Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Александр Баренберг: Голем из будущего. Конкистадор
Электронная книга

Голем из будущего. Конкистадор

Автор: Александр Баренберг
Категория: Фантастика
Серия: Голем из будущего книга #2
Жанр: Альтернативная история, Исторический, Попаданцы, Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 02-08-2016
Просмотров: 1029
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
.mobi
   
Цена: 70 руб.   
ОПЛАТИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (2)
Вторая книга цикла "Голем из будущего". Современный русскоязычный израильтянин проваливается в 13-й век, где его принимают сначала за Голема, а затем и вовсе за Мессию, призванного вернуть еврейский народ из Рассеяния. А для этого мало собранных "на коленке" примитивных ракет и отравляющих газов - потребуется еще и целая армия. Но где взять денег? Где-где - в Новом свете! А значит, придется ему открыть Америку и стать первым еврейским конкистадором! А заодно - сплотить команду своих сторонников!
С недельку постепенно привыкал к новому положению, возникшему после осознания того печального факта, что застрял в тринадцатом веке на неопределенное время. После почти года неясностей, сменившихся было надеждами я, израильтянин из двадцать первого века, волею то ли Бога, в которого вроде бы не верю, то ли инопланетян, в которых не верю немногим меньше, и стараниями инициативного каббалиста-недоучки попавший в тринадцатый век в клонированное с помощью моей же ДНК тело, осознал, что задачка оказалась гораздо сложнее, чем предполагалось. Настолько сложнее, что как бы не пришлось остаться в средневековье до скорого, скорее всего, окончания этой скорбной жизни. Я тут совсем не бедный человек, однако разве могут сравниться увеселения, доступные местному богачу с, хотя бы, всего лишь простым ежедневным доступом в интернет. Не говоря уже о совсем унылых бытовых "удобствах".
Душевные терзания заняли даже больше недели, учитывая почти ежевечерние сидения над стремительно сокращающимися запасами прихваченного из Мюнхена самогона в попытках снять стресс. Из чего, разумеется, следовало, что примерно столько же дней я провел и в своем собственном времени, ведь единственной отдушиной в депрессивном средневековом окружении являлась способность после сильного алкогольного опьянения ненадолго возвращаться в свое родное время. До ближайшего глубокого сна. Иногда мне казалось, что эта способность - скорее насмешка неведомого шутника, забросившего меня сюда. Хотя подразумеваемый юмор ситуации до меня пока как-то не дошел...
Так часто сновать туда-сюда мне еще не приходилось, но печень, хоть и молодая, но не казенная, и бесконечно такое непотребство продолжаться не могло. Хотя ежедневные "возвращения" позволили пообщаться с друзьями и навестить родственников, чего я давно уже не делал. Всегда требовалось что-то срочно узнать в интернете и на остальное времени уже не оставалось.
Промежутки между утренним похмельем и вечерними дегустациями занимали обычно разговоры с Маймонидом. Дотошный старик выспрашивал в мельчайших подробностях о всех событиях будущей восьмисотлетней истории, о научных открытиях и тому подобном. За неделю он, честно говоря, достал меня уже конкретно. Несмотря на возраст, энергии и напористости ему было не занимать, и уйти от подробного ответа на дотошные вопросы не представлялось возможным. Пока старикан не удовлетворит свое неуемное любопытство - не отвертишься. Это тоже послужило одной из причин моего решения завязывать с подзатянувшимся пьянством.
Другой причиной явился Цадок, ежедневно навещавший меня в доме Маймонида, где я получил большую роскошную комнату, чтобы не тратить время на путь из гостиницы. Осторожно пробиравшийся через черный ход, боясь ненароком попасться на глаза имеющему на него зуб старцу, купец пополнял мои запасы самогона и с каждым днем все более настойчиво начинал нудеть о необходимости отправляться в обратный путь. Мол, торговые сделки все закончили, привезенные товары продали, на обратный путь закупили, пора и честь знать. Каждый следующий день постоя вылетает в копеечку, чего нежная душа торговца выдержать была не в состоянии. Подробностей наших бесед с Маймонидом он, разумеется, не знал, но и того что слышал хватило для окончательного убеждения в моем статусе Защитника. И далее задерживаться около почтенного, но уже абсолютно бесполезного старца Цадок считал излишним.
В общем-то он был совершенно прав. Я продолжал сидеть около религиозного авторитета исключительно потому, что понятия не имел, как жить дальше и в тайной подсознательной надежде получить от признанного в веках мудреца хоть какой совет на эту столь волнующую меня тему. Абсолютно глупой надежде, надо сказать, что было уже совершенно очевидно. Но все равно, как робкий подмастерье, ждал указаний от мастера. Однако старец их раздавать явно не собирался, каждый раз отвечая на прозрачные намеки одно и то же: Господь меня прислал, значит - сам разберусь зачем. Не дело постороннего, коим Бен-Маймон считал себя в этой истории, вмешиваться со своими глупыми советами.
Возможно, в его словах и была доля истины. Он хоть и общепризнанный гений, но гений своего времени. А у меня в распоряжении - знания и опыт дополнительных восьми веков. Кому же еще решать? Тем более, когда речь идет о будущем дорогого мне как память организма? Или, вероятно, даже и двух. Короче, пора брать себя в руки!
Нет, план вот так сразу не появился. Я не о гашише, которым свободно торговали на местном рынке (наркоконтроля на них, гадов, нету!), а о плане действий. Единственное, что пока было очевидно - любое решение потребует, прежде всего, финансов. Серьезный план - серьезных финансов. Значит, надо их обрести. Как? Можно было бы, пользуясь хозяйством купца, как первоначальной базой, развивать потихоньку производство, двигать технологии, становясь крупнейшим производителем промтоваров в Европе. А то и в мире. Думаю, с технологическим аспектом справлюсь. Лет за десять. Если раньше не снесут голову завистливые феодалы, и церковь не натравит народ на ломающего устои нахала. И если гениальный по местным меркам инженер из меня (учитывая регулярную подпитку знаниями через интернет) вполне выйдет, то торговец и политик - вряд ли. Да и не хочется ждать столько времени!
Другой, более быстрый вариант - взять средства у тех, у кого они есть. Сами они не отдадут, конечно, поэтому придется отбирать силой. То есть ограбить. Очень богатых, так как денег мне надо как можно больше. Лучше всего в Европе подходит на роль жертвы Церковь, особенно один из монашеских орденов, например тамплиеры, не брезгующие торгово-денежными операциями. Еще ломбардские купцы и мои соплеменники. На казну европейских монархов даже зариться нечего, так как она состоит, в основном, из долговых расписок, выданных представителям трех вышеперечисленных групп. А вот в Ближней Азии основным кандидатом является как раз египетский султан. Кроме него, заслуживающих внимания состояний тут ни у кого нет.
Осталась мелочь - придумать способ как ограбить подобную организацию и при этом остаться живым. Возникшие было в голове картинки тайного проникновения в подземелья цитадели тамплиеров я сразу отмел как ненаучную фантастику. Пожалуй, без большой армии тут не обойдешься, а она, в данных обстоятельствах, может быть только наемная. Если же у меня будут деньги на найм такой орды, зачем, спрашивается, вообще кого-то грабить? Опять проблема курицы и яйца...
Есть, правда, еще одно средство, зачастую даже более действенное, чем деньги. Это, конечно же, идеология. Массы, захваченные доходящей до фанатизма идеей, могут свернуть горы. Причем практически бесплатно. Средства требуются только на начальном этапе, для раздувания пламени. Примеров в истории предостаточно. Однако и тут подстерегают сложности не меньшие, чем в варианте ограбления. Не говоря уже о большой вероятности утери контроля, надо еще такую идею найти. Как и подходящую для нее прослойку населения.
Моя задача в чем? Установить контроль над одним-единственным городом, даже не из самых больших. Всего лишь на полгода - год. Если забыть, что этот город находится под пристальным вниманием представителей трех мировых религий, а также стоит, по сути, посреди линии фронта ведущейся уже столетие религиозной войны, то кажется, что ничего невыполнимого нет. Только забыть не получается. Так какую такую идею я могу подсунуть массам для достижения цели? И каким массам?
Очевидно, что р-р-рэволюционные идеи типа свободы, равенства, братства и соединения пролетариатов всех стран в экстазе классовой борьбы посреди глубокого средневековья не прокатят. Церковь глубоко залила народу в глотку свой пресловутый опиум, сословная система воспринимается людьми как нечто само собой разумеющееся, а пролетариат пока отсутствует как класс. Значит, остается религиозное поле деятельности. Но тут конкуренты подсуетились. Вплоть до организации крестовых походов с той же целью, что и моя. То есть, христиане, как самая организованная и мощная сила на данный исторический момент автоматически выпадают из списка моих потенциальных клиентов. Мусульмане? У них пророк уже был, причем относительно недавно. А главное, Иерусалим как раз в их руках сейчас и находится. Вот незадача!
Остаются таки да, евреи. И мессию они как раз ждут. И возвращения древней столицы жаждут. И даже, наверное, можно при желании адаптировать идеи сионизма нового времени под реалии тринадцатого века. Вроде бы все хорошо, но и тут подводных камней не оберешься. Во-первых, евреев мало, относительно количества других, населяющих континент народов. Для полноценного "крестового" похода пожалуй не хватит. Даже если объединить под своими знаменами всех. А это, как показывает трехтысячелетняя история моих соплеменников, даже теоретически невыполнимая задача. Еще Моисей жаловался на полный разброд мнений среди доверенного ему контингента. Причем по любому поводу. Да и вообще, как это все практически организовать? Ускоренных курсов религиозных лидеров как-то проходить не случилось. Короче, на эту тему еще думать и думать...
А чтобы лучше думалось, не взглянуть ли мне на место действия вблизи? Может, еще какие мысли в голову придут?
Еще несколько минут пришлось потратить на борьбу с вдруг остро возникшим желанием плюнуть на все и забиться в какой-нибудь тихий уголок. Подъемные у меня есть, заработал, так что вполне хватит на уютный домик где-нибудь в глуши. Буду жить в свое удовольствие и потихоньку изобретать всякие бытовые полезности, типа унитаза со смывом. Только подобрать такое место, где точно в ближайшие лет сорок не произойдет никаких войн, восстаний, эпидемий, землетрясений и прочих катаклизмов. А есть ли такое вообще в тринадцатом веке, исключая ненаселенные районы? Что-то сомнительно. Да и вообще, это не решение, а просто оттягивание оного. До того момента, когда поздно уже будет что-либо предпринимать...
Встряхнув головой, прогнал из нее пораженческие мысли и отправился на поиски Цадока. Разговор решил начать с хорошей новости - мы, наконец-то, уезжаем. Не успел купец обрадоваться, как я огорошил его плохой - не домой! Не то чтобы совсем в другую сторону, но крюк получится немаленький, как по расстоянию, так и по времени. Сразу приступил к составлению плана путешествия, не обращая внимание на нытье своего спутника о гигантских убытках, которые мы несем, задерживая доставку закупленных здесь товаров в Европу. Впрочем, он ограничился минимумом причитаний, только ради соблюдения приличий, так как спорить с Защитником не решался. Надо тому в Иерусалим, значит придется ехать!
Имея в распоряжении корабль, глупо было бы тащиться через пустыни Синая, поэтому сухопутный вариант я даже не рассматривал. Благодаря действиям брата нынешнего египетского правителя не только сам Иерусалим оказался на территории султаната, но и несколько портов на побережье Средиземного моря. Ближайшим из них, как выяснилось после вечернего "путешествия" в эпоху наличия интернета, оказалась Газа. В древности известный город, а сейчас, в средние века - просто большая деревня. И уже оттуда дня за три можно было добраться сушей до цели нашего путешествия. Правда, чтобы не "зацепить" территорию, подконтрольную христианам, надо было сделать некоторый крюк. Но лучше обойти, во избежание лишних сложностей. После известного случая местные погранично-таможенные пункты мне не нравятся.
Тепло попрощались с Маймонидом. Я не стал выражать надежду на новую встречу - после того, как сам же и сообщил старику, что жить тому осталось менее полугода, это звучало бы издевательством. Впрочем, сам мудрец к своему близкому концу относился с презрением истинного философа и не заострял на этом моменте внимания. Пожелал мне успешно выполнить возложенную Господом миссию и мы расстались.
По пути в Александрию переговорил с командиром своих наемников. Мы договаривались о найме только на путь до Египта и теперь я поинтересовался, готов ли Олег со своими людьми продолжить сотрудничество и на внеплановом маршруте. Отказа практически не опасался - после того, как беженцы из Галиции познакомились с моими техническими новинками, просто так уже не отстанут, попрутся хоть на край света. Да и трений никаких у нас до сих пор не возникало. Что командир отряда наемников сразу же и подтвердил, даже не заговорив о повышении тарифа на услуги. Впрочем, я уже выделил им премию за успешное проведение морского боя сверх оговоренной платы.
И вот опять вокруг нас - море. Не совсем вокруг - справа, в паре километров, египетский берег. Совершенно пустынный, лишь изредка коричнево-желтые безжизненные пейзажи сменяются жухлой зеленью оазисов и убогими строениями рыбацких деревушек. Корабль веду я. Капитана нанимать не стали. Не потому что денег было жалко, просто ни одна рожа из числа имевшихся в александрийском порту кандидатов в наемные судоводители не вызывала никакого другого желания, кроме как съездить по ней чем-нибудь тяжелым. В профилактических целях, пока ее обладатель ничего не украл и никого не убил. Проведя несколько подобных "интервью", мы отказались от этой мысли. Я опять сгонял в будущее и на следующий день старательно зарисовывал на листе пергамента лоцию нужного участка средиземноморского побережья. Лоция, конечно, соответствовала состоянию морского дна в двадцать первом веке, но зато была гораздо более подробная, чем ее местный аналог, купленный за сумасшедшие деньги из-под полы у одного из служащих александрийского порта. Еще имелась трофейная карта, ранее принадлежавшая покойному Марко, бывшему капитану корабля, но та была совсем плохонькая. Будем руководствоваться всеми тремя картами, дополняя их повышенной осторожностью.
Парусное вооружение кораблика было достаточно примитивным, и с ним вполне самостоятельно могла справиться мирно дожидавшаяся нас "трофейная" команда. Что характерно, ни один из них не сбежал! Видимо, события, случившиеся на их глазах во время перехода из Венеции, так сильно повлияли, но никто из команды даже не подумал возражать, когда я объявил себя капитаном. У меня тоже почему-то страха не имелось, хотя, по идее, должен был быть. Но один раз я уже довел корабль до Александрии, и вообще, с детства хотел побывать капитаном парусника!
Однако эйфория от воплощения детской мечты не помешала править судном с предельной осторожностью. Голову от беспрекословного подчинения команды я отнюдь не потерял и причаливал к берегу каждый раз, когда волнение превышало полметра. То есть почти каждый день. Ну и ночь, естественно, мы проводили на суше. Поэтому расстояние, которое опытные местные торговцы проделывали за пять-шесть суток, у нас заняло более двух недель плавания. Зато мы вволю надышались здоровым морским воздухом и тесно познакомились с повседневной жизнью всех, без исключения, деревушек на побережье. Сколько их было, затрудняюсь сказать, так как все они выглядели как единоутробные близнецы. Сплошная нищета!
И вот, наконец, на горизонте появилась очередная, чуть покрупнее предыдущих. Судя по карте, где я старательно отмечал пройденные ориентиры и прокладывал курс, пользуясь показаниями регулярно бросаемого лага, это и была Газа. [ Примечание: лаг -прибор, предназначенный для измерения скорости судна и пройденного им расстояния. В те времена состоял из веревки с завязанными через равные промежутки узлами. ] Вот я и почти дома, только на восемьсот лет раньше и в параллельном мире!


Глава 2.

На самом деле, по местным меркам, Газа являлась городом. Тысячи на полторы жителей. Хотя по внешнему виду и не скажешь. Дерёвня дерёвней, несмотря на наличие оборонительного вала с не внушающими доверия сторожевыми башенками по периметру. По сравнению с великолепной Александрией не смотрится совершенно. Пусть Газа и древнее ее на пару тысяч лет. Но город регулярно брали, разрушали, сжигали и так далее - место больно неудачное. Проходной двор просто - с севера на юг, с востока опять же на север и юг. И морем на запад. Перекресток торговых путей, короче. Естественно, ни один великий завоеватель спокойно мимо пройти не мог. А от этих завоевателей тут, на Ближнем Востоке, всегда не протолкнуться было. Еще Александр, который Македонский, разрушением Газы отметился, когда в Египет шел. А великий воитель всегда служил объектом для подражания. В общем, городу не повезло. Потому и выглядит, как деревня.
Последний раз власть здесь сменилась шестнадцать лет назад, когда его отбил у крестоносцев египетский султан Саладин. Он и соседний Аскалон отбил, но через четыре года Ричард Львиное Сердце подсуетился и отобрал последний, как более важный и крупный, назад. А на Газу уже силенок не хватило. Пришлось сделать вид, что не очень-то и хотелось. А возможно, судя по унылому виду города, и действительно не хотелось.
Так или иначе, но в городе присутствовала египетская власть, с представителем которой, в лице начальника портовой таможни, нам и пришлось иметь дело по прибытии. Подходя к новенькому каменному зданию администрации, выгодно отличавшемуся от окружавших его мазанок местных жителей, построенных из материалов крайне сомнительного, судя по запаху, происхождения, ничего особо приятного я не ожидал. Видал уже египетскую бюрократию в действии!
Предчувствия не обманули. Пришлось проторчать там весь день, так что у меня, в конце концов, жутко разболелась голова. Почтенный Халед, начальник местной таможни и, по совместительству, глава гражданской и военной администрации города (султан, видимо, решил сэкономить на количестве государственных чиновников в таком мелком населенном пункте), масляно поблескивая алчными глазками, долго, нудно и слишком подробно перечислял налоги, которые мы должны будем внести в казну. Причем приемное окошко казны, судя по некоторым деталям, располагалось прямо в кабинете чиновника. Не зря тот, увидев имевшиеся у нас рекомендательные письма, сразу выгнал прочь из помещения всех своих подчиненных.
Перебирая грязными толстыми пальцами не менее грязную длинную бороду, блестящую от жира, которым, непонятно зачем, тут было принято ее смазывать, Халед поведал нам о налогах и сборах на место у причала, на размер судна, на количество матросов, на разрешение закупать корабельные припасы на припортовом рынке, на беспокойство администрации, на неправильную веру, на разгрузку товара и организацию торгового каравана, на... И ведь ни разу не сбился, гад! Видимо, порт особой популярностью у местных купцов сейчас не пользуется, вот оголодавший чиновник, завидев перспективных клиентов, и встал в стойку.
Сразу пришлось разочаровать его сообщением, что никакие товары мы разгружать не собираемся, и направляемся в Иерусалим налегке и исключительно с религиозными целями. Это известие так неприятно изумило досточтимого Халеда, что тот, нахмурившись, сразу заявил о запрещении паломничества неверных в Святой Город. Сильно, видать, таможенник, за державу обиделся. Даже несуществующие запрещения выдумал. Придется, наверное, делиться.
Чтобы побыстрее прийти к общему знаменателю, я высказал мнение, что еще брат нынешнего султана разрешил евреям паломничество за определенную плату (и это была абсолютная правда, я узнавал). Также заявил, что плохо разбираюсь в тех видах налогов, которые перечислил уважаемый Халед и практически без обиняков попросил назвать общую сумму, после которой нас оставят в покое. Таможенник, несколько беспокойно озираясь, назвал. Цадок от услышанного аж подпрыгнул. Да, уж загнул так загнул! Однако в данном случае торг, безусловно, уместен.
Дальше переговоры вел переводивший мне до того купец уже самостоятельно. А я вышел подышать воздухом, так как более сил не оставалось сидеть в духоте. Дышать пришлось долго. Наконец, Цадок вышел из покоев таможенника. Уже по выражению его лица было заметно, что намного сбить цену не удалось. Но мне уже стало все равно, хотелось поскорее покинуть этот дурацкий порт.
Ага, размечтался! Ведь еще надо было оформить все документы. Делалось это у чиновников пониже рангом. И у тех тоже вдруг начали возникать непредвиденные проблемы. То чернила неожиданно кончились и за ними посылали, судя по времени ожидания, прямо во дворец султана в Каире, то требовалось уточнить какие-то детали. Короче, пришлось раздать еще полсотни дирхемов. Я поклялся себе, что в другой раз расстреляю здание таможни ракетами еще на подходе к гавани!
Следующей проблемой стал способ передвижения. Ведь и тут действовало запрещение для неверных передвигаться на лошадях и верблюдах. Не тащиться же на телеге, в самом деле! Оказалось, что здесь, вдали от столицы империи, на территориях, которые то и дело переходили из рук в руки, запреты действовали не так сильно. И за умеренную плату (по сравнению с уже уплаченным с момента прибытия) глава администрации выдал нам письменное разрешение на езду верхом. В порядке исключения, разумеется. Хотя было кристально ясно, что такое исключение он готов сделать для любого, имеющего в кармане пару сот лишних дирхемов. Кстати, Халед честно предупредил, что его разрешение действует только до Иерусалима. Там опять надо договариваться уже со следующим наместником.
Это мы оформляли уже на второй день после прибытия, и я окончательно понял, что гораздо быстрее путешествовать, заранее производя артиллерийскую подготовку по любому зданию, хоть немного смахивающему на административное. По крайней мере, на территории султаната. Постараюсь учесть это на будущее. А теперь, наконец-то, можно отправляться в путь. Лошадей купили, судно, кроме команды, на этот раз охраняли полтора десятка бойцов. Там же теперь товары хранились, и вообще, место дикое, по сравнению с Александрией, могут и случиться эксцессы. На этот случай я проинструктировал старшего остающейся команды пульнуть ракетами по таможне и отойти в море на несколько километров от берега в ожидании нашего возвращения. Пусть этот козел Халед только попробует протянуть свои загребущие ручонки к нашему имуществу после всего, что мы ему заплатили!
Тракт, по которому мы двигались, представлял из себя неплохо выровненную тропу, петлявшую промеж песчаных холмов прибрежной равнины, вскоре, по мере продвижения на восток, сменившихся ровными каменистыми пейзажами северной окраины пустыни Негев. Когда-то здесь проходил оживленный торговый путь, связывавший побережье Средиземного моря с Персией, но теперь, из-за политических причин, связи ослабели, да и маршруты купцов поменялись. Поэтому по довольно широкой, по средневековым меркам, дороге наша группа рассекала в гордом одиночестве.
Если в первые полдня пути тут и там по сторонам дороги мелькали сельскохозяйственные угодья, возле которых обычно тулились небольшие деревушки, весь вид которых просто кричал о том, что взять в них абсолютно нечего, то вскоре пошли совершенно необитаемые земли. Пустыня пустыней, по крайней мере на взгляд чужестранца. Серые скальные породы, покрытые тоненьким слоем бедной коричневатой, с желтыми песчаными вкраплениями почвы, с островками низкой и жухлой, выжженной безжалостным летним солнцем растительности. Мы тоже сильно страдали от жары. Да, не самый подходящий сезон выбрали для путешествия по этим местам! Особенно доставалось Олегу и его людям, как наиболее северным жителям. Хорошо еще, что привычные железные кольчуги, в которых те сбежали из Галиции, заменили на комбинированный бронежилет из, большей частью, теплоизолирующих материалов. Пусть теперь благодарят меня, иначе к вечеру они бы представляли из себя жареное мясо вместо охраны. Интересно, как крестоносцы выдерживали местные условия? Гвозди бы делать из этих людей, как сказал поэт...
Да и мюнхенцам было несладко. Такой жары в Баварии не бывает. Я тоже страдал, несмотря на то, что, каким-то боком вроде и местный житель. Хотя да, исключительно ментально, тело же вполне "северное", не закаленное долгим проживанием в жарком климате. Только старый путешественник Цадок держался как огурчик, удивляя своим неизменно свежим видом окружающих. И ведь при его комплекции... Сразу видно, что не кабинетный работник!
Невзирая на царившую в отряде атмосферу непрекращающейся сиесты, я старался следить, чтобы люди не расслаблялись, регулярно заставлял пить воду (для ее перевозки мы дополнительно взяли две лошади, увешанные бурдюками). Ну и чтобы как минимум, пара арбалетов была постоянно взведена, так как абсолютных пустынь не бывает, а Негев далеко не самая страшная и большая из них. И источники воды тут не так уж редки, и дороги проложены, и торговцы ходят. А также не только торговцы. В чем мы вскоре и убедились...
Цадок дернул меня за рукав и указал на вершину ближайшей дюны. Там, на фоне ярко-голубого, слепящего неба четко выделялась фигура на низкой лошадке. Даже отсюда можно было увидеть, что это совсем не боевой конь, а его наездник - не воин. Пока, по крайней мере, так как на вид тому больше десяти лет не дашь. Мальчик внимательно осмотрел нас за несколько секунд, после чего тронул грязными босыми ступнями бок лошадки и оба вмиг исчезли за гребнем.
- Бедуин? - спросил я купца.
Тот кивнул, подтверждая догадку. Значит, скоро нас встретят. Вообще-то кочевники обычно жили южнее, но, видимо, из-за опустения земель и ослабления официальной власти стали забираться и подальше на север. Нехорошо, просто так мальчишка на дороге бы не дежурил. Я отдал приказ всем привести себя в полную боевую готовность, надеть шлемы и зарядить арбалеты. А также собраться в более плотное построение. Вряд ли на нас нападут неожиданно - условия местности не позволяют, вокруг дороги довольно широкое открытое пространство и наличие низких, пологих холмов мало что меняет. Да и не факт, что они хотят нападать, вполне возможно просто вежливо попросят заплатить за проезд. Если сумма разумная, отчего бы и не заплатить? Никакого желания махать мечами на такой жаре не имеется.
Компанию местных гоп-стопщиков увидали издалека. Те ничуть не скрывались, наоборот, построились как на парад. Впереди, на прекрасных дромадерах - традиционных одногорбых верблюдах, производивших впечатление своими размерами и ухоженностью, гордо восседала группа товарищей числом около десяти. В богато расшитых одеждах, с традиционной куфией на голове, нацепившие на себя, как водится на Востоке, кучу самых разнокалиберных украшений, они величественно торчали посреди дороги в ожидании нас. Без сомнения, это сам шейх с близкими. Их верблюды, тоже покрытые роскошными попонами и с позолоченной упряжью, с презрением взирали на своих собратьев попроще, стоявших вместе с хозяевами в отдалении. Это были остальные воины племени, на глаз не более полусотни. Маловато. Не иначе, вторую половину шейх оставил охранять шатры с женщинами и отары овец в свое отсутствие. А то тут так - чуть отвернешься, соседи имущество вместе с женами и свистнут.
Впрочем, пятьдесят-шестьдесят хороших воинов, каковыми бедуины всегда были, вооруженных кривыми арабскими саблями, представляли здесь серьезную силу. Только большой торговый караван мог бы гордо пройти мимо, не обращая внимания на подобных "рэкетиров". А уж наш отряд в два десятка не выглядящих профессиональными бойцами рыл явно уступал мощью банде кочевников. По крайней мере, им так должно было казаться.
Как я и предполагал, сразу нападать никто не собирался. Мы с Цадоком, оставив остальных чуть позади, подъехали к шейху. По дороге купец поддержал меня в намерениях по возможности избежать стычки, сообщив, что обычно бедуины берут тот же "налог" с проезжающих по подконтрольным им землям торговцев, что и султанские наместники. Это обнадеживало. Бедуины всегда считались лучшими воинами среди арабов. Хотя сами как раз заявляли, что они истинные арабы и есть, а остальные - поддельные. И имели на то все основания. Среди населения султаната только они и часть высшей арабской аристократии могли достоверно утверждать, что их предки явились с территории Аравийского полуострова. Остальные же жители арабской империи являли собой жуткую смесь семитских, хамитских и еще бог весть каких народов, издревле населявших эти земли или мигрировавших недавно, щедро разбавленных кровью арабских завоевателей и принявших их язык.
Подъехали. Не очень близко - наши лошади при виде верблюдов начали проявлять признаки сильного беспокойства. Вежливо поздоровались (вернее, Цадок поздоровался, я только с трудом понимал немного по-арабски, поэтому использовал купца в качестве переводчика). Шейх важно кивнул. Перетерпев положенную на Востоке вязь замысловатых приветствий и взаимных восхвалений, услышал, наконец, требования "рэкетиров". Но и тут непонятный мне этикет требовал разложить все по полочкам, вместо того, чтобы сразу назвать нужную сумму. Оказалось, что с проезжающих по землям, издревле принадлежавшим предкам этих кочевников (ну вот зачем нагло врать-то - ведь тут все знают, что сюда, на северный край пустыни, они забрались недавно, из-за слабости центральной власти) торговых караванов положено брать: по два дирхема с каждого копыта, топчущего священную землю, по пять серебряных с всадника и по десять с телеги. Твердые тарифы, в общем. Я быстренько прикинул в уме - получалось немало, но терпимо. Примерно, как и баронские поборы за проезд по землям феода в Европе. Тем более, что телег у нас не имелось. Можно соглашаться.
Однако, оказалось - рано радовался. Шейх сообщил, что, так как мы торговцы, но движемся без товара, то должны заплатить не за телеги, а за их отсутствие! В расчете, почему-то, одна несуществующая повозка на каждые две имеющиеся у нас лошади. Компенсировать, значит, бандитам убыток от того, что едем налегке. Не, ну это уже наглость! Понятно, это не исконные бедуинские земли, и в любой момент сюда могут прибыть войска наместника, "попросив" освободить теплое местечко, вот они и спешат "загрузиться" по максимуму. Но это уже откровенный грабеж!
Тут еще такой момент: эта хамула в районе явно не единственная. [ Примечание: хамула - по-арабски - клан, семейное объединение, с шейхом во главе ] И если пойдет слух, что по тракту движутся лохи, готовые заплатить, сколько потребуется (а слух обязательно пойдет, причем со скоростью, заметно превышающей нашу), то сразу же набегут еще охотники поживиться. А всем давать... Тут бородатый шейх окончательно поставил точку в моих раздумьях, потребовав дополнительно преподнести ему в дар мою бригантину. Хоть она вовсе не выглядела роскошно, но инстинкт опытного воина подсказал старику, что это крайне ценная для воина вещь. Ага, размечтался! Ну, как говорится, мы сделали все возможное...
Левой рукой из-за спины я подал незаметный, заранее обговоренный знак Олегу, командовавшему основной группой, оставшейся сзади. Бандиты явно не ожидали. что мы, при таком соотношении сил, рискнем напасть на них, по крайней мере, без подготовки. Придется их разочаровать. По моему сигналу бойцы подожгли запалы зарядов на стрелах и тут же, разом, разрядили арбалеты по толпе рядовых бедуинских воинов, стоявших в отдалении. А я в этот момент, выхватив свой пневматический пистолет, выстрелил шейху в голову. И сразу перенес огонь на его спутников, используя по максимуму фактор внезапности. Главе клана точно неизвестный в пустыне полярный зверь пришел - стрелка глубоко вошла ему в правый глаз. Еще двое из окружавших шейха тоже, скорее всего, не жильцы. А вот за последние три выстрела ручаться я уже не мог - противник начал реагировать и прицеливание резко затруднилось. Быстро сообразили! Еле успел убрать разряженный пистолет, достать меч и прикрыться щитом - подскочивший за два огромных шага гигантского верблюда разъяренный родственник усопшего обрушил на меня свой кривой меч.
Еле отбив удар, краем глаза заметил еще одного бедуина, скакавшего на меня с другой стороны. Стало закрадываться сомнение в правильном расчете плана боя, что лично для меня могло закончиться весьма печально. Я как-то полагал, что пораженные убийством шейха из невиданного оружия бойцы его охраны замешкаются, а вскоре сработают гранаты на запущенных стрелах. Но то ли запалы слишком медленно горели, то ли бедуины слишком быстро очухались, однако мое положение стремительно становилось безнадежным. Цадок, интуицией битого жизнью путешественника, заподозрил неладное и успел в последние секунды перед началом боя спрятаться за мою спину. Помощи от почти безоружного старика ждать не приходилось, а остальные бойцы отряда находились слишком далеко. Пока доберутся сюда, три-четыре остававшихся в полном здравии охранника покойного шейха успеют нашинковать меня, как колбасу. Против четырех сабель дамасской стали в руках профессионалов не поможет ни чудо-доспех, ни меч с куцым щитом...
На самом деле, по-настоящему испугаться даже не успел. Наконец вразнобой начали бухать взрывы зарядов на стрелах, а сразу за ними - ручных гранат, которыми Олег приказал забрасывать противника после арбалетного залпа. Верблюды моих несостоявшихся убийц дернулись в стороны от испуга и их наездникам временно стало не до меня. Моя же лошадь, также не тренированная на огневой бой, понесла, причем, к моему счастью, в сторону своих. Те, кстати, тоже находились в процессе борьбы со своими конями. Надо было, после выезда, хоть разок повзрывать заряды возле лошадей, глядишь, и сейчас бы так остро не реагировали на грохот.
Чудом не упав с лошади (что взять c неопытного еще наездника), доскакал до своих, где с трудом все-таки сумел притормозить. Цадок каким-то образом оказался там раньше меня. Животные немного успокоились, но о продолжении атаки вряд ли могла идти речь. Впрочем, смысла и так не имелось - противник, лишенный руководства и крайне напуганный взрывами, явно отступал. Потери среди бедуинов пока трудно было оценить, но десятка полтора трупов и несколько лошадей и верблюдов валялось на каменной крошке, устилавшей обочину тракта. Остальные, беспорядочно мечась, мешая друг другу и громко крича (понятно было только одно слово - "Шайтан"), скакали к ближайшему холму. В числе отступающих я с удивлением разглядел и своих недавних оппонентов. Видимо, грохот и пламя с клубами дыма и для таких смелых воинов оказалось чересчур.
Ну и ладно. Почти не задерживаясь - дал наемникам ровно минуту на сбор трофеев, продолжили путь по освободившемуся тракту. Хотя те и за минуту справились - опыт не пропьешь, тем более, что реально ценные и компактные вещи имелись только на шейхе и его родственниках. Рядовые бойцы клана оказались снаряжены ниже всякой критики. Себе взял, после некоторых колебаний, только саблю главаря. Уж очень качественная и красивая та оказалась. Пришпорив лошадей, двинулись дальше, пытаясь поскорее удалиться от места стычки. Но не оставляло ощущение, что еще ничего не закончено...


Глава 3.

Часа через три после стычки пришлось остановиться на ночлег, так как совсем стемнело. Лагерь разбивали уже при свете факелов. Хотя погони до сих пор не было, расслабляться почему-то не тянуло. Олег и Цадок полностью разделяли мои чувства. На Востоке не принято сносить подобные оскорбления, а ведь реально в стычке пострадало не так уж много воинов подвернувшегося нам на свою голову бедуинского клана. Вполне могут за пару часов очухаться от шока и ринуться вдогонку. Опытные бойцы не настолько наивны, чтобы всерьез поверить в помощь шайтана нахальным чужеземцам. Остынут, поразмыслят спокойно, и заподозрят, что их развели, как лохов.
Шайтан там или не шайтан, а прояснения вопроса члены семьи шейха потребуют. Особенно не присутствовавшие при стычке лично. Кроме того, это не единственный клан в окрестностях. Между собой бедуинские хамулы могут ссориться сколько угодно, но "наезд" на одну из них со стороны внешней силы вполне может быть воспринят как оскорбление для всех. И привести к временному сплочению вчерашних врагов.
Лучше всего, конечно, было не останавливаться, а попытаться добраться до соединения этого малолюдного пустынного тракта со старой, римской еще дорогой, ведущей из Аскалона в Иерусалим. Там, возле древнего поселения Бейт-Джубрин, должен стоять укрепленный пост войск султанского наместника, и, вообще, уже горы начинаются, в которые бедуинам путь заказан. Однако до туда, увы, было еще слишком далеко и смертельно уставшие после тяжелого дневного перехода, жары и стычки с бандитами лошади и люди такой путь за ночь не осилят. Все равно придется делать привалы, а нападение все же лучше отбивать в подготовленном лагере.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

Vadim Lejnin, 23-08-2016 в 12:56
прочитал, понравилось но перечитывать не буду
Tiranozavr, 22-08-2016 в 00:51
Не хуже первой книги. ГГ бодр и интересен.