Категории
Жанры
ТОП АВТОРОВ
ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ  » 
Главная » Приключения, Фэнтези » Магия дружбы
Ирина Лазаренко: Магия дружбы
Электронная книга

Магия дружбы

Автор: Ирина Лазаренко
Категория: Фантастика
Серия: Неизлечимые книга #1
Жанр: Приключения, Фэнтези
Опубликовано: 29-06-2018
Просмотров: 131
Наличие:
ЕСТЬ
Форматы: .fb2
.epub
   
Цена: 150 руб.   
КУПИТЬ
  • Аннотация
  • Отрывок для ознакомления
  • Отзывы (1)
Никто не знает, сколько правды в историях про демонов, что понемногу захватывают и меняют мир. Ясно одно: он действительно становится иным, и охранявшие его духи уходят в другие края.
Между человечеством и чуждой угрозой остаются только маги – часто они молоды и безответственны, многие никак не разберутся с собственными проблемами, да и мало кто верит в грозящую миру опасность. К тому же маги не всегда хорошо относятся к обычным людям, а люди не всегда рады им.
Что должно произойти, чтобы маги захотели принять на себя груз ответственности за целый мир?

Роман в традициях классического фэнтези, повествующий о переплетении судеб пяти героев.
– Зачем ты притащил меня сюда? – шепотом негодовал Кинфер. – Я не умею говорить с призорцами. И в воду не полезу!
– Да он сам к нам вылезет, – Шадек хорошенько размахнулся, зашвырнул в реку камень, приложил ко рту ладони и принялся издавать непонятные эльфу гортанные вопли. Кинфер смотрел на друга с опаской и уважением.
Выждав немного, Шадек повторил призыв. Потом еще раз. И удовлетворенно кивнул, когда из глубины речки, куда упал камень, появились частые крупные пузыри, потянулись к берегу.
Из воды вынырнул старикан – грузный, неопрятный. На голове – кривой рог нездорового вида, на висках – чешуя. Он огляделся, вперил в магов пустой взгляд рыбьих глаз, да неспешно подплыл ближе, слегка шевеля плечами.
– Не могу сказать, что подобное зрелище мне приятно, – Кинфер брезгливо поморщился.
Старик остановился по пояс в воде, не доходя до прибрежных зарослей осоки, скрестил на груди толстые руки.
– На себя-то погляди, красотка волосистая, – голос у него был хриплый, будто в горле застряла рыбья кость.
Кинфер хрустнул пальцами.
– Водник знает общую речь? – обрадовался Шадек. – Это сильно облегчает дело!
– Всё ваши Странники булькучие, – неохотно пояснил рыбоглазый. – Расползлись по свету, тонут где ни попадя, торочат на своем, раков пугают. А говор-то липучий, спасу нет… Зачем звали?
От водника нестерпимо смердело тиной. Ветер, как нарочно, дул к берегу.
– Поговорить хотим, – Шадек прищурился. – Про село, жабий дождь, утопаря в колодце, дом горящий. Ничего не хочешь рассказать?
– Не тяни, чаровник, чешуя сохнет.
– Врешь ты все, – встрял Кинфер и снова хрустнул пальцами, – ничего чешуе твоей не сделается! Да и сам знаешь, зачем был зван!
По речной глади мощно хлестнул коровий хвост и снова скрылся в воде.
– По нраву ты мне, чаровник, ну прям страсть до чего по нраву-то! Люблю таких смелых да грамотных, потому как долго они не живут – а у меня в хозяйстве-то молодь всегда пригодится. Молоди у нас везде дорога: косяки пасти, сомову чешую чистить, селян пугать опять же…
Левое ухо Кинфера, не скрытое волосами, порозовело, и Шадека это явственно встревожило.
– Хорош свариться, не за тем пришли!
– Шадек, да он же нарочно задирается!
– Кинфер, цыц! Говори, дядька-водник, зачем страху нагнал на селян?
Услышав уважительное обращение, рыбоглазый довольно прищурился, но отвечать не торопился. Покачивался на воде круглобоким чешуйчатым бочонком и смотрел на магов мертвыми желтыми глазами.
Губы Кинфера сжались узкой полоской, у рта прорезались морщинки.
– Не вздумай, – вполголоса бросил Шадек.
– А чего у эльфа-то уши красные? – прохрипело из речки. – Нешто злобится?
– Да катись это село к демоновой матери! – заорал Кинфер. – Вместе с лесом, болотами и этим тьиукал’лим сыном волосатого тор-ка!
– Поговорили, – Шадек махнул рукой, сел на песчано-травяной бережок и принялся дергать метелки из манницы.
Однако водник, против ожиданий, не озлился и не ушел обратно под воду, а рассмеялся, загудел «Ого-го!» и зашлепал ладонями по воде. Брызги полетели по все стороны, частью попадая и на эльфа.
– Вот это дело, вот это по-людски! А то встал на бережку чаровник-то эльфский, такой важный, хоть картины пиши с него! Э?
– Переверни тебя и шлепни пузом на воду, презренный фай’ка мом, – сквозь зубы процедил Кинфер и уселся рядом с Шадеком.
Водник осклабился, показав зеленоватые сточенные зубы. Тинный дух стал гуще.
Шадек выплюнул колосок и спросил:
– Ну так что, будем говорить или чешую сушить?
– Говорить, – сжалился водник. – А чего селяне сами-то не пришли, прислали заместо себя приблуд молодых каких-то? Небось совестно им поглядеть в глаза дядьке-воднику? А придется ведь, ох и придется-то!
– С чего это им должно быть совестно? – возмутился еще не остывший Кинфер. – Поганцев на село нагоняешь ты, а стыдиться должны они?
– Да вы еще дурнее, чем кажетесь! – воскликнул водник. – И селяне-то, выходит, тоже? Они думают, я им озорую?
– Они думают, ты им опсихел, – любезно уточнил Шадек. – Иначе отчего все это? Утопари, жабы. А факел в крышу? Это ж ты, выходит, с другим призорцем сговорился – с полевиком, с лешим? Зачем?
– Никакого понимания, – скорбно отметил рыбоглазый. – Ни почета дядьке-воднику, ни этого… соуживанчества.
Маги переглянулись. Водник проплыл туда-сюда вдоль берега, заложив руки за спину. На боках у него тоже имелась чешуя – тусклая, неплотно прилегающая к телу.
– И ведь мне еще не хуже многих! Вон приятель-багник по весне в Даэли утек, пока не поздно. Там дриады призорцев привечают, почитают. А у нас, в Ортае, чего? – водник так зыркнул на магов, словно вся вина лежала ни них двоих.
– А чего? – послушно спросил Шадек, хотя и сам знал ответ.
– Да порядку не стало! Позакрылись в городах за заборами, все бегом-скачком, призорцев не чтите, обычаев не помните. А мы-то не можем так! Не живем в суете промеж стенами! В старых деревнях, в глуши – еще как-то, да и то уже больше в привычку, чем с пониманием. Хатники, банники, хлевники – те пока держатся, про тех еще помнят. Хатнику молока отжалеют, хлевнику вечерю в ясли положат, баннику краюшку хлеба оставят. А вот как вести себя – про то у людей уже памяти нет. Чтоб ругань в хлеву стояла – мыслимо? А потом дивятся, что у них скотина худеет!
– Я понял, – вполголоса произнес Кинфер. – Они тут все прискорбные на голову.
– Ну а нам-то, природным призорцам, и вовсе житья не стало! Про нас вроде как знают – но не верят, не почитают, обычаи позабросили. Чистая безобразность! Приходят к реке без гостинцев, удила не окуривают. Соберутся в лес – поклонятся кое-как и клянчат хорошей охоты. А гостинец? А кровушку? Гонят скот на выпас – протараторят скоренько, сохрани, мол, и все тебе! Хлеба-соли жалко на угощение? Ну а когда они мельницу поставили, курицу не прикопавши – я уже не стерпел! И полевика поднял, и лешего – теперь мы им покажем, как мавки кочуют!
– Ты почему жрецу все это не сказал? – рассердился Шадек. – Почему к нему не выплыл?
Водник насупился, выпятил вислые губы. Под ушами у него набухли кожаные мешки, сделавшие старика похожим на жабу.
– Долго они злили нас, да крепко озлили. Или все возвернется да станет по-прежнему, как при дедах было заведено – или сживем село со свету, ясно?
– Зачем злиться, когда можно помириться, а, дядька-водник? Объяснить, воспитать…
Старик нетерпеливо замотал головой, и на воду посыпалась подсохшая ряска.
– Мы призорцы, а не няньки, чтоб каждого учить, да и нет наших сил в таком-то неверии. Из последних стоим. Но не ждите, не отступимся! Что трое нас – так то лишь начало, домашние призорцы тож подтянутся, не отсидятся! Жабий дождь, дом горящий? Да это мы еще не раззадорились! Будут вам и потопы, и пожарища, и саранча голодная! И скот поляжет, и зерно сгниет, и света белого невзвидите!
– Вот была же охота так надрываться, – Кинфер произнес это, не открывая глаз. – Перебрались бы в Даэли вслед за багником – да и жили себе спокойно.
Эльф сидел, закинув голову, жмурился на полуденное солнце. Шадек готов был поручиться, что друг еще и мурчит тихонько. Вот кто б говорил про прискорбных на голову, а Кинфер молчал бы!
Из-под воды в туче брызг снова взвился коровий хвост, змеюкой мотнулся туда-сюда.
– Отчего это мы должны уходить? Тут появились, тут и пригодились. Не нравятся наши порядки – сами пусть убираются!
Кинфер открыл один глаз, оглядел раздувшегося водника.
– Шадек, по-моему, он не шутит.
Старик фыркнул, погнав новую волну тинного запаха.
– Хорошо, дядька. Что должны сделать селяне? Принести вам подарки, угощения, что-нибудь пообещать, пляски устроить?
– Жертвы, – тихо и хрипло ответил старик.
От этого слова дохнуло такой жаждой, что даже у Кинфера по спине побежали мурашки.
Водник протянул к магам руку, растопырил пальцы с длинными кривыми ногтями, мягкими от воды.
– Малой кровью нам не замириться. Пускай на рассвете приходят, приводят козу и теленка. И до той поры чтоб ничего не просили: ни улова, ни охоты, ни травы для скота. И духу людского чтоб не было вперед жертвы, не то хуже будет!
В камышах поднялся шелест, прошла рябь по воде, ветер пригнул прибрежную траву. Водник медленно опустил руку.
– Слово мое невозвратно.
Шадек еще несколько вздохов глядел на него, потом поднялся на ноги.
– Я услышал тебя, дядька-водник, – сунул руки в карманы штанов, кивнул Кинферу. – Пойдем.
Вопреки ожиданиям эльфа, друг не стал прощаться с рыбоглазым. А тот, тоже вопреки ожиданиям, продолжал стоять по пояс в воде и смотреть магам вслед, пока они не скрылись за оградой.

Оставьте ваш отзыв


HTML не поддерживается, можно использовать BB-коды, как на форумах [b] [i] [u] [s]

Моя оценка:   Чтобы оценить книгу, необходима авторизация

Отзывы читателей

Дмитрий Лазарев, 29-06-2018 в 21:46
На просьбу посоветовать что-нибудь хорошее из русскоязычной фэнтези эта книга приходит в голову одной из первых – очень уж много в ней всего привлекательного. Мир – раз. Невероятно интересный, колоритный, великолепно продуманный и описанный, в который хочется погружаться снова и снова. Персонажи – два. Все пять главных героев и большинство второстепенных – уникальные личности, очень обаятельные, со своим, подчас очень непростым характером, своей историей и жизненными принципами. У каждого есть особая фишка, каждый по-своему интересен. Неповторимый авторский стиль – три. Классный оригинальный язык с очень интересными словесными находками и замечательным юмором. История – четыре. Точнее, много историй в новеллической структуре повествования, которые как-то незаметно сливаются в общую, от которой невозможно оторваться. Отдельный плюс – автор не ищет легких путей и проторенных дорог. Нет стандартных и предсказуемых сюжетных ходов. Автор со свойственной ей буйной фантазией загоняет героев в самые нетривиальные пиковые ситуации, из которых они выпутываются тоже подчас самыми необычными способами, так что читателю остается только рот раскрыть от изумления. В книге нет однозначного и персонифицированного антагониста, который сидит в своем черном-пречерном замке и лелеет свои черные-пречерные планы, но при этом нельзя сказать, что мир светлый и радостный, и жизнь в нем – разлюли-малина. Угроза есть, пусть пока неявная, как далекая сумрачная тень, но оттого не менее тревожащая, и ясно, что с ней надо что-то делать, иначе… ничего хорошего, в общем. А кому делать? Да вот тем же пяти героям, которые, хоть и маги, но в остальном – очень даже обычные люди без всякого супергеройского налета, желающие просто жить, причем желательно хорошо и весело, а тут поди ж ты! Правда жизни, как она есть. Читателю очень легко ассоциировать себя с этими героями, и от этого все становится еще интереснее, а погружение в мир – еще более глубоким. В общем, всячески рекомендую: прочтите – не пожалеете!