Вадим Денисов: Остров. Таймырский транзит
Электронная книга

Остров. Таймырский транзит

Автор: Вадим Денисов
Категория: Фантастика
Серия: Северный цикл книга #2
Жанр: Альтернативная история, Боевик, Приключения, Фантастика
Опубликовано: 14-04-2016 в 21:05
Просмотров: 1404
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 100 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (0)
Вторая книга из серии "Северный цикл". Из всего описанного в романе что-то не происходило никогда, что-то усилено метафорой, а многому еще только предстоит произойти в недалеком будущем. Захватывающие приключения, смертельные схватки, встреча с Неведомым ждут героев романа Вадима Денисова.
Не рецензированный полный авторский вариант текста.
«…Антенна парит над спящим городом, едва заметные капли ночной влаги оседают на ней. У антенных вводов нарастает прибой радиоволн, примчавшихся сюда со всех концов планеты. Медленно вращается верньер настройки. Комната выплывает в океан. Огромная и сложная жизнь напоминает о себе дробью морзянки, глухими голосами, треском трамвайных разрядов, дальних гроз, невнятным шорохом космических волн. Солнце взрывается гигантскими протуберанцами, швыряет к Земле биллионы биллионов заряженных частиц, злых и беспощадных, в коротких схватках они мнут, заглушают, искажают земные радиоволны. И только рука радиста может помочь земной волне в этой неравной драке – железная рука и прекрасный слух, и терпение охотника, и талант, который, правда, нужен всюду…»

В. Конецкий, «Повесть о радисте Камушкине»

(Карское море, острова Гейберга, 77° 40’ с.ш., 101° 10’ в.д.)

Трудно быть героем

Каждый человек по-разному приходит к своему Острову. В зависимости от ситуации, цели и собственного понимания сути этого чудесного термина-феномена. Десятого августа 2015 года это произошло вот так…

…Сухогруз повышенного ледового класса «Хараелах», приписанный к порту Дудинка, шел с грузом цветных металлов и платинового концентрата в проливе Вилькицкого, разваливая оранжевым форштевнем студеную воду Карского моря на темные тяжелые пласты. Кому романтика, а кому пахота… Привычные места, привычная работа – выполнялся плановый контрактный рейс на Сиэтл. Шла Большая Денежная Игра, «помощь цветным металлом задыхающемуся американскому бизнесу». Борьба за оставшиеся на планете ресурсы.

Космическая мерзлота пучины чувствовалась даже взглядом.

Двое мужчин средних лет, одетых достаточно комфортно для реалий арктического климата в начале августа, стояли с правой стороны гигантской палубы и, облокотившись на борт, вели неспешную беседу о всяком. Валера, старший радист сухогруза «Хараелах», напористо обволакивал собеседника туманным облаком полярных легенд и баек и дорогой туалетной воды от «Boss». Знаменитая морская травля, святое дело. Тем более что рассказчик это самое дело, как и предмет рассказа, знал досконально.

– …И вот, уже в семнадцатом году, опасаясь очередного обыска, Боря Вилькицкий намертво замуровал в стену отцовской квартиры свой золотой наградной кортик. А по легенде и слухам, и еще много чего еще заховал… Так что, и это оружие, и весь клад, по тем слухам весьма и весьма изрядный, как и сам командор, отныне навечно пребудут в морской столице России. Я иной раз как представлю себе наглядно, сколько в старых питерских домах всякого интересного напрятано…

Валера с азартом хлопнул собеседника по плечу тяжелой рукой упитанного мужчины и добавил:

– А вот как тебе сам факт, что человек, совершивший последнее великое географическое открытие на нашей планете, был русским морским офицером!

Его собеседник и покорный слушатель, одетый по полярному пассажир, среднего роста и неброской внешности сухощавый шатен – Игорь Лапин, внимательно вникал в перипетии злоключений и радостей исследователей Арктики. Иногда поддакивал, иногда старательно делая вид, что верит всему сообщаемому. Понимал, – так надо, так принято. Хоть и сам он знал об этих местах немало, так как был Игорь коренным норильчанином, всю жизнь прожившем на Севере, и потому запечатленные на картах имена Лаптевых, Лонга и Бегичева не были для него пустым звуком.

Изредка спорил, но чаще просто уточнял.

– И что, так никто и не пробовал найти?

– Куда там… Все мертво! Легенда. А легенды не находят, с ними живут.

– Ну да, ну да… – Игорь Лапин понимающе вздохнул, снял с головы полартековскую шапку, подставив на мгновение короткие серые волосы напору холодного воздуха, и накинул капюшон утепленной камуфляжной куртки, чуть затянул. Так теплей. Немецкого производства модель для «северного охотника». Немцы вообще хорошую одежду делают… Кстати!

– А фрицы тут шалили?

– А то!

– Прямо в этих местах?

– Да сейчас эти места и появится. Нет… Вон туда следи глазом! – обрадовавшийся новой теме Валера потянул рукой у горизонта, вперед и вправо. – Там острова твои вожделенные, имя Гейберга носящие. Там тебе и сидеть со своей радиоаппаратурой! И вот там-то и встречали наши ребятки фрицев, самые первые встречали, прямо как погранцы Брестской крепости… Ужас.

Собеседники задумчиво помолчали, оценивая перспективы встречи тремя уставшими сотрудниками выносной метеостанции вооруженного до зубов десанта обученных, прекрасно подготовленных и экипированных немцев.

Страшно представить…

Лапин прервал ментальный киносеанс очевидным вопросом, сиюминутным поиском смысла бытия, так сказать:

– Ну, толк-то хоть был от этих «встреч»?

– Да как тебе сказать… – радист задумчиво потер переносицу, смахнул брызги с рыжих усов. – Немцы начинали операцию «Вундерланд» – «Волшебная страна», с карманным линкором «Шеер» во главе. Там много невыясненного до сих пор. Но наши рубежи не спали, спали наши штабы… В сорок втором году, уже начиная с середины месяца, наши береговые службы радиоперехвата могли пеленговать в Карском море немецкие подводные лодки. А двадцать четвертого августа гидросамолет «Арадо», взлетевший с палубы «Шеера», был замечен ребятами с полярной станции вот на этих самых островках! «Шеер» караулил «3-й арктический конвой» в составе шести сухогрузов и двух танкеров. Охранения в Карском море караван не имел, – ведь до сих пор в этих краях корабли противника не появлялись. Бортовой самолет в основном решал задачи ледовой разведки. Немцы только тут выяснили, что компас самолета показывает неправильное направление, из-за чего «Арадо» пришлось использовать только лишь в пределах визуальной видимости с «Шеера». То есть, рейдер-убийца находился совсем рядом, когда они засекли этого авиатора…

Валера сокрушенно махнул рукой и полез в нагрудный карман куртки за сигаретой. Ловко прикурил, старательно закрывшись от ветра, и продолжил:

– О чем они, естественно, своевременно сообщили в Штаб морских операций в западном секторе Арктики. Попробуй вовремя не сообщи… Причем прикинь, полярники достаточно точно описали внешний вид самолета, который не мог соответствовать ни одному отечественному типу… Вот такая подготовка была у полярников… Если бы пулемет у них был, точно сбили бы к чертям!

– И что?

– Да ничего… Никакой реакции не последовало. А «Арадо» вскоре при возвращении неудачно приводнился и полностью вышел из строя. Немцам пришлось его расстрелять из двадцатимиллиметровой зенитки. Где-то тут, рядом он и валяется под водой. Теоретически, интересно бы его найти, это можно, если с аквалангами. Эхолотом с широким конусом пройтись на моторке…

Тут Игорь спросил по-мальчишески:

– А реальные бои здесь были?

– Реальные бои? Сколько угодно! Лодки гансовские топили. Годами за ними охотились. В из числе и легендарная U-362 – одна из двух немецких подводных лодок, которые совершенно точно были потоплены родным Северным флотом.

– Всего две за все время? – Лапин недоверчиво покачал головой

– Ну, это официально признанные факты. А вот все остальные наши немногочисленные противолодочные успехи оспариваются англичанами.

– А эту «юшку» как пустили?

– Сия зараза действовала только в нашей Арктике, никого так и не завалила, хотя и претендовала на потопление английского эсминца из конвоя JW-57 в сорок четвертом. Она вышла в свой последний поход в августе сорок четвертого из норвежского Хаммерфеста в Карское море. Шла в составе группы «Грайф» из пяти лодок. На рубке эмблема желтой краской – голова со скрещенными мечами, видимо, эмблема тринадцатой флотилии подводных лодок. Эти лодки дали жизни нашим станциям! U-255 обстреляла метеостанцию на мысе Желания, спалила все постройки…

Это было по настоящему интересно, и Игорь уже не тратил душевные силы на создание имиджа слушателя академии. Валера продолжил:

– Обстоятельства гибели субмарины U-362 таковы. История глуповатая немного для немцев. Ее более удачливая напарница по этому рейду, аналогичная лодка U-957 потопила артогнем крошечный мотоботик «Норд», вышедший для зажигания навигационных огней на островах шхер Минина. Что и говорить, справились, суки… Мотобот успел сообщить об атаке по радио. На поиски этой подлодки был выслан минный тральщик Т-116. «АМ» по американской классификации, его наши по ленд-лизу получали. Про северный ленд-лиз слышал достаточно?

– Да уж, пришлось, в свое время, познакомится с темой, – задумался на секунду Игорь, вспоминая былое.

– Вот… Командир тральщика – капитан-лейтенант Бабанов. Утром пятого сентября тральщик сонаром обнаружил вместо U-957 эту самую неудачливую U-362 и потопил ее к чертовой матери залпом своего реактивного бомбомета «Хеджехог». Весь экипаж лодки из пятидесяти одного человека погиб.

Старший радист аккуратно сделал последнюю затяжку и загнал окурок в маслянисто поблескивающую поверхность Карского моря. Перегнулся через борт, посмотрел на падение огонька, значительно произнес:

– А ее командиру в сорок четвертом было всего-то – двадцать шесть лет. Это средний возраст командиров немецких лодок во время войны…

Лапин тоже заглянул за борт и тихо спросил:

– Знаешь, Валера, почему это интересно?

– Почему? – радист чуть ревностно посмотрел на Игоря. Эта «мазута береговая» ему новости сообщает на трассе Северного Морского Пути!

– Да потому что все это по-настоящему, по-честному лежит сейчас вот в этой самой, прозрачно-черной воде Карского моря…

– Да ты поэт…

– Станешь тут. Стихия, жутковатая, огромная… Вот и мысли длинные. Раньше я знал, что на Севере рубль длинней, а с некоторых пор точно знаю – тут и мысли длинней.

Собеседник одобрительно хмыкнул в короткие рыжие усы.

– Молодец. Быстро втыкаешься! Ну ладно, мне на мостик пора идти, надо бы со старпомом график личных РДО согласовать, пока он не сменился…

Спустя несколько минут после того, как Лапин остался на палубе один, он увидел на горизонте всплывающие точно в предполагаемом месте невысокие горбики островов Гейберга, «адски черные», как их описывал в своих романах-странствиях великий писатель Виктор Викторович Конецкий. Какое-то время над морем повисла чарующая тишина. Ветер полетел ровно и мягко.

А потом началось.

Сначала Лапин прикинул оставшееся до десантирования на острова время и отправился на корму сухогруза – еще раз взглянуть на приличную горку баулов, коробок и ящиков, составляющих все его имущество и все матобеспечение на две ближайшие недели. Именно такой срок Игорю Лапину предстояло отслужить согласно подписанному контракту на затерянных в Русской Арктике островах Гейберга, устанавливая и испытывая новую антенну и аппаратуру связи.

Все это «робинзонское» мероприятие происходило под эгидой Комитета Безопасности Республики Таймыр. Дело добровольное, тяжелое, но нужное, а кроме того, по-настоящему интересное и хорошо оплачиваемое. Сама высадка и характер работ Лапина были в меру засекречены. Не то, что бы «геть, шпионы», но определенные меры сокрытия информации комитетчиками приняты были… Это его друг, Андрей Донцов, ныне немалый чин в Комитете, сблатовал проверенного человека на такое дело, отрекомендовав кадровикам именно Лапина, как первейшего в округе специалиста по дальней радиосвязи. И Игорь согласился, хоть и несвойственно ему это было. Зарок он дал с молодости – не лезть в авантюры… Правда, в последние годы зарок страдал.

Хорошее мужское приключение, да и семейному бюджету немалое подспорье. Солидное денежное вливание совсем не помешало бы – большие планы назрели…

Приятному ожиданию интересной работы в экзотическом месте мешало лишь одно немаловажное обстоятельство. Лапин высаживался один. Его напарник слег в больницу в последний день перед вылетом в Диксон. Все мероприятие оказалось под угрозой срыва, так как отправлять человека в одиночку было рискованно. Однако Лапин сам предложил «робинзонский» вариант. Чего страшного? Через две недели за ним зайдет судно. Связь с базой будет, уж в этом-то он не сомневался ни минуты. Опыт автономного проживания у него был достаточный. И руководство Комитета, скрепя сердце, но, явно радуясь разрешению патовой ситуации, дало добро.

Плохо было и то, что никто так и не смог ему рассказать толком про эти острова. Даже карту приличную для одинокого полярника нашли с трудом. Немного знали ныне люди об этих суровых местах.

Там, на осевой линии Севморпути, где когда-то упирались атомные богатыри и летали оранжевые самолеты ледовой разведки, сейчас не было практически никого… Три станции – на островах Правды, Гейберга и Тыртова были основаны в сороковом году прошлого века как выносные и действовали сначала лишь в период навигации. Спустя какое-то время они начали работать постоянно. А потом все они канули в лету во времена известных смут и перестроек. И дорога, которую эти люди и эта техника с таким трудом пробивали, лежала вот тут, совершенно пустая и большее время года совершенно бесполезная «вследствие отсутствия должного обеспечения судоходства». Службы все же постарались и сделали аэрофотоснимок четырех клочков земли. Радостного там было мало, ландшафт надежд не внушал. Омертвелая земля, без кустика, израненная ветром и снегом, похожая на мертвую тушу огромного морского животного.

Что там осталось от скупого хозяйства бывшей метеостанции, никто не знал. Правда, автоматический маяк – «полярка» еще работал.

Ладно, на месте разберемся…

Первым делом он проверил кота.

Хвостатый напарник Лапина, приговоренный к присмотру после уезда друга и хозяина в отпуск, автоматически попал в десантную команду. Здоровенный кот по имени Барсик имел колоссальный тундровый опыт и, как лайка, требовал проживания летом на свежем воздухе, неизменно сопровождая своего хозяина, Сергея Майера по прозвищу Сержант, во всех его многодневных выходах на природу. Но Сержант отправился путешествовать за границу, куда кота было взять не реально. После недолгого совещания в тесном кругу Лапин решил взять Барса с собой, благо никаких забот это не сулило, зверский кот был очень опытен, адаптировался к полевым условиям, моментально становясь «ручным хищником на самообеспечении». Час назад Игорь с трудом изловил этого черта возле камбуза и запер в сложный дырявый контейнер камуфляжной раскраски (Сержант страстно любил это цветовое решение) с утеплением. Теперь этот пушистый гибрид сибиряка и перса горестно выглядывал наружу, выставив напоказ длинные усы и две толстые лапы. Собственно, за это он и имел дубль-кличку «Толстые Лапы». Или просто «Лапы».

Свою лодку модели «Futura Commando» стального цвета с кевларовым покрытием он накачал еще вчера. Навесил и проверил мощный мотор «Evinrude». Дополнительно принайтовал весла к бортам – не дай бог, сорвет на скорости, и не заметишь, как потеряешь…

Вроде, все итак в порядке, но проверить снаряжение все же следовало, хотя бы из психологических соображений, предстартовый мандраж давал о себе знать. Да и надоело уже ему так тщательно бездельничать на борту рабочего сухогруза. Все были заняты делом, а Лапину, вот… – байки слушать!

Перетянув заново пару непромокаемых баулов, Лапин наконец-то упокоился и сел прямо на тюки рядом с котом, протянул к нему руку и почесал мохнатую лбищу между ушами. Барс заурчал и обхватил кисть лапой, придерживая кайф. Все шло нормально. Теперь оставалось только ждать.

Когда он услышал взрывной ревун «Хараелаха», то ничего особенного не заподозрил. Хоть и редкость ныне, но номинальное событие. Идет встречное судно с хорошим нужным грузом, расходятся бортами. Приветствие капитанов на трассе. Типа, фарами мигнуть… Однако, вздрагивание корпуса судна и явное снижение скорости заставили его подняться и поспешить вперед, на разведку. Пока он встал, еще раз подтолкнул тюки друг к другу, застегнулся и относительно неторопливо пошел мимо надстройки, судно заметно потеряло ход. Ревун за это время прогремел уже четыре раза.

Впереди было препятствие, авария либо иное ЧП.

Выйдя на левый борт, и бегло оглянув горизонт, Игорь поначалу не заметил ничего необычного. Темная вода, ледовые поля вдалеке и прилично увеличившиеся в размерах острова Гейберга. Он оглянулся на крылья мостика. Старпом стоял на левом крыле, и что-то эмоционально говорил двум людям, стоявшим рядом. Достаточно нервно и порывисто манипулировал руками. Было видно, что он сильно раздражен. Временами старпом поглядывал в большой морской бинокль и вновь принимался размахивать руками, помогая себе материться. И только тогда, проследив по направлению руки начальства, Игорь легко заметил черное вздутие на воде, лежащее почти прямо по курсу сухогруза. Чуть в стороне по ходу «Хараелаха» на воде распласталась огромная распластанная туша подводной лодки! Покатая раздутая рубка, шпили антенн и перископов.

Субмарина безжизненно лежала на поверхности воды, даже не покачиваясь – размеры позволяли ей не обращать внимание на мелкую зыбь. Лодка (кто только слово такое придумал для этой махины!) одновременно индуцировала агрессию, уверенность и страх. Уверенность в собственной мощи. Это для своих. А страх – для парней с соседней улицы… Собственно, для того она и была создана.

– От, дают, гады! Охренели вояки совсем! Никакой управы… Это все московские штучки, – без всякой мотивации, но веско заявил голос за спиной. – Ух и моща, однако!.. – говоривший зло щелкнул пальцами, громко и сочно.

Лапин узнал голос боцмана, довольно молодого здорового парняги двухметрового роста, обрадовался присутствию знающего опытного человека и спросил:

– А что это значит? Случилось что-то?

– Сейчас узнаем… Наверное, ничего ахового не случилось. А вот если в этом районе Федерация решила стрельбы проводить, или что-то секретное замыслила, то нам маршрут точно срежут! В лучшем случае, тормознут нас тут. Паразиты. – Боцман ответствовал солидно, но перед этим картинно сплюнул за борт, точнее, сделал вид, что сплюнул. Настоящий моряк.

Тем временем народу на палубе заметно прибавилось.

Появились бинокли, нарастал гул разговоров, одновременно повышалась тональность мнений. Как бы узнать поточней? Лапин не был вхож в круг руководителей сухогруза, и напрямую обращаться к начальству с вопросами не решался. Вот если Валеру спросить… Но поди, отвлеки его сейчас от дела! Игорь вспомнил и про свой бинокль – компактный «Бушнелл», лежащий в нагрудном кармане.

Так, вот лодка… какие-то люки… рубка… вот это рубка! Сюрреалистический дом-обсерватория на горной подошве! А это что? Лапин увидел, как на вершине высоченной рубки размером с дом появилось несколько фигур, и только тогда стали очевидны размеры этого подводного чудовища! Да это атомоход! И что ему тут надо?

– Игорь, пойдем быстро, срочное дело есть! – неизвестно откуда вынырнувший Валера настойчиво тянул его за рукав.

– Что случилось? – выдохнул Лапин, уже словивший легкую адреналиновую дрожь.

– Глушат нас, – буркнул Валера, направляясь к рубке, – у меня ни одно устройство не пашет. Помехи валят такие, что чайник без розетки воду вскипятит. Все частоты забили, сволочи!

– Постой… Ты хочешь сказать, что эта подлодка и глушит аппаратуру «Хараелаха»?

– А кто же еще!? – удивился непониманию очевидного Валера, – что тут сложного? Им это – раз плюнуть!

Кому им? Они уже поднимались по крутому боковому трапу, когда навстречу им вылетел взъерошенный старпом, быстро кивнув Лапину, сразу развернул его за плечо к себе, составив, таким образом смену конвоирующему радисту и тут же, сходу поставил идиотскую боевую задачу:

– Так! Товарищ Лапин, тут вот такое дело… У вас есть какое-нибудь средство связи типа автономного спутникового телефона? Или еще чего? Чтобы частота передачи сразу не ловилась?

Неуверенно пытаясь освободиться, Игорь произнес, искренне желая внести хоть какую-то ясность в происходящее:

– Да что происходит? Вы мне разъясните ситуацию! Тогда можно будет что-то делать и думать. Что от меня требуется?

– Требуется с берегом связаться, и как можно быстрей! – стармоп явно не привык к неповиновению в любой форме и откровенно психовал. – Вы можете наладить связь с Диксоном?

В это время из рубки вылетел морячок, наверное, вахтенный, и заорал на весь коридор высоким голосом:

– Михал Кастантиныч! Вас капитан срочно к себе вызывает! Говорит, никаких действий пока не предпринимать!

– Тьфу ты, черт… Будьте здесь, я сейчас выйду! – с этими словами старпом лесной ланью скакнул наверх и исчез за дверью судовой рубки. Еще и оглянуться успел тяжелым взглядом – попробуй, мол, скройся…

Игорь молча посмотрел на Валеру. Тот пожал плечами, отвернулся к морю и тут же махнул рукой в направлении субмарины:

– Смотри сам.

Экипаж атомохода тем временем слаженно спускал на воду три черные надувные лодки с жестким килем, типа той, что мирно лежала на корме, украшая гору снаряжения полярного радиста. Цепочка людей стояла на обшивке, ожидая очереди на посадку. Самое нерадостное было то, что все они были вооружены.

– Блин, во дела! Нет, так не пойдет… Надо всю эту хрень прояснить. Я сейчас! – С этими словами Валера тоже скрылся в рубке, оставив Игоря одного.

Игорь посмотрел вниз. Члены экипажа, что собрались под ним на палубе, тесно обступили боцмана, а тот их, похоже, тщательно инструктировал, для чего-то взяв в руку нелепый пожарный топор красного цвета. Охрана стояла отдельно.

Три десантные лодки субмарины уже были укомплектованы вооруженной группой в черных комбинезонах. На данный момент времени подводная лодка и сухогруз находились уже совсем рядом друг от друга.

Крэк! Жестко хлопнула дверь, и из рубки вышел невысокий пожилой капитан «Хараелаха», которого Лапин видел всего второй раз в жизни. Не замечая Игоря, он быстро пошел вниз, явно собираясь спуститься на палубу. За ним торопился старпом, старавшийся успевать что-то шептать своему командиру на ухо, и еще два человека в военизированной униформе, должностей которых Лапин не знал – тоже ребята из группы охраны. Последним из рубки выскочил взъерошенный Валера. Он поравнялся с прижавшимся к стене Игорем и уныло сказал:

– Приказ таков – со связью не экспериментировать, в эфир не выходить! Они все частоты «чешут», твою мать… Предупредили старика. Строго. В общем, наш кэп любую самодеятельность запретил! Так что, твоя помощь уже не понадобиться. Теперь мы просто овцы…

– Да кто там чего «чешет»!? Хрена ли ты загадками говоришь! – уже помаленьку теряя самообладание от непонимания происходящего, спросил Лапин.

– Кто-кто… Пираты, мать их! – невесело буркнул радист после торопливой первой затяжки.

– Да ну, ты гонишь… Какие тут пираты!?

– Да вот эти, с атомохода. Блин! Вот уж не думал я, что доведется в такой переплет попасть! Черт знает что творится! Это Карское море или Карибское?

До Лапина с трудом доходило сказанное.

Согласитесь, очень непросто поверить в реальность воплощения персонажей из книг нежной юности… Тут Крайний Север, высокоширотными экспедициями веет, историей покорения Арктики и, – на тебе, вместо Папанина и Кренкеля флибустьеры двадцать первого века! Живьем.

– Так, пойдем к рациям! Что-нибудь вместе сообразим, пакетом отправим, электронной почтой… – Игорь засуетился, стремительно обдумывая техническую сторону своего предложения.

– Да брось ты! Куда мы пойдем… Как бы нам всем на дно не пойти! В таких ситуациях инициатива одна – тщательно выполнять приказ командиров и начальников.

– А мне-то что делать? – растерялся Лапин.

– Тебе… – Валера на секунду задумался, пристально глядя в ему глаза, – Иди-ка ты… к своим тюкам и сиди тихонько там. Только я прошу тебя, как лично отвечающий за твою ценную персону, сам ничего не предпринимай, и не возникай чертом из табакерки! Кэп сам все тут разрулит.

«Разрулит он… Как же. А сопровождение где? Такие ценности тащите, а охраны нет…» – подумал про себя Игорь, но вслух сказал:

– До ладно… Запугал насмерть. Не волнуйся, я что, круто выгляжу?

И направился к имуществу.

Но сначала он подошел к группе свободного от вахты экипажа, окружившей капитана, и успел услышать окончание чрезвычайного информационного сообщения:

– Повторяю еще раз, никаких глупостей! Боцман, проследите за людьми. И определите заранее, кто будет взаимодействовать при необходимости с… десантной группой. Спокойных людей подберите. Захаркина возьмите, Мишу Шлепко… ну, сами разберетесь. Им наша техника понадобится, наверняка прикажут задействовать краны.

– Товарищ капитан, ну неужели ничего нельзя сделать? Надо дать им отпор! У нас и ракетницы есть, а у Меркулова ствол нарезной! – веснушчатый хлопчик в светло-голубой тельняшке и спортивной куртке явно рвался в бой, прокручивая в голове кадры «Пиратов Карибского моря». Видать, на тренажерах упражнялся.

Команда была взволнована и раздражена, но иных признаков вызревания опасных думок о самодеятельном сопротивлении и уходе в трюмные партизаны пока не наблюдалось.

– Можно делать только то, что я приказал и как я определил! Это не просто бандитская шайка, а готовые на все люди с абсолютно определенной целью, вооруженные так, что… Что могут распахать целый город!

– А мы заложников возьмем! Заведем переговоры с их капитаном, то, да се… А там, глядишь, и с Большой Землей свяжемся как-нибудь! – не унимался потенциальный «матрос Железняк».

– В случае малейшего неповиновения нам просто воткнут в борт торпеду, и в ледяной воде, товарищ матрос, вам ракетница не пригодиться, – капитан остановился на то время, что требовалось для принятия окончательного решения по выступившему поборнику активного сопротивления.

– Старпом, матроса Голованова запереть на камбузе и не выпускать до моего распоряжения. – Капитан вынес вердикт спокойно, даже устало.

Старпом молча кивнул, а потом кивнул и Голованову, но уже приглашая.

Капитан был прав. Ответственность за жизни личного состава, многолетний личный опыт, трезвая оценка оперативной ситуации и понимание общей задачи сухогруза. Какие тут войны… Скупо дополнил напоследок уверенным голосом:

– Все будет хорошо. Заберут платиновый концентрат и отвалят. Его относительно немного и большого времени перегрузка не потребует. Жертвы им не нужны, во всяком случае, меня в этом заверили… Налицо четко продуманная операция на невообразимом техническом уровне. Кто стоит за ними, мне неизвестно, и, если честно, узнавать это я и не собираюсь. После того, как все разрешится, свяжемся со штабом в Диксоне и запросим порядок дальнейших действий…

Тут его прервали вопросом, так мучившим Игоря тоже:

– Товарищ капитан, а почему нет судна сопровождения? Нам охрана положена! Они что, деньги экономят?

Толпа недовольно загудела. Призрак прижимистого олигарха, экономящего на жизни и здоровье своих верных работников, замаячил на горизонте среди ледовых полей пролива Вилькицкого.

– В соответствии с контрактом, корабль сопровождения должен был встретить нас за траверзом острова Врангеля. Чего ему тут делать… – тут капитан сухо закашлялся, сообразив, что сморозил глупость, – Ну, так вышло! Никто из Штаба не мог предположить вероятность грабежа на Крайнем Севере…

Все задумчиво молчали. Действительно, ну кого тут можно обвинить? Где это видано – пиратство в ледовых широтах!

– Все! Всем разойтись по рабочим местам и по каютам. Боцман определит дежурную группу. Если будет приказ собрать личный состав, действовать по моим командам!

На этом капитан закончил общение с командой и неспешно возвратился в рубку. И правильно, подумал Игорь. Как бы ни развивалась ситуация дальше, негоже первому лицу встречать захватчиков у трапа!

На эту незавидную роль определили старпома.

Когда первые лодки причалили к борту сухогруза, и захватчики под прикрытием пулеметов всей досмотровой группой карабкались по штормтрапам, Лапин уже не то что бы спрятался, – разумно притаился среди своих баулов. Хотя… Шальная мысль – оказать достойное сопротивление таинственному врагу, завалить гадов, одержать неизбежно удалую викторию с последующим захватом подводной лодки, и торжественным водружением над черной рубкой флага Республики Таймыр не давала ему покоя.

Хотелось восстановить справедливость.

…Если человек не работает в полицейских структурах, не является профессиональным юристом или не является членом преступного сообщества, то ему чрезвычайно сложно осознать, что грань преступного мира проходит рядом с обыденной жизнью, и в любой момент организованный злой умысел может легко поломать жизненные планы мирного человека. А если такой человек еще и достаточно смел, упрям и решителен, то жажда к сопротивлению и восстановлению справедливости, так, как он ее понимает, вполне оправдана и понятна. Однако знание реалий, трезвая оценка ситуации тоже играют свою роль, сберегая от поспешных шагов и необратимых ошибок…

Возможности для эффективной обороны у него были.

В наличии тренированное тело альпиниста среднего роста без признаков застарелого жирка. Отличная выносливость и резкость.

Было у Лапина и оружие. На арктических островах встреча с крупным зверем более чем «не редкость». Огромные белые медведи – страшные охотники Арктики, самые большие сухопутные хищники на планете, ни на день не дадут расслабиться обитателям удаленных береговых и островных поселений! Хорошо наблюдать за симпатичным мишкой с борта ледокола или через иллюминатор вертолета. Меховые увальни легко и смешно перекатываются по торосам, умиляя наблюдателя природной прелестью движений. Другое дело – встреча лоб в лоб, когда зверь голоден и беспощаден!

И заходы росомахи на север Таймыра случаются. Ранее она не отмечалась севернее устья реки Зырянка в Енисейском заливе, не было ее и в окрестностях Диксона. Вероятно, с изменением маршрутов движения северных оленей росомахи следуют за кочующими стадами, отбивая одиночек и больных. В отчетах работников полярных станций отмечены регулярные встречи этого зверя в низовьях рек Нижняя Таймыра, Ленивая и у полярной станции и погранзаставы «Эклипс». Отмечены случаи появления этого хитрого и коварного зверя и на арктических островах…

Бывают тут и олени. Их видели и на островах Гейберга, и на Русском. Это, как правило, небольшие кочующие стада. Для обалдевшего от радости белого медведя это щедрый подарок!

В общем, зверь тут водился, жил своей жизнь, и не собирался мириться с вторжением человека в свой законный ареал. Возможная агрессия прогнозировалась заранее, и на этот случай у Лапина имелся достаточно веский аргумент – полуавтоматический карабин «Архар» калибром 7,62, на базе СКС. Лапин никогда не был записным милитаристом, но что такое хороший ствол, знал не понаслышке. И поэтому, наблюдая за всем происходящим на палубе, Игорь постоянно прикидывал, есть ли у него реальная возможность изменить ситуацию в пользу экипажа «Хараелаха».

Пока что удача не высвечивалась.

Захватчики действовали слаженно и четко!

Они не стали запирать экипаж в трюмах и выстраивать колонны военнопленных посреди палубы. Многочисленные фильмы о чудовищном сопротивлении в закромах современной техники с помощью спрятавшегося в машинном отделении «Рембы» их явно не пугали… Как будто они достоверно знали, что на камбузе не скрылся с тактическим кухонным тесаком в руке зловещий айкидошник – Стивен Сигал, гроза террористов всех мастей. Не встретят они его тут, не познакомятся со знаменитым актером…

Трое старших в бандитской группе просто разогнали экипаж по рабочим местам. Один из них поднялся в рубку, наверное, для разговора с капитаном. Черный десант полностью блокировал палубу возле надстройки и принялся с помощью боцмана и нескольких членов местной такелажной команды оживлять подъемную технику сухогруза, извлекая небольшие аккуратные деревянные ящики с концентратом. И пошла работа. Задействовали только один кран и открыли только один трюм. Гигантские крышки открылись, безропотно отдавая захватчикам самую, пожалуй, ценную, часть судового груза. Нелепое ощущение обыденности грузоперевалочной операции соседствовало со страшной экзотикой черных комбинезонов и автоматов за спинами…

Гремели механизмы, сыпались приказы судовой бригаде. На коротком плече бодро курсировали огромные надувные лодки, перетаскивая драгоценный груз в чрево субмарины. Короткие команды, толковая продуманная работа, все без суеты и спешки.

Два человека обошли периметр судна, осматривая каждый закуток и, естественно, наткнулись на Лапина. Совершенно спокойно, на чистом русском командир досмотровой группы, амбалистый кабан с лысым черепом и светло-серыми бездонными глазами приказал ему подняться. При этом он небрежно повел стволом короткого «узи». У другого был ствол посерьезнее, «калашников». Лапин встал и молча отошел в сторону. Пираты бегло осмотрели наваленное на палубу хозяйство Игоря, затем небрежно попинали надутый «зодиак», прокомментировав, что их лодки куда как круче. После чего старший без всякой агрессии в голосе, но с неизбывным хамством спросил:

– А ты что за чертила такой? Почему не на рабочем месте, или приказа не слышал? Чего тут пасешь? Твои шмотки?

Лапин уже принял стратегию. Войны не будет – не то случай, зароют сразу… Поэтому он старательно разыграл классического «ботаника» и поспешил ответить с легкой напускной дрожью:

– Я – гидролог Арктического отделения Сибирской Академии. Я не член экипажа судна, меня должны были скоро высадить. Это снаряжение исследовательской экспедиции, я прошу вас быть поосторожней, там хрупкие приборы! – В этот момент он мысленно пожалел, что не носит очков, пригодились бы в таком дурацком сценарии…

– А! Паганель… Наука? Ну, давай, наука, сиди тут мертво, как овощ, и не вставай. А то накажу! Вкурил? – с этими словами бандит легко выдернул с шейной подвески небольшой черный нож с цапкими зубьями лезвийной пилы – серрейтора. Легко и резко сделал пугающий выпад без замаха. Клинок прочертил в воздухе перед грудью Игоря черную полосу и так же мгновенно вернулся в пластиковые ножны.

Игорь не успел ни испугаться, ни отскочить. Он еще не вошел в реалии своего нынешнего положения, не смог ни привыкнуть, ни смириться с новой, сплошь виктимной ролью жертвы. Но почувствовал, как острая ненависть начинает заливать ему сердце. Это как-то почувствовал и другой пират.

Человек, не участвовавший в разговоре, закончил осматривать лодку и нарисовался рядом. Это был смуглолицый, генетически обожженный нездешним жарким солнцем азиат, причем Лапин не смог хоть примерно определить родину бандита. Он был похож и на китайца и на вьетнамца, и на афганца одновременно. Но более его лицо запоминалось Игорю крупными формами и толикой европейских черт… Неразборчивая татуировка на правой щеке. На поясе висел тяжелый нож в больших ножнах, похоже, холодное оружие было в почете у этой атомоходной преступной группировки. По форме ножен, рукояти и габаритам ножа можно было допустить, что это что-то типа «кхукри» – национального холодного оружия гуркхов Непала. Висит такой ножище дома у Андрея Донцова, друга детства, соратника по приключениям… На стене висит, гостей пугает. На непальца человек был непохож, уж их Игорь насмотрелся во время туристической поездки в Катманду, все лелеял мечту молодости об теперь уж недостижимом Эвересте. Но это был явно «кхукри», причем не «новодел» от фирмы «Колд Стил», а настоящее, кустарное изделие. Серьезное оружие! Впрочем, Донцов тоже не гуркха и не Тенциг Норгей какой, а подобный рабочий предмет имеет, холит и лелеет. Его наличие, со слов того же Донцова, говорит либо о кровожадных наклонностях владельца, либо о наличии немалой практики применения… Коллекционеры предпочитают более броскую отделку и зеркальный блеск.

Чуть раскосые нездешние глаза одновременно зло и насмешливо глядели на Игоря, и тот допустил второе…

У Игоря тоже был нож, как же без него на Севере… И не один. Тот, который «всегда с тобой», небольшой «Полар» норвежской фирмы «Хелле» висел на груди, опираясь на шею тонким кожаным ремешком.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей