вечности» – новый роман автора сверхпопулярных «Отрядов»!
- Ну, как?

В голосах девушек чувствовалось понятное нетерпение: Маша и Марта потратили уйму времени и сил, чтобы придать мне тот облик, который якобы должен соответствовать поставленной задаче.

Да уж, облик и задача. То есть сначала, разумеется, задача, а уж затем облик. С задачей всё туманно и расплывчато. Что же касается облика...

Я не торопился с ответом, разглядывая себя в зеркале. Зеркало было что надо – во весь рост и достаточной ширины, чтобы видеть в нём высокую рыжеволосую и зеленоглазую Машу слева и ладную, чуть выше моего плеча, сероглазую Марту справа. Эффектное обрамление, что и говорить.

Девушек я узнавал легко.

А вот идентифицировать своё отражение с самим собой мне было сложно.

И ведь не сказать, что совсем не похож... Нет, не так. Как раз похож. Но не я. Не я настолько, что попадись мне на улице добрый и внимательный знакомый, наверняка подумает: «Мартин? Нет, не он. Ошибся, бывает».

Что ж, на это и рассчитано. Но вот нравится ли мне этот новый облик? Рост и фигура те же. Разве что все мышцы ощутимо подтянулись, что и немудрено – лет пятнадцать я, по собственным ощущениям, сбросил точно. Особенно по лицу это видно – кожа разгладилась и порозовела, брови стали ровнее и выше, губы обрели прежние чёткие очертания.

И глаза.

Вроде бы и цвет тот же – тёмно-карий, а выражение совсем другое. Молодые глаза, ясные, с искоркой. Хотя Марта утверждает, что искорка была и раньше. Наверное, ей виднее.

А вот седина на месте. Правда, заметно меньше её стало, но совсем не исчезла. Впрочем, я, кажется, и начал седеть где-то возле тридцати, всё правильно.

Что ещё?

Костюм. Никогда костюм не служил мне рабочей одеждой (слава богу, некоторые умеют правильно выбирать себе работу). Я и по праздникам-то старался одевать его как можно реже. Ну, разве что в совсем уж торжественных случаях. Свадьба там. Юбилей. Празднование Нового Года в Приказе. Поход в хороший театр. И лишь относительно последнего можно сказать, что я облачался в костюм с удовольствием. Но это уже заслуга не костюма, а театра. С другой стороны, никогда в жизни у меня не было такого костюма. Голубовато-серый, в тонкую белую полоску, он совершенно не стеснял движений, но было сразу понятно, что в этой одежде не стыдно предстать и перед английской королевой. Почему английской? А бог его знает. Наверное, потому, что английская королева в нашем русском сознании считается самой... королевской королевой в мире. Непонятно только, откуда такое почтение – со своей-то царской императорской семьей мы известно что в своё время учинили.

Да, этот костюм мне нравился. Даже очень. Пожалуй, он бы мне понравился, находись я и в прежнем своём облике.

- Молодцы, девчонки, – похвалил я и поцеловал в щёку сначала Машу, а за ней Марту. – Агент в восхищении. Откуда покройчик?

- Отовсюду понемногу, – ухмыльнулась Марта и подмигнула Маше. – Плечи и рукава от Китон, спина и талия – Армани, лицевая сторона – Бриони. Что же касается штанов...

- Или, попросту, брюк, – подхватила Маша, – то это – хочешь верь, хочешь нет – чистой воды «Красная швея»...

- Почему красная? – удивилась Марта.

- Я тебе потом расскажу, – пообещала Маша.

- А туфли? – Я красиво изогнул молодую бровь. – О рубашке и галстуке уж и не спрашиваю.

- Что, неужели жмут? – округлила глаза Марта.

- Наоборот. Всё просто отлично. Работа на «ять», поздравляю. Вот уж не думал, что в обычных, казалось бы, стражниках Внезеркалья может прятаться такая бездна талантов.

Девушки потупились, а Маша даже сделала попытку поковырять носком кроссовки пол.

- Не так уж это и трудно, – сказала Марта. – Капельку дисциплинированного воображения, чуть-чуть понимания, как устроена одежда вообще и мужской костюм в частности, и – вуаля! Ну, и навыки управления синтезатором тоже пригодились, – подумав, добавила она.

- Всё не так уж трудно, когда умеешь, – заметил я. – Но я вот, казалось бы, синтезатором тоже худо-бедно владею, но так бы не смог.

- Так ведь в каждой нормальной женщине сидит потенциальный модельер пополам со швеей, – тряхнула рыжей копной Маша. – Вы же, мужчины, разбираетесь во всяком оружии и механизмах чуть ли на интуитивном уровне? Вот и мы тоже... интуичим там, где можем.

- С интуитивным – это ты погорячилась, – сказал я. – Но мысль ясна. Кстати, об оружии. Хорошо, что напомнили. Пойду-ка я свою «беретту» почищу.

- Ты хочешь взять её с собой? – спросила Марта.

- Она всегда со мной на задании. Тем более что у меня есть разрешение на ношение и... – Я осёкся.

- Вот-вот, – кивнула Марта. – Разрешение выдано на имя Мартина Александровича Станкевича. Сорока семи лет. А сейчас ты кто и каков твой возраст?

- Это не проблема. В нашей России, – я сделал ударение на слово «нашей», – при нужде можно получить любой документ и на любое имя. Были бы деньги и немного времени. И то, и другое у нас есть.

- Всё равно, – сказала Марта, – послушай мудрую женщину и оставь оружие здесь. А с собой возьми меня. Я лучше любой «беретты», поверь.

- Начинается... Мы ведь уже говорили на эту тему. Опасно, Марта, понимаешь? Опасно. В первую очередь для тебя. Ты плохо знакома с нашим миром.

- Я – Патрульная Реальностей, – веско заметила Марта. – Надеюсь, ты об этом помнишь. А если забыл, то я намерена освежить твою память. Меня специально готовили для встречи с чужими мирами. Так же, как и тебя. Да, говорили, верно. Но не обо всём. Кое-какие моменты остались лично для меня невыясненными.

- Она права, Мартин, – негромко сказала Маша. – Мы с ребятами тоже обсуждали этот вопрос. Несправедливо как-то получается, и вообще... по-моему, мы слишком торопимся с принятием решений. А дело наше здесь довольно тонкое.

- Бунт на корабле? – осведомился я. – Очень хорошо. Значит, я прав. Самое время заняться «береттой». Чтобы не отказала в нужный момент.

- Никакого бунта, капитан, – ухмыльнулась Маша. – Всего лишь попытка воззвать к вашему разуму и сердцу. Они воспримут и поймут, мы знаем. Вот и мальчики вам то же самое скажут.

- Все мальчики?

- Все, – подтвердила Маша.

- И Влад?

- Какой же он мальчик... Но он тоже. Уверена.

- Все всё знают, – вздохнул я. – Только я в сомнениях. С одной стороны, с другой стороны... Ладно. Готовься, Марта. Рискнём. Мужчина в паре с молодой и красивой женщиной должен вызывать больше доверия, это верно. Но учти, что на Альтерру я тоже пойду вместе с тобой. Во избежание.

- Буду только рада, – обозначила реверанс Марта. – И даже счастлива.

- Вы отличная пара! – провозгласила Маша. – Э-э... в смысле... я хотела сказать...

- Не трудись, – махнул я рукой. – Мы догадываемся. И вообще, девушки, извольте отвернуться или покинуть помещение. Мне нужно переодеться. Чистить пистолет в этом шикарном костюме я пока не готов.

Облачённый в шорты и майку, босиком, я вышел за дверь.

Шорты, майка и никакой обуви.

Первой догадалась, что подобная форма одежды удобнее всего подходит для жизни и работы в Пирамиде, Маша. А за ней переоделись остальные.

И действительно. Здесь не только температура воздуха автоматически поддерживается на комфортных двадцати двух градусах по Цельсию (по желанию её можно легко поднять или понизить в том помещении, где в данный момент находишься), но и пол всегда тёплый и чистый – босиком по нему ходить одно удовольствие.

«Мальчики скажут то же самое...» – Я полез в карман за сигаретами.

Ч-чёрт. Специально же не взял с собой пачку. Она последняя, там осталось всего шестнадцать штук, а когда я попаду на Землю – неизвестно. То есть, понятно, что не сегодня-завтра, но эти сегодня и завтра ещё надо прожить...

Идиот!

Я остановился и хлопнул себя ладонью по лбу. А синтезатор на что?! Если он один в один дублирует нижнее бельё, одежду, пистолеты, патроны, золотые слитки, любую еду, вино и вообще может сделать всё, что угодно, кроме живых существ, то что мешает ему сотворить из шестнадцати сигарет тридцать две, потом шестьдесят четыре и далее до бесконечности? Ничего, кроме моего идиотизма, как уже и было замечено. Что ж, лучше поздно, чем... слишком поздно. Отложим ненадолго чистку оружия и займёмся пополнением необходимых запасов табака. Хотя, если начистоту, то надо бы бросить курить. Впрочем, с учётом того, что моему телу снова чуть за тридцать, с этим опять можно погодить. Эх, хорошо быть молодым!

Я заскочил в свою комнату, взял сигареты и направился к «живой дорожке». «Машинный зал» 49 уровня, на котором мы обитали (именно этот уровень соответствовал Земле), располагался от наших комнат на расстоянии около километра, и топать до него пешком не хотелось.

«Живая дорожка» – удобнейшая штука. Непрерывно движущаяся полоса (Оскар уверяет, что сделана она из чего-то квазиживого, и даже не сделана, а скорее выращена) шириной около шести метров соединяет между собой все основные зоны на нашем уровне: жилые, производственные (условно говоря) и зоны отдыха. По краям её скорость равна скорости неторопливого пешехода, но чем ближе к центру, тем она движется быстрее. В самой середине – километров двадцать в час, не меньше. Становись и езжай. Хочешь – медленно, хочешь – быстрее. Всё как в фантастических романах середины прошлого века.

Пять минут вполне достаточно, чтобы слегка покопаться в себе.

Ну надо же! Вот и будь после этого главным. Что же получается? Сначала сидим, обсуждаем, потом на основе прений и обмена мыслями я принимаю решение, обязательное для выполнения, но проходит несколько дней и выясняется, что данное решение никого по большому счёту не устраивает. Кроме того, кто его принял. То есть меня. Вот всегда я подозревал, что быть начальником совсем не просто, а теперь убедился на собственной шкуре. Но деваться некуда. Взялся за гуж – не говори, что не дюж. Будем учиться командовать. И быть гибким, но одновременно твёрдым. Тем более что Марта и впрямь права, если подумать. Нас, Стражников Внезеркалья с коренной Земли, здесь пятеро: я, Влад Борисов, Никита Веденеев, Женя Аничкин и Маша Князь. А она – Патрульная с Альтерры, Марта Явная, одна. С учётом того факта, что Стражу и Патруль вряд ли можно назвать дружественными организациями, Марта имеет полное право на контроль. Если мы хотим дать ей это право. А мы хотим? Провокационный вопрос. Но я уже на него сам себе отвечал. Да, хотим. Вернее, хочу. Почему? Вероятно, потому, что моё к Марте отношение вряд ли можно назвать обычной симпатией и сексуальным влечением. Здесь что-то большее. Пока я не могу дать этому более чёткое определение, но само наличие этого отношения заставляет меня быть справедливым. Плохо это или хорошо в данной ситуации? Не знаю. Если бы наш Приказ и Контора Марты остались целы и продолжали выполнять свои функции, то, наверное, плохо. Сексуальные и дружеские связи между Стражником и Патрульной могут приветствоваться лишь в одном случае: вербовка. Но и Приказ, и Контора полностью разгромлены и уничтожены неизвестно кем и почему. А значит, надо создавать новую Стражу (она же Патруль) уже здесь, в самом сердце Внезеркалья. «То есть всё к лучшему? – спросил я себя и сам же ответил: – Будем надеяться, старичок. Будем надеяться».

В машинном зале я сразу же наткнулся на Влада, Женьку и Никиту. Коллеги и друзья, нацепив на головы «шлемы погружения», сидели в удобных креслах и, судя по контрольным картинкам, висящим в воздухе прямо перед ними, изучали очередные миры обитаемой Вселенной, с которыми напрямую была связана Пирамида. Миров этих насчитывалось ровно девяносто семь – столько же, сколько и уровней в Пирамиде, – и на большинстве из них, как мы успели убедиться, разумная жизнь или уже отсутствовала, или ещё не появилась.

Все четыре кресла (их могло быть сколько угодно – они «вырастали» из пола по мере желания и необходимости) располагались точно напротив «доски объявлений».

Так окрестил эту штуку Женька сразу же, как только Оскар объяснил нам её назначение.

Название оказалось удачным и немедленно прижилось.

«Доска объявлений» представляла собой чуть вогнутую плоскость, идущую от пола до самого потолка. С учётом того, что до потолка здесь было около двенадцати метров, а в ширину «доска» простиралась на тридцать шесть метров, впечатление она производила ошеломительное. И даже где-то благоговейное. Впрочем, дело было не только в её размерах. И даже не в них преимущественно. «Доска» не была твёрдым телом, хотя и выглядела вполне материально. Просто между полом и потолком располагался идеально чёрный прямоугольник указанных размеров, сквозь который легко можно было пройти и не ощутить ровным счётом ничего. На этом прямоугольнике рядами, сверху донизу, светились голографические условно-реальные изображения всех 97 обитаемых и уже (или ещё) необитаемых миров Вселенной. Девяносто семь разноцветных планет-шариков. Обитаемые – ярче. Необитаемые – темнее. Так что при взгляде на «доску объявлений» сразу было видно, где живут разумные существа, а где нет. Кроме того, с помощью несложного пульта, расположенного перед каждым креслом, можно было переключить изображение с основного мира на все его альтернативные варианты. А также получить всю возможную информацию о каждом из миров и его альтернативок, поступающую по каналам Внезеркалья. Тем самым каналам, по которым мы сами вместе с киркхуркхами попали (не без помощи Оскара, разумеется) в этот мир, выбранный миллион лет назад загадочными Хозяевами для сооружения Пирамиды.

Сегодня мы ещё не виделись, а «шлем погружения» даёт владельцу возможность следить и за окружающим пространством, поэтому при моём появлении вся троица вскинула руки в приветствии.

Я махнул рукой в ответ и в ожидании остановился за их спинами.

Они сняли шлемы и развернулись ко мне лицами.

- Салют, командир! – поздоровался Женька. – Чем порадуете?

- Судя по выражению лица, – заметил Влад, – особо нечем. Привет, Мартин. Что невесел? Плюнь. Мы снова молоды, а что ещё нужно для счастья?

- Много чего, – буркнул я. – Доброе утро. Например, хотелось бы знать, когда мои приказы перестанут обсуждать, а будут просто выполнять.

- А оно тебе надо? – приподнял брови Влад. – Хочешь иметь бездумных исполнителей – запусти андроидов. И пусть они тебе исполняют всё, что хочешь. Беспрекословно.

- Не стыдно? – ласково осведомился я. – Ты, Влад, уже старый пергюнт и должен понимать, что такое дисциплина. И подавать пример молодёжи. А то они чёрт знает что о нас подумают.

- А вот хрен тебе – старый! – обрадовался Борисов. – Уже четыре дня, как молодой.

Он вскочил с кресла, сделал стойку на руках, прошёлся туда-сюда и одним ловким движением снова встал на ноги:

- А?!

- Чистый цирк, – согласился я. – Ещё бы немного ума – и совсем хорошо.

- Ума – палата, – сообщил Борисов. – Никуда не делся, зараза. Наоборот. Как-то даже обострился. Не замечал?

- Да вы не волнуйтесь, командир, – сказал Женька. – Как скажете, так и будет. Без вариантов. Правда, Никита?

- А то, – веско подтвердил Никита. – Просто хочется, чтобы всё было... правильно. По уму и совести.

- Так не бывает, – вздохнул я. – Чаще всего или одно, или другое. Но мы постараемся, верно?

- Куда мы денемся, – подтвердил Влад. – Поменьше рефлексии, Мартин. Это на тебя непривычная ответственность давит. И вообще, если помнишь, у командира не должно быть комплексов, иначе подчинённые могут огрести на свои задницы серьёзные проблемы. Расслабься. Господь всегда даёт человеку крест по силам. Справимся.

- Ну, разумеется, – кивнул я. – Ты ещё скажи, что всё будет хорошо.

- Что значит – будет? Лично мне уже хорошо. Я даже не прошу взять меня с собой на Землю.

- Правильно. И дальше не проси. Это вопрос решённый. Потом сходишь, когда хоть что-то прояснится.

- Да это я так, к слову. Ты-то готов?

- Готов.

- А...

- Беру Марту. Уговорили.

- Верное решение! – обрадовался Влад. – Вы отличная пара.

- А в хрюндель? – ласково поинтересовался я.

- Молчу, молчу, – Влад поднял руки и рухнул обратно в кресло. – Позволит ли командир вернуться к нашим крайне полезным занятиям, кои были прерваны по самой что ни на есть срочной необходимости?

- Позволяю, – разрешил я, направляясь к синтезатору. – Развлекайтесь, детишки. Пока можно. Чует моё сердце, что скоро вся эта халява закончится и придётся вкалывать по-настоящему. И я буду невероятно счастлив, если обойдётся без крови.

Но все трое уже надели шлемы и вряд ли слышали мои последние слова.

ГЛАВА 2

Мне нравится разбирать и чистить пистолет. По многим причинам. Главная из них та, что во время данного процесса из головы волшебным образом исчезают суетные и второстепенные мысли и, если не торопиться и подойти к делу основательно, с расстановкой, приходят мысли солидные и важные. Не обязательно, но как правило. При этом появляются они как будто сами, без видимых усилий с твоей стороны. Ты сидишь за столом, на котором разложен кусок чистой материи, а попросту говоря, тряпка, и твои руки без какого бы то ни было участия мозга делают привычную работу.

На этот раз я решил провести полную разборку, чистку, смазку и сборку «беретты» (ну, не совсем полную – те же накладные «щёчки» на рукоятке и прицел можно не снимать, равно как и не совершать несколько других похожих операций), хотя бы потому, что давно этого не делал, а пострелять машинке пришлось много. Особенно в последние две недели. Да и какие солидные мысли могут посетить во время неполной разборки и чистки, на которую при всём старании уходит около пятнадцати минут? Нет, мне нужны были час или больше – как раз то время, чтобы привести в полный порядок и голову, и пистолет.

«Беретта» – это вам не «макар». Штучка тонкая и сложная – больше 60 деталей при полной разборке. Но зато в работе безотказна и точна, не говоря уж об эргономичности. А больше ничего и не требуется.

Итак, начнём.

Я нажал на защёлку, вытащил магазин, отвёл затвор, проверяя, не спрятался ли случайный патрон в патроннике, затем снял затвор с рамки, и далее уже мои руки обрели полную самостоятельность, освобождая мозг для иных, более важных задач.

Отчего-то первыми явились не мысли, а воспоминания. Свеженькие, всего-то двух недель от роду. Ну или чуть больше. Заброска на Альтерру и знакомство с Мартой. Разгром Конторы и бегство со стрельбой. Встреча с друзьями, а затем и врагами – пятиглазыми киркхуркхами-урукхаями. Локоток и Оскар. Последний бой с киркхуркхами на реке... Картинки сменяли друг друга, иногда нарушая временн́ую очерёдность. А некоторые и вовсе старались быть увиденными не по одному разу. Например, те, что непосредственно относились к нашей с Мартой первой ночи. Вот уж действительно: «Рядовой Петров, о чём вы думаете, глядя на груду кирпичей?» – «О бабах, товарищ лейтенант!» – «Почему?!» – «А я всегда о них думаю». Хорошо всё-таки, что я согласился взять Марту с собой.

Да, всё верно. Как раз две недели назад, стоя на берегу тогда ещё неведомого озера на неведомой планете и глядя, как прямо из вод вырастает до самого неба ослепительная в своём величии Пирамида, я впервые отчётливо понял, что с прошлой жизнью можно распрощаться. Окончательно и бесповоротно. И каждый последующий день, вплоть до сегодняшнего, лишь убеждал меня в том, что я не ошибся.

Потому что, если ты нашёл клад, стоимость которого превышает все реальные пределы, то уже никогда не станешь прежним. Хоть испуганно закопай его обратно и сделай вид, что ничего не случилось.

Но мы-то как раз и не испугались. Наоборот. Приняли в дальнейшей судьбе клада самое горячее участие. С учётом же того, что Пирамида и всё, что с ней связано, может быть сравнима с самым бесценным на Земле кладом, как Солнце с песчинкой, то и вовсе становится ясно – влезли мы с головой в такое дело, откуда назад дороги нет. Только вперёд. Из этого и нужно исходить. А всякие там сомнения и переживания по поводу того, что можно было бы поступить иначе, запереть в самой дальней и тёмной каморке сознания, и ключ выбросить... Не до них сейчас.

Да, Пирамида... Оскар ни на йоту не лукавил, утверждая, что другого такого искусственно созданного объекта не существует во Вселенной. Сказать, что это уникальное сооружение – ничего не сказать. Одно то, что она построена миллион с лишним лет назад, а выглядит и продолжает функционировать как новенькая, не умещается в сознании. Нет, я всё понимаю: неземные технологии загадочных Хозяев; самовосстановление на атомарном уровне, рассчитанное практически на вечность; искусственный интеллект в лице Оскара и его помощников (Локоток и – частично – Центральный Мозг), неиссякаемый источник энергии (что-то там связанное с вакуумом, я так и не понял до конца), гениальная простота конструкции (что может быть устойчивее пирамиды?). И всё-таки. Миллион лет – это для меня слишком много. Во всяком случае, пока. Не привык я ещё. Да и как тут привыкнешь, если с самого нашего появления здесь Пирамида демонстрирует всё новые и новые чудеса. Которым воистину несть числа. Ну, то, что оставшиеся в живых киркхуркхи-урукхаи были легко и в мгновение ока отправлены со «своего» уровня на родину, нас не слишком поразило. В конце концов, мы пользовались Камнями Внезеркалья и привыкли к мгновенным перемещениям из одной реальности в другую.

А вот факт оздоровления и омоложения наших организмов потряс.

Помню, как на третий, кажется, день прямо с утра ко мне ввалился ошеломлённый Влад, плюхнулся в кресло и потребовал сигарету.

- Что такое, – осведомился я, протягивая пачку и зажигалку, – у нас неприятности?

- Скорее наоборот. Но от этого не легче. Уж больно последствия непредсказуемы...

Я захотел объяснений и немедленно их получил. Оказалось, что моему старому боевому товарищу Владимиру Ивановичу Борисову сегодняшней ночью приснился самый настоящий эротический сон. Настолько яркий, что, проснувшись, Влад ощутил некоторое... э-э... неудобство.

- Нет, ты можешь себе представить?! – округляя и без того круглые глаза и размахивая зажатой между пальцами сигаретой, шёпотом орал он. – Поллюции! В мои годы! Да я вообще не помню, когда со мной последний раз такое случалось. В двадцать лет? В тридцать? Тридцать пять? Чёрт знает что.

- Погоди, погоди, – я успокаивающе поднял руку. – Чего ты всполошился? Ну, бывает. Радоваться надо, по-моему. И вообще. Ты когда последний раз был с женщиной?

- Неважно, – заявил Влад, забрасывая ногу за ногу и заметно успокаиваясь. – Я и радуюсь. Наверное. Но тут дело совершенно в другом.

- И в чём же? – как можно дипломатичнее поинтересовался я.

- По-моему, я просто помолодел, – сказал мой друг. – Физически.

- Конечно, помолодел, – согласился я. – Сначала несколько дней тяжёлых физических упражнений на свежем воздухе, а затем полноценный сон на чистой постели и отменная еда. Плюс масса интересной информации, непосредственно и положительно влияющей на нашу эмоциональную сферу... Помолодеешь тут. Я и сам чувствую себя лет на пять моложе.

- Ты и выглядишь моложе, – заверил Влад. – Давно в зеркало смотрел?

- Час назад. Когда брился. Всё как обычно, не придумывай.

- Плохо смотрел. Пойди и глянь ещё разок. Внимательно.

Я поднялся и демонстративно отправился в ванную. Жильё Оскар обустроил каждому по его вкусу, и у меня зеркало имелось только там.

Влад оказался прав. Мне хватило нескольких минут, чтобы заметить изменения.

Теперь их и замечать не надо – к ним надо привыкать. Впрочем, к хорошему привыкаешь быстро. Помнится, мы немедленно обратились за разъяснениями к Оскару.

- Здесь нечему удивляться, – заверил он нас. – Было бы странно, не умей Пирамида возвращать молодость и поддерживать организм в здоровом состоянии.

- Почему странно?

- Потому, что Хозяева предусмотрели, что когда-нибудь Пирамидой будут владеть похожие на них краткоживущие разумные белковые существа. Так оно и вышло. Ваш, людской, век недолог. Значит, необходимо его удлинить. Или вы против? В принципе, отключить омолаживающую функцию можно, но...

- Не надо, – быстро перебил Влад и тут же задал отвлекающий вопрос: – А сколько жили Хозяева?

- Столько, сколько хотели. Или сколько было надо.

- Кому надо?

- Каждому по отдельности и обществу в целом. Здесь всё зависело от баланса приоритетов. Ну и от старого неизменного правила: ты сам распоряжаешься своей жизнью до тех пор, пока желаешь ею распоряжаться.

- Ага, – сообразил Влад. – А нам, значит, нужен костыль в виде Пирамиды.

- М-м... Смотря что называть костылем. Дубина в руках неандертальца и ваш современный компьютер – это тоже костыли, если рассматривать их с этой точки зрения.

- Пусть так. Но не значит ли это, что вне Пирамиды мы начнём стремительно стареть и обрастать болячками?

- Нет. Вне Пирамиды вы будете стареть естественным путём. Сейчас вам сколько лет?

- Я даже уже и не знаю, – хмыкнул Влад. – Было пятьдесят пять.

- Очень хорошо. Через неделю можете считать, что вам около тридцати. Если вы покинете Пирамиду на пару десятков лет, то на эту пару десятков и состаритесь.

- А когда вернёмся? Снова помолодеем? – спросил я.

- Нет. Процесс омоложения можно запустить только один раз. Но ресурсы и возможности человеческого организма очень велики. Нужно просто уметь ими пользоваться. Научитесь, тогда и без всякого омоложения проживёте... достаточно.

- Достаточно – это сколько? – не отставал въедливый Борисов. – Сто лет? Двести? Триста?

- Я уже объяснял, – вздохнул Оскар. – Пока не надоест. У вас будет тот же выбор, что был у Хозяев. В том случае, конечно, если вы захотите учиться, а не предоставите Пирамиде оздоравливать вас и лечить самостоятельно. Как Никиту – там, в прототипе, и того раненого киркхуркха, которого вы за малым не убили, а он здесь через два часа уже был на ногах.

- И верно, – вспомнил я. – Все трое покинули нас на своих двоих. Правда, раненого поддерживали товарищи...

- Дома, надеюсь, долечится, – сказал Оскар. – Здесь не Красный Крест.

- О господи, – почесал в затылке Влад. – Опять учиться.

- А кому легко? – неожиданно подмигнул Оскар. – К тому же учиться – это привилегия молодых. А вы теперь молоды. То есть будете молоды уже очень скоро. Замечу, кстати, что и без специальных усилий с вашей стороны Пирамида обеспечит очень долгий век. Иное дело, что с усилиями он будет ещё дольше.

- Коварный подарочек, однако, – заметил Влад. – Это ж теперь какой нравственный выбор перед нами встанет во весь рост – подумать боязно. Сколько на Земле немощных стариков и тяжело, а то и смертельно больных?

- Страшно подумать, – сказал я. – Но разве ты не понял, что мы свой нравственный выбор сделали тогда, когда согласились стать хозяевами Пирамиды? Всё, брат, теперь поздняк метаться. Будем вырабатывать стратегию на ходу.

А вот наших друзей и коллег – Машу, Никиту, Женьку и Марту – оздоровительно-молодильные свойства Пирамиды не слишком впечатлили. Оно и понятно – молодёжь никогда не верит, что состарится. Тем более, как выяснилось, им действительно надо ещё пожить лет эдак двадцать – двадцать пять, прежде чем Пирамида отследит возрастные изменения в их организмах и примется за дело. Молодые вплотную занялись другими чудесами Пирамиды, которых здесь, как уже и было замечено, хватало с избытком. Ну и мы с Владом не отставали. Надо же, в конце концов, знать, чем владеешь. Хоть в общих чертах. Потому что для того, чтобы всего лишь обойти один раз все 97 её уровней, нужна не одна неделя. А уж на подробное изучение...

Впрочем, как мы узнали со временем, подробно изучать все уровни не было нужды. Большинство из них (нижние и верхние в основном) оказались связаны с мирами, где разумная жизнь или уже закончилась, или ещё не началась. Таких миров оказалось ровно пятьдесят два.

- Что-то маловато разума во Вселенной, – помнится, высказался Аничкин по этому поводу. – Всего сорок пять обитаемых миров. Даже как-то неловко. Такая большая, а ума не хватает.

- Всё относительно, – заметил на это Влад. – Да не так уж и мало, если подумать. У каждого из них есть ещё и нечто вроде аналога нашей Альтерры, не забывай. Полной копии по всем физическим параметрам и, так сказать, статусу и значению. Вот тебе уже девяносто. Плюс несколько просто альтернативок. В общем, на наш век хватит.

- Всё равно, – не сдавался Женька. – Вселенная-то бесконечна. Значит, по идее, и обитаемых миров должно быть бесконечное множество. Разве не так?

- А кто тебе сказал, что Вселенная бесконечна? – удивился Никита.

- В школе так учили, – пояснил Аничкин.

- Забудь, – посоветовал Никита. – Наша Вселенная, к которой принадлежит Солнечная система и галактика Млечный Путь, всё-таки конечна. Это давно доказано, просто ты не следишь за развитием научной мысли. Правда, за её пределами вполне может находиться другая Вселенная, затем ещё одна, и так до бесконечности, но это уже чистая теория.

- Знаток! – фыркнул Женька. – Убивать надо таких знатоков, как говаривал Остап Бендер. Сам-то понял, что сказал? Вселенная конечна, но количество Вселенных может быть бесконечным. Что в лоб, что по лбу.

- Не скажи. Есть разница, и большая. Но ты, как и любой гуманитарий, не способен её ощутить.

- А ты, значит...

- Не спорьте, мальчики, – примирительно сказала Маша. – По мне, так и этого слишком много. Подумайте. С одними нашими земными альтернативками ещё не разобрались, а тут...

- Дай бог штук пять для начала изучить, – поддержала подругу Марта. – Самых для нас... актуальных. А там поглядим. К тому же кто тебе, Женя, сказал, что Пирамида связана со всеми обитаемыми мирами Вселенной?

Это был хороший вопрос. Настолько хороший, что даже Оскар не смог нам дать на него вразумительного ответа. По его словам выходило, что теоретически Пирамида может быть связана со всеми обитаемыми или когда-то обитаемыми планетами. Потому что, опять же теоретически, только обитаемые планеты обладают Камнями Внезеркалья и, соответственно, каналами связи со своими альтернативками и Пирамидой. Но с другой стороны, никто пока ещё не доказал, что разумная жизнь на планете, не обладающей такими каналами, невозможна. То, что подобные планеты строителями и хозяевами Пирамиды не были найдены, ещё не значит, что таковых во Вселенной не имеется.

Н-да...

Мои руки, завершив все необходимые операции по разборке-чистке-смазке, принялись за обратное превращение нескольких десятков разнообразных деталей в единое целое под названием «Beretta 9000S».

Шептало... втулка боевой пружины... сама боевая пружина... тяга боевой пружины... Пальцы шевелились в привычном темпе, и мысли старались от них не отставать.

Хорошо всё-таки, что с нами Оскар и Локоток. Без этих двух гидов-помощников чёрта с два мы бы так быстро начали ориентироваться в почти семи с половиной кубических километрах Пирамиды. Это не считая помещений, расположенных в мощном фундаменте-основании, куда мы толком пока и не заглядывали. Оскар говорит, что там расположено нечто вроде складов для машин и оборудования, которые давным-давно устарели, но находятся в рабочем состоянии.

В частности, транспортные средства и оружие.

Надо будет найти время и пошуровать там как следует. Люблю старые игрушки для взрослых в рабочем состоянии. К тому же совсем неплохо совершить пару-тройку путешествий по самой планете. Возможно, даже слетать в ближний космос. Телеметрия телеметрией, а поглядеть своими глазами на приютивший тебя шарик не мешает. И не надо мне говорить, что с практической точки зрения это совершенно бессмысленно. Всё равно не соглашусь. Потому что закон «не увидишь – не узнаешь» работает всегда. Я в этом убедился за годы и годы работы в Приказе. Можно показать стажёру-Стражнику сотню замечательно подробных видео о той или иной альтернативке. Но пока он сам туда пару-тройку раз не сходит и не обживётся, не будет никакой уверенности в том, что он чувствует её, как родную реальность. Ну, или почти родную.

Но это всё потом. А сейчас...

Так. Ствол, кожух-затвор... теперь снарядить магазин всей дюжиной патронов... Есть. Отлично. Пожалуй, всё-таки возьму её с собой. Мне так привычнее и спокойнее. А внутреннее спокойствие в нашем деле гораздо важнее гипотетических неприятностей, связанных с незаконным ношением оружия. Марта же пусть считает, как хочет. Кстати, надо обговорить с ней детали нашей вылазки и уточнить сроки. Завтра или послезавтра. Дольше тянуть нельзя – это здесь, в Пирамиде, кажется, что времени навалом, а там, на Земле, в родной стране и реальности, оно самый дефицитный товар.

ГЛАВА 3

- Присядем на дорожку, – сказал Влад.

Они расположились в обширной гостиной или, как называл её Борисов, кают-компании, интерьер которой в основном придумывали Маша с Мартой, а мужчины лишь давали советы и высказывали пожелания. Впрочем, следует отдать должное вкусу девушек: то, что получилось – причудливая смесь хайтека и псевдоготики – более или менее устраивало всех.

Цели и сроки были давно определены и слова напутствия сказаны. Развалившись в кресле и закинув ногу за ногу, Мартин спокойно курил сигарету, стряхивая пепел на пол.

- Опять, – укоризненно заметила Маша. – И чего вы, мужики, такие неряхи и лентяи?

- Трудно пользоваться пепельницей, когда в этом нет необходимости, – сказал Мартин. – Ничего, там, у нас, таких самоочищающихся полов нет, быстро отвыкну.

- Вы, главное, быстро возвращайтесь, – сказал Влад.

- Как только, так сразу, – сказал Мартин. – Не волнуйся. Больше необходимого не задержимся. Да и чего переживать-то? Полнолуния теперь ждать не надо – из любого места и в любое время. – Он поддёрнул рукав пиджака вместе с манжетой рубашки и полюбовался на браслет-переходник, замаскированный под модные наручные часы. – Красота.

- Да, – поддержал Женька. – С нашими доморощенными Камнями не сравнить. Всё равно что сверхтехнологии против древней заплесневелой магии.

- Превосходство на каждом шагу, – согласился Никита. – Один синтезатор чего стоит. Альберт Великий вместе со всеми алхимиками нервно курят в коридоре.

- Во времена Альберта Великого в Европе не было табака, – машинально возразил Женька. – Но они всё равно курят, ты прав. Аж дым валит.

- Я не очень хорошо помню, кто такой Альберт Великий, – сказала Маша. – Но и наш ручной Камень на всякий случай взяла бы. В конце концов, это именно с его помощью мы сюда попали.

- Он у меня, – сообщила Марта и похлопала по сумочке.

- Вот и хорошо, – кивнула Маша.

- Всё, – сказал Мартин, вставая с кресла и гася окурок в массивной бронзовой пепельнице, стоящей на столе. – Пора.

«Живая дорожка» доставила всех к залу перехода за пять минут. Мартин и Марта встали в центр серебрящегося посреди зала круга и взялись за руки. Видимо, машинально.

- Готовы? – осведомился Никита, усаживаясь в рабочее кресло напротив пульта. – Настройки прежние. Москва, Лефортовский парк. Сейчас там двадцать три часа тридцать минут. Поздний вечер.

- Жми, – сказал Мартин и поощрительно махнул рукой.

- Поехали! – Никита ткнул пальцем в нужную клавишу.

Воздух вокруг Мартина и Марты покрылся искристой рябью, басовито загудела и лопнула невидимая струна, и вот уже в зале остались четверо, а двое непостижимым образом перешли в другой – безумно далёкий и в то же время совсем близкий и, главное, родной мир.

- Вот никак я всё-таки не пойму, – задумчиво произнёс Женька. – Если, к примеру, стартовать отсюда, с этой планеты, на каком-нибудь звездолёте, то сколько времени придётся лететь до Земли?

- Наверное, от типа звездолёта зависит, – хмыкнул Никита. – Прости, но я не специалист по звездолётам.

- До Земли отсюда далеко, – сказал Влад. – Жень, ты разве забыл? Оскар рассказывал, что относительно Солнечной системы мы находимся на диаметрально противоположном краю галактики Млечный Путь. Тебе напомнить диаметр нашей галактики?

- Не надо. Ладно, скажем спасибо, что это хоть наша галактика, а то ведь вообще могло забросить на край Вселенной.

- А какая разница? Достаточно знать, что для тоннелей Внезеркалья расстояний не существует. Что километр, что миллион световых лет, что иная реальность – всё едино.

- То-то и удивительно, – сказал Женька. – До сих пор не могу привыкнуть и понять, как это работает.

- И никто не может, – заверил Никита. – По-моему, даже Оскар. То есть понять он не может, а привык наверняка. За миллион-то лет!

- Не ломай голову, – посоветовал Влад. – Это как с электричеством. Все им пользуются, но никто не знает, откуда оно берётся и что оно вообще такое.

- Как? – удивилась Маша. – Все знают, что электричество – это... э-э... упорядоченное движение электронов. Нет?

- Стада диких электронов бродили по бескрайним просторам земли, – продекламировал Никита. – Пока не пришёл Фарадей и не упорядочил их и не заставил работать. Всё не так просто, Машенька. Природа электричества действительно не до конца ясна современной науке. И не только электричества.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей