Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Николай Марчук: Противостояние
Электронная книга

Противостояние

Автор: Николай Марчук
Категория: Фантастика
Жанр: Альтернативная история, Боевик, Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 09-10-2016
Просмотров: 1128
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 120 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (1)
Некогда благополучная и мирная страна в самом центре Европы, скатывается на грань гражданской войны и анархии. Причиной всему стал массовый протест граждан, вышедших на многотысячный митинг в самом центре столицы. И вот уже улицы города напоминают сцены из фильмов ужаса, повсюду огонь, дым, стрельба и реки крови. Главные героя - два друга, которые по странному капризу судьбы, оказываются, в буквальном смысле, по разные стороны баррикад, и цель каждого выжить в этой не объявленной войне.
Бывают дни, которые не задаются с самого начала… криво так начинаются, как будто встал не с той ноги или проснулся не в том настроении, в общем, лучше бы таких дней не было вообще. Вот только у Степана Левченко, таких дней и даже ночей, было столько за последние полтора года, что он даже перестал обращать на них внимание. Ну, пробил колесо на машине и застрял посреди огромной лужи, когда на улице льет дождь как из ведра, а домкрат, как назло сломан, и чтобы поставить запаску, нужны кирпичи, вот только где их искать, если все это произошло в три часа ночи на трассе за городом. Или, к примеру, во время ярмарки, которую ты так долго ждал и так надеялся распродаться и вернуть вложенные деньги, именно возле твоего павильона прорвало трубу и коммунальщики раскопали такой котлован, что за три дня не было ни единой продажи, и все, что ты вложил в товар пропало и пошло по звезде. Да, много чего еще было за эти полтора года… много… слишком много.

Казалось бы, еще два года назад Степан был преуспевающим мелким бизнесменом, который работал не покладая рук и ног, всего в своей жизни добился исключительно своим трудом и сноровкой, да, не олигарх… и даже нет загородного дома, но двухкомнатная квартира и подержанная иномарка, это не так уж и мало, если учесть, что после «срочки» в армии, он ринулся в мутные воды частного предпринимательства имея в кармане стартовый капитал равный тридцати убитым енотам. Чего только не было за пятнадцать лет предпринимательства. Торговал на рынке с обычного лотка – маленького разборного столика, потом «дорос» до собственного ларька, который, о чудо, закрывался на ночь и там, можно было, оставлять товар, не таская его на своем горбу в арендованный склад. И все это в конце девяностых, когда было распространено «движение». Молодые сейчас даже не понимают этого термина – «движения», сейчас у всех на слуху такие понятия, как: рэкет, бригады, терки, качели, разборки и стрелки. Все это навеяно романтическими сериалами о непростой жизни в лихие девяностые, таким как: «Бригада» и «Бандитский Петербург». Но те, кто торговал на рынках в те времена, знают, что на самом деле при бандитах, которые носили спортивные костюмы, было больше порядка и прав, чем сейчас, при нынешних бандитах, которые называют себя государственные служащие, слуги народа и носят костюмы от «версаче». Те, одетые в «Пумы» и «Адидасы», молодые парни, четко знали: у кого и сколько можно брать, регулировали отпускные цены на реализованную продукцию, не допуская и монополии, чем давали возможность заработать всем желающим. Степан успел поторговать при бандитах чуть больше года, но это время запомнилось на всю жизнь, вот вроде и бандиты, а работать и зарабатывать, тогда было не в пример легче, чем сейчас – заплатил дань, и целый месяц, ни о чем не думаешь: ни о конкурентах, ни о налоговой инспекции, ни о чем… знай только таскай товар, да не зевай, считая выручку! Красота! А, потом, бандосов разогнали, потому что, самый главный злодей в нашем мире – это государство… оно не терпит конкурентов. Сразу же пришлось платить официальный ежедневный рыночный сбор, который превышал размер бандитской дани в два раза, оформить все разрешительные документы, ну и каждую неделю, скидываться на небольшой гешефт, когда рынок посещали представители налоговой инспекции. И в итоге получилось, что работая официально и «по закону», за месяц из семейного бюджета нужно было отдать сумму в шесть раз превышающую дань! Как говорилось в старом анекдоте: заплатил все налоги и спи спокойно… на чердаках и в подвалах! Хотя, конечно, были и неприятные моменты в работе «под бандитами», и это еще мягко сказано, но если быть до конца откровенным, то все неприятные моменты, происходили по вине самих комерсов… жадность и «жаба», обычно выходят боком, а иногда заканчиваются поездкой ночью в лес, когда вас везут в багажнике, упакованного в пакеты… во много, маленьких пакетов.

Но, ничего, пережили, девяностые с их кризисом, потом двухтысячные, с точно таким же кризисом, а вот, в две тысячи двенадцатом году, как-то, оно все не заладилось, то ли год был такой, то ли еще, что-то… но при подсчете годовой прибыли, Степан впервые в своей жизни не поверил своим глазам… пересчитал еще раз все на калькуляторе, потом еще раз, но чудо не произошло… получалось, что в двенадцатом году, он сработал «в минус», и чтобы перекрыть этот, хренов «минус», пришлось взять кредит. Да, вот только и тринадцатый год не задался… к июню, у него было уже три кредита. А, в первых числах августа Степан попал в ДТП. Пришлось сделать дорогостоящую операцию… потом еще одну. Чтобы покрыть расходы, связанные с лечением и восстановлением чужого автомобиля, который как назло, оказался недавно купленной в автосалоне иномаркой представительского класса, пришлось продать бизнес, причем продать «за копейки»… уж, слишком нужны были деньги. Но, вроде выкрутился, здоровье подправил, ремонт чужой машины оплатил… остались только кредиты, которые надо было как-то погашать.

Степан не отчаивался, не тот он был человек, чтобы переживать по такой ерунде как кредиты, вот только в финансовых организациях сидят не те люди, которые так легко относятся к деньгам. Наш герой еще лежал в больнице, когда представители банков начали терроризировать семью Степана – звонили жене, тестю с тещей, короче всем, чьи телефоны смогли найти. Все это привело к тому, что после выхода из больницы наш герой остался без семьи и квартиры. Жена с детьми вернулась к родителям, а квартиру быстро продали, чтобы, не дай бог, банки не забрали в счет уплаты долгов.

И даже сейчас, оказавшись в такой тяжелой ситуации, Степан не вешал нос и как говориться – держал хвост пистолетом! Тем более, что пока он лежал в больнице, у него вызрел, очередной «гениальный» план - как можно легко, а главное быстро «поднять бабло»! План, как бы, не сам вызрел, а родился, вследствие подслушанного в больничной палате разговора. Последние две недели он только и занимался тем, что превращал свой план в жизнь: взял очередной, четвертый по счету кредит, нашел нужного для решения вопроса чиновника, который за определенную денежку, готов был собрать подписи под одним очень важным документом… короче, лед тронулся, господа присяжные заседатели!

Степан уже как два часа сидел в коридоре на третьем этаже городской администрации. Сидел на жестком стуле и ждал появления чиновника. Деньги, за оказание услуги, слугой народы были получены неделю назад, необходимый для сбора подписей срок, чиновник определили сам, так, что осталось только дождаться его появления и забрать бумагу, внизу которой должен был быть целый «иконостас» из подписей и печатей. Четвертый кредит целиком уже был растрачен – часть денег пошла на взятку чиновнику, часть на закупку необходимого оборудования. И уже завтра, можно будет приступать к установке оборудования в одном, очень завлекательном помещении, аренда которого, собственно говоря, и стала возможной, благодаря пронырливому чиновнику. Если все пойдет так, как планировал Степан, то за год, можно будет погасить все четыре кредита, а потом уже пойдет чистая прибыль, на которую можно купить и новую квартиру, тогда и жена с детьми вернется. Эх, что-то слуга народа не спешит возвращаться, и куда его черти занесли, посреди разгара рабочего дня?

- Вы, Колбаскина ждете? – спросила миловидная девушка, которая проходила мимо по коридору.

- Ага, - ответил Степан, вскакивая со стула. – Два часа уже жду.

- Не ждите его, - строго ответила девушка, - он здесь больше не работает. Его сегодня уволили!

- КАК?! – Степан, аж присел от неожиданности. – Но, у него в кабинете должны быть мои документы. Подписанные и с печатями. Может как-то можно открыть дверь и посмотреть у него на столе?

- Мужчина, он уже, как три дня на работе не появляется. Видимо опять запил. А все бумаги, которые были в его кабинете, находятся в 24 кабинете, у юристов. Вы к ним сходите, может там и найдете, но, я думаю, что там нет ничего, - девушка развернулась и пошла дальше по коридору, виляя аппетитной на вид попой.

В этот момент Степан Левченко и понял, что день не задался! Хождение по кабинетам и коридорам исполкома в течение последующих двух часов ничего не дало. Нужных документов нигде не было, мало того, никто из тех, чья подпись должна была быть внизу заветного бланка, ничего не подписывали. А самое ужасное, было то, что помещение, которое так надеялся взять в аренду Степан, никто ему не отдаст, потому что, по достоверной информации, полученной от одной из секретарш, на это здание имел виды, один из депутатов городского совета, который по совместительству был еще и сыном мэра. Как не трудно догадаться с таким раскладом за стол не садятся!

Это был провал… полный и безоговорочный. Четыре кредита, ежемесячные проценты, по выплате которых, составляют чуть больше двух тысяч долларов и это без учета штрафных санкций. Впервые за многие годы, Степану захотелось напиться, да так, чтобы хоть на несколько дней не думать о проклятых кредитах. Но перед тем, как напиться, надо заехать домой к этому жирдяю Колбаскину и потребовать вернуть деньги… пусть, этого и не хватить чтобы покрыть даже часть кредита, но здесь уже дело принципа.

Не откладывая в долгий ящик, Степан, выйдя из здания исполкома, направился в гости к чиновнику. Колбаскин жил совсем рядом со зданием исполкома, надо было пройти метров пятьсот, свернуть на соседнюю улицу и взору открывался девятиэтажный дом, современной постройки, именуемый элитным жильем. Что такого в этой бетонной коробке было элитного не понятно, возможно только то, что это был один из немногих домов, возведенных в центре крымского городка, после перестройки… ну и соответственно, цена на квадратные метры в этом доме, во много раз превосходила стоимость в зданиях построенных еще при «совке». Вот только знающие люди, ну или те, кто все-таки сподобился купить квартиры в «элитном» доме, пожив пару лет, продавали свое жилье или меняли его на обычные «хрущевки» или «сталинки». Ибо, дом, хоть и «элитны», с дорогими квадратными метрами, но планировка квартир не охти, стены холодные, а водопроводные трубы установлены так, что когда по ним льется вода, то грохот стоит такой, как будто находишься в подземном метрополитене. Но, не смотря на все строительные недочеты и ошибки при проектировании, горожане по прежнему считали этот и еще пару соседних домов – элитными, а значит и всех кто в них жил – ЭЛИТОЙ. Именно, основываясь на этом факторе, господин Колбаскин приехав в приморский крымский городок, из хмурого шахтерского Донецка, решил поселится в этом доме, тем более, что вопрос денег не стоял.

Колбаскин – герой нашего времени, он житель Донецка, а, как известно, в последние четыре года, с приходом к власти, самого главного «донецкого пацана» Януковича, Донбасс, подмял под себя всю Украину. Злые люди поговаривают, что жители Донецка побаиваются выходить на улицы, потому что их там ловят и отправляют на руководящие должности в разные регионы Украины. Вот и нашего Колбаскина постигла та же участь – он был отправлен на должность заместителем мэра одного из крымских городов. Изначально планировалось, что Колбаскин за пару лет постигнет азы чиновничества и управленства, а потом сможет заменить мэра города, но получилось как всегда – молодой и растущий организм не выдержал испытания – вседозволенности и неограниченной финансовой поддержки. Ну и как это часто бывает - «организм» спился, регулярно был замечен в употребление «фена» и прочих прелестей сладкой жизни, чтобы хоть как-то остановить необратимые последствия деградации, родня Колбаскина приказала крымскому мэру отстранить их чадо от всех финансовых потоков… что, местным руководством и было выполнено. К несчастью, Степана Левченко, он принес свою взятку, за час до «увольнения» тела Колбаскина. Чиновник деньги взял, а когда услышал, что его отстранили от «кормушки» запил горькую… ну и пропил все деньги.

Степан не знал всех этих подробностей, как и не знал того, что Колбаскина лучше не трогать… возможно, если бы, он владел этими знаниями, то его жизнь сложилось бы по другому… но все получилось так, как получилось…

Найти квартиру, в которой жил Колбаскин особого труда не составило – внизу, на первом этаже, на почтовых ящиках лежала стопка счетов за телефон, видимо телефонистке было лень раскладывать их по ящикам, и она просто оставила лежать конверты на самом видном месте - кому надо, тот и сам свой счет найдет.

Проживал чиновник Колбаскин в квартире под номером двадцать четыре, что располагалась на шестом этаже. За дверью слышалась приглушенная музыка, и раздавались какие-то животные крики и визги, как будто там резали свинью.

Степану пришлось беспрерывно звонить в дверной звонок в течение пятнадцати минут, и только после того, как он принялся стучать кулаком, музыка и визги стихли, и кто-то принялся греметь замками и засовами.

- Ты, хто такой? – широко распахнув дверь, спросил смертельно пьяный мужчина в костюме Адама.

- Семен Игнатьевич, - начал было, Степан, понимая, что Колбаскину совершенно ничего сейчас не объяснишь, но отступать было некуда, - помните меня? Я – Степан Левченко. Мы с вами договаривались на счет аренды нежилого помещения по Еременко. Я вам еще дал определенную сумму, а вы должны были собрать подписи.

- И, чо, ик? – Колбаскин ничуть не стесняясь своей наготы, навалился на дверной косяк. – Чо тебе надо, а? Я все сделал, как и обещал: подписи и печати собрал!

- Но, я был в исполкоме, там мне показывали бумаги из вашего кабинета, среди них моих не было, - Степан уже пожалел, что пришел к чиновнику домой, но уйти прямо сейчас было глупо.

- Это их проблемы… вернее, твои, - Колбаскин, хотел было захлопнуть дверь, но не рассчитал силы и упал на пол, падая чиновник свалил на себя вешалку.

Степан в последнюю минуту, успел отскочить назад. На грохот из комнаты выбежал молодой парень, тоже совершенно голый, но в отличие от чиновника, он был атлетически сложен, с рельефными мышцами и идеально ровным загаром, что говорило о регулярном посещении спортзала и солярия.

- Колбасочка, что с тобой? - нежданно высоким, девичьим голосом прокричал атлет.

- Пить меньше надо, - начиная закипать от злости, произнес Степан, перешагивая через еле шевелящегося чиновника. – Где его кабинет?

- А, ты кто? – сообразил спросить атлет. – Я сейчас вызову милицию!

- Давай, вот менты обрадуются, когда накроют ваше гнездо порока и похоти! – Левченко, уже понял, что надо воспользоваться ситуацией на полную, а то, кто его знает, когда еще представиться такой шанс. – Тащи этого жирного пидора внутрь и захлопни дверь.

- Да, как вы смеете! – гневно закричал атлет. – Вы знаете, кем работает дядя…

Договорить загорелый любитель тренажеров не успел, Степан подхватил длинную трость с каменным набалдашником, которая стояла в прихожей, и аккуратно ткнул крепыша в грудь, а точнее в солнечное сплетение. Культурист согнулся пополам и повалился на пол, при этом он издал такой громкий визг, что Степан сразу понял, кого он принял за свинью.

- Еще раз не по делу вякнешь и я тебе эту трость в жопу засуну! – Степана была нервная дрожь, он сто раз уже пожалел, что пришел сюда, но твердо решил найти свои документы.

Обыск кабинета ничего не дал, никаких деловых документов тут не было, впрочем, и беглый осмотр квартиры тоже ничего не дал – ничего похожего на подписанное заявление об аренде в квартире не нашлось… зато нашлось много чего другого: несколько костюмов в стиле садо-мазо, пакет с белым порошком, целая гирлянда использованных презервативов, висящая на люстре и россыпь цветных фотографий, валяющихся на столе, рядом с принтером и ноутбуком. Содержание фотографий вызвало у Степана рвотные порывы - на них были запечатлены Колбаскин и загорелый атлет в самых разных позах, говорящих о нетрадиционной ориентации обоих.

- Ты, кто такой?! – раздался бешенный рев Колбаскина, который шатаясь из стороны в сторону, выбежал из коридора и бросился с кулаками на Степан. – Я тебя сейчас убью!

Честно говоря, Степа не выглядел бойцом, ростом он особо не вышел, едва дотягивал до метр семьдесят, весу в нем тоже было, кот наплакал – чуть больше семидесяти килограмм, да и выражения лица было чаще всего сонное или задумчивое. Но на самом деле, наш Степка Левченко, свой первый разряд по боксу получил еще в двенадцать лет, а спортивную карьеру закончил в двадцать два, имея разряд мастера спорта по боксу и самбо, а если еще учесть службу в армии, где он служил в каких-то там засекреченных войсках, то можно сказать, что пьяный чиновник, кидаясь с кулаками, был, мягко говоря, не прав!

Степан сделал шаг в сторону, пропуская мимо себя разъяренного голого носорога, и в самый последний момент подцепил его ногу набалдашником трости. Колбаскин потеряв равновесие, пролетел несколько метров в воздухе, смешно махая руками, как будто пытаясь преодолеть земное притяжение и взлететь, и упал на столик, где стоял ноутбук и принтер. Повторный громкий грохот возвестил, что мебель и оргтехника, приказали долго жить!

- И-яяя! – раздался громкий визг из коридора.

Степан медленно развернулся на визг, параллельно держа боковым зрением барахтавшегося среди обломков ДСП Колбаскина.

В дверном проеме стоял в боевой стойке давешний атлет, из одежды он успел натянуть только узкие стринги леопардовой расцветки.

- Предупреждаю, что у меня дан по айкидо! – гневно закричал крепыш, вскидывая руки, так, чтобы раскрытые ладони оказались на уровне глаз. – Я владею бесконтактным боем!

Хрясь! – тяжелая трость пролетела три пять метров и с громким треском врезалась набалдашником в корпус доморощенного «Стивена Сигала». Качок в очередной раз согнулся и издав поросячий визг, повалился на пол. Вот тебе настоящая бесконтактная боевая система! А то все: айкидо, да айкидо! Тяжелая палка – вот наше все!

- Кобаскин, слушай сюда! – Степан понимал, что если останется в этой квартире еще хоть пять минут, то рискует навешать на себя несколько уголовных статей. – Ты сейчас звонишь в исполком и договариваешься за меня. Мол, завтра подойдет Степан Левченко, надо решить его вопрос. Понятно? А если ты этого не сделаешь, то я позвоню журналистам из «Крым-Новын» и они устроят тебе знатную фотосесию, ты же знаешь, как они любят вашего брата? Ну, что звонишь?

- Да-а! – гнусаво проблеял чиновник. Колбаскин умудрился при падении расквасить себе нос. – Сейчас только телефон найду.

Через несколько минут Колбаскин созвонился с какой-то Мариной и объяснил ей, что от неё требуется. Видимо на том конце провода не сразу поняли, что хочет пьяный чиновник, потому что Колбаскин еще минут десять орал, как потерпевший, грозя всевозможными карами и угрозами.

- Завтра подойдете в десять утра, в кабинет сорок три, спросите Марину Александровну, она вам поможет, - произнес Колбаскин, после того, как закончил разговор. При этом его глаза сверкали такой яростью и жаждой расправы, что было понятно, он так этого не оставит.

Степан не обратил внимания на этот взгляд, а лишь демонстративно взял пару фотографий с пола и многообещающе засунул их в карман.

- На всякий случай, если вы господин пидор, захотите мстить, - произнес Степан, выходя из комнаты.

Колбаскин растерянно всплеснул руками, и принялся ползать по полу, собирая оставшиеся фотоснимки.

Что делать дальше Степан не знал. Еще утром, он планировал забрать подписанные документы, и, съездив в транспортную компанию нанять машину для перевозки оборудования, чтобы сразу его завести в арендованное помещение, а так придется ждать до завтра, заплатив пеню за хранение груза на складе транспортной компании. Хоть, там и пеня была копеечной, но все равно неприятно. Все складывалось очень и очень плохо, даже если завтра в исполкоме, пройдет все гладко, то самый быстрый срок, в который он успеет собрать нужные подписи – неделя. А это значит, что он потеряет время, которое, как известно стоит денег, а его случаи, когда надо платить проценты по четырем кредитам, время получалось очень дорогим.

Достав из кармана мобильный телефон, Степан увидел, что на экране горит значок пришедшей СМСки: «Родила. Дочь. 3600. 54см. Назвали – Света. Приходи в шесть, не забудь шуруповерт». Ага! Это значит, что лучший друг Степана – Вовка Словник, по кличке Слон, сегодня стал отцом. Степан, быстро набрал ответное сообщение: «Поздравляю, папаша! Поцелуй от меня жену и дочь. Обязательно приду».

Степан и Вовка дружили с детского садика, то есть если им сейчас по тридцать пять лет, то выходит, что их дружбе уже тридцать лет. Правда, со стороны они выглядели, как две абсолютные противоположности: Владимир, в отличие от Степана, до двух метров не дотягивал всего два сантиметра, а весил почти в два раза тяжелее, боксом и самбо они занимались оба, но Вова закончил свою спортивную карьеру кандидатом в мастера спорта по боксу и мастером спорта по самбо. Слишком уж, медленным и неповоротливым был Слон для бокса, а вот для борьбы в самый раз. Да и по жизни они пошли разными дорогами, если Степан сразу же после службы в армии ударился в коммерцию, то Словник, пошел в органы внутренних дел и прошел путь от рядового патрульного, до капитана специального подразделения «Беркут». Ну, а уж за характеры даже говорить не приходилось, Владимир, хоть и был сотрудником силового подразделения, но человеком по натуре был мягким и отзывчивым, что чаще всего и характеризует больших и сильных людей, а вот, Степан, видимо компенсируя свои незавидные габариты, наоборот был напористым, резким и жестоким. Но, самое удивительное, что внешне все выглядело наоборот: как уже говорилось выше, выражение лица Степки, чаще всего было сонным и задумчивым, а вот у Слона, наоборот, его фотографией можно было пугать детей – настолько кровожадным злодеем выглядел здоровяк.

Степан мысленно произвел подсчет своих финансов и понял, что вполне может выделить несколько сотен гривен на подарок новоиспеченным родителям. Поскольку сам Степан был уже дважды родителем, то прекрасно понимал, что лучший подарок – это расходные материалы и деньги. Под расходными материалами, конечно же, подразумевались одноразовые подгузники и крема по уходу за кожей. Уж чего, чего, а этого никогда много не бывает.

В дверь квартиры Слона, Степан позвонил за пятнадцать минут до назначенного времени, подумаешь, что немного раньше… тут как в старой пословице: раньше сядем – больше выпьем!

- Здорово, Слоняра! Поздравляю тебя с рождением дочери, надеюсь, что фигурой и внешностью, она будет вылитая мать! – широко улыбаясь, произнес Степан, когда дверь открылась.

- Сам дурак! – радостно склалясь, ответил Владимир. – Молодец, что раньше пришел, поможешь мне собрать кроватку, а то скоро парни придут, и не успеем. Шуруповерт захватил?

- Обижаешь, мой огромный друг, конечно, захватил, - Степан продемонстрировал пластиковый кейс, а потом протянул большой пакет другу. – Держи, это вам. Тут подгузники: единичка и двойка, ну и так, по мелочи: крема, присыпки и шампуни всякие.

- Спасибо. А, зачем подгузников два вида?

- Понимаешь, мой хоботообразный друг, дети такие странные существа, которые постоянно растут. Заметить не успеешь, как будешь покупать уже «пятерку» и «шестерку». Запомни – подгузники, всегда заканчиваются в самый не подходящий момент, как правило, ночью, когда все магазины уже закрыты. Поэтому, покупая новую пачку подгузников, вытаскивай из неё несколько штук и прячь их подальше. Этот фокус выручит в самый трудный момент. Уж, я как отец двоих детей, знаю это не понаслышке.

- А зачем надо прятать несколько подгузников? – озадаченно спросил Владимир, принимая пакет из рук друга. – Одного, что мало?

- Слоняра, делай, как говорят мудрые и опытные отцы. Сам потом поймешь, что я был прав, - отодвигая друга в сторону, сказал Степан, проходя в комнату. – Если ты на ребенка надел последний подгузник, то он обязательно, тут же в него насрет! Это аксиома, не требующая доказательства! Поэтому, последних подгузника всегда должно быть два! Где твоя кроватка?

- А, понятно, - уважительно покивав головой, ответил Слон. – А, кроватка вон там, но у меня, что-то не получается её собрать, там, то ли деталей не хватает, то ли наоборот, лишние должны остаться.

Все таки, когда человек работает сам на себя, да еще и оборотных средств всегда не хватает, приходится все делать самому, не привлекая наемных рабочих. Именно поэтому Степан, слыл среди своих знакомых мастером на все руки… ну, а как по-другому, если денег, чтобы нанять нормального подсобника никогда нет… все в обороте, да в обороте.

С кроваткой разобрались за пятнадцать минут, все было на месте, и лишних деталей не осталось, всего-то надо было просверлить пару дырок, которые забыли сделать на фабрике. Такое часто случается, недаром же есть анекдот, про то, что любую деталь, изготовленную на просторах бывшего «совка» надо обязательно доработать напильником.

А уже через полчаса, в двухкомнатную квартиру капитан «Беркута» Владимира Словника, завалилась целая компания его сослуживцев, спешащих поздравить новоиспеченного отца. В квартире сразу стало как-то тесно, хоть пришедших было не больше десятка, но все они были парни богатырской наружности.

В целом вечер прошел очень весело и дружно, компания была старая и все хорошо знали друг друга, а Степан, хоть к органам и не имел никого отношения, но чужаком здесь не был. Единственное, что портило вечер, это постоянные разговоры о политике. В Киеве разгорался очередной политический кризис, который уже перерос в противостояние на Майдане. Слон утверждал, что, скорее всего, если до Нового года ничего не изменится, их отряд перекинут в Киев.

- Степка, тебя Ёж искал, говорит, звонит тебе звонит, а ты трубку не берешь, - сказал Слон, когда все разошлись и они остались со Степаном вдвоем. – У него номер другой, «киевстаровский», в конце три шестерки.

- А, так это он мне наяривал последние три дня? – посмотрев в списке непринятых вызовов, задумчиво произнес Степан. – А, я думал банки, вот и не брал трубку.

- Как у тебя, кстати, с кредитами, разобрался?

      - Не рви душу! – нахмурился Левченко, напоминание о кредитах и банках, враз испортило настроение. – Надоело все! Сегодня в исполкоме кинули, вот пойду завтра разбираться, если не получиться договорится об аренде, то попаду на приличные деньги, и тогда, будет проще застрелиться, чем возвращать кредиты.

- Слушай, а как у тебя получилось, взять, аж четыре кредита сразу. Они ведь, должны проверять и не давать больше одного кредита.

- Ой, я тебя умоляю, кто там проверяет? Вся их проверка сводится только к тому, что они заглядывают в открытую базу кредитных историй и если твоя фамилия не внесена в «черный список», то, скорее всего, что кредит тебе дадут. Мне же дали… четыре раза подряд.

- Не знаю, я как-то привык жить без кредитов, и всем доволен.

- Ты у нас молодец, ну а я, сам же знаешь, не могу без риска и острых ощущений. Просто последние два года были очень неудачными, вот и пришлось нахапаться кредитами, как дурень мыла. Знаешь, как будто залез в паутину, вроде берешь деньги, чтобы вложить в дело и получить прибыль, а она все затягивает и затягивает, работаешь только на одни проценты и выплаты. Еще эта авария и последующие операции подкосили сильно. Честно, даже не знаю, что должно произойти, чтобы переломить ситуацию. Клад может найти.

- Ну, а жена, что?

- Да, что жена. Как банки начали звонить и угрожать, сразу же забрала детей, и уехала к маме. Потом квартиру продали. Все боялась, что банки её заберут. Так, что я теперь официально разведенный и без жилой площади. Брать у меня нечего, а это значит, что банкам обломилось!

- Ничего, ты же мудрый, как сова, что-нибудь придумаешь.

- Это, да. Ладно, давай папаша, удачи тебе. Пошел я домой спать.

Жил Степан в съемной однокомнатной квартире, расположенной в другом районе города. Общественный транспорт еще ходил, поэтому уже через полчаса, Левченко зашел в свою холостяцкую берлогу. Заселился сюда Степан месяц назад, но так за это время и не разобрал свои вещи – десяток картонных коробок стоял вдоль стены. В коробках было все, что он взял себе после развода: личные вещи, книги, ноутбук, диски, несколько комплектов камуфляжа, боксерский мешок, перчатки. Распечатаны были только ноутбук и коробка с вещами.

Приняв душ, Степан вяло просмотрел информационную ленту на экране ноутбука – ничего интересного не было, в Киеве по-прежнему продолжали митинговать сторонники евроинтеграции, им оппонировали приверженцы анти-майдана… короче, как всегда в нашей стране – вялотекущие разброд и шатания, когда власть не может применить силу, потому что боится порицаний демократической общественности, а оппозиция грызется между собой не зная кого назначить единым лидером. Для себя Степан так и не решил, за кого он. За - евроинтеграцию или за – таможенный союз… лично ему, было сугубо плевать, куда вступит Украина, для себя он давно решил, что ничего хорошего не будет в любом случае, потому что, нельзя быть одновременно хорошим для всех, в любом случае, кто-нибудь да обидится. Единственное, что, так вроде как юг Украины, а особенно Крым, поддерживал тесные связи с Российской Федерацией, поэтому, наверное, таможенный союз – был предпочтительнее. Но на самом деле, Степан не вникал, какие плюсы или минусы несет в себе евроинтеграция или вступление в таможенный союз. Раз, с экранов телевизора и на улицах твердят, что восток и юг Украины, за таможенный союз, значит, будем за таможенный союз… нам татарам, лишь бы даром, а там, наступать – бежать, и отступать – бежать! Одно, Степан знал четко – не в жизнь бы, не поехал в Киев митинговать на майдане или анти-майдане. На фиг надо?! Мерзнуть на морозе слушая политический придурков, вещающих со сцены, какие они патриоты родины, а на самом деле, все политики считают свой народ быдлом, которое надо держать в постоянном тонусе, чтобы оно лучше доились. Долгие годы в коммерции научили его, что кто бы, не пришел к власти, а коррупция и взяточничество будет процветать пышным цветом, и никак это не искоренить. Единственное различие это масштабы и подход к взяткам. Одни ничуть не стесняются и ставят это на поток, как было в родном городе Степана, местный мэр, так хорошо организовал взаимодействие предпринимателей города и исполкома, что получился отлаженный конвейер, когда одни несут пухлые конверты, а другие, ничуть не стесняясь, берут их, с таким видом, как будто делают очень большое одолжения. Несколько раз Степан участвовал в государственных тендерах по закупке товаров, и поэтому он был в курсе, размеров «откатов», которые закладывались в стоимость товара. Откаты составляли от тридцати до пятидесяти процентов, рыночной стоимости товаров, то есть получалось, что каждый год, чиновники воровали из казны страны примерно треть выделяемых на государственные закупки денег. Если перевести это в твердую американскую валюту, то эта сумма колебалась от двадцати до сорок миллиардов долларов год. Не хило?! До сорока миллиардов год, украинские чиновники клали себе в карман. И это на всех абсолютно уровнях! От мэра задрипаного Мухосранска и Передрыщинска, до самого главного пахана всея Украина – президента. Так, что если убрать фактор коррупции, то можно м один миг отказаться от всех займов, кредитов и траншей – Украина сама может себя прокормить!

Степан так и уснул, не выключив ноутбук.

Глава 2

Новый день начался, как и многие дни до этого – с неприятности. В шесть утра позвонил мобильный телефон. Степан, вяло матерясь себе под нос, прошлепал на кухню, и посмотрел на экран телефона – звонил Ёж, в конце номера были те самые три шестерки, о которых говорил Слон.

- Ёж, шесть утра, если это не что-то срочное и важное, то я тебя прокляну и пойду в церковь поставлю свечку за твой «упокой», - сварливо произнес Степан, в трубку телефона.

- Удав, наконец, ты поднял трубку, я уже все пальцы стер, набирая твой номер, - не обратив внимания на угрозы, прокричал Ёж. – Ну, конечно же, у меня к тебе важное дело. Как у тебя с работой?

- Хреново, - коротко ответил Степан, включая электрический чайник.

      Ёж – это старая, еще школьная кличка, друга Слона и Степана. На самом деле, Ёжа звали – Борис Иванеж, его отец был то ли поляком, то ли сербом. Мать Ёжа переехала в Крым из Западной Украины, после развода с мужем. Вовка Словник, Степан Левченко и Борис Иванеж – были друзьями еще со школьной скамьи. Борис был самым деловым в их классе, коммерческая жилка проснулась у него еще в седьмом классе, когда у них, в очередной раз поменялась классный руководитель, и на руководство класса, поставили двадцати двух летнюю выпускницу педагогического института. Девчонка не справлялась и поэтому часть обязанностей переложила на старосту класса – Ёжа. Ну, а Борька не растерялся и «замутил схему» на школьных обедах и завтраках: он вел двойную бухгалтерию, в одной тетради были указаны цены на одно меню, а в другой тетради цены на другое меню, то есть, к примеру, во вторник, седьмой «Б» ел на обед: гороховый суп, рыбу с гречкой и чай, а по документам получалось, что класс отобедал: борщом, отбивной с пюре и какао. Разница в цене составила – двенадцать копеек, значит с двадцати учеников, которые питались платно, получалось два рубля сорок копеек. Ну, а поскольку на дворе стоял – последний год перед развалом Союза, то два рубля сорок копеек в день – это был вполне приличный заработок. Правда, долго Ежу не получилось быть подпольным миллионером – классуха в очередной раз поменялась, и доходная лавочка предприимчивого семиклассника накрылась медным тазом.

Примерно семь лет назад, Борька перебрался в Киев, где и обосновался. На родину, в Крым он приезжал редко, поэтому было очень странно, что Ёж так напористо ищет встречи со Степаном.

- Я слышал, что ты развелся, попал на деньги и сейчас бедствуешь? – осторожно спросил Ёж.

- И откуда, интересно, ты все знаешь?

- Ну, так на страничке твоей жены в «Однокашники», есть фотографии и душещипательные истории. А, ты, что не в курсе?

Степан, честно говоря, был в этом плане жутко не современным человеком, он страсть как не любил социальные сети… не понимал, как можно выворачивать себя наружу, показывая всему миру все самое сокровенное, они даже с женой, которая целые дни напролет проводила в общении с виртуальными друзьями, из-за этого частенько ругались.

- Нет, не в курсе. Я не ходок в «Однокашники» и прочие «контакты».

- Ну и дурак!

- Сам такой!

- Ладно, Удав, не злись. Короче, есть тема! Хочешь получать в месяц две штуки баксов? Проживание, питание и обмундирование, за счет встречающей стороны. Оплата ежедневная.

- Хочу. Где работать? Крайний Север или дальнее зарубежье?

- Не угадал. Киев!

- На Майдане, что ли стоять?

- Ага. Но не совсем, скажем так около Майдана. И не стоять, а работать, вроде как экспедитором.

- Ёж, честно говоря, я не поддерживаю «майданутых». Я против вступления в ЕС. Так, что извини, тем более, что у меня тут самого одна «темка» наклевывается.

- Удав, ты не спеши отказываться. Подумай пару дней. Я не предлагаю тебе стоять на морозе и кричать – «Слава Украине – героям слава!». Я предлагаю тебе войти в бизнес-проект, который может принести охринительные дивиденды. Я каждый пью кофе и ручкаюсь не меньше чем с полусотней депутатов Верховной Рады. А значит когда они победят, то вспомнят, к с ними пил кофе и курил на морозе. Понимаешь? Перспективы!

- Хорошо, Ёж. Я подумаю, - произнес Степан, нажимая на кнопку сброса.

Значит Ёж, зараза такая, горлопанит на Майдане, хотя зная этого проныру и прохвоста, Степан был уверен, что Борька Иванеж, скорее всего, присосался к какому-нибудь финансовому потоку и тянет оттуда потихоньку денежки. А, Степан ему сейчас нужен только для того, чтобы расширить сферу деятельности, видимо одному много не наворуешь, вот и ищет пособника.

Понимая, что больше не уснет, Степан нацепил на себя старенькую затасканную до заплат «афганку» и зимние кроссовки, налив в небольшой термос крепкий кофе, он вышел на улицу, для утренней пробежки.

Хорошо, все-таки жить в Крыму – на дворе декабрь месяц, а на улице теплынь, плюс десять. Погода стояла тихая и безветренная, солнце уже поднялось из-за горизонта – самое время пробежаться пару километров по аллеям и дорожкам, ближайшего парка.

К зданию исполкома, Степан подошел за пять минут до назначенного срока, слишком рано приходить не стоило, но и опаздывать нельзя.

Кабинет номер сорок три, располагался на втором этаже, и на двери висела табличка, сообщающая всем, что Жарихина Марина Александрова – начальник отдела коммунальной собственности.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

Галина Громова, 09-10-2016 в 22:45
Была самым первым читателем. Ухх.... К середине книги Николай закрутил экшн, прям отрываться от нее не хотелось. а к концу прямо пробирало - так хотелось придушить некоторых героев самолично и с особой жестокостью. Главный герой - майдановец прописан добротно - понятны причины его поведения и его мотивы. Наверное, не простила бы автору, если бы итог встречи Степана с женой его друга был бы иным.
Книга классная. Рекомендую и советую