Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Александр Горохов: Курятник
Электронная книга

Курятник

Автор: Александр Горохов
Категория: Фантастика
Жанр: Попаданцы, Постапокалипсис, Фантастика
Статус: доступно
Опубликовано: 19-12-2016
Просмотров: 1083
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 100 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (1)
В результате ошибки испытателя экспериментального прибора кусок города вместе с людьми попадает в иную временУю ветвь прошлого, вскоре после окончания Ледникового Периода. И пока одни пытаются обеспечить общее выживание, другие жёстко грызутся за власть, действуя в соответствии с законами курятника.
То, что всё ещё не пришёл грузовик, который должен был привезти окна и двери для практически готовых бараков, большого ажиотажа в строящемся посёлке не вызвало. Мало ли? Может, просто колесо пропорол или какая-либо иная поломка случилась. Учитывая, что и второй «Камаз» не возвращается, Карлсон и Старлей, отвечающий за достройку жилья, сошлись во мнении, что так и случилось, а второй водитель сейчас помогает первому устранить неполадку. Ничего страшного, к концу дня оба объявятся. И оба пару раз ругнулись на то, как неудобно стало жить без мобильных телефонов. Работала бы связь, и не было бы проблем: звякнули бы на «трубу» кому-нибудь из водителей, и сразу стало бы ясно, в чём проблема.
Впрочем, и без срыва графика постройки жилья забот им хватило, поскольку Стрелок поднял хипеш своим вечерним рассказом о рейде в стойбище людей каменного века. Если не считать того, что понарассказывали юные придурки, побывавшие в плену у дикарей. Но истерики мажоров, впервые в жизни столкнувшихся с грубой действительностью эпохи мезолита – это одно, а профессиональные выкладки пятидесятилетнего мужика, повоевавшего в Афганистане и Чечне – совсем другое.
- Урок мы им, конечно, преподали хороший, - рассуждал Стрелок. – За четверых наших они расплатились жизнями почти двух десятков своих. Но, во-первых, нет никакой гарантии, что этим всё закончится. Стойбище у них большое, где-то около трёхсот человек. И при этом каждый мужик умеет держать в руках оружие. То есть, не менее сотни воинов, включая подростков, они ещё могут набрать. Да и некоторые бабы у них – не промах. А у нас люди раскиданы по трём точкам. У Бабая – около двухсот, в лагере у реки – сотни три, остальные здесь.
Шапкозакидательские реплики особо рьяных «героев», о которых ещё грузинский поэт писал «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны», Игорь парировал с лёгкостью:
- И в Афгане, и в Чечне мы со своими танками и самолётами тоже воевали против людей, живущих в средневековье. Но жару они нам задавали такого, что мало не казалось. А сейчас у нас – всего несколько ружей, с десяток пистолетов да пара автоматов. И даже если у тебя в руках будет пистолет, то хрен ты сможешь с пятидесяти метров в человека попасть, а вот стрелами с этого расстояния тебя утыкают, как подушечку для иголок. Ну, да. Несколько мачете есть против их копий и дубинок со вставками каменных лезвий. Только у тебя хватит духу живого человека этим мачете рубануть? Вон, у того же Маугли, который их главаря зарубил, вроде бы довольно крепкая психика, а и он после этого изблевался.
Смуглый парень, которого помянул Стрелок, густо покраснел.
- Да не смущайся! Я, когда первого «духа» штык-ножом распластал, часа два с зелёной мордой ходил. Это нормальная реакция нормального человека. И привёл я тебя в пример только для того, чтобы геройствующие представили себе, как им в лицо хлещет человеческая кровь, а в ноздри бьёт смрад вспоротых кишков. В общем, думать нам надо, как обезопасить себя от дальнейших нападений.
- Да что там думать? Пойти, бл*дь, и вырезать, к херам собачьим, всю эту вонючую кодлу!
Кокоткин, как всегда, нёс бред, даже не включая мозгов.
- И женщин с детьми вырезать?
- Ну, баб можно и по-другому употребить. Только сначала – отмыть! – заржал депутат, которому показалось, что он удачно пошутил. – А волчат – точно в расход. Как Чингисхан поступал: всех, кто выше колеса от арбы.
- Ты, Горислав Иванович, несколько путаешь, - поморщился Денис, немного переждав возмущённые возгласы. – Во-первых, так поступил не Чингисхан, а китайцы после нападения на джунгарцев. Во-вторых, резали они тех детей, которые переросли высоту оси арбы. А в-третьих, ты когда-нибудь колёса степняцкой арбы видел? Сдаётся мне, ни один из наших дикарей до высоты этого колеса не дорос.
- То есть, вы не против такого подхода? Я правильно вас понял? – ехидно улыбаясь, вставил свои «три копейки» Дрозд. – И кто-то мне ещё будет доказывать, что коммунисты в этом плане лучше фашистов!
Карлсон терпеливо выслушал любимую песню профессионального оппозиционера про одинаковую преступную сущность коммунизма и фашизма. Ничего нового Дрозд не сообщил, в очередной раз повторяя тезис, уже много лет насаждаемый в России через подконтрольные американцам некоммерческие организации и СМИ.
- Если вы, Василий Георгиевич, действительно хотите слышать моё мнение, а не заниматься враньём про кровожадных коммунистов, то сообщаю вам, что я категорически против уничтожения кого бы то ни было. И считаю, что с нашими соседями надо начать дружить, потому что они могут быть нам полезными. Не говоря уже о том, насколько полезными им можем быть мы.
- Они нас научат, как каменные наконечники для стрел изготавливать? – опять заржал Кокоткин.
- Ну, если не хочешь, чтобы они учили, научи ты. А если серьёзно, то кто из вас знает, как незамеченным подкрасться к зверю? А кто сумеет связать сеть, чтобы наловить не ведро рыбы, а, скажем, десяток вёдер. Китайское дерьмо, громко называемое сетями, которое нам досталось от браконьеров из нашего времени, скоро придёт в негодность, а жрать будет хотеться каждый день. В конце концов, патроны у нас закончатся очень быстро, а толковых луков делать никто не умеет.
- Да пох*ю мне! Вы как хотите, а я завтра с утра со всеми желающими иду резать дикарей, - резюмировал «глава Совета».
С утра у Кокоткина не получилось, потому что подобных ему дураков, согласных топать десять километров в одну сторону, и десять в другую, нашлось всего трое, включая Гоблина, и он целый день носился по стройке, агитируя мужиков, занятых работой, бросить всё и пойти на войну. А Карлсону и Стрелку потом приходилось терпеливо втолковывать людям, что даже худой мир лучше, чем добрая война.
- Кроме того, а кто вам сказал, что стойбище на Горелом мысу – единственное в округе?
От этих забот их отвлекла новая волна возмущения, прокатившаяся по будущему поселению ближе к вечеру, когда на «доске дацзыбао», как прозвали лист фанеры, на который вывешивались «газеты» Мухи, появились сразу два выпуска его «Вестника Нового Мира». А по прочтению «экстренного выпуска» стало понятно, почему до сих пор не вернулся ни один из грузовиков.
- Да что там Бабай творит? – охренел от прочтённого Стрелок. – У него что, крыша поехала?
- Не кипятись, - нахмурился Денис. – Что-то мне подсказывает, что дела обстоят вовсе не так, как о них рассказывает Ирма. Ты её комментарий про вчерашние события читал?
- Нет ещё. А что там?
- Почитай, тебе понравится!

- Где Незабудка?
Боргер откровенно истерил.
- С девчонками на озеро пошла. Ты же показал ей вчера, как рыбу ловить, вот она сегодня собрала компанию малолеток и двинулась их удивлять своим умением, - явно насмехалась над подругой «пристава» Рыжая. – Она нам тут вчера все уши прожужжала, рассказывая, каких классных лещей вы вчера поймали.
- Давно ушла?
- Да с час назад. А что случилось?
- Лазутчики дикарей. Только что видели на опушке вон того леса! – бросил он и опрометью помчался за ворота частокола.
Секироносец-толкинист изрядно приврал, говоря про лазутчиков. Всё хорошо видел Админ, возившийся в это время на крыше одного из срубов, который он планировал переделать под своё будущее жильё. Двое дикарей выгнали на участок вырубленного леса раненую косулю и замерли на месте, неожиданно увидев огромный забор из воткнутых вертикально брёвен, дорогу, ведущую от моста через реку, и несколько десятков копошащихся людей. Они даже забыли про косулю, едва волочащую ноги из-за впившихся ей в бок двух копий.
Четырёх-пяти секунд, пока они стояли столбом, Стасу вполне хватило, чтобы разглядеть нежданных гостей: заросшие, одетые в шкуры. У каждого в руках по запасному копью, а у одного наискосок за спиной – длинный, метра полтора, лук. Тот, что первым отошёл от оцепенения, прижал второго к земле и сам припал возле ближайшего пенька. Некоторое время они ещё наблюдали за прибрежным лагерем, отлёживаясь за пнями вырубки, а потом, как ящерицы, ускользнули в лес. Но ушли сразу или ещё какое-то время следили из-за кустов, он достоверно сказать не мог.
Ирма отреагировала на происшествие тоже довольно нервно. Совсем иначе, чем на так называемую попытку изнасилования, о которой она растрезвонила даже через газету. Вернулась она из сортира, возле которого, по её словам, «вождиху» пытался утащить в кусты неизвестный, без какого-либо волнения, никому ни слова не сказала. И лишь наутро выдала Старикову свою душераздирающую историю, немедленно прописанную им в газетной статье под заглавием «Насильник убежал в город». Теперь же она подорвалась, как ужаленная, и стала носиться по лагерю, расспрашивая, у кого есть оружие.
Оказалось, что огнестрела нет вообще ни у кого. Единственным, кто из остававшихся до последнего момента возле реки, был вооружённый «Сайгой» Стрелок, но и он вторые сутки отсутствовал: как позавчера ушёл к озеру, чтобы отправиться выручать захваченных в плен дикарями, так до сих пор и не возвращался. В запасах нескольких мужиков нашлись карманные ножи, да среди кухонной утвари обнаружились приличных размеров тесаки для резки мяса. Ну и три плотницких топора, одним из которых и орудовал на крыше Стас, когда увидел диких охотников.
- Чёрт знает что! – разразилась гневом Ирма. – Это получается, что нам и защититься нечем будет, если понадобится?
- У тебя же есть персональный защитник. Боргер, - флегматично пожал плечами Админ. – Ты, кажется, именно так его всем рекомендуешь.
- Да толку-то от него! – в сердцах махнула рукой она. – Что он один со своей клоунской секирой сделает, если целая толпа дикарей налетит? Ты не знаешь, где можно разжиться хоть каким-нибудь ружьём или пистолетом? Стрелок вчера рассказывал, что грохот выстрелов отбивает у диких всё желание воевать.
- Насколько знаю, в посёлке огнестрела – всего ничего. Что-то у Бабая есть: ему от охраны ГРЦ кое-что перепало, да и по квартирам они немного стволов понадёргали.
- В общем, так, девчонки! Сейчас же идём к Бабаю! Пусть он с нами оружием поделится.
- Ты думаешь, после того, что ты о нём в газете намела языком, он ради тебя хоть пальцем пошевелит? – скептически усмехнулась Брысь.
- Ты ещё скажи, что он умнее меня, как Портос, - угрожающе зыркнула на Царёву Ирма, и той пришлось потупить взгляд, поскольку прекрасно помнила, что ей устроила бывшая ученица в прошлый раз. – Муха, ты идёшь с нами!
- А я-то чего? – удивлённо поднял брови Стариков.
- Того, что Боргера в лагере нет: он за своей тупорылой умчался. А время не ждёт! Пошли!

«Камазы» не появились и на следующее утро. И Карлсон, предвидя, чем обернётся появление Стрелка в лагере у реки, скрепя сердце, согласился отпустить Игоря в город. Этот вариант они обсуждали ещё вчера, но Дениса смущало озлобленность товарища из-за тех мерзостей, которые о нём распространяла Ирма. Стрелок, видите ли, бессовестный и жестокий убийца несчастных людей, которые и так живут в нечеловеческих условиях. И таких извергов, как он и его «спецкоманда», близко нельзя подпускать ни к оружию, ни к руководству. Этим подонкам вообще место подальше от нормальных людей, где-нибудь в компании бандитов Бабая, рассказывала «вождиха».
- Ты хоть знаком с Токтаевым? – поинтересовался Денис. – А то я до Переноса его только по форуму знал.
- Да сталкивались в прежние времена. И по линии МЖК, и по комсомольской линии, - заверил Стрелок. – Нормальный мужик. Не понимаю, чего его перемкнуло…
- Вот и разберись. Только постарайся окончательно с ним не рассориться: нам кровь из носа нужно, чтобы от него снова поставки пошли.
Но первым делом Игорь, разумеется, влетел в Хутор.
- Где Ирма?
- А я откуда знаю? – пожал плечами чем-то недовольный Боргер, рядом с которым сидела надувшаяся Надя-Полено.
- К Бабаю ушла, - подал голос с крыши склада Админ.
- Давно?
- Да минут двадцать назад. Тут у нас недавно охотники дикарей появлялись. Она перепугалась и рванула в город оружие у Токтаева просить.
- Так у неё же есть защитничек, - кивнул Игорь в сторону Богера. – Аж целый пристав, который уверяет, что его задача поддерживать порядок и защищать интересы граждан. Что ж ты, Вова, не успокоил слабую женщину рассказами про то, что она за твоей узкой спиной, как за каменной стеной?
Толкиенист, сразу обратил внимание на то, что Стрелок пребывает в дурном настроении, и чтобы не нарваться на взбучку, поднялся с бревна, обычно служащего лавочкой для посиделок «курятника».
- Некогда мне с тобой препираться! У нас с Незабудкой дел по горло! Пойдём, Надя?
- Куда? – обиженно вскинула голову «умная женщина». – Ты же сам сказал, что мы с тобой в ближайшие дни за ворота лагеря выходить не будем!
Игорю стало смешно от того, как эта туповатая девица «слила» своего милого.
- Пойдём, я сказал! – фыркнул Боргер. – Так надо!
Они двинулись к воротам в частоколе, а Стрелок о чём-то напряжённо размышлял, глядя им вслед. Перед самыми воротами Незабудка оглянулась, и, увидев, как Игорь смотрит ей в спину, чуть не зашлась от возмущения, готовая побежать обратно и наброситься на него. Лишь рывок Боргера, дёрнувшего подругу за руку, позволил этого избежать.
- Слушай, ты видел? – поднял голову к Админу Игорь. – Чего это она?
- А, не обращай внимания! Она как-то на форуме сцепилась с Портосом, и тот ради стёба заявил, что у неё толстая жопа. А это её так взбесило, что она кинулась доказывать обратное. И рассказывала, что это не так, и свои детские фотографии выкладывала…
- Фотографии жопы???
- Ага. Не голой, конечно… - улыбнулся в усы Стас. – Вот с тех пор и комплексует: как кто-то ей в спину начинает смотреть, психует так, что мама, не горюй!
- Ну, честно говоря, для её мощей задница действительно того… Не очень плоская…
- Не вздумай ей про это сказать! – уже в голос засмеялся Админ. – На всю жизнь врагом станешь, как Портос!
- Ясно, - тоже хохотнул Стрелок. – Помчусь-ка и я к Бабаю.
Но промчался он всего лишь до конца моста через реку, где ему перегородил дорогу какой-то парень.
- Стой! Куда идёшь?
- А ты кто такой, чтобы спрашивать?
- Здесь теперь пост, проход только по разрешению.
- Что за новости такие? Кто распорядился?
- Антоха, пропусти его ко мне!
По голосу кричавшего Игорь узнал Кирилла. И поздоровавшись со снайпером «спецкоманды», повторил вопрос.
- Бабай нас сюда отправил. На него вчера вечером покушение было: стреляли в спину из какой-то самодельной пукалки обрезком гвоздя-двухсотки. Может, слышал про такие, поджигами называются?
- Охренеть! А про такие штучки я не только слышал, но и сам в детстве мастерил. Даже охотиться с ними пытался. А кто стрелял-то?
- Сбежать он успел. А утром по следам разобрались, что он сначала к берегу озера сбежал, а оттуда, воспользовавшись сумерками, сюда, к мосту. Вот Бабай и приказал здесь пост поставить, чтобы контролировать, кто и куда через мост шляется. Да и после того, что вы там в посёлке учудили, у всех, кто в городе остался, никакого желания нет вас к нам пропускать.
- Не понял! Что мы учудили?
- Как что? Запретили нам ходить за реку. Мол, таким, как мы, бандитам, разбойникам и насильникам, не место рядом с нормальными людьми.
- Что за бред? Кто вам такое сказал? – продолжал шалеть от рассказа Кирилла Стрелок.
- Не мне, а людям, которые в посёлок собирались перебраться. Вчера утром. В общем, они через мост перешли, а на них налетела толпа из лагеря. Просто пинками назад на мост загнали, и сказали, что если ещё кто-нибудь припрётся, прибьют и в речку выбросят. Ты извини, Игорь, но я тебя могу пропустить только с разрешения Бабая.
Командир «спецгруппы» растерялся от услышанного, настолько непотребной дикостью несло от рассказа товарища, с которым они позавчера ходили в бой.
- Пошлёшь, что ли, кого?
- Зачем? Сейчас позвоню, доложу Бабаю, а он либо позволит тебе пройти, либо не позволит.
- В рельсу позвонишь? – не удержался он от язвительности.
Но Кирилл подошёл к ближайшей сосне, покрутил ручку висящего на ней полевого телефонного аппарата и приложил трубку к уху в ожидании ответа.
- Тоже ваш Эйнштейн придумал?
- Да нет. Несколько ТАПов на складах ГРЦ нашли, а пару проводов прокинуть вообще любой мужик в состоянии… Алло, Ильдар. Тут к тебе ещё один гость…

Ирма в буквальном смысле того слова имела бледный вид. В её планах было подкатить к Бабаю на правах давней знакомой, с которой Токтаев прекрасно общался, изобразить удивлённый вид, если он начнёт спрашивать, почему его людей не пускают за реку, пообещать, что непременно накажет своевольных лохов, натворивших чёрт знает что. И плавно переехать к разговору об оружии. Ради этого она потащила с собой не только Муху, задачей которого было собрать новый компромат на «бандитов», но и Ирэн с Брысью: первая уже ходила с ним к Бабаю, когда на форуме у них возникла свара из-за Михея. Причём, сходили они тогда очень удачно, поскольку после непринуждённой беседы с хиханьками-хаханьками и эротического подарка, преподнесённого управляющему «Медео», он прекратил наезжать на обеих Ирин. Ну, а с Брысью Бабай просто дружил, регулярно подчёркивая уважение к ней.
Но за проходной ГРЦ вместо одного Токтаева их ждали сотни полторы людей, настроенных довольно враждебно. Да и сам Бабай, правая рука которого почему-то висела на перевязи, выглядел взбешённым. И с первых же секунд принялся глумиться:
- Заходите, заходите, гости дорогие! Ждём вас, дождаться не можем! Извините, что не угощаю чаем: не вскипел ещё. Как добрались? Не сбили ли ноги, пока шли?
А потом началось…
Бабай откуда-то достал листочки с «Вестником Нового Мира», который Ирма специально запретила передавать в город, и принялся громко зачитывать вслух самые «вкусные» места из интервью и комментариев «вождихи». За окончанием этого действа его и застал Стрелок, который тоже вынул из кармана камуфляжа листочек и зачитал пассаж про то, что место убийц только в банде Токтаева.
- Ты слышала, Ляська? Мы с тобой, в которых стреляли и пытались копьями заколоть, жестокие подлые убийцы, которым не место среди нормальных людей.
- Ах, как они смело толпой на женщину набросились! Вы ещё побейте меня! – попыталась разыграть обычно беспроигрышный вариант Ирма. – Но мне очень приятно, что анально обижаются на меня здесь только два дяхана. Остальные адекватно и дистанцированно воспринимают мою гиперобщительность. От третьего, Портоса, слава богу, избавились.
- Так может это ты пыталась избавиться и от меня? – ткнул пальцем куда-то за плечо Бабай. – Может, это ты, гиперобщительная ты наша мразь, подослала того ублюдка, что мне в спину стрелял? Чтобы я анально на тебя не обиделся и не помешал твоим мерзким делишкам.
А вот после этого Ирма окончательно побледнела. Если кто-то выяснит, что это она отправила придурка, примчавшегося вчера вечером из города, шпионить за тем, что происходит в лагере Бабая, то ей точно не отмазаться от обвинений в заказняке. Хотя она действительно только сейчас узнала о покушении на Токтаева, а любовничку Ирэн она всего лишь поручила устроить пару провокаций с отъёмом ценностей у женщин, чтобы было в чём обвинить «банду».
На выручку, как ни удивительно, пришла Брысь.
- Ты совсем рехнулся, что ли? Думай, что говоришь! Может, это вообще она сама в тебя стреляла? Мы вообще-то шли у тебя оружия попросить, потому что у нас утром возле лагеря разведчики дикарей вертелись, а ты здесь какое-то дебильное судилище устроил!
- Оружие? Чтобы в следующий раз в меня не гвоздём из самодельной пукалки стреляли, а заряд картечи или боевую пулю в спину всадили? Пять сантиметров левее, и в позвоночник вот эта дура влетела бы!
Бабай вынул из кармана семисантиметровый обрезок «двухсотки».
- А тебя не волнует, что если на нас дикари нападут, погибнет куча женщин и детей?
- А ты мне на жалость не дави! Вам давно предлагали перебраться в общий лагерь. Только вам понты вашей предводительницы мешают: она же особенная, «ылита обчества»! И если все, кто работает на то, чтобы побыстрее наладить нашу жизнь, увидят, как вы бездельничаете, вас просто выпрут к хренам собачьим. Мало того, что, бл*дь, свора дармоедок, так ещё и стравливают людей друг с другом!
- Пойдёмте, девочки, задрало уже это унылое говно! Вы что, не видите, что старый дрочер окончательно крышей съехал от спермотоксикоза?
Хамить всегда – было одним из главных принципов Ирмы. И особенно злобно хамить – когда она была неправа!
Свита двинулась вслед за гордо несущей свою смазливую головку королевой, не обращая внимания на гневные выкрики из толпы.
- А тебе, Муха, лучше было бы мне на глаза не попадаться! Если ты, сучёнок, ещё хоть раз что-то подобное этому вранью в своей сраной газетёнке напишешь, я тебе лично яйца отрежу! – встряхнул Бабай стопкой листочков.
- Это давление на свободную прессу, нарушение свободы слова! Это не мои слова, я всего лишь брал интервью и комментарии, а на последней странице есть надпись, что мнение редакции может не совпадать с мнение источников информации!
Традиционные заклинания Стариков произнёс, но в глазах мелькнул страх.
- А мне до сраки твоя свобода вранья и то, совпадает ли твоё мнение с мнением этой сучки! Эта демагогия прокатывала, пока ты был просто журналистом в газетке Валибаева. А теперь тебе придётся отвечать за каждую опубликованную обо мне брехню. Я тебя предупредил, а послушаешься ты моего совета или захочешь остаться без яиц – твоё дело!

- А неплохо ты тут устроился! Понятно, почему ты не собираешься переселяться к озеру.
Игорь оглядел кабинет на втором этаже, приспособленный Бабаем под свою комнату: рабочий стол, сохранившийся от прежних хозяев, диван, явно притащенный откуда-то из соседних домов, кресло на колёсиках и несколько простых стульев, тоже из арсенала сотрудников ГРЦ, походная газовая плитка с баллончиком, чайнички, чашечки….
- Я везде хорошо устраиваюсь! – засмеялся Токтаев и тут же поморщился от боли. – Корпуса КБ оказались ближе всего к эпицентру Переноса, у них фундаменты практически полностью перенеслись, так что до весны, когда почва влагой напитается, можно не беспокоиться, что эти здания начнут разрушаться. Хищников мы уже отпугнули, они сюда уже почти не лезут. Так что я-то здесь точно до весны смогу продержаться, а потом всё равно придётся думать, куда отсюда драпать: здесь с водой жопа. Думали перегородить Первую речку и по небольшому каналу провести воду прямо на территорию КБ, но какой смысл это делать, если всё равно скоро уходить к Тургояку придётся?
Бабай взялся за вскипевший на газу чайник и тут же опустил его на место.
- Не сочти за труд, налей сам: болит, зараза, когда мышцы напрягаю!
- Ты хоть выяснил, кто стрелял в тебя?
- Темнело уже. Да и, сам понимаешь, немного не до того мне было, когда такая дура в лопатку влетела. В общем, не видел я стрелявшего: когда я на четвереньки встал, он уже успел спрятаться за угол, из-за которого и высунулся, чтобы по мне шмальнуть. Но подозрения есть. За пару дней до этого я одному уроду по морде заехал за то, что он попытался отобрать у женщины, из квартиры которой выносили вещи, её золотые побрякушки. Да ты читал это в газетёнке! Ирма растрезвонила, как доказательства того, что мои люди – банда.
Мужики раньше подоспели на крик, вломили ему, ну а следом и я подлетел, добавил. И приказал выпереть скотину. Не наш, не миасский, какой-то залётный. Сколько людей не спрашивал, никто его по прежней жизни не помнит. Я не просто так на Ирму наехал: перед тем, как он к нам припёрся, его видели в лагере у реки, с её курицами путался. Тебе чай чёрный или зелёный?
- Чёрный. Слушай, а чего она так злобствует?
- Ты чего-то иного от неё хочешь? Я вижу, ты не имеешь представления о том, кто она такая. Дочка сотрудника автозаводского отдела внешних связей. Папа ещё в советское время постоянно по заграницам работал. Можешь себе представить уровень жизни семейки в сравнении с обычной советской семьёй. Вот и возомнила себя «элитой». Мозгами, как ты видишь, особо не блистает, зато берёт глоткой, хитростью и сиськами. За свою жизнь тяжелее члена в руках ничего не держала, зато привыкла к «красивой жизни» и просто смертельно завидует каждому, кто хоть в чём-то лучше её. Как-то на форуме Портос охарактеризовал её: черноротая жлобиха, которую вечно душит жаба из-за того, что ей мозгов не хватает, чтобы добиться в жизни чего-либо серьёзного или сделать что-либо выдающееся. Просто потому, что её интересы ограничивались е*лей, согреванием два раза в год жопы на пляжах в тёплых странах, и организацией свар на форуме.
Знаешь, что её больше всего бесило? Когда Кульков или Портос что-нибудь рассказывали о своих встречах с известными людьми. У неё тут же слетала планка, и такое дерьмо из пасти начинало хлестать, что хоть с форума уходи. Ещё бы! Как бы кто ни относился к Кулькову, а он сделал в своей жизни столько, что ей за тысячу лет, по причине её туповатости, не сделать. Не говоря уже о Портосе, который и в Москве в аналитическом центре бывших советских разведчиков успел поработать, и на Украине со многими политиками прекрасно знаком, и книжки писал, и его статьи регулярно на английский переводили. А ей за то, чтобы хотя бы оказаться поблизости от знаменитостей, приходится платить бешеное бабло, в то время как Портос и Кульков работали с этими людьми или свободно общались с ними. То есть, этим людям было, о чём с ними поговорить, обсудить, совместно что-то сделать. С ними, а не с тупой одноклеточной жлобихой, не способной вызвать интерес никого, хоть чуточку наделённого мозгами. Вот она и пытается измазать всех вокруг говном, чтобы на их фоне выглядеть белой и пушистой.
- Блин, все постоянно поминают Портоса. Кто это такой? Я всю жизнь в Миассе прожил, но ни разу о нём не слышал!
- Да как не слышал? Прекрасно ты его знаешь!
Бабай назвал имя, и Игорь хлопнул себя ладонью по лбу.
- Блин, я же по его внешнему виду должен был догадаться! Конечно, прекрасно знаю! Лет тридцать знаю! Правда, после того, как он из Миасса уехал, не видел его. Но слышал, что он вернулся. А однополчанин из Крыма, который до всех этих украинских событий в Харькове жил, столько лестного наговорил о его делах на Украине, что я даже загордился тем, что мы с ним сто лет знакомы. Я, конечно, знал, что он не дурак, но даже не предполагал, что он в Киеве такими делами вертел. А чем он этим миасским курам насолил, что они на него так ополчились?
- Да больно уж злой на язык был. Иногда даже меня переплёвывал, - засмеялся Бабай. – И цену себе прекрасно знал. Так что бездари и ничтожества, типа Ирмы, Ирэн и Незабудки, его не только из зависти люто ненавидели, но и из-за того, что он им прямо указывал на их тупость.
- Жаль, всё-таки, что он ТАМ остался. Сюда бы его с его знаниями!
- Он попал в Зону Разрушения. Я его тело видел в день Переноса… - опустил глаза Ильдар. – Знаешь, оно, наверное, и правильно, что он сюда не попал.
- Это почему?
- Ты его сколько лет не видел? Лет пятнадцать? Изменился он с тех пор очень сильно. Помнишь, наверное, что он с молодых лет мучился проблемами с позвоночником. Сам понимаешь, с возрастом эта болячка не прошла. Плюс сердце... Он бы просто не выжил здесь, поскольку плотно сидел на лекарствах. А они у нас скоро закончатся. Вот тогда у нас и начнётся настоящий мор. Не от голода, как некоторые предполагают, а именно из-за того, что людей лечить нечем будет. Даже элементарной противостолбнячной сыворотки, которую мне Ляська вколола, когда гвоздь из раны выдрала, скоро негде будет взять.
- Слушай, а как ты вообще оцениваешь наши шансы здесь обжиться?
- Ещё чая?
Стрелок кивнул, и Бабай снова принялся возиться с чашками. Видимо, обдумывая ответ.
- Шансы прекрасные. Нам вообще достались практически идеальные условия: дичи и рыбы навалом, вода прекрасная, климатические условия приемлемые, природые ресурсы неисчерпаемые. Плюс рядом город, где можно найти практически всё, что требуется для обустройства жизни. Ну, да, хреновато с огнестрельным оружием для охоты, но мои мужики уже гоношатся, пытаются соорудить арбалет, чтобы патроны сберечь. Да и хороший лук изготовить с имеющимися у нас инструментами – не проблема. Картошку и прочие овощи, как я понял, посадим, и уже осенью будем с урожаем. Пока с небольшим, но на следующий год всё нормализуется. Без хлеба, правда, года два придётся посидеть, пока достаточное количество зерна наберётся для нужных нам масштабов посевов.
С топливом для техники, прямо скажу, жопа! Так что уже на следующий год техники, чтобы землю пахать, не будет. Да что там пахать? Имеющуюся в запасах солярку дожжём в течение месяца, и остатки хлама, что я сейчас в городе собираю, придётся на своём горбу перетаскивать. Умельцы, конечно, воткнут на «Беларусь» какой-нибудь бензиновый движок, но это – временное решение: у нас бензин остался только в баках перенёсшихся машин. Но это тоже не проблема: деды на волах прекрасно пахали, а диких коров по окрестностям пока ещё хватает: приручим телят, и всё будет нормально. То же самое – по диким лошадям. Мелкие они, конечно, но на безрыбье, как ты знаешь, и сам раком встанешь! – засмеялся Токтаев.
- А дикари?
- Что «дикари»?
- Ну, не устроят они нам маленький геноцид в отместку за своих? Сегодня их уже видели возле Хутора.
- Игорь, ты же прекрасно видел, что собой представляют эти дикари. Разве их каменное оружие и дубинки могут соперничать хотя бы с мачете? Насколько я историю помню, эти места были почти безлюдными вплоть до появления здесь башкир. Стычки, конечно, возможны. Кто-то гибнуть в них будет, но им, в конце концов, придётся либо уйти отсюда, чтобы мы их не выбили, либо присоединиться к нам и ассимилироваться.
Меня другое беспокоит. Обрати внимание: пока мы с тобой, Стас, Карлсон, Старушка и некоторые другие пытаются сделать всё возможное для общего выживания, всевозможные Ирмы и Дрозды вбивают между людьми клинья. Вот если им это удастся, и свои своих начнут ненавидеть и убивать, тогда нам всем капец. Тогда не мы дикарей ассимилируем, а они нас по частям вырежут. Если не те, кто сейчас возле нас живёт, так те, кто через год-два здесь появятся.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

Дмитрий, 06-01-2017 в 17:30
Отвратно. Автор этого высера должен мне 150 рублей, 75 моих и 75 за моральный ущерб.
Я думаю, что зря я заергился и решил что-то покупать. Возвращаюсь на флибусту ибо платить следует только за то, то съедобно. За гавно платить обидно.